Ты ведь им сказал? 295

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Том Каулитц, Билл Каулитц, Том, Билл, Генри, Гертруда, Джеймс, Адалина.
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
«Прекрасная работа! » от _Aliens_
Описание:
В день, когда Билл дал согласие на предложение Тома о свадьбе, он вдруг понял, что теперь придется знакомить избранника с родителями. И он не зря боялся это делать... (Сиквел к фику "Деда")

Посвящение:
Любителям деды, конечно ;DDD

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор сдал два экзамена :) Лучший отдых для меня это писательство.

Секса сегодня не будет ;D

Очень надеюсь, что фик вам понравится так же, как и предыдущие части :) Этот фик продолжается только по просьбам читателей. За что им и спасибо ;)

Сиквелы:
1 http://ficbook.net/readfic/1530548

2 http://ficbook.net/readfic/1496310

3 http://ficbook.net/readfic/1573988

5 http://ficbook.net/readfic/1659434

Деда:http://4.bp.blogspot.com/-eTjvsA_lUgM/Ta2bIzUljsI/AAAAAAAAA1E/LoZwS8G-bT8/s1600/IMG_4793.jpg
Мухаморка: http://artofstyle.by/wp-content/uploads/2012/01/thumbs_1231.jpg
Том: http://cs416231.vk.me/v416231929/531/bLWuqDz2ppE.jpg
Билл:http://cs413821.vk.me/v413821018/4f74/DhjwaHPbjso.jpg
Джеймс: http://www.joybuy.co.uk/image/Unique_Style_Notch_Lapel_Bespoke_Grey_Men_Business_Suit__1__482133972117325.jpg
Адалина: http://www.johnwestby.com/images/j0409106.jpg

Ты ведь им сказал?

16 января 2014, 02:58
- Ты ведь им сказал? - Том шел по больничному коридору, прижимая к уху сотовый телефон. - Да, сказал... Конечно, - тянет Билл. - Но может ты познакомишься с ними в другой раз? - Они же приехали только ради этого, Билл. И как они отреагировали на то, что ты выходишь замуж? Что твой избранник мужчина? - Нормально. Ничего особенного, - бормочет парень. - Ну, может у тебя смена какая-нибудь, и ты не можешь... - Билл, у меня нет смены, я специально работал три дня подряд, спал всего двенадцать часов за эти дни, только для того, что бы сегодня уйти раньше и встретиться уже с твоими родителями. - Ну, Том... - Это не обсуждается! Любимый, если ты им сказал, и они отреагировали нормально, то нам нечего бояться. Сегодня в шесть буду у вас, - он отключился. Билл тяжело вздохнул и присел на кровать, опуская телефон рядом с собой. Конечно, он не смог сообщить о Томе родителям. И дело не только в его трусости, а просто в том, что если он хоть заикнется о чем-то подобном... Отец ему голову оторвет и увезет в свою Англию. Джеймс и Адалина Каулитц были людьми своенравными, трудолюбивыми и серьезными. И если мама Билла давала ему хоть какую-то, но свободу, то Джеймс очень хотел, чтобы его сын рос рядом с ним, а не с родителями супруги. Билл должен стать человеком, а как можно стать им, если ты живешь с двумя сумасшедшими стариками? - А ты мне не фыркай!!! - Генрих скалился на супруга дочери. - Ты чмо в деловом костюме! - Адалина, твой отец опять начинает! - А че ты жалуешься-то сразу? Может Адалина меня еще в угол поставит? - Я бы сказал – закатит! - косится на дедовское сиденье на колесах. - Если бы не помолвка внука, я бы тебя и в подъезд свой не впустил! - Если бы не помолвка, я бы носа в эту дыру не засунул. - Нос свой в задницу своих партнеров пихать будешь! - У вас какие-то проблемы? Почему вы такой мерзкий? - Моя дочь вышла замуж за чудовище! - Чудовище однажды стало принцем! - Сказка явно не про тебя! - Генрих довольно улыбнулся, глядя на то, как мужчина уже закипает от злости. - Гадкий старичок! И жить вам недолго! Подохните – станцую на вашей могиле. - Джеймс!!! - в комнате появилась Адалина. - Это же мой папа, как ты можешь такое говорить? - Да, твой отец он... Он... - мужчина не договорил, так как в комнате появился Билл: - Чего вы опять орете? - Сынок, - Адалина подошла к парню, - ты же их знаешь... - Да-да, - смеется