Подарок для дядюшки +77

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоббит

Основные персонажи:
Дис, Кили, Торин Дубощит, Фили
Пэйринг:
Торин, Дис, Фили, Кили
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Флафф, Драма, Повседневность
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Торин раньше не мог найти общий язык с Фили и Кили. Суровый гном просто не умел общаться с детьми, да и о чём с ними разговаривать? Рассказывать гномятам о сражениях и войнах? Кто бы мог подумать, что из-за одной маленькой проказы племянников, их отношения с дядюшкой изменятся навсегда...

Посвящение:
Пи Джею за две великие кинотрилогии - Властелин колец и Хоббит)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мой первый фанфик) Жду критики, отзывы приветствуются)) У фанфа есть продолжение, то что случилось полтора года спустя http://ficbook.net/readfic/2107961
8 января 2014, 17:44
Та зима была холодной. За окном лежали громадные сугробы, а снег шел, не прекращая, вот уже который день. В доме Дис было тепло и уютно, гномка заваривала душистый чай и пекла вкусное печенье. Её дети, Фили и Кили, сидели на кухне за столом и весело болтали.

Но тут раскрылась входная дверь, морозный воздух влетел в дом, и гномята поёжились от холода. Дис от страха уронила полотенце и замерла на месте, однако в дом вошёл вовсе не злобный орк, чего она так опасалась, а всего лишь её родной брат, Торин Дубощит.

Торин редко бывал в доме сестры, а её детей практически не видел: уж слишком он занятой. Высокий, статный, гордый гном с суровыми чертами лица и синими глазами, как ночное небо, его чёрные волосы начинали седеть, но не от возраста, а от проблем, связанных с Одинокой Горой. Не было ни одного дня, чтобы Торин не вспоминал свой дом, и с каждым днём подгорный король становился всё мрачнее и мрачнее. Торин был одет в свою королевскую кольчугу и шубу, на спину накинут тёмно-синий плащ, а ещё гном сжимал длинный стальной меч, при виде которого у Фили и Кили загорелись глаза. Увидев брата, Дис кинулась к нему в объятия со словами:

– Торин! Где ты был? И что произошло? Что это за ссадина у тебя на щеке?

– Ерунда, Дис, не беспокойся! Обыкновенные набеги орков на Эред-Луин. Не беспокойся…

– Не беспокоиться?! – вскричала Дис, всплеснув руками. – Да как так?

– Успокойся, сестра, мы с отрядом их перебили. Лучше принеси мне выпить…

– Сначала надо обработать тебе рану. Погоди, я сделаю отвар ацеласа. Королевский лист, где же он?..

Дис засуетилась на кухне, готовя отвар, а Торин тем временем наконец-то обратил внимание на своих племянников, которые сидели за столом и не то с любопытством, не то со страхом, а не то и вовсе с уважением на него глядели.
Фили. Кили. Мелкие озорники, сыновья Дис, рано лишившиеся своего отца. В последний раз Торин их видел несколько лет назад. Как же они выросли за это время!

Фили постарше: ему десять лет. Светловолосый мальчуган, с сероватыми глазами, высокий для своего возраста (хотя Торину он едва по пояс), спокойный и трудолюбивый (по крайней мере, по словам Дис, в которых Торин почему-то сомневался).

Кили младше. Маленький пятилетний гномёнок с черными, как уголь, волосами и карими глазами. Он – ходячая катастрофа, сама Дис говорит об этом. Непоседа, любит похулиганить, вечно не стоит на месте. Удивительно, что сейчас этот сорванец просто спокойно сидит за столом, жуёт свежеиспечённое печенье и ни у кого не играет на нервах.

– Мой дорогой, постой немного, сейчас пощиплет, но потом всё пройдёт…
Дис приложила к его щеке тряпку смоченную отваром, и Торин сморщился от боли, не сводя взгляда с племянников. Дис заметила это и повернулась к сыновьям.

– Ну, и чего вы не здороваетесь со своим дядей? – строго спросила она. – Он, между прочим, проделал немалый путь, чтобы вас увидеть!

– Здравствуй, дядя Торин, – в один голос пробормотали малыши.

