Лёд и сталь. Эпилог +232

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Крэш/Нейтан
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, Фантастика, Занавесочная история
Предупреждения:
ОМП
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Новогодний подарок для всех, кто успел соскучиться по Крэшу и Нейтану, пока авторы пишут новый оридж.Романтическая зарисовочка о их жизни на Поверхности. Всех с грядущим праздником)

Посвящение:
Традиционно - Кикиморенышу. Суровой и трудолюбивой бете.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ВАЖНО! Все персонажи вовлеченные в сексуальные сцены по задумке автора являются совершеннолетними.
25 декабря 2013, 20:23
      Стоило солнцу нырнуть за стену небоскрёбов, как многочисленные посетители Западного парка аттракционов в Скайленде начали расходиться. Виной тому было не что иное, как ночной холод, гнавший людей прочь, в тёплые дома.
Западный парк аттракционов был рассчитан на граждан среднего достатка, поэтому не мог похвастаться защитными силовыми полями и чем-то подобным. Он располагался прямо под открытым небом, на крыше двадцатиэтажного здания, затерявшегося среди других, более солидных городских высоток, что ещё раз свидетельствовало о его невысоком статусе.
Кейна, владельца пяти старых силомерных автоматов, прибыль в этот день не радовала. Сегодня парк заполонили по большей части семьи с детьми, и отцы семейств как-то не спешили позориться на публику. Когда стемнело, и толпа поредела на глазах, Кейн понял, что денег сегодня не будет. Хотел было уже выключать автоматы и тоже уходить, но задержался. А всё из-за странного типа, крутящегося неподалёку с нехорошей улыбкой на губах. Незнакомец был невысокий, худощавый, ему вряд ли исполнилось двадцать, однако одет он был вовсе не так, как одевалась Скайлендская молодежь. Вместо ярких тряпок со светоотражающими вставками – простой брючный костюм и тонкий пуловер. Его отросшие русые волосы закрывали уши, а взгляд серых глаз был колючий и неприятный.
Незнакомец медленно приблизился к силомерам, внимательно осмотрел каждый, улыбаясь своим мыслям. Кейну стало смешно. Он был готов сам заплатить, лишь бы полюбоваться, как этот хлюпик будет пытаться заработать очки.
- Все по две марки, - на всякий случай сообщил он, привлекая внимание потенциального клиента. - Кроме этого, - палец Кейна указал на его гордость - автомат для армрейстлеров, сделанный в виде грозного верзилы, наполовину торчащего из тумбы. – Этот три.
- Даже так, - незнакомец подошёл к автомату ближе и пальцем потрогал согнутую руку робота. - Интересно. И многие на нём выиграли?
- Ни один, - не без гордости сообщил Кейн. – Он особый. Там внизу тумбы, видишь узкий прозрачный прямоугольник? Да, там еще марки виднеются. Это джек-пот от производителя. Ящик, а в нём неплохая сумма. Победишь – он выпадет.
- И ещё никто его не вытаскивал? – уточнил русоволосый, и глаза его азартно загорелись. Кейн едва сдержался, чтоб не хлопнуть от радости в ладоши. Он очень любил вот таких любителей спустить деньги на ветер, даже не прикидывая свои шансы.
- Никто. Пока достойного силача не нашлось.
Если говорить честно, он хитрил. Победить никому не удавалось главным образом потому, что Кейн немного помудрил с настройками, поставив своему железному борцу такой уровень силы, что ни один из его клиентов физически просто не мог победить. Но выглядывающие через непробиваемое стекло купюры были лучшей приманкой для клиентов.
- Хочешь попробовать? – усмехнулся Кейн.
Незнакомец улыбнулся уголками губ и покачал головой. В свете разноцветных огней в его волосах блеснули тонкие серебряные ленты ранней седины.
- Я – нет. Но я знаю, кто захочет, - он обернулся и поднял руку, давая кому-то знак подойти.