дед, - ты же знаешь своего никчемного папашу и любимого деда! - Деда... - Билл широко улыбнулся старику. После той ночи с Томом парень сильнее полюбил деда, хотя, казалось бы, куда сильнее... - Адалина, мы должны увести сына! Он не может расти в таком обществе! - Тебя вообще воспитала пара жуков навозников, - смеется дед, - я же об этом учтиво молчу! - Как ты смеешь так о моих родителях? Адалина, твой отец... - Ой, да разбирайтесь сами... - женщина вышла из гостиной. - Билл... - Джеймс уставился на сына. - Я надеюсь, что после свадьбы вы с невестой будете жить не тут? - Еще тут их не хватало! Однажды ночевали тут, так меня, мало того, что с кровати ночью Мухаморка скинула, так еще с утра крышкой досталось! Нет уж, пусть живут отдельно! - Ну, деда... - Билл улыбается старичку и переводит взгляд на отца. - Мы будем жить отдельно, конечно. - Ты нам так и не сказал ничего о ней. Я хочу знать, она достойна тебя? - Ох, достойна... - смеется Генрих. - Почему ты нам о ней раньше не говорил? - Боялся, что твой вид отпугнет ее! - Деда сиял от счастья, доводить Джеймса было его любимым занятием. - Ну, просто я не думал, что получится так серьезно... - пожал плечами Билли. - И сколько вы уже вместе? - Третий год... - Три года сплошного разврата и похоти! - Вам-то откуда знать?! - взрывается Джеймс. - Что вы вообще лезете в наш разговор? - Вы в моей квартире, в моей гостиной, и сидишь ты на моем диване! Так что, это не я вмешиваюсь, а вы мне мешаете! - Очень смешно! - Не смешнее твоей порубленной мошонки! - Вы ужасны!!! - мужчина подскакивает и выходит из комнаты, не в силах больше терпеть компанию старичка. - Может, ты им сейчас скажешь... - тихо спросил Генрих, заглядывая в глаза внука. - Они не будут слушать, - только сейчас он присел в кресло, - отец даже встретиться с Томом не захочет. Они просто увезут меня... - в глазах мальчишки плескалась тоска. - Ты уже взрослый, чтобы принимать решения самостоятельно. Тем более, что твой выхухоль уже самостоятельный мужик, уж понимает, что делает... - Том меня убьет. - Так, надо телефон зарядить, хочу заснять встречу родственников на видео, - дед оставляет внука одного. У Билла всегда были сложные отношения с отцом. Мальчишка пошел в маму, от нее принял озорство, детскую искренность, любовь ко всему необычному. С ней он и общался ближе, чем с Джеймсом. Наверное, во всей семье Джеймса любила только сама Адалина, Билл больше боялся, чем любил. А про Генриха и говорить не нужно, он так и не одобрил выбор дочери, хотя и не стал препятствовать их браку, ведь в итоге этот самый брак подарил ему золотого внука. Время прошло быстро. Адалина и Гертруда занимались праздничным ужином, о чем-то мило разговаривая. Дочь все пыталась выведать хоть что-то о пассии Билла, но Гертруда мало что ей сказала. Лишь несколько коротких фраз о том, что выбор ее сына – это только его выбор. И не стоит стоять на пути... Билл пытался заняться учебой, хотя ничего не получалось; на носу экзамены. Вот-вот он окончит второй курс. А на сдачу всех работ уходит не только много сил и времени, но и нервов. Хотя неудивительно, что он не смог ничего выучить... В голове сидели дела поважней. Он любит Тома, но знает, что пойти против отца у него смелости не хватит. Радовало одно: дедушка и бабушка поддерживают их... Телефон зазвонил как раз в тот момент, когда Билл сам хотел уже набрать номер любимого. - Да, Том? - он очень надеялся, что Тома хоть что-то задержит, а еще лучше - его оставят на работе... - Я уже поднимаюсь... - нервы в голосе. - То есть, я уже на лестничной площадке. - Окей... Входи... Билл откинул телефон в сторону и кинулся в коридор. Дверь была не заперта, поэтому уже спустя мгновение она открылась, а на пороге появился Том. Брюнет улыбнулся, видя, что его любимый тоже катастрофически волнуется. Он подошел к мужчине: - Привет... В коридоре появился дед: - Ох, черт, где мой телефон... - и тут же исчез. - Что это значит? - Том стягивает куртку, вешая ее на крючок. Билл крутится рядом, понимая, что сейчас случится что-то невообразимое. У него живот свело то ли от боли, то ли от волнения... Или первое случилось из-за второго. Сердце стучалось о ребра, желая выскочить наружу. - Я им не сказал, - Билл стыдливо смотрит в пол. И тут Том понимает, что его ждет не просто ужин, а настоящее сражение... На него уже смотрели карие, такие же как у Билла, глаза. Седовласый мужчина в деловом костюме вышел из гостиной, а за его плечами стояла милая женщина. Тому бы очень хотелось, что бы они оба были не против... А вообще, он предпочел бы уйти. - ВСЕ! Я ТУТ! МОЖЕМ НАЧИНАТЬ!- Дед направляет камеру на родителей, затем на парней, что так и стоят у входной двери. - Билл? Это твой друг? Ты его тоже на ужин пригласил? - Адалина с надеждой в голосе оглядывает парней и то, как Том бережно обнимает ее сына за талию. Нет, она уже и не надеется. - МУХАМОРКА! ИДИ СЮДА! ВСЕ ИНТЕРЕСНОЕ ПРОПУСТИШЬ! - Меня зовут Том. Я сделал предложение вашему сыну, - мужчина сделал несколько шагов и протянул руку Джеймсу, который до этого момента тупо глазел на сына. - Ты делал что-то с моим сыном? - вскрикивает отец. - Да нет, что ты! - довольничает дед. - Он просто имел твоего сына в задницу! У Билла голова закружилась от этих слов. У Тома появилось огромное желание выставить деда за дверь. Неужели этот индюк не понимает, что ситуация итак аховая?! Он опускает руку, которую ему, конечно, никто не пожмет. - Это вам... - он протягивает аккуратный букет роз Адалине. Том выглядит очень подавлено и забито. Он понимает, что за его спиной любимый, а впереди родители этого самого любимого. Отступать нельзя, но чертов Билл... Мог бы предупредить... Зачем врал, что уже поговорил с родителями? - А еще они отметили два года трахом в доме престарелых! - дед не перестает веселиться. - Не смей брать эту гадость! - Джеймс вырывает букет из рук Адалины, которая все-таки начала приходить в себя. Он откидывает букет в сторону. - А ты, - прожигает взглядом Тома, - проваливай отсюда! Билл!!! В свою комнату! Собирай вещи, ты уезжаешь! - Я не отпущу его! - Том все-таки осмелился смотреть в глаза Джеймса. - Кто тебя спрашивать будет? А будешь возникать, я обвиню тебя в отношениях с несовершеннолетним! - Но он уже совершеннолетний! - Но два года назад он таковым не был! - Просто Джеймс сам потрахался впервые только, когда ему двадцать лет исполнилось! - А ты вообще заткнись!!! Кати отсюда! - пинает колесо дедовского кресла. Дед дергается вперед и хорошенько проезжается колесами по ногам мужчины, тот завывает: - Старый ты ублюдок!!! Билл подходит к Тому и обнимает его со спины, утыкаясь носом в шею. Он смотрит на маму, которая разглядывает поникшего Тома, пока ее муж и отец ссорятся. - Ну, все, хватит!!! - Адалина вновь прерывает перепалку. - Не в коридоре же о таком разговаривать! - А что тут вообще разговаривать? - взрывается Джеймс. - Не хочешь разговаривать, проваливай! - орет дед. - Заткнитесь уже! Билл, убери руки от этого пидораса!!! - Навозным жукам своим так орать будешь! А в моем доме не смей орать ни на меня, ни на парней! - рычит дед. - Хочешь оскорблять кого-то - уматывай отсюда!!! Нравится тебе или нет, но я тут хозяин! И либо ты слушаешься меня, либо собираешь свои манатки и уматываешь! Сажаешь свою деловую задницу на самолет и пидоришь домой! В квартире вдруг воцарилась тишина. Участники скандала смотрели на деда. Тот уже давно так не орал. - Марш в гостиную! - командует дед, дает задний ход, вновь проезжаясь по ногам Джеймса и скрывается в комнате. Адалина шествует за отцом, забирая с собой мужа. Том оборачивается к любимому: - Ты знаешь, что ты меня подставил, Билл? - серьезно выговаривает