Нечто большее +173

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец, Хоббит, Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно» (кроссовер)

Основные персонажи:
Леголас, Тауриэль, Трандуил
Пэйринг:
Леголас/Тауриэль, упомянуты Маблунг и Белег
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Тема первого поцелуя и прозрения между сыном короля и воспитанницей, когда становится понятно, что дружба стала чем-то большим. Это воображаемая сцена перед тем, как отряд эльфов рванул сражаться с пауками, услышав гул тенёт, тронутых Бильбо; сцена так же отвечает, почему с командиром стражи в отряде оказался еще и принц, и отчего они отправились в Эсгарот в дальнейшем. Пейринга с Кили не предполагается.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Возвышенные отношения между эльфами вовсе не означают, что они беседуют только о звездах и не могут друг друга коснуться, тем более когда одна выросла рядом с другим.
6 января 2014, 21:48
Тауриэль сосредоточенно всматривалась в тени леса, улавливая малейшие шорохи. Лук наготове, стрелы ждали цели. Вот взмахи крыльев птицы, поступь оленей вдалеке, ежи шебуршали у корней дерева, и лиса вышла на охоту... В кроне соседнего бука едва уловимыми тенями мелькали другие стражи. Внизу на дозорном талане иногда слышались голоса, но ни треска сломленных ветвей, ни чужого говора, ни хищного рыка. С настила можно было увидеть далеко вокруг, а выше его, в сплетении развилки ветвей, открывалось почти всё Лихолесье и дальше до горизонта.

Ей нравилось наблюдать отсюда. Свежий ветер путался в волосах ощутимее, овевал лицо, прогоняя затхлый дух из чащи. Утром прошел краткий дождь. Пахло листвой, мхом и белыми цветами, похожими на звёзды, растущими там, где мерзость еще не тронула лес. Плющ, ползущий по стволу, коснулся плеча, защекотал шею и ухо, подсказывая, чьи ноги идут по земле. Растения узнавали своих и чужих лучше, чем кто бы то ни было. Стражница обернулась.

Леголас ухватился за ветки и легко, бесшумно впрыгнул с нижнего яруса в её убежище, почти не потревожив листьев. Тауриэль улыбнулась. Названный брат часто приходил повидать её, когда дневная стража заступала на пост. До сих пор присматривал, точно считая девчонкой.

Их было двое. Так же, как и военачальников древнего королевства, чьё сияние и славу хранила память и стать короля Трандуила. Тауриэль знала имена легендарных воинов — Маблунг и Белег. Тяжелая рука и Могучий лук. Второе прозвище больше подошло бы Леголасу, а первое королю, но целить, как Белег, никто из них не мог. Зато это оказалось под силу ей. Владыка Трандуил не сразу узнал, что у воспитанницы есть дар исцеления. Тауриэль следовала за его сыном как ручная лисица с юности. Азартно, с интересом упражнялась с луком и ножами, как и принц. Тауриэль научилась владеть ими совершенно, уверив себя, что вместе с Леголасом защитит границы королевства от зла и избавит захворавший Эрин Гален от пауков. Тогда трудно было представить насколько непросто это окажется. Случилось чудо - её сила проявилась и не умалилась в сражениях, но для достижения цели не хватало ни мастерства воина, ни сил целителя. Леголас научил её охотиться, сражаться и слушать голоса ветра, но он был принцем, а она лишь стражницей. Всё менялось. Когда-то Леголас назвал её Лисичкой, и прозвище пристало, как второе имя, но теперь оно произносилось редко. Командира стражи и принц, и соратники называли полным именем.

Скинув с плеча лук и ножны, Леголас зацепил их за ближайший сук в досягаемости руки и вытянулся на плаще, расстеленном Тауриэль в сплетении ветвей. Прикрыл глаза. Синдэ усмехнулась и покачала головой. Он не снял ни брони, ни кольчуги. Вернулся с ночного дозора, и, похоже, всё утро провел на докладе у короля.

- Что-то случилось? - прижавшись спиной к ветке, Тауриэль сложила руки на груди. Ветер гулял в кронах, играя с рыжими прядями её волос.
- Ночью слышали вой варгов вблизи границ. Войти в лес они не осмелились.
Тауриэль тревожно изогнула бровь и опустилась рядом.
- Я доложил о нашей вылазке к Дол Гулдур, - принц посмотрел на неё пристально, проницательно, улавливая малейшее движение чувств в лице, - Он король, Тауриэль, он должен знать. Отец не станет гневаться. Ты сделала это с моего ведома.