Приблизившийся к ним вызвал у Кейна только рассеянное хмыканье. Конечно, парень превосходил своего друга ростом и силой, но по сути - ничего особенного. Просто самовлюблённый типчик, живущий в качалке. Комментарии по этому поводу Кейн, правда, придержал. Новый пришелец был на голову его выше и щеголял приметами типичного задиры – сломанным носом и шрамом на губе.
- Хочешь попробовать? – тот, который пониже, взглядом указал спутнику на автомат. - Если победишь – куш сорвем.
- Вот этот, что ли? - верзила кивнул на нарисованную зверскую рожу робота и ухмыльнулся. - Ну, можно…
- Давай, давай, - подбодрил его Кейн. - Если с первого раза не выйдет - тоже не страшно.Оно так часто бывает. Надо примериться, привыкнуть, подстроиться…
Седеющий ответил ему ещё одной холодной сдержанной улыбкой, но промолчал. Тем временем его спутник, усмехаясь, приблизился к автомату и пристроился удобней, обхватив правой ладонью металлическую руку робота, а второй уцепившись за специальный поручень.
- Готов, - отрапортовал он, и его друг медленно опустил в специальную щель автомата две купюры - в одну и две марки. Потом нажал кнопку старта.
Робот мигом ожил, механическое тело наполнилось силой и напряглось. Глаза-лампочки, сделанные больше чтобы заставить противника дёрнуться и ослабить хватку, угрожающе полыхнули. Но его соперник только усмехнулся и надавил на руку машины. Его собственную руку, Кейн разглядел это не сразу, покрывала сложная татуировка, превращающая ее в руку киборга. Похоже, парень думал, что это ему поможет.
Заскрипели металлические суставы и две руки – робота и человека, сцепились в мёртвой хватке, не желая уступать друг другу победу. Мышцы человека моментально вздулись буграми – с первых же секунд схватки ему пришлось постараться, чтобы не уступить автомату. Он нагнул голову, по-бычьи глядя на своего механического противника исподлобья. Его спутник остался стоять в стороне, заложив руки за спину и наблюдая из-под ресниц.
Кейн уже не сдерживал усмешку. Он знал, что будет, наперёд. Сначала сцеплённая с машиной рука мелко задрожит в бесполезной попытке победить напор автомата. Потом человеческие силы будут медленно таять, а хватка стальных пальцев останется всё такой же крепкой. Может, победа автомата будет и не быстрой, но она очевидна. А потом, наверняка, упрямец захочет попробовать ещё, и ещё…
Когда рука человека начала дрожать от напряжения, Кейн снова улыбнулся. Развязка близилась, хоть и не так быстро, как он хотел.
- Ставлю пятдесят марок, что Крэш победит, - неожиданно нарушил молчание седеющий, обращаясь к Кейну.
Тот даже растерялся от такой удачи. Парень либо переоценивал своего друга, либо был просто полным идиотом.
- Договорились! По рукам, - Кейн охотно протянул ему ладонь, скрепляя сделку рукопожатием.
Рука именуемого Крэшем дрогнула, но не упала. Он отлично слышал, что происходило у него за спиной. Голова с выбритым затылком и торчащим над ним ёжиком тёмных волос наклонилась ниже, на висках вздулись вены.
«Ещё немного». Кейн, уверенный в своей победе, гипнотизировал взглядом противников, словно таким образом мог помочь автомату выиграть. Да и зачем было помогать? Молодой спортсмен, или кто он там был, просто не мог сладить с машиной. Не мог и точка.
А потом случилось невозможное. Случилось не в одну секунду, как некое чудо, а просто ситуация изменилась в корне. Дрожащая рука Крэша налилась неведомо откуда взявшейся силой и медленно, по миллиметру начала клонить руку робота. Лицо его побагровело от напряжения, глаза были прикрыты, зубы сцеплены, но вместе с этим он вопреки установленной на максимум нагрузке побеждал машину, всё ниже и ниже наклоняя руку соперника…
Когда сухой громкий щелчок возвестил о победе Крэша, улыбка его сероглазого спутника стала откровенно торжествующей. Поверженный робот застыл, как и его владелец, ошеломлённый победой.
