Деда 476

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Том/Билл, Том Каулитц, Билл Каулитц
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Нецензурная лексика Романтика Стёб Флафф Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
-Он у нас очень добрый, вы не подумайте ничего...- улыбался Билл, шествуя рядом с красивым доктором.

-Что ж ты, мой поросенок заднеприводный, меня такого хорошего в это место отдаешь?- Не унимался дед, не желая мириться со своей судьбой, гадко посмеиваясь и с интересом разглядывая окружающих.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Очередной катафалк моей фантазии. Просто берете и читаете :)

Дедулю внук повез в дом престарелых :)

Билл - http://cs1872.vk.me/u20399470/96572484/x_d291d81b.jpg
Том - http://cs416231.vk.me/v416231929/531/bLWuqDz2ppE.jpg
Деда - http://4.bp.blogspot.com/-eTjvsA_lUgM/Ta2bIzUljsI/AAAAAAAAA1E/LoZwS8G-bT8/s1600/IMG_4793.jpg

Сиквелы - http://ficbook.net/readfic/1530548
- http://ficbook.net/readfic/1573988
- http://ficbook.net/readfic/1594917
- http://ficbook.net/readfic/1659434

23.12.2013
Деда.:
№11 в жанре «Стёб»
№21 в жанре «ER (Established Relationship)»
№36 в жанре «Флафф»
17 декабря 2013, 04:25
Нежно-бежевое здание, окруженное большим двором с массой до неприличия красивых кустарников и цветов в клумбах. Территория была отгорожена белым с золотым отливом заборчиком. Небольшая калитка, попав за которую можно было с лихвой удивиться невероятно красивому месту. И кроме различных растений периметр украшали несколько скамеечек, небольшая березовая аллея, беседки с резными крышами и дорожка из какого-то бежевого камня. А в лучах летнего солнца это место выглядело поистине восхитительным и желанным. Приятного цвета дорожка вела к трехэтажному зданию с покатой крышей и тремя рядами белых пластиковых окон. По дворику слонялись пожилые люди: кто-то гулял, кто-то общался за чаем, прячась от лучей солнца в беседке, кто-то читал вчерашнюю газету, сидя на лавке. Все они были жителями этого благородного места – дома престарелых. Примерно десять минут назад на парковке остановилась белая иномарка, из которой вылез молодой юноша с интересно заплетенными черно-белыми лоскутами волос. И вот в это небесное спокойное место по каменной дорожке входят двое. Точнее, один идет, а второй сидит на коляске, неустанно комментируя все происходящее: - Ну, внучек, от тебя я такой змеиной гадости не ожидал! - причитал веселый дедушка. - Ладно эта – Мухаморка моя подколодная, но ТЫ... Ты же умный парень; вроде три цвета светофора знаешь, и ценники в магазине с первого раза читаешь, даже в университет как-то поступил. Умный, да глупый! - Дедушка... - миролюбиво улыбнулся Билл и продолжил слушать любимого родственника. - Ну, а что? Ремонт, говорите, делать собрались? Две табуретки покрасить, а вы деда сразу в пердежник сдаете! Знаете, я, если че, тоже могу молотком махать... - Дедушка, когда ты в последний раз брал в руки молоток, нам пришлось покупать вам новый телевизор... - посмеивается юноша, толкая коляску в горочку. - Так это моя Мухаморка виновата. Ты же знаешь ее – нервная как Фрэди Крюгер во время бессонницы. Увидела, что паучок заполз в динамик... - И за это ты терроризировал экран телевизора молотком? - он ввез старичка в просторный холл. - Это все получилось случайно. Но, Билл, может, ну его... Этот пердежник. Тут моих пуков и слышно не будет, а дома я король извержения газов... - Вот-вот, мы хоть отдохнем... - У вас же ремонт? - подозрительно оглянулся на внука. - Все равно краской вонять будет! Уж лучше родной дедовский подсрачник, чем химические вещества из ваших покрасок... - Красок, деда... - улыбается, двигаясь по светлому коридору, выискивая глазами нужного врача. - Красок-красок, - ворчит, - че уставилась, репка? - смотрит на молоденькую медсестру. - Можешь слюни по этому коту не лить, - кивает на внука, - он удовольствие задницей получает! - девушка вспыхнула красным, Билл лишь легко погладил дедушку по лысеющей макушке: - Деда, я тебя так люблю... - Любишь, так