Ты уверен? +37

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Джеймс Мориарти, Себастьян Моран
Пэйринг:
Себастьян Моран/Джим Мориарти
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, PWP
Предупреждения:
BDSM
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда лучшее лекарство от безумия - это секс. Безудержный и морморный.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Завершаю свой гештальт. Писала эту Нцу год, все руки не доходили.
https://vk.com/album221630753_186539844
Картинки с Нцой и Джимом.

Читать под Lady Gaga - Dope http://mp3-sait.info/listen/Gaga%20Dope

Можете, если удобно посмотреть картинки здесь:
http://krushkazon.diary.ru/p195175160.htm

1 февраля 2014, 13:40

Ты мне нужен сильнее,
Need you more
Нужен сильнее,
I need you more than dope
Ты мне нужен сильнее, чем "допинг".(Lady Gaga – Dope)



-Ты уверен?- спрашивает Моран, разминая плечи, сидящего на стуле Джима. Тот оборачивается, поднимая голову вверх, и обнажает в слабой улыбке зубы, обращая внимание на зажатую в них веревку.

Себастьян берет веревку и крутит ее в руках. Он не специалист по шибари, но на войне его научили вязать качественные узлы.

- Как сказал Алистер Кроули: «Делай, что захочешь. Да будет это Законом. Любовь есть Закон. Любовь подчиняется Воле», - Джим берет запястье снайпера, целует руку и укладывает ее на грудь, так, чтобы Себастьян обнял его и прижал к себе.

Потом Моран сам раздевает их, и они остаются обнаженными. Мориарти нравится рассматривать голое тело любовника, хотя, в такие моменты ему трудно не думать о своем несовершенстве, даже если полковник считает по-другому. Джим тянется к Себастьяну, и они соединяются в поцелуе. Поначалу полковник целует невинно, постепенно углубляя поцелуй, все крепче сжимая в объятиях хрупкое, по сравнению с его, тело.

Потом Моран укладывает Джима в спальне на ковер, лицом вниз. На потолке их спальни, на балках, развешаны крюки и цепи. Одним концом веревки он связывает боссу руки, другим – ноги, так что лодыжки стали почти притянуты к запястьям. Он продевает веревку еще раз между связанных запястий и ног, чтобы, когда он подвесит Мориарти, его любимый Джим не вывернул себе суставы.

Себастьян спускает крюки и подвешивает один за узел между руками, другим подцепляет узел между лодыжек. Цепи поднимаются вверх. Моран осторожно крутит колесо подъемника, боясь сделать слишком больно, и подвешивает Мориарти на уровень своего лица. Потом он берет повязку и завязывает Джиму глаза. Мориарти не нравится такое условие, но сегодня Моран его Хозяин, пускай и на одну ночь.

Себастьян берет в руки заготовленное заранее перо и начинает проводить им по висящему телу. Не щекотно, но острее поглаживаний пальцев. Впрочем, Моран не забывает и трогать соски, задевать их кончиком пера, проводить по ягодицам не только пером, но и ладонью, сжимать их то с силой, то с нежностью. Полковник проводит пером по члену, по яичкам, и Джим дергается от неясных и неожиданных ощущений.

Себастьян останавливается и отбрасывает предмет, он берет член Мориарти в руку и проводит ею, мастурбируя, то ускоряя ритм, то замедляя, потом он обхватывает широкой ладонью яички и ласкает их, перебирая. Когда Моран понимает, что его любовник на грани всякие ласки прекращаются, и полковник отходит от своей жертвы, чтобы принести новую игрушку.

Джим в неизвестности. Но когда чувствует прохладный любрикант между раздвинутых половинок, он уже знает, что это будет. Вибратор сначала нежно массирует анус, расслабляя сфинктер, потом толкается, раздвигая мышцы, потихоньку проникая внутрь. Дилдо не было обыкновенным, у него была ребристая поверхность и еще одна полезная, очень полезная функция.

Когда вибратор полностью погружается в тело, полковник берет в руку пульт и нажимает средний режим. Этого хватит сполна.

Мориарти ощущает знакомую по прежним играм вибрацию, приятно стимулирующую стенки и чуть-чуть надавливающую на простату игрушку, но потом он вскрикивает. Небольшой удар тока прошиб его насквозь, разряд пронзает от ануса до мозга, будто импульс нейтронной звезды.
Джим дёргается.

- Что это?

- Молчи, - приказывает Моран.

Через какое-то время, после вибрации, разряд снова ударяет, но только с третьего раза Мориарти ощущает, как блаженно действует этот шоковый импульс на стенки и простату.

Полковник смотрит на него и любуется извивающимся телом. Он знает, что долго Джим не выдержит и кончит, бурно изливаясь на белый персидский ковер, и крича от незабываемого удовольствия.

После того как Мориарти обвисает, обессиленный сильнейшим оргазмом, Себастьян позволяет ему передохнуть, переводя пульт в обычный вибрационный режим, он не собирался убирать игрушку.

- Вынь! Вынь это из меня, - почти умоляюще просит Джим.

- Ну уж нет, ты обещал мне ночь. И она еще не закончилась.

Вибратор заставляет рефлекторно сжиматься стенки ануса, и вскоре преступный консультант вновь ощущает возбуждение.