- Ты… - палец ткнулся в Крэша, но быстро придумать жизнеспособное обвинение Кейн не смог. Победитель, как раз вытирающий со лба пот, отмахнулся от него, как от мухи. Его больше интересовал выпавший из щели блестящий ящик с купюрами.
- Да, - отозвался за Крэша его спутник, склоняя голову к плечу. - Он победил. Вы должны нам 50 марок.

***



      Два года прошло с тех пор, как Нейтан и Крэш впервые переступили порог дома Альтаира, сопровождаемые Ларсом Лакки. Два года с тех пор, как раскрыли загадки своего происхождения и начали учиться жить с полученными отгадками.
Теперь всё было иначе. У них была своя квартира. Небольшая, двухкомнатная квартира в неплохом районе – Альтаир не обижал жильём тех, кто на него работал; а ещё гражданство и широкие возможности.
- Вот облом, - Крэш со смехом завалился на узкий диван с ногами, пинком отпихнув от себя коробку с «джек-потом» - совершенно пустую, лишь с парочкой сувенирных купюр, прилепленных у единственной полупрозрачной стенки. - А сколько парились… Хотя, только ради рожи этого хмыря стоило поднапрячься! Ты видел?
- Видел-видел, - поморщился Нейтан, присаживаясь на подлокотник дивана рядом с головой Крэша. Его их поражение, откровенно говоря, задело. Не то чтоб они испытывали недостаток в средствах, но… Нейтану всегда хотелось больше.
- Да ладно тебе, - молодой и перспективный боец Альтаира ласково ткнул его пальцем в рёбра. - У нас есть пятьдесят займов, так? И то хорошо.
Он потёр правое запястье, потом погладил собственное плечо и вздохнул.
- Ох и мощная штука… Неудивительно, что с ней никто не сладил.
- И не мог сладить, - уголки губ Нейтана самодовольно приподнялись, словно это он победил автомат. - Человек бы и не сладил, Крэш. А ты смог.
Боец хмуро посмотрел на него, но возражать не стал. До сих пор, даже два года спустя он отказывался принимать правду о своём происхождении. Он смог развить возможности своего тела только благодаря стараниям тренеров, которым Альтаир явно шепнул пару слов о его способностях.
Холодная ладонь Нейтана погладила его лоб, успокаивая и молча извиняясь. Не то чтоб он случайно затронул эту тему. Просто в очередной раз убедился, что любые доводы в пользу своего происхождения боец отказывается воспринимать как таковые.
- Ты в порядке? - холодные чуткие пальцы эмпата пробежались по руке Крэша от широкого запястья до плеча, постукивая ногтями по суставам. - Ничего не повредил? Нам Альтаир головы снимет, если что…
- Порядок, - ухмыльнулся боец, немного веселея.
В доказательство своей неуязвимости он бесцеремонно обхватил эмпата рукой и уронил на себя сверху. Всё еще не привыкший к тому, что с ним, наследником несуществующего состояния, носителем необычной силы и вообще нереализованным гением, обращаются, как с мягкой игрушкой, Нейтан успел только испуганно ахнуть, как оказался лежащим на груди Крэша, намертво придавленным руками бойца. Жар всегда пышущего жизнью тела накрыл его тёплой волной. Обычное и особое зрение чудесным образом переплелись, и он словно видел обычного Крэша одновременно освещённым внутреннем пламенем. Боец приподнял колено, раздвигая бёдра Нейтана, на его счастье, успевшего сменить легко мнущийся костюм на домашнюю одежду, и переплёл с ним ноги, лишая малейшей возможности сбежать.
- Я устал и мне завтра на работу, - на всякий случай напомнил Нейт, кончиком пальца проводя по зигзагообразной переносице партнёра. - А тебе – в спортзал. Так что не сильно увлекайся, если что.
- Посмотрим, - ухмыльнулся Крэш, похлопывая его по бедру. - Эх, где те выпирающие птичьи кости, о которые я синяки набивал?