че мы тут делаем? Давай свалим на Мальдивы? Ты, я, и мое кресло, ух, отожжем!!! Не успел Билл посмеяться, как на их дороге появился молодой врач: - Здравствуйте, чем я могу вам помочь? - он обворожительно улыбнулся черноволосому парню. - Я хотел бы дедушку на несколько дней тут оставить... - Билл разглядывал широкоплечего мужчину с интересными косичками на голове. - Сволочи, лишь бы картошку мне в супе не давить... - бурчит старичок и смотрит на врача: - У вас хуй выпирает... - кивнул на бугорок под синей тканью медицинской униформы. - Эм, простите его, пожалуйста! - Билл смущенно отвел в сторону взгляд. - Ничего страшного. Меня зовут Томас Трюмпер... - он разглядывал стесняющегося доктора, и в паху все непозволительно ныло. - Как-как? - дедушка приложил к уху руку. - Томат Втрюмпер?! Я бы съездил вам в ваш трюмпер, да только боюсь вам еще детишек делать... - Дедушка... - укоризненно протянул Билл и снова перевел взгляд на обворожительного врача. - Мы можем оформить все документы? Это долго? - Че долго? Че долго? Не хочешь долго, давай вообще уедем отсюда! - бунтовал дедушка. - Ну ты посмотри,- кивает на пожилую дамочку с ярким макияжем. - Вот если я такую ночью увижу, обоссусь не по расписанию! Ну, Билл, давай домой? Я согласен на временное перемирие с твоим запахоосвежителем, готов не пукать несколько часов! Ну, Билли... - Можем оформить его у главной медсестры... - не сводя взгляда с милого брюнета, почти простонал врач. - Ты, дружек, че, - подмечает дед, - тоже голубых кровей? Не на моего ли Билла у тебя перышко шевелится? А ну убери свою сосиску подальше от моего внука!!! - нарочно громко говорит дедуля, и все, кто слышали эту фразу, удивленно уставились на причудливого старичка. - А че смотрите? Впервые деда в коляске видите? Или врача, который деду ху... глазки строит? - Эм, меня Билл зовут... - парень с черно-белыми дредами неуверенно улыбнулся, стараясь не предавать значения словам дедушки. - А его отца звали Вилл... Прикиньте, в семье ни фантазии, ни ума! Живу с оболтусами! - Деда... - Деда-деда... - дергается пожилой мужчина. - Ты вот сам бы тут остался? Тут же одни бабули с заплывшими креветками и обвисшим изюмом. Думаешь, мужчине может понравится женщина, спотыкающаяся о собственную грудь? У тебя не спрашиваю, - покосился на Томаса, - ты тут неспроста работаешь! - Давайте проедем к главному посту... - все еще улыбался врач. - Давайте проедемся на катафалке вон по той грузной особе... А что, - озорничал дед, - и мне радость, и вам новый интерьер в стиле Хэллоуина. Кишки по стенам и человеческая кожа на люстре. А если повезет... - Ну, деда... - Билл снова погладил мужчину по плешке. - Что ты там мне наглаживаешь? Себе погладь, чтоб пакли твои соплями висели! А помнишь, как выглядели твои волосы, когда ты блювал в унитаз? Красота, да и только! - Он у вас милый... - решил поддержать Билла доктор. - Милый у меня в штанах, а я всего лишь старик! Не нужно дурной лести! Если хочешь поковыряться пальцами в заднице моего внука, то так и скажи... - Боже, дедушка... - Билл вспыхнул красным. - Куда его вести? Ну, для оформления... - В крематорий меня для оформления! Надоели! Внук называется! Как картошку в супчике намять, так он все время занят – яйца бреет. Однажды застукал его за этим делом, так бедняга чуть без левого яичка не остался... - Идемте, нам туда... - Томас указал рукой на полукруглый стол в самом начале коридора. А дедушка продолжал: - ...