Лорд-Крыса +36

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени»

Пэйринг или персонажи:
лорд Виман Мандерли, трое Фреев
Рейтинг:
R
Жанры:
Даркфик
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от nim-lilac
Описание:
Свадебные пироги Вимана Мандерли

Посвящение:
d. :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано специально для команды fandom PLIO 2013
14 ноября 2013, 22:29
Лорд Виман Мандерли терпеливо ждал, пока поваренок, старательно пыхтя, повяжет хрустящий белый фартук вокруг его необъятной талии.

Лорд Белой Гавани любил поесть, но никогда не готовил сам, поручая кухонные хлопоты многочисленной челяди. Однако это был особенный случай.

Изгнав поваренка из кухни одним взглядом из-под нависших бровей, лорд Виман задумчиво провел пальцем по острию мясницкого тесака. Как там сказано в том старинном рецепте?

…Мякоть свинины измельчить с луком и слегка обжарить на сковороде с топленым маслом, покуда не свернется кровь.

Мякоть, значит.
Примерившись, лорд Виман одним точным ударом разрубил бедренную кость. Тучность, поразившая лорда с возрастом, тем не менее не лишила его руки твердости и сноровки. Аккуратно срезав обрывки сухожилий, лорд Виман очистил мясо от маслянистой кровяной пленки. Отделив филейную часть от кости, он принялся споро вырезать наиболее сочные куски, стараясь не захватывать белые слои жира, выступающие из-под краев кожи. Кровь, брызжущая из-под лезвия, стекала на пол, марая сапоги.

Добыв еще один ломоть нежнейшего мяса и утерев обильный пот кухонным полотенцем, лорд Мандерли, сосредоточенно орудуя тесаком, принялся рубить темно-красную мякоть.

Свадьба сына нового Хранителя Севера была очень важным событием для лорда Белой Гавани, и он готов был сделать все, чтобы не ударить в грязь лицом. Сорок телег были нагружены отборной снедью — да так, что прогибались колесные оси. Десяток музыкантов полировали свои инструменты, аккомпанируя себе сладким звоном монет в кошельках. Три холщовых мешка с вещами, на которых красовался вензель в виде пары синих башен на серебристо-сером поле, пылились в подвалах Нового замка. Все было готово к визиту в Винтерфелл.

Почти все. Осталось приготовить три мясных пирога, которые украсят свадебное подношение лорда Белой Гавани.

Лорд Виман сверился с записями. Взгляд отыскал огромную сковороду, услужливо заготовленный поваренком ковш теплого масла дожидался своего часа. Огонек под чугунным днищем дразняще трепетал, подмигивая желтым глазом. Горстями зачерпывая влажный рубленый фарш вперемешку с начинающей густеть кровью, лорд Виман переложил мясо на голодно заскворчавшую сковороду. Пряный дух бойни ударил в ноздри, сменившись сладким запахом поджаривающейся дичи. Алые пузыри лопались на раскаленной поверхности, превращаясь в бурые завитки. Одуряюще ароматный мясной сок сочился розовым из белеющей массы, а затем становился прозрачным, как слеза.

Как слеза. Виман Мандерли хорошо знал, что такое слезы. В тот день, когда привезли изувеченное тело его младшего сына, Вилиса, хозяин Белой Гавани не смог сдержаться, и несколько капель предательской влаги скатились по щекам и затаились в уголках губ.

Те трое, как ему передали, тоже пустили слезу перед смертью. Что ж, лорд Виман торжествующе ухмыльнулся: жаль, что они так и не узнали, какая участь им уготована.

Сняв сковороду с огня чугунным прихватом, лорд Виман аккуратно слил жир, тщательно следя, чтобы не пропало ни капли. Начинка для первого пирога получилась на славу.

Положить раскатанный кусок теста на чистый железный лист, серединку которого намазать маслом, положить на тесто приготовленный фарш, добавить моркови, турнепса, пастернака, грибов; загнуть все четыре края и защипить.

Ничего сложного, любой бабе это под силу. Толстые ручищи лорда мелькали, точно он всю свою жизнь занимался тем, что защипывал тесто на мясных пирогах.
Окончив, лорд Виман отступил на шаг, любуясь своей работой.
Очень хорошо.
Превосходно.

В углу лежали еще два тела, ожидая разделки. До рассвета было еще далеко, а лорд Мандерли никуда не торопился. Взяв в руки тесак и бросив взгляд на пышущий жаром очаг, он поймал себя на том, что насвистывает песню о Поваре-Крысе.