Правило двух. С исключениями.

Джен
NC-17
В процессе
7800
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 217 страниц, 21 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7800 Нравится 2842 Отзывы 3358 В сборник Скачать

Интерлюдия 1. Иллюзия реальности

Настройки текста
25 мая 1977 года Голливуд. Кинотеатр «Санрайз» Публика гомонила, фланируя по холлу и рассматривая афиши, висящие на стенах. Шум заполнял помещения кинотеатра, разбавляя торжественную атмосферу: высоченные потолки, лепнина и паркет, красные ковровые дорожки, тяжелые бархатные шторы и заградительные шнуры с золотыми кистями. Кинотеатр выглядел дорого, торжественно и очень пафосно. Из атмосферы всеобщего веселья и ожидания чуда выбивались слегка бледноватые лица режиссера и съемочной группы в полном составе: никто не знал, как публика отреагирует на представленный их вниманию фильм. Актеры и операторы нервно и немного плоско шутили, скалясь в камеры журналистов, представители кинокомпании сверлили их нечитаемыми взглядами. И только один человек в толпе мечтательно улыбался, наблюдая это броуновское движение сквозь черные солнцезащитные очки, тихо мурлыкая под нос какую-то торжественную мелодию. Высокий шатен лет тридцати, не больше, на вид, одетый в дорогой, индивидуального кроя костюм, опирающийся на трость, он выглядел несколько неуместно в этой толпе, жаждущей зрелища, но люди не слишком обращали на него внимание, просто проходя мимо. Стоящий рядом молодой мужчина не старше двадцати пяти, одетый в такой же костюм, который можно было выставлять в витрину с пометкой «Образец английского кроя», вздохнул, несколько раздраженно оглянувшись по сторонам. — И что я тут делаю... — процедил он, с неудовольствием сморщив нос. Мужчина постарше хмыкнул: — Я тебя на привязи не тянул, если не хочешь, то запросто можешь уйти. — И так и не узнать, из-за чего ты в последние полтора года сам не свой? Нет уж! Я не смогу пропустить это зрелище! — сверкнул темными глазами брюнет, тряхнув кудрявой гривой. Его спутник тихо рассмеялся: — Ах, Марволо... ты все так же нетерпелив и любопытен, как в шесть лет! — Отец! — простонал брюнет, укоризненно глядя в черные стекла очков. Шатен рассмеялся, откинув с лица прядь цвета шоколада: — Идем, сын. Пора. На лице его застыло предвкушение давно ожидаемого события.

***

— Странно... Отец и сын, хотя никто из людей их так бы не назвал, максимум братьями, неторопливо шли по бульвару Сансет, наслаждаясь вечерней прохладой и разглядывая вывески и людей. — Что именно? — Отец... Ведь Вейдер назван лордом ситхов не просто так? — Марволо испытующе посмотрел в глаза отца, скрытые стеклами. — Джедаи эти... Сила... Все это имеет смысл. Не так ли? Виктор рассмеялся и снял очки. В закатных лучах солнца запылали расплавленным золотом нечеловеческие глаза. — Ты же умный, Марволо... — прошептал он. — И должен знать: в любой сказке есть рациональное зерно. Та страшная в своей обыденности основа, на которую нарастили красивую маскировку. Марволо фыркнул, надменно вскинув голову: — Значит, ты потратил на это деньги, потому что... — Все мы мечтаем, сын, — Виктор смотрел на небо, чуть улыбаясь. — Все мы мечтаем... и я радуюсь, что могу исполнить свою мечту хоть так, на экране. Но... кто знает, может, однажды... Виктор рассмеялся, раскинул руки в стороны и, неожиданно подхватив сына под руку, шагнул сквозь пространство.

