Про важность точных формулировок +133

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны»

Основные персонажи:
Арно Савиньяк, Валентин Придд, Жермон Ариго, Ойген Райнштайнер
Пэйринг:
Валентин, Арно, Жермон, Ойген
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Флафф, Повседневность
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Нельзя просто так взять и...:D» от Хэлика
Описание:
Иногда неточность в формулировках приказов Валентину Придду приводит к непредвиденным последствиям. К оленям, например.

Посвящение:
Анечке и немножко Кори, которую я запоздало поздравляю с днюхой.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я упоролась и не лечусь! Да, а еще ну не было в Кэртиане шоколада, поэтому от заявки осталась только шляпа :D

Волшебные иллюстрации от Хэлика:
http://cs313927.vk.me/v313927994/65f2/jAhEAFaxNLw.jpg
http://cs313927.vk.me/v313927994/65fc/LTXWCMVDKCI.jpg

Работа написана по заявке:
17 ноября 2013, 00:03
     – Теньент Сэ! – Жермон приветствовал мелкого Савиньяка с широченной улыбкой. – Несказанно счастлив вновь видеть вас в наших рядах.
     – А я-то как рад, мой генерал, – сквозь зубы процедил осчастливленный возвращением после плена домой страдалец. Чувство врожденного патриотизма младшего Савиньяка не пострадало наравне со смазливой черноглазой мордашкой, а вот уязвленная гордость требовала срочно куда-то направить энергию. Взгляд Арно был колючим и даже немного бешеным. А всё из-за чего?
     Жермону почему-то показалось крайне забавным, чтобы на обмен пленными съездил Валентин с «лиловыми».
     – Благодарим, – никак не мог уняться Ариго, который втихую мстил двум петухам за свои погибшие нервные клетки, – полковника Придда за проявленное усердие и возвращение всех наших товарищей из дриксенского плена!
     – От души благодарим, – хмуро произнес Савиньяк, в упор не глядя на полковника. Видно, успел наглядеться, пока катался до лагеря. Жермона совсем понесло.
     – К слову, год уже миновал довольно давно, а сражение на Мельниковом поле состоялось кошки знают когда уже. Надеюсь, вы не успели приговорить свою шляпу, будучи еще в плену?
     – Нет, мой генерал, – обреченно буркнул Арно, выуживая бежевую фетровую красоту из-за спины и кидая её на пустующее кресло. – В целости и сохранности хранил до сего дня.
     – Молодец, – похвалил Жермон. – С нетерпением ждем, без нас не ешьте. Валентин, вы вроде тоже хотели это лицезреть?
     – Только и мечтал, – ровным голосом ответствовал Придд, – о том, чтобы пронаблюдать за этим беспрецедентным событием.
     – Спрут, – прошипел Арно, скашивая взгляд. В его устах это звучало почти оскорблением. Валентин в долгу не остался.
     – Не к ночи будет помянут ваш гербовый зверь, виконт.
     – Что-то еще, мой генерал? – Бедняжка Сэ изо всех сил держался, стараясь соблюдать субординацию. Жермон почти умилился и махнул рукой, но идиллию испортил спокойный оклик со стороны окна.
     – Последнее, теньент, – Ойген выглядел абсолютно серьезным, – я запамятовал: какую вы хотели подливу?
     И тут самообладание Арно, доставшееся в наследство от Рафиано, ему окончательно изменило. Лишь завидев краем глаза, как вытянулось лицо оценившего шутку Валентина, Савиньяк с тихим рычанием вылетел из кабинета, даже забыв щелкнуть каблуками. Жермон посмеивался в усы и наивно моргал, мысленно обещая устроить теньенту выволочку за нарушение дисциплины.
     – Мой генерал, – Придд наивно и безмятежно хлопнул глазками, – я могу быть свободен?
     – Кто б вас держал, – укоризненно покачал головой генерал. – Вы были свободны, как только закончили рапорт, но, видно, виконт Сэ удостоился вашего времени и внимания.
     – Я подумал, что не стану нежелательным собеседником в диалоге, который касается также и меня.
     – Хитрый какой, – буркнул Ариго в усы и махнул было рукой, как вдруг заметил на кресле один любопытный аксессуар. – Виконт Сэ забыл тут свою шляпу, отдадите ему, хорошо?
     – Я? – Брови Валентина изящно поползли на лоб. – С чего я должен отдавать теньенту Сэ его шляпу?
     – С того, что это приказ! – от души прикрикнул Ариго, которого уже до закатных кошек достали что первый петух, что второй. – Идите и верните эту кошачью шляпу этому взбалмошному оленю!
     Придд вежливо наклонил голову и нарочито осторожно подхватил виновницу торжества, смахнув с неё невидимые пылинки. Выдержки полковника хватило ровно на то, чтобы щёлкнуть каблуками и спокойно прошагать к выходу. Впрочем, в наступившей тишине Жермон еще умудрился услышать за дверью раздраженное сопение и резкие шаги.
     – Герман, – задумчиво проговорил Райнштайнер, – ты уверен, что правильно сформулировал приказ?
     – А? – Жермон почесал в затылке. – Ну… да! А что?
     – Да так. Нельзя просто так взять и отдать шляпу взбалмошному оленю.
     