он. - Прости... - Не прощу! - кидает мужчина и оставляет парня одного, а сам проходит в гостиную. Том был зол и растерян. Он совсем не так представлял себе знакомство с родителями. Он вообще не так все представлял. А тут... Ему на самом деле хотелось бы понравиться родителям Билла, но теперь это уже не так важно... Теперь он считает, что можно обойтись и без этих двоих. Ну, хотя бы без Джеймса. Он хочет забрать Билла, чего Том никогда не допустит! Придется воевать. У мужчины сложилось такое впечатление, что как только он попадает в эту квартиру, ему обязательно нужно с кем-то биться. То деда, то Джеймс... Хотя самая первая борьба, борьба с самим Биллом в их первую встречу... Вот за что стоит биться сейчас. - Даже не смей! - рычит Джеймс, когда Том хочет сесть в кресло. - Ты будешь стоять! - Джеймс, захлопни свою пасть, воняет хуже чем из запохоосвежителя! Садись, Втрюмпер. - ВТрюмпер? Это фамилия у него такая? - папаша дергает бровью. - Меня зовут Томас Трюмпер. Я бы мог рассказать вам о себе... - Еще я голосов пидарасов не слышал!!! - не может молчать Джеймс. - Поверь, - смеется дед, - ты не слышал! Они иногда так красиво постанывают, что ах... Все, включая Адалину и подошедшего Билла с Гертрудой, уставились на деду. - А что? У Тома руки золотые, знаете, КАКИЕ он волшебные клизмочки ставит?! Потом час с унитаза не слезаешь. Джеймс, ты так хмуришься, у тебя явно запор... Томас, спаси любимого родственника... - Ой, старый ты идиот! - Гертруда присаживается на стул рядом с мужем. - Не вмешивайся! - Хоть один умный человек в семействе! - ворчит Джеймс и вновь нападает на Тома: - Лучше убирайся отсюда прямо сейчас. - Мне кажется, что вы должны меня выслушать... - осторожно произносит Том. - Я тебе что-то должен? - явная ненависть в каждом слове. - Ты больной человек, ты извращенец! Таких как ты надо кастрировать! - Я то же самое про тебя говорил! - Генрих не устает бесить мужа дочери. - И если бы меня послушали, то у меня не было бы такого замечательного внука. Так что, может ты тоже сейчас ошибаешься... - Мой сын не посмеет меня ослушаться! Билл, иди собирай все свои вещи. - Все его вещи, - произносит Том, - находятся в моей квартире. Мы уже два года вместе и недавно он переехал ко мне, как раз после того, как я сделал ему предложение. - Ныл ты, а не предложение делал! - Деда... - Билл елозит в кресле, боясь и посмотреть на любимого. - Я убью его! - рычит Джеймс. - Нет, я его точно убью... - Кого из нас? - улыбается Генрих. - Вы можете не вмешиваться? У вас рот хоть иногда закрывается? - Джеймс, не разговаривай так с моим отцом! - Видишь, - дед подмигивает Тому, - даже когда дело о вас, все всё равно предпочитают говорить обо мне любимом. - Ох, довольный теперь! - Гертруда поглаживает супруга по ладони. - Том, я в последний раз прошу: уйди с глаз моих! - Нет, - уверенный голос Трюмпера. - Пидора ответ! - веселится дед. - А не зря рифму-то придумали. - Мой сын никогда не спутался бы с таким как ты. - Или вы его плохо знаете! - уверено бормочет Трюмпер, косясь на брюнета. - НЕТ! - возражает Джеймс. - ПИДОРА ОТВЕЕЕТ! - веселится дед. Генрих был единственным человеком, который ловил кайф от всего процесса. - Пап, ну сколько можно? - Адалина устало терла виски. - Я у тебя тоже самое хотел спросить, сколько можно заниматься благотворительностью? Чего же ты себя жертвуешь этому широколобому гусю... - Сейчас не о нас! Том, я могу сделать так, что ты нигде работать не сможешь! - Сделайте! Но вы даже не знаете, что я за человек! Чем живу! Кем работаю! - А мне это и не нужно! - Джеймс, может выслушаем Тома... - осторожно просит Адалина. - Чего его слушать? Ты спятила? - Не смей так с моей дочерью разговаривать, огрызок пизанской шлюхи! - А как вы смеете такое про мою маму говорить? - Смею... А как ты... - и снова перепалка. Эти двое начали поливать друг друга помоями. Под шумок Адалина встретилась взглядом с Томом и кивнула на дверь, мужчина понял, чего от него хотят. Поэтому осторожно поднялся и вышел. Следом за ним вышла и мама Билла. Уход парочки не заметил никто, даже Билл. - Садись, - они вошли в комнату Билла. Женщина присела на кровать, ожидая, когда и Том сядет рядом с ней. - Так что ты хотел сказать?.. - Я... - он тяжело вздохнул, пытаясь привести мысли в порядок.