- Выросли и заросли мясом, - парировал Нейтан. - Доволен теперь?
- Вполне.
Два года изменили не только их жизнь, они изменили их внешность. Как волны шлифуют обломки скал, превращая их в гладкие камушки, так и время, поработав над по сути ещё мальчишками, превратило их в двух весьма не дурных на вид молодых людей.
Нейтан подрос почти на ладонь, немного раздался в плечах. Костлявость превратилась в худощавость, угловатость ушла без следа. Ощипанный бледный курёнок может и не стал прекрасным лебедем, но всё же похорошел. Развеялись его раздражительность и закомплексованность, сменившись уверенностью, вместе с которой проскальзывали откровенно скопированные у Альтаира замашки.
Крэш же… Обладавший и до того развитым для своих лет телом и немалым ростом, он вытянулся и окреп ещё, по словам партнёра, превратившись из обычного шкафа в шкаф с антресолями.
Правда, на этом изменения в Крэше закончились. Даже нос, выправленный стараниями бригады медиков, работавших на Альтаира, вскоре после операции вернул себе почти прежнюю кривизну. Выбравшись на Поверхность, Крэш остался всё тем же простым, хвастливым и дружелюбным молодым силачом. Который с большим трудом привыкал к своей новой жизни.
Первое время они жили у Альтаира, которому очень приглянулись способности Нейтана. Он нашел им выгодное применение – брал эмпата с собой на разные встречи, таким образом выводя партнёров на чистую воду. Теперь в жизни Нейтана начался новый этап – начальная ступень пути к его новой цели - возрождению отцовского состояния. И он зубами вцепился в предоставленный судьбой шанс.

***



      Нейтан возвращался поздно. С болящей шеей и спиной от вынужденного долгого сидения склонившись; с воспаленными режущими глазами, перед которыми до сих пор мелькали мелкие буквы и цифры данных. Он уже несколько месяцев числился помощником лаборанта в том самом исследовательском институте, которым некогда заведовал его отец. Спасибо Альтаиру, который видимо уже понял, как извлечь из этого выгоду, Нейтан смог восстановить и пополнить свои знания, полученные ещё у Коллекционера. При этом Ди-Джарт не сомневался, что они теперь всю жизнь будут отрабатывать мафиози его милость, но отказываться было бы слишком.
Теперь ему предстояло пройти очень непростой путь, чтобы в конце концов занять отцовское место. Нейтан был готов к трудностям. Хотя иногда, после очередного скучного и тяжёлого рабочего дня, заполненного примитивной однообразной деятельностью, он впадал в настоящее отчаянье. Благо, рядом всегда был Крэш, на которого можно было хотя бы отвлечься.
- Я дома, - эти слова вырвались сами, когда он переступил порог, оставляя за ним уныние. Не так-то это просто, когда ты в самом начале пути, а твой партнёр успешно делает карьеру бойца вместе с другими ребятами Альтаира.
Здесь пахло каким-то особенным домашним теплом. Даже в этой пустоватой аскетичной квартирке. Теплом и сваренным недавно супом, от которого у Нейтана заурчало в животе, напоминая, что обедал он скудно.
- Я слышу, - Крэш появился на пороге их маленькой спальни и лениво привалился плечом к дверному косяку. Вид у него был сонный и помятый. Видимо, пришёл после тренировки, похозяйничал и завалился.
- Долго тебя сегодня мучили, - он потянулся с хрустом и проглотил зевок. - Что-то интересное поручили?
- В перспективе, - туманно отозвался эмпат, скидывая плащ.
Ему было крайне неловко признаваться Крэшу, что он целыми днями просто моет пробирки и систематизирует данные для электронной картотеки. В своих мечтах он уже трижды делал гениальные открытия, за что моментально получал повышение хотя бы до лаборанта, но мечты разбивались о суровую реальность. Самая удачная попытка – выведенный в домашних условиях редкий вид плесени был уничтожен Крэшем, который в порыве хозяйственности вымыл «офигеть какую грязную» чашку. После этого у них случился грандиозный скандал и взаимная двухдневная обида. Тогда Нейтан только проходил стажировку.