и воняю я им постоянно! Ну что за времена! Билл почти спит со своим запохоосвежителем! Ну, ничего, мой подсрачник затмит любую Альпийскую свежесть! А все почему? Потому что свое, натуральное... - Вы, наверное, хотели сказать "воздухоосвежитель"? - вмешался Том, не давая деду закончить свои слова. - Я, наверное, хотел сказать, что твой маленький хуйнец уже порядком надоел у меня перед глазами мелькать! Иди погоняй лысого... - Вас, что ли? - не сдержался Томас, тихо посмеиваясь. - Я, мальчик, не лысый, у меня лоб очень широкий! А чем шире лоб – тем больше мозга. По этому параметру ты недоотсталый недочеловек! - Он у нас очень добрый, вы не подумайте ничего... - улыбался Билл, шествуя рядом с красивым доктором. - Что ж ты, мой поросенок заднеприводный, меня такого хорошего в это место отдаешь? - не унимался дед, не желая мириться со своей судьбой. - Деда, это только на несколько дней! - Я могу пожить у соседа... - Деда, сосед на кладбище давно... - Так, это малины не портит! Он при жизни всегда говорил, мол, если что, я всегда рад тебя видеть! Думаешь, смерть изменила его? Ну, да, - отвечает сам себе, - он при жизни-то сволочью был, а на небо попал - вообще нос задирать стал, наверное... - Деда, ну, чего с тобой такое? - То же самое, что и с тобой было, когда ты у мамки из волнушки вылезал – не хочу я тут оставаться!!! - Но у нас тут очень даже неплохо, - рассказывал врач, продолжая коситься на симпатичного брюнета, который катил коляску перед собой, - никто не жалуется! - А че им жаловаться-то? - возмущается дед. - Кормят на готово, задницу подтирают... - пауза. - Так вот почему вы тут работаете? Из-за сморщенных задниц? Билл, не оставляй меня с этим педиком! Он точно сначала мне в трусы залезет, а потом и в жопу носом ткнется... Пылкую речь старичка остановила дежурная медсестра: - Здравствуйте, на оформление? - она глянула на Тома, тот кивнул: - Подготовь его к заселению, а мы с молодым человеком... - ...яйцами потремся, - влез старичок. - ...заполним все необходимые бумаги, - почти одновременно с дедом проговорил Том. Он снисходительно улыбнулся мужчине в коляске и перевел взгляд на сексуального парня: - Пройдемте со мной... - Деда, веди себя хорошо!!! - И ты тоже... Когда этот сопляк полезет к тебе в трусы... Молодые люди до кабинета шли молча. Билл сгорал от стыда, Том почти трахал парня... То есть, взглядом он его точно уже несколько раз поимел в достаточно грубой форме. - Проходите... - Том пропустил юношу в кабинет и зашел следом, прикрывая за собой дверь. Билл прошел в небольшое помещение, дальше - за ширму, где под окном стоял письменный стол, а сбоку от него - кушетка. Странно, но в кабинете не было стульев. - Вам необходимо заполнить стандартный пакет документов... - пытался сосредоточиться Том. - Да, конечно... - он подошел к столу и оглянулся на улыбающегося доктора. - Что-то еще? Трюмпер внимательно разглядывал бледное лицо, просто, чтобы отвлечься от округлой задницы в обтянутой джинсе. - М-нет... - он обернулся к небольшой полке, сразу же находя необходимую папку. - Вот тут... Просмотрите внимательно все и подпишите. И форму номер 13 в двойном экземпляре заполните! - Да... - он шумно глотнул, пытаясь не выдавать свое волнение. Низ живота уже потяжелел, а выпирающий член был зажат в тиски неподходящей для таких моментов одеждой. Парень опустил папку на стол, и за неимением стула чуть согнулся, выпячивая задницу. Трюмпер улыбнулся, подходя вплотную и специально упираясь пахом в бедро юноши: - Вот это форма номер 13... - потерся комком о ногу Билла. - Э... - он явно это почувствовал. - Да, я понял... - постарался отодвинуться и понять хоть что-нибудь из того, что было написано в документах, но желание уже затмило разум, а руки задрожали... - А форма номер девять... Это если только вы решите оставить дедушку больше, чем на четыре месяца... - теперь Том встал почти позади парня и уверено повел бедрами, тыкаясь пахом в задницу брюнета. Билл испуганно обернулся: - Что вы делаете? - Смотрю, чтобы вы правильно заполнили документы... - как ни в чем не бывало произносит Том. - Что-то не так? - Нет... Нормально все... - Билл снова отворачивается к столу, продолжая читать непонятные строчки. И все бы ничего, но нежная кожа члена уже неприятно болела от соприкосновения с тканью узких боксерок и плотных джинсов. Юноша уже готовился поставить свою первую подпись, когда внезапно на него навалился Том, крепко обнимая под живот и прижимая грудью к столу. Вставший член парня плотно был прижат к попке юноши. - Хочу тебя, вот так... - он с силой дернул бедрами, имитируя грубый трах. Билл фыркнул, пытаясь