- Я люблю вашего сына. Я ничего плохого не хочу... То есть... - Не волнуйся, пожалуйста... - Эх... Я никогда еще не сталкивался с таким, - пожимает плечами. - Серьезней, чем отношений с Биллом, у меня никогда не было. Я вообще не слишком в любовь верил... Но Билл... Он невероятный. У него всегда получается вселить в меня уверенность в лучший исход. Он хоть и вредничает, но никогда не закатывает скандалов. У него на все свое мнение, но он легко идет на компромисс. Мне нравится в нем все. Я же... Я не знал, что все так будет... Адалина внимательно следила за Трюмпером. На самом деле Том внушал доверие, но она не позволит сыну быть вместе с мужчиной. Все-таки, это неправильно и это будет ошибкой. Когда Билл повзрослеет, он поймет это. - Расскажите о себе, о своей семье... - Я доктор в нескольких клиниках, а в последние месяца еще и в доме престарелых помогаю. Мои родители... Мама занимается разведением собак, отец помогает ей. Мы простые... За деньгами не гонимся, но живем не бедно. Сам я получаю достаточно, чтобы содержать Билла, нашу квартиру и платить за его обучение. Я много времени могу проводить с ним. Ну... Детей хочу. - Раз детей хотите, почему женщину себе не найдете? - Потому что я такой. Я люблю Билла, и детей мы будем воспитывать вместе... - Я не хочу тебя расстраивать, но все-таки придется. Томас, ты хороший мужчина, я вижу, что ты, может, и любишь моего сына, но явно не понимаешь, на что ты соглашаешься. Извини, но я поддержу мужа... И, скорей всего, мы увезем Билла. - Но он ведь учится тут... У него тут все друзья. Бабушка и дедушка... Ну, наличие меня тут... Не думаю, что положительный момент, но все равно... - Думаю, что это не имеет значения... - пожимает плечами. - Джеймс заберет Билла... В это время в гостиной продолжалась битва. - Билл, каким ты вообще местом думал? - Тем самым, в которое Том носом потом пихался! - Деда! - ворчит Билл и пытается сдержать удар. - Папа, я влюбился!!! - Какая, нахрен, любовь? - На хрен как раз не любовь, а задница твоего сына! - Генрих! Вот теперь понятно, почему Билл так поступил! Вот что значит отсутствие отца! - Точнее, отсутствие мозга у отца! - и Генрих, и Джеймс уставились на Билла. Наверно эта фраза должна была принадлежать деду. - С отцом так нельзя разговаривать! - С таким как ты – можно! - психанул Билл. - Я устал! - Как ты смеешь?! - Я останусь тут с Томом! - Ну, не прямо тут... - влезает дед. - БИЛЛ! - рычит Джеймс. - Ты разве не понимаешь всю ГЛУПОСТЬ своего поступка?! Это же мужчина! Это же клеймо на всю жизнь! Тебя на работу никуда не возьмут! А когда узнают, что Том педик, то его тоже уволят! И вообще, ЧТО ты нашел во всем этом? - То же самое, что и ты нашел, когда мою дочь у меня забрал, - серьезно проговорил Генрих. - Не сравнивайте! Ваша дочь привела мужчину! - Так твой сын тоже мужчину привел! - Так он сам мужчина!!! - орет Джеймс. - Это не одно и тоже! Твоя дочь не бабу привела! - Я бы не был так уверен... - Билл тяжело задышал. - Это все ваше воспитание! Он уже вашими словечками разговаривает! - Просто у нас по мужской линии все язвить умеют! Билл мой внук! - Мы сейчас не об этом! Почему ты до сих пор тут, Билл? Быстро вещи собирать! В гостиную вошла Адалина и первым делом поддержала мужа: - Да, Билл, пришло время уезжать. Хватит. Мы изначально были против того, чтобы ты оставался тут, когда мы уезжали. Но у тебя была