Торин мрачно кивнул, но промолчал. Он проделал немалый путь вовсе не для того, чтобы увидеться с племянниками, у него были иные дела. Но говорить Дис этого не хотелось, чтобы не расстраивать её. У неё и так непростая жизнь…

– Ну, вот и всё, Торин, – удовлетворённо пробормотала Дис. – Рана вскоре совсем заживёт. Может быть, ты желаешь поужинать?

Торин снова кивнул и пошёл умываться. Дис накладывала ему мясо и хлеб, а Фили и Кили неуверенно переглянулись. Они плохо знали дядю Торина, ибо мало с ним общались и редко его видели. Да и с виду он был таким холодным, таким серьёзным. Даже неизвестно, чего от него можно ожидать…

Съев последний кусок мяса, запив его элем, Торин встал из-за стола. Дис тут же вскочила, а Фили и Кили недоумённо переводили взгляд с матери на дядю. Неужели Торин снова уходит?
– Куда же ты собрался? – в отчаянье спросила Дис, хватая брата за руку и не давая ему уйти. – Останься у нас, твоя рана пока что не зажила полностью…

– Дис, я должен уйти…

– Но ты так редко у нас бываешь! Погости у нас хотя бы пару дней, Торин, ну пожалуйста…

Сестра. Она всегда умела растопить холодное сердце Торина. Семья, куда от неё денешься? Его маленькая семья, все, что осталось от великого королевского рода. Торин глубоко вздохнул и промолвил:

– Хорошо, Дис, я останусь. Но только на два дня, не больше.

– Ох, это так замечательно, брат! Пойду, подготовлю тебе комнату наверху…

Дис помчалась наверх, и Торин остался наедине с Фили и Кили. Он уже было развернулся, чтобы уйти за Дис, но вдруг внезапно Фили заговорил:

– Мы очень рады, что ты погостишь у нас, дядя.

– Да, – согласился малыш Кили. – А ты расскажешь нам, как прогнал орков?

– Слушайте меня внимательно, – Торин подошёл к маленьким гномикам, грозно глядя на них сверху вниз. – Эти два дня вы должны вести себя тихо, как… как камни в пещерах. Вы не должны мне мешать, не должны шуметь, не должны громко орать и бегать по дому как сумасшедшие, вам ясно?

– Д-д-да, Торин, но... – хотел было возразить Кили, но Торин перебил его:

– Вы поняли меня?!

– Да, – хором ответили Фили и Кили.

– А сейчас быстро идите спать, вам уже давно пора быть в постели.

– Хорошо, дядя Торин, – уныло ответил Фили, беря Кили за руку.

– Спокойной ночи, – Кили грустно поплёлся на братом.

Уложил. Отправил их спать. Этих мелких сорванцов. Но почему у Торина так тяжело на душе? Почему он не может, да даже и не пытается найти со своими племянниками общий язык? Почему ему так сложно просто тепло заговорить с ними, улыбнуться им, поведать о сражении с орками, рассказать про Эребор, про дракона, про своего отца (их деда) и про деда (их прадеда). Почему это так сложно?

– Торин, я тебе застелила постель, – сказала Дис, заглядывая на кухню. – Можешь ложиться спать…

– Спасибо, Дис. Спокойной ночи…


– Фили, проснись! Проснись скорее!

Гномёнок усиленно тряс брата за руку, пытаясь разбудить. Тот лениво пошевелился и сонно спросил:

– Что… что такое, Кили?

– Вставай! – Кили стянул с брата одеяло. – Мама ушла на рынок, и дяди тоже нет! Мы одни дома, понимаешь?

– И что с того? Ложись спать, Кили, ведь ещё так рано…

– Ты ничего не понимаешь!

Малыш вскочил на кровать Фили и начал прыгать как ненормальный. Фили окончательно разозлился, потому что братик приземлился на его живот и теперь лежал на нём.

– И чего это я не понимаю, Кили? Слезь с меня!

– У нас мало времени! Дядюшка может скоро вернуться, да и мама тоже. Нам надо спешить!

– Куда спешить?

– Посмотреть комнату дяди! У него наверняка там много интересных вещей!

– Ты не забыл, что он вчера нам говорил? – Фили встал с кровати, подошёл к окну и скрестил руки на груди. – Он просил вести нас хорошо.