совладать с собственными желаниями, и тихо захрипел: - У меня есть парень... Еще один жесткий толчок. Том прилипает губами к розовенькому ушку: - Я вылижу тебя там... Парень не узнает... - Хватит... Я не хочу... - тяжелое дыхание и сочащийся член говорили об обратном. - Буду долго истязать твою розочку языком, давай... - уже мягче ткнулся бедрами, умирая от желания освободить член и гибкое тело от одежды. - У меня есть парень... И я его люблю! - последняя уверенность и силы к сопротивлению ушли на эту фразу, после чего тело в руках медика обмякло, а худые ноги, внезапно даже для своего хозяина, разошлись в стороны. - Моя сосиска щас сварится, пока ты как девственница ломаешься... Давай разочек? Я хочу тебя грубо... Прямо на этом столе, - не стесняясь своих желаний, шептал возбужденный врач. - Но кто-нибудь войдет... - Никто... - он полез к ширинке парня... - Но деда... - Обожаю твоего деда, но сейчас давай о нас. Коротко и ясно: хочу завалить тебя и хорошенько засадить в твою аппетитную розовую попку... - О, Том... - у него голова начинала кружиться, то ли от огромного желания, то ли от нехватки воздуха, то ли от запертого в штанах члена. Но через секунду последнее перестало его волновать – Том справился с ремнем и ширинкой, стаскивая с тела штаны вместе с бельем. Его ладонь тут же крепко сжала истекающий орган, чувствуя весь рельеф выпуклых вен. - Вот так, мой хороший, - почти нежно зашептал Том, отстраняясь от тела и принимаясь быстро спускать с себя больничную форму. - Я тут... - он на секунду замер у красивого лица, чмокнул в щеку и снова отстранился. - У меня же парень... - вздыхал Билл, отдаваясь запретным ласкам. - А у меня жесткий стояк... - Том встал на колени. - Разведи свои ягодицы в стороны! - отвесил легкий шлепок округлости. Билл ойкнул, прикусив нижнюю губу, но, устроив руки на заднице, бесстыдно развел половинки в стороны, открываясь перед парнем. - Умный мальчик!!! - Том уверено прошелся языком по темной розе, ощущая интимный, чуть сладковатый аромат тела. Он кусал, лизал и громко причмокивал, вбирая в рот мягкую кожу. Он терся носом между половинок, обильно смачивая впадину слюной. В руке он держал свой член, медленно разминая каменные яички. Хотелось уже скорее засадить в сладкую попку... - Ну, Томми... Не томи... - улыбался, прогибаясь в пояснице. Вот в его глубь проник первый палец, а в следующую секунду – второй. Том не желал долго возиться с плотью, поэтому уже спустя минуту ласк пальцами он на прощание чмокнул раскрывающийся бутон и поднялся на ноги. - Упрись локтями в стол, - командовал Трюмпер, и брюнет послушно выполнял указания. Тогда Том подхватил тощие ляжки под бедра, приподнимая худого юношу. - Прогнись! - снова просит он, разводя конечности Билла в стороны, разглядывая его откровенности... - Да быстрее ты... Я больше не могу... - почти испугано шепчет Билл. - Ну, Том!!! - Сейчас... Уже... - он получше перехватил ноги брюнета и начал входить, упорно держа тело мальчишки на весу. Билл громко простонал, чувствуя вес своего тела на кончиках локтей, которыми он упирался в стол. Том грубо ворвался в теплые покои и начал активно хозяйничать там: резкие толчки, круговые движения бедрами, частые фрикции. Билл откровенно орал, чувствуя боль в пояснице и локтях. Его тельце держали навесу, подхватив то ли под колени, то ли под бедра, а может - и там, и там. В него врывались и били с такой силой, что не орать было невозможно. Даже понимание, что они находятся в многолюдном месте не останавливало их. Билла перевернули в пространстве, переместив его тушку на кушетку. Том улегся между широко раскинутых ног юноши и снова вошел в свое горячее королевство, где он был и королем, и богом, и судьбой. Он двигался часто, проникая в сосуд по самые яйца, которые громко шлепали о промежность брюнета, будто одаряя артистов аплодисментами. Билл громко выругался, обнимая мужчину за шею, он крепко прижимался к телу, старясь отдаться порыву страсти... - Так что за парень там у тебя? - грубо входил, оттачивая навык первого