Густой разогретый суп вернул ему жизненные силы. У Крэша теперь был строгий рацион, к которому он принудительно приобщал и Нейтана. Вот кто бы подумал, что боец освоит готовку и добровольно возьмет её на себя? А так и было. На эмпата плита и кастрюли действовали угнетающе. Ему легче было сварганить яд или какую-то чудо-вакцину, чем терпимый обед.
- А у тебя что нового? – спросил Нейтан, когда ложка заскребла по дну тарелки.
Крэш, оседлавший кухонный стул, пожал плечами. Кухня была маленькая, даже им двоим едва хватало на ней места. За окном перемигивались огни Скайленда.
- Ничего, - скучающе отозвался он, глядя на эти огни. - Нейт, на следующие выходные в Изнанку махнём?
От неожиданности Нейтан едва не выронил ложку. Перед их походом в парк аттракционов они как раз вернулись из Изнанки, куда уволок его Крэш. Без цели. Просто так, побродить.
- Опять?!
Крэш немного нахмурился. Не сердито – задумчиво. Побарабанил пальцами по столу и неуверенно посмотрел на партнёра.
- Ну а чего? Всё время на Поверхности торчать?
Видимо, лицо Нейтана выражало крайнюю степень недоумения, поэтому боец торопливо отступил.
- Это просто предложение, не пялься так… Сказать уже нельзя?
Заминка в несколько секунд, и он поднялся со стула, расслабленный и беспечный, как прежде.
- Ты устал небось… Посуду не мой, в душ и заваливайся. Я сам помою.

***


      - Нейт…
- Угу.
- Нейтан…
- Сейчас…
Это было уже на следующий день. Жёлтый свет освещал помещение, которое условно именовалось гостиной, но по сути было личным кабинетом Нейтана. Он чаще всего занимал стул перед столом с компьютером, да и стоящий тут стеллаж для дисков тоже был забит его вещами. Узкий диван был единственным предметом мебели, которым в равной степени пользовались и Крэш, и Нейтан.
- Нейт…
- Ну чего?! – он неохотно оторвался от файла, который читал, и повернулся к валяющемуся на диване Крэшу.
- Ничего, - глухо отозвался боец, пялясь в потолок. - Скучно просто…
- Скучно – займись… - Нейтан проглотил слово «делом», с опозданием заметив то густое серое облако, что окутывало его партнёра. Такое плотное, что почти скрывало мощную фигуру его бойца. Он тряхнул головой, возвращая себе обычное зрение, и поспешно приблизился.
- Что случилось?
- Ничего… - Крэш кривовато ухмыльнулся и погладил его по бедру, дотянувшись. - Тоскливо как-то. Накатило.
Нейтан не стал возражать и требовать объяснений, но серое облако мало походило на простую мимолётную тоску. Он опустился на край дивана, провёл рукой по синей безрукавке бойца, сквозь ткань очерчивая мышцы.
- Я могу тебе помочь как-то? – деловито спросил Ди-Джарт, имея в виду разговор по душам или дельный совет, но глаза Крэша так хитро заблестели в ответ, что Нейтану осталось только закатить глаза.
- Можешь. Угадай как?
Он улыбнулся, серое облако немного поредело – очень хороший знак. Нейтан даже готов был поверить, что это и правда просто приступ ностальгии или внезапная меланхолия.
- Хорошо. Только я сначала…
- В душ. Знаю я, знаю…
До кровати они не дошли. Точнее, до кроватей. Их было две, и они сдвигались и раздвигались в соответствии с настроеньем жильцов. Впрочем, они и до дивана не дошли.
Крэш, уже разгорячённый ожиданием, перехватил Нейтана на выходе из ванной, прямо в коридоре, нагло оторвав от пола. Они целовались, как в последний раз, кусаясь, прижимаясь друг к другу, заменяя поцелуями все резкие слова, которые накопили, выплёскивая таким образом всё то напряжение, весь тот негатив, которого хватало у каждого.