***

Август 1983 года Голливуд, бульвар Сансет. Кафе Маркус раздраженно отбросил стопку скрепленных пружиной листов, покрытых машинописным текстом. Предоставленный агентом сценарий ему совершенно не нравился. Все то же самое, ничего нового. Роль Спасителя оказалась для него роковой: она принесла ему богатство, бешеную славу и... огромную проблему. — Тяжело быть актером одной роли... — мягкий баритон, наполненный сочувствием, заставил оторвать ладони от лица. — Простите? — ярко-синие глаза вопросительно уставились на незнакомца, непонятно откуда и неизвестно когда приземлившегося за соседний столик. — Я говорю, что если вы согласитесь на... — рука незнакомца брезгливо указала на сценарий, шелестящий страницами на ветру, — это... то результат будет такой же, как и в прошлый раз. То есть... — Никакой, — жестко высказался Маркус. Незнакомец встал и, не спрашивая разрешения, пересел за его столик. — Вы сами это сказали, — пожал он плечами, поправив черные солнцезащитные очки. Маркус вздохнул, блуждая взглядом по окрестностям, и неожиданно напрягся. Творилось что-то странное. Кафе было безлюдным — и это в разгар жаркого дня! Люди проходили мимо, не обращая внимания ни на аппетитные ароматы превосходного кофе, ни на стоящие в тени столики... официанты вымерли, в кафе воцарилась тишина. — Какого... — Маркус нахмурился, синие глаза потемнели, грива пшеничных волос растрепалась налетевшим порывом ветра. Сидящий напротив дорого одетый мужчина снял очки, и реальность для актера разлетелась осколками — глаза незнакомца оказались цвета расплавленного золота. — Вы никогда не задумывались, почему именно вас выбрали на ту самую роль? — мягкий голос разбил наваждение, и Маркус подался вперед — рассматривая сидящее напротив него существо. В то, что перед ним не человек, он поверил сразу — зрачки в глазах слегка меняли форму, становясь то уже, то шире, — значит, не линзы. Опытный взгляд актера отметил, что скулы немного... мощнее, чем у людей. Слишком гладкая, ровная, чистая кожа — и никаких следов щетины, пусть и тщательно выбритой. Ухоженные руки... и широкие, как у занимающегося с пеленок мечника, запястья — вспомнились руки инструктора по фехтованию. Плавные, скупые движения... Мужчина улыбнулся, и Маркус с холодком в груди заметил блеснувшие клыки — гораздо более длинные и острые, чем у представителей хомо сапиенс. — Кто вы? — Дам наводку... Носит черное, желтые глаза, владеет Силой... — незнакомец шевельнул пальцами, и стоящие на столике чашка и молочник плавно взмыли в воздух, зависнув, словно на веревке. Маркус провел рукой над и под посудой, убедившись в отсутствии вспомогательных средств, после чего перевел повеселевший взгляд на собеседника. — Ну, раз так... Ситх, не так ли? — улыбнулся актер. Незнакомец вежливо наклонил голову: — Виктор Марка, лорд Сит-ари. Ситх. Приятно познакомиться... аппрентис. Посуда плавно спланировала обратно на столик. Маркус моргнул. Он прекрасно знал, что означает это слово, как-никак читать умел, но вот в таком контексте... — Вы уверены? — осторожно, как душевнобольного, спросил он. Виктор кивнул: — На все сто. Именно поэтому я вас рекомендовал при подборе актеров на роли. Ситх внимательно смотрел на сидящего перед ним человека, отмечая отличия между тем Марком и этим Маркусом: более высокий рост и крепкая мускулатура, синие глаза, волосы цвета спелой пшеницы... и ощущение спящей в нем Силы. Самый натуральный Скайуокер. Как по заказу. — Скажу сразу, вы не первый, кому я делаю такое предложение. — Стать учеником? — Не только. Я предлагаю вам войти в мой дом. Дом Сит-ари. — Что это означает? — Маркус подался вперед, удивляясь самому себе. Страха не было, так же как и недоумения, желания отмахнуться и забыть этот бред или намерения позвать санитаров или представителей спецслужб. Что-то в глубине души шептало, что это — шанс, тот самый, которого он ждал с момента рождения, тот, который нельзя упускать! Второго раза не будет. — Рассказывать можно долго... — Виктор расчетливо прищурился, — лучше я вам покажу. Кроме того, я предоставлю вам некоторые материалы для лучшего понимания ситуации. — Зачем вам это? — Маркус наклонил голову к плечу, рассматривая ситха. — Не думаю, что я вот такое вот прекрасное приобретение. Я не в детском возрасте... — А мне и нужен взрослый. Так интереснее, — ухмыльнулся ситх. — Кроме того, вы принижаете собственные достоинства, но об этом позже. А для чего... Скажите, вам понравилось летать? Пусть и только на экране? Маркус вздрогнул. Полет был его мечтой... неосуществимой. — У вас есть звездолет? — плоско пошутил он. Виктор понимающе хмыкнул: — Пока нет. Но будет. Обязательно. Кроме того, путешествовать можно не только с помощью техники. — Сила? — Магия. Итак... хотите ознакомиться с ожидающими вас перспективами?