– Так мы и не будем проказничать. Просто посмотрим его комнату, его вещи! У него такой меч, ты же любишь мечи, Фили? Ну, пожалуйста…

Фили заколебался, ведь он действительно любил мечи. А меч Торина такой длинный, такой красивый, Фили никогда прежде такого не видел. Было бы здорово посмотреть на него вблизи, а возможно и взять его за рукоять. Невероятный соблазн. А дядя ведь ничего не узнает, они просто зайдут, посмотрят и уйдут…

– Хорошо, Кили, – согласился Фили, хватая рубашку. – Одевайся, и идём, но только быстро…

Повторять дважды не пришлось. Уже через пять минут братья со всех ног мчались в комнату Торина. Им повезло, дверь не была заперта. Фили потянул ручку на себя, и дверь отворилась.

Обычная комната, ничего особенного. Фили и Кили часто бывали здесь, раньше эта комната была гостиной. Но Дис решила перенести всю мебель вниз, а эту комнату сделать комнатой для гостей. Одна кровать, застеленная пуховым одеялом, полка со старинными книгами, письменный стол, кресло и высокий шкаф. Просто и скучно. Но с приездом Торина в этой комнате появилось несколько новых вещей. В углу стоял меч в ножнах, а на крючке возле шкафа висел тёмно-синий дядюшкин плащ. Да и на столе лежали какие-то бумаги, но гномики не сразу обратили на них внимание. Разумеется, сначала они подбежали к мечу.

– Смотри, какая красота, – изумлённо прошептал Фили, хватая меч и пытаясь вытащить его из ножен.

– Да-да, но я не особо люблю мечи, – пробормотал Кили, и в задумчивости стянул плащ с крючка. – Я предпочитаю лук.

– Да что же он никак не снимается?! – ворчал Фили, силясь вытащить меч.

Кили хитро улыбнулся, накинул дядюшкин плащ и осторожно, чтобы не запнуться пошёл к столу. На нём лежали древние рукописи, важные документы и… карты! Фили любил карты. Может, стоит показать ему вот эту, самую большую? Кили схватил её и мигом кинулся к брату.

– Фили, смотри!

– Кили? – брат удивлённо поднял глаза. – Ты чего это так вырядился?

– Я Торин Дубощит, – низким голосом, подражая дяде, заговорил Кили. – У меня есть великая карта о… о…

– Одинокой горы, – рассмеялся Фили. – Ты ещё не все руны выучил, читать-то не умеешь…

– А ты вот не можешь вытащить меч, хотя тебе уже десять, – огрызнулся Кили.

– Не мешай мне, и я его вытащу!

Кили показал брату язык и развернулся, чтобы вернуться к столу и положить карту. Но тут произошло непредвиденное. Меч, который до этого упрямо лежал в ножнах резко выпал. Кили запутался в многочисленных складках плаща, споткнулся, упал и выронил карту. Бедняга Фили так и не справился с тяжестью огромного меча, и меч упал, разрубив карту пополам. Однако им повезло: упади Кили на полметра правее, меч мгновенно разрубил бы и его.

– Кили! – в ужасе воскликнул Фили, помогая брату выпутаться из плаща. – Ты жив? Всё в порядке?

– Да, – ответил Кили, вставая. – Я в порядке. Но что мы скажем дяде?

– Действительно…

Фили и Кили замерли. Торин стоял в дверях и внимательно смотрел на племянников, а лицо его побледнело. Дети прижались друг к другу, обоим было страшно. Что же они натворили? Взгляд Торина упал на разрубленную карту Эребора, а затем на меч и плащ, скомканный и пыльный.

– Дядя… Торин… прости нас… – только и вымолвил Фили дрожащим голосом.

– Мы не хотели, – оправдываясь, добавил Кили, осторожно глядя на Торина.