Крэш опрокинул его на стол, сбив любовником им же забытую чашку, но оба не обратили на это внимание. Белая чашка покатилась со стуком по полу, но чудом не разбилась. Знала, с кем жила.
Нейтан едва не прикусил себе язык, когда его уронили на жёсткую столешницу и стащили домашние штаны и бельё, отбросив в сторону, как ненужную тряпку. Он уже сам, дрожащими от желания руками расстегнул штаны на Крэше, помогая приблизить желанный момент. Обняв коленями сильные бедра, он выпрямился, торопливо поглаживая холодными пальцами крепкие ягодицы. И жёстко сжал, откровенно провоцируя Крэша.
Ждать долго не пришлось. Боец взял его грубо, как бывало ещё в той, прошлой жизни под землёй, немедленно ворвавшись в тщательно смазанные мышцы. Нейтан прогнулся, поднимая выше бедра, и позволяя его члену войти ещё глубже. Кольцо ануса моментально сжалось, отзываясь на вторжение. Они достаточно долго были вместе, чтобы досконально изучить вкусы друг друга. Крэш, хоть это и было незаметно на первый взгляд, очень ценил, когда любовник отзывался на каждое движение.
Второй толчок был сильнее первого, третий - ещё уверенней и настойчивей, от четвертого Нейтан застонал, зажимая ногами его талию. Заведённый, тяжело дышащий Крэш навис над ним – обжигающий и желанный. Карие тёплые глаза демонически пылали, как бывало только на ринге и в постели.
Стол заскрипел, когда он ускорил темп, вколачиваясь в Нейтана с желанием, граничащим с одержимостью. От ещё одного рывка ножка стола подозрительно хрустнула.
- Ещё! Ещё, Крэш! Ещё! – Нейтан извивался под ним, стискивая его ногами так, что даже на коже бойца расцветали синяки. Его бледные руки беспорядочно метались, цепляясь то за острые углы стола, то за запястья Крэша.
Обезумевший от сумасшедшего желания проникнуть ещё глубже, боец потянул его к себе, усаживая на столе. А потом попросту опрокинул на себя, зажав между многострадальным столом и своим телом, вонзаясь, насаживая, заставляя стонать до хрипоты на ухо, кусать и царапать сильные плечи в попытке выплеснуть собственное желание. Они снова целовались до умопомрачения, до головокружения, искусав губы и напившись крови друг друга, и кончили практически одновременно, мокрые от пота и едва дышащие.
- Легче тебе? - спросил Нейтан тихо-тихо.
- Да…
Ди-Джарт обнял его крепче, традиционно делая пару мелких глотков текущей силы – финальный аккорд их соития. Если бы секс и правда был лекарством от этой серой давящей депрессии, в которой боец отказывался сознаваться… К сожалению, он мог только временно унять душевную боль…

***



      - Когда у тебя следующий бой? – этот вопрос был задан просто так, для поддержания разговора в их очередной вечер в спальне, в которой кроме шкафа и спальных мест ничего не было. Сразу после фразы «Крэш, а сдвинь кровати».
Если гостиная была холодной просторной серо-голубой комнатой, то эта – небольшой, оформленной в тёплой бежево-шоколадной гамме. Две противоположности, как и населяющие их люди.
- Послезавтра, - совершенно равнодушно отозвался боец.
Без особого труда он наклонился и придвинул кровать с лежащим на ней Нейтаном к своей, что проделывал миллион раз.
- Когда?! - ошарашено переспросил эмпат, приподнимаясь на локтях.
Любой бой Крэша был для них важным событием. Они вместе нервничали, вместе ожидали приближения часа Х, как и тогда, в Изнанке, во время последнего Турнира. И главное – о бое всегда предупреждали минимум за две недели.
- А почему так внезапно? Ты на замене?
- Да чего внезапно… - пожал плечами Крэш, не смотря в глаза партнёру.
Он отвернулся, делая вид, что поправляет покрывало на кровати.
- Мне просто как-то пофигу…
- Пофигу?!