***

Ноябрь 1983 года Голливуд, бульвар Сансет. Кафе — Итак, что скажете? — Виктор светски закинул ногу на ногу, удобнее устраиваясь в плетеном кресле и сжимая рукой в перчатке чашку с ароматным кофе. Маркус задумчиво смотрел по сторонам. — Пути назад ведь не будет? — Вы и сами не захотите, — пожал плечами ситх. — Вы можете жить здесь, работать, если захотите, но частью их мира, — мужчина указал взглядом на спешащих людей, — вы уже не будете. Слишком велики будут различия. И даже не в физиологии... менталитет. — Скажите, милорд, — синие глаза впились взглядом в золотые, — вы действительно хотите найти проход туда? — Туда, здесь... кто знает, где расположена далекая-далекая галактика? — усмехнулся Виктор. — Это неважно. Главное, что я знаю, какое место займу в ней. Ваше решение... Маркус поднялся и преклонил колени перед сидящим ситхом. — Лорд Сит-ари, прошу принять меня в дом свой. На его макушку легла горячая ладонь. — Принимаю. Мужчины исчезли, и очнувшийся официант принялся убирать со стола.

***

Через неделю все газеты украсились траурными рамками, сообщая о безвременной кончине одного из самых известных актеров, воплотившего на экране бессмертный образ истинного героя... А в одной из комнат мрачного замка, возвышающегося над скалами, в бреду метался молодой мужчина, переживающий полную перестройку организма, — процесс длительный и болезненный, но крайне необходимый и гарантирующий изумительные перспективы, а Виктор довольно улыбался, рассматривая появившуюся на гобелене еще одну надпись. Ситх был доволен — ведь таких, как он, было очень и очень мало. И сегодня его семья пополнилась еще одним членом.

***

19 мая 2005 года Голливуд. Кинотеатр «Санрайз» — М-да... интересно получилось, — с юмором отметил светловолосый молодой мужчина, смахивая с рукава пиджака видимую только ему пылинку. Стоящий рядом шатен поправил гриву вьющихся волос. — Согласен. Особенно мне понравилось посвящение в титрах... — Да, было очень смешно! Так и тянет повторить слова Марка Твена*... — Кто знает? Может, еще и скажешь! Они оба направились по бульвару, поправляя черные солнцезащитные очки, надетые, невзирая на вечернее время. Проходящий мимо оператор, снимавший еще вышедший самым первым четвертый эпизод саги, вздрогнув, замер на месте. Обернувшись вслед, он потрясенно уставился в спину блондину, шепча имя. — Нет... не может быть! — оператор встряхнул головой, протер глаза. — Или... может? *«Слухи о моей смерти сильно преувеличены». Марк Твен. Телеграмма в ответ на напечатанный в газете ошибочный некролог, повествующий о его смерти. Моя муза нализалась непонятно чего и явно нажралась мухоморов, расширяющих сознание. Сюжет поворачивает в такие дали, что я просто в шоке, а концовка уже вводит меня в транс.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.