– Убирайтесь, – тихо, но спокойно, сказал Торин, закрыв глаза. – Убирайтесь, вон отсюда. Вы недостойны быть наследниками рода Дурина. Истинные принцы никогда не ведут себя так. Убирайтесь…

В голосе Торина слышалось такое разочарование, что у Фили и Кили по телу пробежал холодок, и им не хватило мужества что-либо возражать дяде. Как же они всё-таки обидели его! Разочаровали. А ведь он только приехал…

Гномята ушли, понурив головы, а Торин без сил осел на пол, сжимая клочья карты. Это была одна из копий карты Эребора, и она не представляла особой ценности. Но Торину было больно видеть, какими легкомысленными росли его племянники. Они не смогут стать настоящими воинами, не смогут никогда. Он встал и подобрал свой плащ. Отряхнув его от пыли, Торин накинул плащ на плечи и вышел из дома, чтобы подумать…


– Что же нам делать? – грустно спросил Фили, наблюдая за дядюшкой из окна.

Торин уже второй час ходил по саду, глубоко задумавшись о чём-то. Лицо его было непроницаемым, но несмотря на это старший племянник уловил в глазах короля затаившеюся печаль. Кили сидел рядом с Фили и молчал, не зная, что ответить брату.

– Расстроили мы его, Кили, – тяжело вздохнул Фили, гладя братика по голове.

– Это я виноват! Если бы я не баловался…

– Нет, Кили, мы оба виноваты. Не надо было нам вообще идти к нему. Но мы пошли, и всё испортили…

– Он в нас разочаровался, – в голосе маленького Кили звучали слёзы. – Он сказал, что мы недостойны быть наследниками Дурина…

– Я, кажется, знаю, что нам делать, Кили. Я знаю, как нам вернуть дядю!

И Фили что-то зашептал братику на ухо. Кили широко улыбнулся, кивнул и побежал вслед за Фили. Да, их план должен сработать!


Сразу после ужина Дис пошла спать. Торин же в одиночестве сидел у камина и курил трубку, а Фили и Кили упаковывали подарок для дядюшки в своей комнате. Они весь день провозились с подарком, и результат был неописуем. Осталось только…

Кили тихонько приоткрыл дверь и, увидев, что Торин ещё не ушёл спать, повернулся к Кили:

– Пошли. Он здесь…

Братья подошли к Торину, пряча за спинами огромный свёрток. Торин не без удивления посмотрел на племянников, которые вдруг покраснели. Они подумали, что дядя сейчас рассердится, начнёт ворчать, что ему мешают курить, или ещё хуже, уедет незамедлительно. Но он лишь тихо спросил:

– Почему вы ещё не в постели? Даже ваша матушка уже легла.

– Мы… мы собираемся ложиться спать, дядя Торин, – ответил Кили, подходя ближе.

– Просто мы хотели попросить у тебя прощения, дядя, – добавил Фили.

– Мы плохо себя вели…

– Мы не хотели тебя обидеть…

– И нам очень жаль, что всё так глупо получилось.

– Мы хотим подарить тебе кое-что…

Фили и Кили протянули свёрток дяде. Торин изумлённо принял подарок и развернул его. Там оказался маленький меч, неумело вырезанный из дубовой ветки и самодельная карта Одинокой горы, нарисованная чёрными чернилами, хоть и небрежно, но зато с огромной любовью. Торин не мог вымолвить ни слова. Внезапно в его тёмно-синих, холодных как лёд, глазах появились слёзы. Фили и Кили окончательно сникли, похоже, они под конец расстроили дядю. Вот он и плачет уже…

Но как же они ошибались! Торин плакал вовсе не от горя: он плакал от счастья, от любви к своей семье, к своим племянникам. Старая, давно забытая любовь…

– Торин… – голос маленького Кили дрожал, ему больно было видеть, как дядя плачет.

– Кили… Фили… Это просто… потрясающий подарок!

Братья заулыбались. Торин вытер слёзы и снова перевёл взгляд на карту. На обратной стороне её было написано: «С любовью дяде Торину от Фили и Кили. Мы верим, что ты сможешь вернуть Эребор и будешь жить долго и счастливо».

– Я сегодня был немного не в себе, – медленно произнёс Торин, слабо улыбнувшись. – То, что я сказал вам утром, было сказано сгоряча, я просто очень сильно перепугался из-за тебя, Кили. На самом деле я вас очень люблю, люблю вас обоих. Из вас вырастут замечательные короли и выдающиеся воины…

Он крепко обнял своих племянников и долго не отпускал их. Фили и Кили были в восторге: наконец-то они помирились с дядей! А Торин же облегчённо вздохнул: наконец-то он нашёл с ними общий язык…

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.