визита. - Люблю его... - выгибается, стараясь не упасть лицом перед незваным гостем. - Но я лучше? - хитро улыбнулся, хозяйничая в жаркой плоти-горнице. - Придурок, ты и есть мой парень... - впился в любимые губы, страстно выдыхая и полностью отдаваясь крепким объятиям. Гость в его храме снова и снова трогал то, что нужно... Точку, которая одаряла ее хозяина невероятными волнами наслаждения... - Я же говорил, что тебе понравится... - шепчет, снижая скорость, отчего огромные яйца перестают так громко и быстро шлепаться о гладкую промежность. - Я и не сомневался... - Билл выгнулся, кончая, стреляя белым миллионным десантом куда-то между их тел. - Черт... - Трюмпер крепко сжал бедра парня в ладонях и ткнулся в горячую обитель еще несколько раз, по пути взрываясь, осыпая чудесный храм сотнями белесых капель... Билл крепко прижимался к любимому, даря невесомые поцелуи то в щеку, то в висок, то в бровь. Он не мог наглядеться на своего принца, которого он любит вот уже два года ровно. - Следующую нашу круглую дату будем отмечать в ресторане... - смеется Том, прикрывая глаза, утыкаясь носом во влажное плечико. Он шумно вдохнул аромат желанного тела. Ничего прекраснее для него на этом свете не было. - Ты же сам хотел... Ну, типа как в первый раз... - прикрыл блаженно глаза, вспоминая их первую встречу, первый поцелуй и первый секс, которые случились в первые два часа их знакомства. - Люблю твоего деда... - шепчет Том, вспоминая, как два года назад пришел на срочный вызов в квартиру любимого мальчика. А там веселый дедушка заявил, что его пуки стали пахнуть Альпийской свежестью, и все из-за поганого внучка... - Но, если что, я его тут не оставлю... - Билл взял любимого за щечки, отстраняя его личико от своей шеи. - Ты обещал, что скажешь мне что-то такое... Мерзкое... - Моя маленькая шлюшка? - Том широко улыбнулся, но не успел он что-то сказать, как из-за ширмы донесся знакомый обоим голос деда: - Назвал бы его бомжом подзаборным! Вот это действительно мерзко... Вонючий, обосанный, обосранный... Вот же букет... - Деда... - захохотал Билл, выглядывая из-за плеча любимого. - А у твоего горе-доктора вся задница в прыщах, как у тебя в детстве, когда ты конфет мармеладных нажрался... Молодые люди залились смехом. - Что смеетесь? Это я, значит, сам того не ведая, в ролевой игре участие принял? - Да, деда... - Том повторяет тон Билла. - Сегодня ровно два года, и мы хотим извиниться за то, что пришлось вас вмешать в нашу игру. Просто я хотел, чтобы наше с Биллом знакомство повторилось... А для этого без вас было никуда... - Так вот, значит, к кому бегал этот выхухоль? К своему тупику... Красивая, кстати, птица! Для того, чтобы попрыгать как тушканчики в пустыне, да? - Деда, дай нам одеться... - Да легко... Но только по приезду домой сваришь мой любимый суп и намнешь картошку! И свой запахоосвежитель уберешь подальше, а то, знаешь... Кстати, а ведь первым клизму твой тупик сделал МНЕ! Ты погляди, я чуть не стал жертвой пидараса... - старик с улыбкой вспоминает, как в ответ на проблему с запахами Том предложил клизму. А Трюмпер, глядя в раскосые глаза, вспомнил, как хорошенько трахнул мальчишку, еще тогда школьника, прямо в прихожей, пока дед сидел на унитазе. - Да, деда... - Билл погладил любимого по спине. - Все так и было... - Черт с вами... Трубочисты, - махнул рукой. - Хотя нет, у меня есть идея насчет вашей следующей годовщины. Билл тут подрабатывает в детском кафе аниматором. Хотел бы я посмотреть, как вы, Втрюмпер, насилуете двухметровую фигуру Шрека... Вот радости детям будет. И их родителям... Через мгновение голос любимого родственника стих, он удалился из кабинета, оставляя парочку наедине. - Безумно люблю тебя... - шепчет Билл. - И я тебя... И деду твоего... Билли... Сладкий... - Деда... Мой деда лучший... - Точно... Не успели юноши соприкоснуться в поцелуе, как дверь приоткрылось и послышалось ворчливое: - Педики, вы до следующей годовщины там перышки друг другу чистить будете?! На что можно было только громко поржать, умиляясь деду...