Нейтан в один миг оказался на ногах, растерявший все слова от шока. Крэшу было фиолетово, что есть, где спать и что носить, ему было совершенно плевать, сколько места занимают вещи Нейтана и не редко – куда они попрутся в выходной. Но на бои Крэшу никогда не было плевать. Нейтан не сомневался, что Крэш бы выходил на ринг, даже если бы ему за это не платили. Просто так, кулаки почесать. Но сейчас боец не врал.
- Крэш, почему? У тебя же такие успехи! Такие победы! Альтаир же не нарадуется! Когда ты ещё сражался на таком уровне? Да знаешь, какие деньги предлагают Альтаиру, чтоб тебя перекупить?! Ты же – находка!
- Пофигу… - повторил боец, даже не посмотрев на Нейтана. - Я не человек. Я грёбаная недоделанная разработка. Вот тебе и все победы. Они люди, Нейт, - голос бойца задрожал и надломился. - А я - нет. Это не честно. Эти победы и ползайма не стоят…
- Подумаешь, не честно! – фыркнул эмпат, пытаясь заглянуть любовнику в лицо. - Они тоже не святые. Одни только стимуляторы чего стоят… Разве это важно?
- Для меня - важно. Я может… я может не хочу этим заниматься больше. Не моё это.
От такого заявления их тёплая спальня заплясала у Нейтана перед глазами. Голова закружилась, и он медленно опустился на кровать, охватывая её руками. Только-только выстроенный фундамент новой жизни начал крошиться у него под ногами. Самая надёжная на вид опора дала трещину.
Он не видел, как боец развернулся. Как сцепил зубы, сдерживая рвущиеся слова и не выдержал:
- Тебе хорошо, Нейтан. Ты выбрал свой путь, основываясь на том, что узнал о себе. Он тебе подходит! А я так и остался на прежнем, хотя много что изменилось. Знаешь, я каждый день вспоминаю Изнанку… И жалею, что сюда припёрся. Лучше бы я так ничего и не знал!
Нейтан покачал головой и наконец оторвал от головы дрожащие руки.
- Крэш… ты и так ничего не знаешь, - негромко отозвался он, медленно поворачиваясь. В серых глазах стояла Боль. Уже не скрываемая.
- Думаешь, мне легко? Крэш, мой отец - человек, который вытащил этот чёртов институт из болота, а я его даже не помню. Я говорю им, что я его однофамилец, потому что я не могу представляться сыном человека, которого не помню. Совсем! Там наверняка есть те, кто знал его лично, а для его единственного сына он – мужчина с фотографии. Я даже скорбеть по нему не могу, потому что не помню, кто он… Помнишь, я тебе говорил это ещё тогда, в первый вечер, когда только узнал? Ничего не изменилось! И я сейчас – никто. Мальчик на побегушках. Перспективный мальчик на побегушках для чёрной работы, и как бы мне мерзко ни было, я не могу отступить. В память об отце и маме! Я должен занять место отца! Я уверен, он бы этого хотел…
- И солдат штамповать? - Крэш даже передёрнулся.
Голос его звучал глухо, слова раздавались размеренно и монотонно.
- Нет. Хотя что-то новое я в этот мир точно принесу! – Нейтан задохнулся, едва не вывалив на партнёра все свои планы, но вовремя одёрнул себя. Не время.
- Крэш, - год назад он лучше удавился бы, чем сказал это. – Без тебя у меня ничего не выйдет. Не бросай меня. Просто будь рядом со мной. Ты не выбрал новый путь? Помоги мне пройти мой. Ты мне нужен. Не в Изнанке. Здесь, рядом…
Молчание, сопровождаемое гулкими ударами колотящегося сердца, длилось целую вечность. А потом лица Нейтана коснулась чёрная ткань майки и сильные руки двумя створками врат укрыли его от окружающего мира.
- Буду, - выдохнул где-то вверху Крэш. - Раз нужен – помогу.
Горло Нейтана сдавило так, что он смог только промычать что-то невнятное. Окружающий мир надолго исчез для них.