Леголас усмехнулся и легонько дернул её за длинную прядь волос, ниспадавших на грудь.

День назад, ночью он догнал её в пути к старой крепости, отругав за безрассудство. Таким Тауриэль его еще не видела, но, хотя была согласна с упреками, не отступила. Трандуил не отпустил ни её, ни кого-то еще искать логово тварей, а сделать это, как считала его воспитанница, было необходимо. Если они хоть когда-нибудь желают очистить лес, нужно было рискнуть. Как Леголас разыскал её оставалось загадкой. Названный брат всегда ухитрялся находить её и предугадывать намерения, куда бы она не ушла и что бы не задумала. Вместе им, наконец, повезло обнаружить логово пауков и, Тауриэль была рада, что оказалась там не одна. Выбраться в одиночку от стаи тварей было бы невозможно.

- Король не гневается, но и не доволен? - заключила Тауриэль, ответив принцу испытующим взглядом.
- Он против напрасного риска.
- Скажи, мэлон, Владыка назначил меня на должность, потому что ты попросил?

Тауриэль думала об этом давно, но не решалась спросить. Возможно, Трандуил решил, что должность удержит её в узде. Если так, то он был прав. Воспитанница прикладывала все усилия, чтобы названному брату не приходилось краснеть за неё, но получалось по всему не слишком. Хотя, вероятна и другая причина — командир стражи и принц встречались гораздо реже, чем названный брат и сестра... Тауриэль отогнала эту мысль. Глупости.

- Ты командир, потому что лучшая из моих учеников, - прервал её размышления Леголас. Стражница покачала головой, но признать, что он прав, было не только приятно, но и честно.
- И у тебя особый дар, - продолжил принц, - Он важен для нас. Иди сюда.
Он потянул её за полу камзола, и Тауриэль подвинулась ближе.
- Мог бы и снять броню, - шутливо проворчала она.
- Успею, - Леголас притянул её к себе, устраивая удобнее.
- Почему король не позволяет нам покончить с тварями? - Тауриэль склонилась к его плечу, подложив под щеку руку. Ладонь ощущала колкие пластинки наплечника. - Паутина оплетает внизу всё. Мы убиваем их, но остаются тенёта и гнезда. Пауки плодятся у развалин крепости и возвращаются снова и снова...

Тауриэль вытянулась вдоль его тела. Снова близко, как в давние времена. С той лишь разницей, что сейчас они не шли по берегу Лесной, а лежали на ветвях, укрытые их тенью. Спокойствие шелестело над ними листьями, отравленное тревогой.

- Нас мало, в тенёта попадаются орки, а дурман яда не пускает к нам чужаков.
Тауриэль отстранилась, откинув за спину длинные локоны, и всмотрелась в лицо друга - верит ли он в то, о чем говорит? Пауки защищают их от орков? Стражница брезгливо фыркнула.
- Так Эрин Гален уже не наш? - возмутилась она, - Сегодня враги попадают в тенёта, свободно нарушая границы, а завтра постучат к нам в дверь, - сказала она, - И если завтра они постучат в дверь, то после ударят в неё тараном! Мы должны сидеть и ждать?.. Можно позвать на помощь.
- Людей, гномов, соседей на западе? - Леголас покачал головой. Зная Трандуила, Тауриэль понимала насколько дерзко это звучит.
- Что с того, если они помогут, - она пожала плечами.
- Прежде нужно знать от чего помогать, - принц вновь окинул её проницательным, отцовским взглядом. Тауриэль не отвела глаз: “Но не говори, что ты не думаешь как я, мэлон!” Командир промолчал. Она видела, принцу не нравилось сказанное так же, как и ей, но это была правда. Леголас верил этим словам, как Тауриэль верила ему, но чувство надвигающейся опасности не покидало сердце.
- Всему своё время, Лисичка, - сказал он примирительно, - Отец знает, что делает.