Моран подходит и начинает ласкать его: целуя плечи, спину, гладя пальцами, проводя по чувствительным ступням, облизывая шею, чтобы четко запечатлеть вкус и запах своего ненасытного босса. Потом он подвешивает небольшие грузики на соски Мориарти, и они оттягивают их вниз. На грузиках подвешены колокольца, они будут звенеть в такт задаваемому Мораном ритму.

- А теперь открой свой рот, - полковник вновь берет в руки пульт. Теперь его очередь получить удовлетворение.

Искусанные, опухшие от поцелуя губы обхватывают плоть Себастьяна. Полковник вновь выбирает средний режим вибратора, и Джим снова чувствует, как сквозь него идет волна электрического заряда. Слабая, но волнующе возбуждающая, почти болезненная и действующая, как прямая стимуляция нужной чувствительной точки. Разряды совпадают с глубокими проникновениями в глотку, и Себастьяну кажется, что он тоже чувствует эти импульсы экстаза, чистого возбуждения. Он давно отбросил пульт и теперь умело направляет одной рукой свой член, другой поддерживая голову Мориарти, чтобы тот не задохнулся от его движений.

А Джим только и думает о члене у него во рту и внутренностях, пронзающихся током. И это было хорошо, потому что обычно у Джима было много мыслей. Особенно в последнее время. Он придумал Игру, он придумал Ричарда Брука, он придумал, как избавиться от Шерлока Холмса, он придумал, как избавиться от… себя. Только так он избавиться от Света и от Тьмы, укрывшихся в их с Шерлоком головах. И от страхов.

Ведь больше всего Мориарти боится стать заурядным, проснуться однажды и оказаться Джимом из IT, который просто прыгнул выше всех. Поэтому ему нужно было признание. Не просто признание его заслуг на криминальном поприще, а признание уникальности особенным человеком. Того, кто значим для Джима, того, кого он сам считает особенным. Таким человеком для него стал Шерлок Холмс. С тех пор, как Мориарти, будучи двенадцатилетним подростком, прочел в газетах о мальчике, который сообщил дополнительные сведения полиции об убийстве Карла Пауэрса, который смог увидеть истину, Шерлок стал для него образцом. Конечно, юного Холмса никто не послушал, но репортеры сумели раздуть из смерти Пауэрса скандал, и кто-то запечатлел мальчика на камеру. Историю замяли, но Джим подолгу смотрел на снимок, пытаясь увидеть знакомые по себе черты гениальности. В дальнейшем Мориарти стал осторожен и больше не оставлял следов. Спустя много лет Шерлок признал в нем, такую же уникальную личность, как он сам, и если Джим победит его, то ему не будет равных, ибо выше Шерлока не было никого, ибо Шерлок был лучшим. Но получив долгожданное признание от детектива, Джим не почувствовал удовлетворения, он знал, что он - гениальный разум, подстать Шерлоку Холмсу, но рядом с ним на самом деле он не считал себя таковым, и когда Мориарти осознал это, то почувствовал разочарование и злобу. В отчаянии он старался, как только можно показать свое превосходство перед детективом: самолет с мертвецами, паутина для Майкрофта, суперкод для обоих братьев и, конечно, сказки старого доброго злодея. Но даже будучи на троне Джим не чувствовал себя королем. Чтобы почувствовать себя особенным ему всегда чего-то не хватало. Чего-то основательно важного, какой-то малости.

Джим не знает, что это, и сейчас ему меньше всего хочется задумываться над ответом. Секс - единственное, что заставляет Мориарти выбрасывать мысли из головы, единственное, что помогает забыться. Его ощущения обострены, он готов снова кончить. Во рту солоно от семени Себастьяна. Он так глубоко просунул член, что почти вся сперма попала в горло.

Джим выдохся. Грузики на сосках подрагивают в такт тяжелому дыханию. Вибратор, запрограммированный на время, остановился, кончив сеанс, подводя к пику, и в этот момент Моран поднимает лицо Мориарти и сдергивает повязку с глаз. Глаза полковника оказываются так близко, и он выдыхает ему в губы:

- Для меня Джим… Только для меня…

Снайпер не заканчивает фразу, он просто легко целует Джеймса и отстраняется, чтобы увидеть, как напрягается тело его любовника: его любимого, единственного босса. Он просовывает руку и берет член Мориарти, двигает один раз, и вязкая струя спермы пачкает руку полковника. Он облизывает ее, слизывает семя, как мороженое, со своей огрубевшей ладони, и Джим понимает. Действительно понимает. Он смотрит на чужие пальцы, на язык, потом переводит уставшие глаза на полковника, и его словно озаряет. Шея затекла, и Мориарти опускает голову не в силах больше смотреть на Себастьяна.

Джим обретает великое знание, древний Грааль: он действительно Избранный. Особенный в глазах Морана, самый лучший. Теперь ему не надо подниматься на крышу и встречаться с Шерлоком, чтобы окончательно низвергнуть противника, чтобы доказать свою уникальность. По-настоящему уникальным можно быть только для одного человека. И он теперь знает для кого.

Теперь.


Примечание:
Алистер Кроули -один из наиболее известных оккультистов-каббалистов, чёрный маг и сатанист XIX—XX века, один из «видных идеологов оккультизма и сатанизма», основатель учения Телемы, автор множества оккультных произведений, в том числе «Книги закона», главного священного текста Телемы.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.