     
     В Придда-похитителя шляп верилось смутно. Почти так же смутно, как в умевшего шутить Райнштайнера. Тем не менее со Спрутом он как-то умудрился разминуться исключительно после того, как ему кто-то нашептал, что Придд вернет ему законное имущество. Арно-то наивно полагал, что полковник сорвется выполнять приказ о возвращении шляпы с величайшей точностью, а потом еще и проследит, как бы Савиньяк её не съел без всеобщего обзора.
     Придд нашелся только к вечеру, вернувшийся с разведки, как обычно уставший и до неприличия довольный. Арно загородил дорогу герцогу сразу, как только тот вышел из конюшни и цепко оглядел полковника на предмет наличия своей собственности.
     – Где моя шляпа? – без предисловий потребовал сатисфакции оскорбленный Савиньяк, вынужденный весь день ходить без своей любимицы. Валентин помедлил одно мгновение, а потом исключительно вежливо улыбнулся
     – Её съели ваши братья бо́льшие.
     Арно подвис и дёрнул глазом. Перед глазами тут же встала картинка, где Эмиль с Лионелем в тёмной подсобке с двумя бокалами вина сидят при четырёх свечах и деловито кромсают его любимую шляпу на кусочки, не менее деловито отправляя их в рот. Развис младший Савиньяк не сразу, морща лоб в безуспешных попытках осознать ситуацию.
     – Что??
     – Олени, – терпеливо пояснил Придд.
     – Ага. Олени.
     – Вы меня исключительно правильно услышали, – серьезно кивнул Спрут. – Что-то еще, теньент?
     – С каких кошек, – медленно и с расстановкой произнес Арно, всё еще находясь какой-то частью мозга в ноосфере, – мою шляпу съели какие-то олени?
     – Не какие-то, а взбалмошные. – Придд, кажется, почти обиделся. – Мне было довольно-таки сложно найти в лесу взбалмошного оленя, но я же не мог нарушить приказ генерала Ариго.
     – При… каз.
     – Вы сегодня замечательно улавливаете ключевые слова моих формулировок, – куртуазно восхитился Валентин, вежливо кивнув. Арно цепко поймал Придда за локоть как раз в тот момент, когда он собрался под шумок свалить мимо разинувшего рот обалдевшего виконта Сэ.
     – Я с вами, полковник, не закончил.
     – Оу, – бесцветно протянул Спрут. – Вы делаете такие паузы между предложениями, что я подумал, что успею, например, выспаться за это время.
     – Так где, говорите, моя шляпа?
     – Её съели олени, – с вежливой улыбкой и без намёка на двойной смысл повторил Валентин. – Вам что-то было непонятно?
     – Значит, шляпы у меня больше нет?
     – Поразительно точное умозаключение.
     – Какая жалость! – Осознав, что он всё еще стоит, вцепившись Придду в рукав, Савиньяк отпустил черно-белый мундир и сделал шаг назад. Он наконец-то окончательно развис. – А я уж было хотел исполнить уговор в ознаменование того, что вы не предатель родины.
     – Не волнуйтесь, виконт, – почти заботливо мурлыкнул Придд, – я лично преподнесу вам в руки новую. Мы же не хотим расстраивать генерала Ариго?
     Арно понял, что срочно хочет откушать запеченных в малиновом соусе кальмаров.
     
     
     – Виконт Сэ! – окликнул Арно до неприятия знакомый голос, как только он вышел со стрельбища. Он не слышал этого голоса уже пару дней и уж было решил, что избавил себя от общества всяких беспозвоночных созданий. – Счастлив вас видеть.
     – Счастлив, что не могу ответить вам взаимностью, – не стесняясь в интонациях, ответил Савиньяк. Валентин улыбнулся. Он делал это неприлично часто в последние несколько дней.
     – Я, кажется, обещал вам шляпу? Можете забрать. И еще вас искал генерал Райнштайнер, как я понимаю, с целью преподнести вам бергерскую подливу.
     Арно криво оскалился и протянул руку к бежевому фетру. Это была, конечно, не такая же, какую он потерял навеки по вине Спрута, даже без пера, но цветом вполне похожая, да и…
     Мысль Арно затормозила, и Савиньяк вновь завис.
     От шляпы стойко пахло хлебной выпечкой.
     Сладкой. Хлебной. Кошачьей. Выпечкой!
     – Что?!
     – Что именно вам не понравилось? – включил дурачка Придд. – Вас смущает цель, с которой вас искал генерал Райнштайнер?
     – Где вы нашли эту… это… это?
     – В ближайшей деревне, – если Спрут и хотел упасть на землю в приступе хохота, то по безупречному лицу этого заметно не было. – Найти подходящую вам шляпу было нелегко.
     – Я тронут.
     – О, не благодарите, – покачал головой Валентин. – Ваша матушка – чудеснейшая, признаться, женщина! – просила позаботиться о вас в ответе на письмо, которое я ей отправлял по итогам битвы, сообщая вашу судьбу. Графиня Савиньяк – крайне достойная мать, просила проследить, чтобы вы не ходили без шляпы, и я не мог ей отказать. Она даже рассказала в порыве умиления, что в детстве вы часто забывали её дома, рискуя простудиться. Я стойко намерен выполнить её просьбу. Хотите, я покажу вам письмо?
     Арно медленно вдохнул свежий хлебный запах. Запеченный хлебушек по виду напоминал чудную замшу, и со стороны не происходило совершенно ничего необычного. Арно хрустнул шеей, заправил мешающиеся волосы за уши и почти с остервенением натянул на макушку шляпу. Падла оказалась впору. Савиньяк хрустнул костяшками пальцев, еще раз спокойно вздохнул, досчитал до четырех и, осознав, что не помогло, мерно произнес:
     – Валентин. Простите, что называю вас по имени. Но я считаю своим долгом вас, как Человека Чести, предупредить. До пяти я считаю очень быстро. Вы успеете убежать?
     
     
     – Ойген, – Ариго настойчиво тыкал друга в плечо, – я, конечно, всё могу понять, Излом, горячая юношеская кровь, катаклизмы и война… но почему виконт Сэ по всему лагерю уже третий час гоняется за герцогом Приддом?
     – Я думаю, – Райнштайнер помолчал и выдал: – Всё дело в шляпе.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.