школа и было глупо дергать тебя в другую школу на последние несколько месяцев. Потом ты без нашего ведома поступил тут в университет и мы опять пошли тебе на встречу. Хватит... Билл смотрел на Тома, но мужчина молчал. Он не знал, что сказать. Уже столько всего сказал... - У тебя на пальце кольцо, Билл, - тихо проговорила Гертруда. - А это значит, что у тебя уже как несколько недель появилась своя собственная семья. - Не говорите глупости, пожалуйста, Гертруда, - вежливо попросил Джеймс. - Билл, ты умный парень, и такая жизнь не для тебя. Все молчали. Билл пялился в пол. Почему родители так легко победили? Почему Том молчит? Он тоже сдался. Значит, кольцо на пальце это на самом деле глупость? И их чувства, получается, тоже? Своя семья. Он так хотел свою семью с Томом. Небольшую, но счастливую. И пусть не вечную, пусть они однажды решат расстаться, но ведь это будет не скоро... И будет ли вообще. Билл не знал второго такого человека, как Том. И лучше него, на самом деле, никого нет... - Я останусь с Томом, - тихо проговорил Билл, поднимая глаза на отца. - Извини, но в моей жизни появился человек, которого я не брошу только из-за твоей прихоти или ваших с мамой предрассудков. Дедушка и бабушка меня поддерживают. И знаете, их одобрение для меня важнее, чем ваше. Простите, но вы скинули меня им на руки, не желая менять своих планов из-за меня. Вы уехали, даже не попытавшись задержаться тут еще на несколько месяцев. Работа была важнее. И теперь я не желаю менять свои планы из-за вас. Я выйду замуж за Тома, пригласительные мы вам отправим, захотите приехать - мы будем только рады, откажетесь - никто слез лить не будет. Он отвернулся и прошел к Тому: - Пойдем домой, Том. Пойдем... - он потянул мужчину за руку. - До свидания... - произнес Трюмпер и пошел следом за парнем. В гостиной стояла тишина. Ее нарушали лишь звуки из прихожей, где влюбленные одевались, а через несколько мгновений входная дверь хлопнула, оповещая всех о том, что парни ушли. - Джеймс, - Генрих внимательно посмотрел на мужчину, - ты можешь винить в этом кого угодно, наше воспитание, распущенность Билла или еще что-то. Но все случилось так, как случилось. Извини, но ты проиграл, мальчик вырос и не нуждается больше в родителях, которые в последнее время мало нуждались в нем. - Это не так! - возражает Джеймс. - Мы работали, чтобы обеспечить ему достойную жизнь... - А нужна ли ему эта жизнь? Ты у него спросил? Ты хоть раз спрашивал у своего сына, что он хочет? Послушай моего совета. В свое время мне пришлось отпустить свою дочь с тобой. И хоть ты скажешь, что это разные вещи... Это не так. С кем бы ни уходили наши дети... Они уходят – вот что главное. И от этого тебе сейчас больно. Я тот человек, который понимает тебя сейчас лучше всех в этой комнате. Я до сих пор не одобрил выбора своей дочери, но я не мешал ей. Это только ее выбор, - он глянул на Адалину. – И знаешь, у тебя есть возможность получить мое благословение... - перевел взгляд на Джеймса: - Благослови парней. Прекрати думать, почувствуй... Джеймс прикрыл глаза. Выбор был невелик... Билл открыл глаза – утро. Вчера они с Томом немного поругались. По приходу домой нервы сдали у обоих. Поорали и спать легли. Сейчас любимый лежал рядом, как обычно обнимая мальчишку со спины. - С добрым утром... - Том поцеловал возлюбленного в висок. - Прости за вчерашнее... - И ты прости... - Билл взял лицо мужчины в ладони. - Теперь у меня есть своя семья, - он счастливо улыбнулся, и Том отзеркалил его эмоции. - Я люблю тебя, родной... Я сделаю тебя самым счастливым. Вот увидишь. Обещаю. - И я сделаю тебя счастливым. Не успели они начать целоваться, как раздалась трель дверного звонка. - Кто это? - Том глянул на время. - В воскресенье, в такую рань... Лежи, там почтальон наверно... - Угу... Ты только быстрей. Том натянул на голое тело серые спортивки и пошел к двери. Открыл. - Отойди в сторону, хмырь, моя ауди хочет припарковаться, - в квартиру въехал дед, ну, понятно, что не на ауди. - Генрих, ну что ты с самого порога на парня налетел! Доброе утро, Томас, - в квартиру вошла Гертруда. - Так, а где кухня? А, вот кухня... - женщина начала раздеваться. - Здравствуй, Том. Это тебе, - Адалина мило улыбнулась и протянула парню торт. - Надеюсь, что вы любите сладкое. - Все, Втрюмпер, закрывай, злодеев в эту обитель разврата мы не впускаем! - смеется старик. На пороге стоял Джеймс. Они с Томом несколько секунд смотрели друг на друга, после чего хозяин квартиры тихо попросил: - Проходите, пожалуйста... - А педики только со своими такие нежные? - не унимался дед. - Доброе утро, Том, - Джеймс протянул парню ладонь и чуть заметно улыбнулся. - Доброе! - Том разулыбался весь и пожал руку в ответ. - Итаааак, давайте, накрывайте на стол! - орет дед. - Билл, кто не успел одеться, я не виноват! - поехал по направлению спальни. - Деда? - Билл удивленно смотрел на вошедшего родственника. - Вставай, голозадый! Родители твои пришли одобрение давать, а я пришел посмотреть на вашу хатку, мои дорогие кролики. Парням дали полчаса на сборы. После чего все были собраны на просторной кухне. Билл и Том вошли в помещение, присев на высокие стулья под пристальными взглядами всех гостей. Джеймс и Адалина сидели на диванчике, Гертруда стояла у окна, а рядом с ней - дед. - Доброе утро, - тихо произнес Билл, обнимая любимого за руку, немного прячась за его широкой спиной. - Мы пришли поговорить, - начала Адалина. - О чем? - интересуется брюнет. - Действительно, о чем? - возникает дед. - Совсем весь мозг тебе оттрахали? - Папа! - вскрикивает Адалина. - Так вот... - говорит Джеймс. - Мы одобряем твой выбор. Но при одном условии: вы с Томом не станете брать детей в семью до тех пор, пока мы с твоей мамой не увидим, что вы готовы к этому. - Мы согласны, - быстро кивает Билл. - Согласны ведь? - смотрит на улыбающегося Тома. - Конечно, - мужчина притягивает к себе мальчишку и крепко обнимает. - Конечно, мы согласны... Главное, что... что вместе, - утыкается губами в лохматую макушку. - Папа, ты обещал... - просит Адалина. - Да-да, ловите мое благословение! - дед кидает в Джеймса тапок. - Будьте счастливы и верните тапочек. Потом был совместный обед. Все напрягались, но не долго. Дед веселил народ. Билл и Том сидели рядом и понемногу расслаблялись, отдаваясь беседе, и постепенно переставая хвататься друг за друга. Джеймс к выбору сына относился холодно и старался не беседовать с Томом. А вот Адалина открылась мужчине и расспрашивала его о всех мелочах их с Биллом жизни... Том закрыл дверь за гостями и прошел в спальню: - Так, я кажется, просил тебя не валяться на не заправленной кровати в одежде... - Ну, Тооом... Иди ко мне. Том осторожно присел на кровать и склонился над любимым: - Билл, в последний раз говорю: не смей валяться на нашей кровати в одежде. - Я не могу поверить... - улыбается, обнимая мужчину за шею. - Они одобрили... Теперь можно планировать свадьбу... Выбирать костюмы, заказывать торт, писать пригласительные... А перед ними нужно составить список гостей. Я первым делом этим займусь. - Так... - Том отстраняется от любимого. - Я же еще своим не сказал... Вот они удивятся, - садится. - Так же, как и мои? - Неее, мои знают, что я искал мужчину. Они даже знают, что я с тобой встречаюсь. Я им фото показывал, но думал, что для встречи еще рано... Вот и дотянул, - посмеивается. - Ну, ничего... Познакомлю вас на свадьбе. - Нашей свадьбе? - улыбается. - Точно, у нас же свадьба... - Свадьба... - задумчиво тянет Том и откидывается на возлюбленного. - Я стану самым счастливым человеком... Билл приятно мурлыкнул и покрепче обнял любимого, жмурясь от счастья и наступившего расслабления...