Лисичка. Как все же ей не хватало этого. Тауриэль тряхнула головой и легла на плащ, глядя в небо. Синева проглядывала сквозь ветви в обрамлении резных листьев, прозрачных на просвет, нежно-зеленых, трепещущих на ветру, но уже опаленных по краям ожогом болезни... Она вытянула руку, представляя, как в детстве, что может коснуться неба. Ветер скользнул по ладони. Пальцы сжались и рука опустилась на грудь.

- Ты носил меня на плечах вдоль берега реки, когда я была ребенком, - улыбка тронула губы Тауриэль, - А мне нравилось смотреть с высоты твоего роста.

Она вспомнила, как заливалась смехом от восторга.

- Все было зеленым, а воды рек чистыми, твари не смели тревожить нас... Каким ты был в годы весны? - спросила она.
- Отец расскажет тебе лучше, - Леголас склонился над ней, глядя насмешливо, и она с интересом наблюдала, как сменилось выражение его лица на внимательно-удивленное. Серо-голубые глаза, такие же как у Трандуила, сейчас казались темными, а взгляд теплым.
- Я был таким же как ты, Лисичка. Любопытным и непослушным. Тогда непослушание стоило мало.
- Несправедливо, - она коснулась его светлых волос. - Ты видел меня маленькой и смешной, а я буду помнить тебя лишь таким.
- Я давно вижу лишь твои глаза, темные и зеленые, как наш лес, - Леголас склонился еще ближе, пока дыхание не согрело её кожу.

Пахло лесом и мокрой листвой. Его губы коснулись щеки Тауриэль. Принц дотронулся всего лишь одним, но долгим, ласкающим движением, и в том угадывалось новое, нечто большее. Тауриэль почувствовала, как он сжал ей плечо, скользнул ладонью под затылок, зарываясь пальцами в волосы. Она подняла наугад руки, обнимая, ведя ладонями вверх по замше камзола. Пальцы вновь наткнулись на пластинчатый наплечник. Под мягкой тканью одежд ощущалась жесткость мифриловой кольчуги. Они потянулись друг к другу одновременно. Губы соприкоснулись сначала мягко и тепло, затем крепче и горячее, пробуя на вкус первый в жизни поцелуй. Тауриэль уцепилась за плечи Леголаса, зарывшись пальцами в светлые пряди, забыв на несколько мгновений дышать, согреваемая их общим теплом и счастьем. Свет льющийся сквозь ветви растворялся в воздухе, проникая сквозь дерево и плоть.

Отстранившись, они смотрели друг на друга изумленно. Тауриэль моргнула, выдохнула, не отводя взгляда от потемневших, синих глаз. Леголас улыбнулся ей рассеянно и понимающе. Она ответила тем же. Сердце колотилось в груди, как после погони. Он вновь откинулся на плащ, увлекая Тауриэль за собой, позволив устроиться на груди. Леголас обнимал её, как делал прежде, но сейчас это значило другое и ощущалось иначе. Теперь она понимала. Каждый думал об одном, желая высказать пережитое и не находя слов.

- Твоему отцу это не понравится. - Тауриэль нашла серебряный кулон на своей шее, сжав в горсти.
- Твоему опекуну тоже, - заметил принц.
Синдэ приподнялась, заглянув ему в лицо, и шутливо толкнула в грудь. Усмехнулась и вновь уткнулась носом в замшу ворота его камзола, чувствуя как пылают щеки.
- Король приказывает воинам, но не сердцу, - Леголас провел рукой по её волосам, пригладив растрепавшиеся рыжие пряди, - Отец знает это.

Тягучий звук оборванной струны пронзил лес снизу до верху, отозвавшись по чащам эхом.

Они поднялись разом, выпрямившись и вслушавшись в затихающий, низкий гул.
- Тенёта, - прошептала Тауриэль. Одновременно вскочив на ноги, оба опоясались кинжалами, подхватили луки и колчаны.
- Я справлюсь, - бросила стражница, на ходу обратившись к принцу, но тот пропустил её слова мимо ушей, вновь став тем, кто выше всех их не только по рождению.
- Разделайся с пауками, а я посмотрю, кто попался в их сети, - велел он. Тауриэль возвела очи горе и бросилась следом за ним, перепрыгивая по веткам, окриком увлекая за собой дозорных стражей туда, где твари перебирали лапами липкие сети и приближались к забредшим в негостеприимный лес четырнадцати путникам.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи