Огромная семья 283

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Том Каулитц, Билл Каулитц, Том, Билл, Деда, Марк, Люси, Ирис, Дон, Питер
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Нецензурная лексика Романтика Стёб Флафф Юмор

Награды от читателей:
 
«Спасибо за подареные эмоции :)» от _ALIENS_Z
Описание:
Несколько дней до самого значимого события в жизни - свадьбы. Приезд первых родственников и знакомство с родителями Тома. (Сиквел к фику "Деда")

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор как всегда переживает, что протупил весь фик. У автора сегодня юбилей - 100 дней на фб :DDD

Первая встреча, знакомство Тома с Биллом и с дедой :)
Это тут:
http://ficbook.net/readfic/1530548

Годовщина, два года вместе:
http://ficbook.net/readfic/1496310

Семейный ужин:
http://ficbook.net/readfic/1573988

Знакомство с родителями Билла:
http://ficbook.net/readfic/1594917

История, что написана ниже, повествует о знакомстве с родителями Тома :)

Том: http://cs416231.vk.me/v416231929/531/bLWuqDz2ppE.jpg
Билл:http://cs413821.vk.me/v413821018/4f74/DhjwaHPbjso.jpg
Деда: http://4.bp.blogspot.com/-eTjvsA_lUgM/Ta2bIzUljsI/AAAAAAAAA1E/LoZwS8G-bT8/s1600/IMG_4793.jpg
Марк и Ирис (родители Тома): http://www.klbviktoria.com/assets/images/NewsMarch2011-4/1f06e2daf1b45abig.jpg
Люси: http://pics.style.rbc.ru/style_pics/media/img/592x3000/3/22/1453209457407201354698403692223.jpg

Огромная семья.

4 февраля 2014, 18:03
Том встал на середину гостиной. Огляделся по сторонам. Вроде бы все хрупкие и дорогие вещи были убраны подальше, на безопасное расстояние. Цветы в горшках спрятаны на шкаф, под самый потолок. Шкафчик с любимым сервизом завязан резинкой, чтобы чьи-то противные маленькие ручки не добрались до хрупкого фарфора и хрусталя. Том подошел к полке с рамками, еще раз проверил их неподвижность. Парень почти приклеил их к полкам. - Че, боишься, что сопрут? - на пороге гостиной появился дед. - Нет, боюсь, что сломают. Я так не люблю, когда мои вещи трогают... - Том оглянулся на старика, тот довольно хмыкнул: - Однако ж Биллу свои яйца вылизывать позволяешь... - Ой, мои яйца не вещь. И Биллу можно... - Том уже привык к стебным фразочкам деда. - А это правда, что все геи универсалы? - Может быть... - Том снова отошел на середину комнаты. - Только не в нашей паре, - улыбнулся деду и вновь стал разглядывать пространство. - И че, Билл всю жизнь без секса жить будет? - У нас есть секс. - Или ты ему бабу резиновую купишь? Ой, а есть мужики резиновые? - И откуда вы так хорошо во всем этом разбираетесь? - Все просто: у меня внук гей. И его жена пидарас. - Да, ладно... Небось, на сайтах каких сидите, кобелей на дом заказываете. - Ах ты, хуйнец небритый, нашел что вспомнить! Том рассмеялся, разворачиваясь к деду: - Вы в молодости еще тем развратником, наверно, были, да? - Да я и сейчас хоть куда... - ТОООМ! - крик Билла. - Они приехали! - Твою ж... - Том зажмурился. Последние несколько дней парни ждали приезда родителей Тома. А вчера им сообщили, что приезжают не только они, но и сестра по линии отца Тома. И ее дети. - И что за люди? - полная дама ввалилась в коридор. - Томас, нашел место, где квартиру снимать! Одно хамло. О, а это что за робот на колесиках? - заметила она Генриха. Дедок опешил и уставился на грузную дамочку: - Вы проглотили все семейство Трюмперов и пришли за последним? - Вот говорила же - одно хамло вокруг. - Здравствуйте, тетя Люси, - Том помог женщине повесить ее легкое пальто. - Это мой... То есть, дедушка моего мужа. - Томчугааааа!!! - на парня налетело сразу двое парнишек. - Томачччик!!! - О, я тоже по вам скучал, - Том обнял мальчишек, немного поднимая их над полом. - А че, правда, что ты пидорок, слаб на задок? - интересуется тот, что повыше. - Дон... - смеется Том, взлохмачивая рыжие волосы. - А что значит "пидорок"? - младший посмотрел на Тома. Но ему так никто и не ответил на этот вопрос. - Привет, мама, - парень подошел к женщине. - Мальчик мой... - Папа... Тома расцеловали, заобнимали и даже по головушке погладили. Родителями мужчины оказались двое чудесных людей – Марк и Ирис Трюмпер. Оба родителя занимались разведением собак, а именно – тибетских мастиффов. Крупные псы, стоимость которых достигала до 4 тысяч долларов за особь. Кроме Тома у них детей больше не было, а в их возрасте очень хотелось снова о ком-то заботиться, кого-то воспитывать... Ибо так можно вновь чувствовать себя молодо. Именно поэтому супруги очень любили, когда к ним в гости приезжала младшая сестра Марка, Люси. Женщина воспитывала сыновей в одиночестве, потому что на дух не переносила брак. Десять лет назад она впервые забеременела, и, как это часто бывает, вышла замуж за нелюбимого мужчину. Ее работа – модельный бизнес - отнимала все свободное время, и мужик в итоге ушел, оставляя Люси с уже двумя, на тот момент, детьми. Женщина справилась, вырастила мальчишек; Дону сейчас 10, Питеру - 7. Но к мужчинам теперь относилась очень агрессивно, а в купе с ее прямолинейностью и неприкрытой стервозностью... В общем, у Люси был очень сложный характер. - Познакомьтесь, - Том прижал к себе брюнета, - это мой возлюбленный жених, мой Билли... - А я его дедушка, Генрих, сегодня меня оставили у них, потому что я бы мешался в подготовке праздничного сюрприза для этих кобелей. - Деда... - Билл уткнулся носом в плечо будущего супруга. - А сейчас он скажет, чтобы вы не обращали на меня внимания, я нормальный, просто своеобразный, - продолжал веселиться дед. - Вы очень милый, - Ирис умиленно смотрела на старичка в кресле; от него так и пахло позитивом и желанием жить. - И внук у вас милый и очень красивый. Можно... обнять? - протянула руки, Билл смущенно сделал несколько шажков и угодил прямо в теплые ладони женщины. - Нам очень приятно познакомиться с тобой, Билл, - тепло проговорил Марк, едва касаясь плеча мальчишки. - А вообще, молодая семья не может жить в месте, похожем на это! - Люси строго смотрела на Билла. - Я так понимаю, что в этой паре за женщину ты. И ты должен заботиться о том, чтобы условия жизни нашего Тома становились только лучше... - Тетя Люси, - Том мягко улыбнулся, - пока что мы живем тут, ну, свадьба и все дела... Денег на что-то лучше нет. - И тут не так уж и плохо, как вам кажется, - Биллу было обидно, что его за женщину приняли, да еще и обругали, а ведь эта рыжая грымза только-только переступила порог их гнездышка... Что же будет дальше? - Просто ей места тут мало. Вот и ворчит, - дед сделал вид, что разглядывает что-то за окном. - А этот кадр на колесах вообще требует полного купирования! - Женщина, купировали ваш мозг! - Я про то, что вас следует закрыть в доме престарелых. - А вас вообще невозможно закрыть, если вы встанете против солнца, то люди подумают, что случилось затмение!!! - А вот и не смешно! - А я и не шучу! - Хватит... - мягко попросил Билл. - Давайте присядем, чего стоять посреди прихожей. Устали ведь с дороги. Том уселся в кресло, притягивая к себе на колени любимого. Ирис села рядом с Люси на диван, а Марк присел в кресло. Никто не обращал внимание на то, что детей в комнате не наблюдалось. - Так что, расскажете нам о том, как вы познакомились? - Ирис неустанно разглядывала Билла. Мальчик показался ей слишком молодым и немного забитым. Хотя это была обычная скованность, ведь понятно, что он переживает перед самыми важными для Тома людьми. - Мы познакомились... - парни переглянулись, а на лицах улыбка. - Запор у меня случился, - без деда никуда, - знаете, когда жизнь теряет смысл, когда на мир смотришь через призму полного уныния и отвращения, когда воздух пропитан тоской... В общем, когда посрать нормально не можешь, и... - О, МОЙ БОГ! - вскрикнула Люси. - И что же вы за человек такой, неужели вы не понимаете, что о таких вещах нельзя говорить в приличном обществе? - Мы сидим в обществе двух пидоров, разве оно приличное? - Извините его, пожалуйста, он такой... - Билл виновато улыбнулся, глядя то на Марка, то на Ирис. - ...своеобразный, - продолжил за него Том. - Том приехал на вызов, дедушке плохо было... - вкрадчиво начал объяснять Билл. - Ну, так и познакомились... - А я-то думал, че мне такой странный сон приснился про двух наездников, которые дюндюрили друг друга во все щели? - с задумчивым видом выдал дед. - А, оказывается, не приснилось. Пока я дерьмо из закромов выуживал, эти двое пердолили друг друга... - Ну, дедушка... - Генрих! - Том строго глянул на деда. - А что? Пусть родители знают, что отношения голубых построены не на любви и романтике, а на дерьме и разорванных задницах! Это же всем понятные вещи! Чего стесняться и скрывать? - Том, я бы на твоем месте задумалась еще раз, стоит ли этот брак твоих нервов! - продолжала Люси. - Если у твоего Билла такие некультурные родственники, то и он сам, знаешь... - Люси, я люблю Билла, и деда его люблю. - Просто старичок позитивит всегда, да? - Марк с легкой насмешкой взглянул на старика. - Ну, жизнь прожита, чем еще заниматься-то? - Видишь, ВТрюмпер, все опять обо мне говорят... - дед довольно улыбнулся. - Нет, я настаиваю на том, чтобы его сдали в дом престарелых, - Люси неприступно пилила старичка взглядом. - Мадам, у вас титька выпала! - Генрих кивнул на довольно глубокое декольте женщины. - Хам! - вскрикнула Люси. - Предлагаю поговорить о нас, - вмешивается Том. - Мы с Биллом очень рады вам... - А с родителями Билла мы когда сможем познакомиться? - Пап... Ну, завтра точно познакомитесь. На мальчишнике. - Ох, мальчишник на такой свадьбе... - хмурится отец. - А вот вы мужиков или баб заказывать будете? - дед подъехал к парням, паркуясь рядом с их креслом. - И тех, и других, деда... - Это же аморально, Томас. - Это же аморально, Томас, - передразнивает Генрих тетку. - А ходить с глобусами в лифчике – не аморально. - Я не собираюсь терпеть этого ужаса! - А чего сразу ужаса? Это обычные, среднестатистические пидарасы! - Ну, деда! - нервничает Билл и вновь кидает обеспокоенный взгляд на Ирис с мужем, а женщина старается успокоить мальчишку: - Билли, у тебя волшебный дедушка. - Главное, что чувство юмора при нем! - смеется Марк. - В наше время это редкость. - Марк, - всполошилась Люси, - разве ты не понимаешь, что твой сын, ладно, гомосексуалист, так он еще и парня выбрал с дедом, по которому психиатрическая больница плачет! Том прикоснулся губами к ушку любимого: - Она мне сейчас твоего отца напоминает. Билл поднимает на него глаза и тоже тихо произносит: - В семье не без гомофоба? – они тихо посмеялись, переплетая пальцы. Том осторожно коснулся пухлых губ, получше прижимая к себе мальчишку. На душе было спокойно и хорошо, даже перепалка деда с теткой не портили настроение. Ведь через несколько дней он, наконец, окольцует этого мальчишку. - Так, а где Питер и Дон?! - спохватилась Люси, и от этого негромкого, но проникновенного возгласа у Билла внутри что-то щелкнуло. Если детей не слышно, значит, они чем-то заняты. - Так это у вас в крови, - ехидничает дед, - страсть к резиновым пенисам... Вся делегация стояла на пороге спальни парней и смотрела на то, как Питер преспокойно играется со взрослыми игрушками. У Тома сердце в горле встало, когда он понял всю ситуацию. Питер водил резиновым членом, включенным на третью скорость (Билл не мог ошибаться), по полу, изображая машинку. Он катил мужское достоинство по луже чего-то вязкого (смазка – Том тоже не мог ошибаться), и весело озвучивал: - Брррр, вжиииииишь. Пибип!!! Пибииииииип! Черт, мы застряли! - на этих словах мальчишка достал из коробки очередной член, только размером побольше, выкрашенный в черный цвет. Он продвинул игрушку чуть вперед и тоже включил ее, заставляя резину громко жужжать. - Щас вытащим, командир! - продолжал играться ребенок, вновь залезая в коробку. - Только трос нужен! - громко проговаривал Питер. Через мгновение в его ручках появились красные (съедобные – Том и Билл переглянулись) стринги. - И куда же он тебе эту дубину пихал? - даже дед был немного удивлен размерами второго резинового фаллоимитатора. - У тебя ж там дыра... Обосрешься, не заметишь... - Деда! - пискнул Билл, после чего Том, наконец, пришел в себя и кинулся к ребенку: - Питер, ну кто тебе разрешил? - Как можно ТАКОЕ хранить у себя дома? - возмущалась Люси, принимаясь стирать с рук мальчишки смазку, пока Том убирал все игрушки. - Ты же по-любому все в себе хранишь, - подшучивал дед, - всунула да пошла, а потом и забыла! - Дряхлый старик, как тебе не стыдно о таком говорить? - Мама, а почему у этой машинки только два колесика? - мальчик потирал резиновые округлости. - Малыш, это яйца! - смеется дед. - Вы невыносимы! - Люси хватает ребенка и выходит из спальни. - Я говорил тебе, чтобы ты убрал их подальше? - шипит Том, глядя на покрасневшего брюнета. - Том, я... - он просто забыл. - ТЫ!.. - выпалил мужчина, отодвигая коробку под кровать и поднимая взгляд на родителей. - Простите... Этого не должно было случиться. Марк и Ирис долго сдерживались, чтобы не засмеяться, но вид такого виноватого и смущенного сына не оставил вариантов. Супруги громко рассмеялись, почти покатываясь от смеха. - Что ты делаешь с моим внуком? - Генрих, это не то... То есть... - начал было оправдываться Том. - Ты эти штуки в него пихаешь? Че, свой хрен отвалился? - не унимался дед, видя, что парни уже совсем краснющие стали. - Тот хрен если в Билли вставить, он у него изо рта выйдет! - Ну, деда... Ну, не так все... - Ой, Томас... - Марк держался за живот. - Ой, не могу... Чертов ты извращенец, и как мы тебя такого воспитали? - Наверно, он у вас тоже... Только ДВУХКОЛЕСНЫМИ машинками играл, - посмеивается дед. - Черт, ну хватит... - Билл уткнулся лицом в ладони. - Вжииии! - смеялся Марк, в воздухе повторяя движения Питера. - Бибииииип! Мы застряли! - и снова хохот. Парни тоже чуть улыбались, злость друг на друга проходила. Том притянул к себе любимого, утыкаясь носом в его щеку, а губами прикасаясь к уголку его губ. Билл обнял его в ответ, понимая, что счастлив даже от этого небольшого курьеза... Люси отмывала младшего в ванной, пока все остальные члены семьи перешли на кухню. - Ой, Томатан, а ниче, что я мороженое взял? Молочный коктейль хотел сделать... - объяснял Дон, кружа рядом с посудой. - Делай, что хочешь... Только у меня миксера нет... - Том уселся на подоконник, притягивая к себе Билла, обнимая его со спины. - Сейчас, я приготовлю ужин, - все еще посмеивалась Ирис. - Эх, это будет первый вечер лет так за двадцать, когда я буду кушать не стряпню Мухаморки... - как-то грустно проговорил дед, но быстро добавил: - Отдохнет мой желудок от ее пересоленной и переперченной еды. - Моя тоже пересаливает! - шикнул Марк, делая вид, что Ирис не должна этого слышать. Том не удержался и поддержал мужчин: - У Билла тоже бывает. - Ой-ой-ой, - рассмеялась Ирис, - не нравится – сами готовьте. Вон – Дон сам готовит. Все оглянулись на мальчишку, который усердно перекладывал мороженное в миску. - Видимо, тоже голубых кровей... - Генрих закинул ногу на ногу. - Я в его годы уже по бабам бегал, а не молочный коктейль делал. - А бабушка говорила, что ты с ней впервые поцеловался... - Брешет. Я хотел ей понравиться, вот и представился девственником. - А Билл честно сказал, сколько у него было партнеров до меня, - Том лизнул ушко своего мальчика, заставляя того краснеть под внимательным взглядом Марка. - А он пылесос считал? А фен? А того почтальона? - старик тихо посмеивался, видя, как внук вновь краснеет. - А правую руку, а левую руку? С твоей гибкостью ты и отсасывать сам себе мог. - Ну, дедушка... - Билл смущенно развернулся к Тому лицом и уткнулся носом в шею будущего супруга. - Да, дедушка, - ухмыляется Том, - он может сам себе... - ТОМ! - Билл хлопает почти мужа по плечу. - Ну, что ты!!! - А чего стесняться? - Марк пожимает плечами. - Билли, мы уже видели все ваши погремушки... - деду нравилась обстановка. - Теперь только мастер класс осталось показать. Не успел дед договорить, как где-то за болтающими раздалось очередное жужжание. - Леонар... - Билл не мог ошибаться. Так звали их с Томом самый любимый фаллоимитатор. Средних размеров, с мягкими яйцами, которые так нравилось мять, красного цвета и в пупырышках. Эту особенную игрушку можно было заправлять какой-либо смесью, и по желанию партнеров резиновый член выстреливал содержимым... Обычно парни заполняли его растаявшим мороженным. Когда все оглянулись, то увидели, как Дон смело держит член в руке и крутит им по миске, одновременно заливая мороженное молоком. Мальчишка приятно улыбается, следя за движениями «миксера», тот в свою очередь рассекает мороженное, быстро кружась вокруг своей оси. Мальчик ловко переключал скорости, от звука которых у Билла в животе приятно заныло. Запахло воспоминаниями. Дон уверенно приготовил молочный коктейль и перелил все содержимое миски в высокий бокал. Развернулся к семейству с Леонаром в руке. - А вообще, че это за хрень? - он придвинул «миксер» к губам и начал облизывать, слизывая остатки мороженного. Дед уже хотел было что-то сказать, но не успел: на пороге комнаты появилась Люси с Питером. Последний недовольно пробурчал: - Почему Дону можно играть с машинками, а мне нет? - мальчик топнул ножкой и сложил ручки на груди. - ДОН! - орет Люси, понимая, что ее сын сейчас облизывает ту самую «машинку». - Мы их моем... - как-то жалко выдавил Билл. - Я тебя сейчас помою, мне что, детей с вами уже оставить нельзя? Что за место такое? - Дом пидарасов, тут надо бдить бдя при бде!!! - ехидничает дед. Люси злобно пыхнула взглядом и потащила ребенка мыться, выкидывая из его рук резиновую игрушку. Как только дамочка удалилась с кухни, вся большая семья начала громко хохотать. Уж очень все случившееся было парадоксальным и смешным. - Я куплю для них сейф... - Том почти валился на пол, от смеха уже болел живот. - И свой «миксер» туда убрать не забудь... - у Билла слезы лезут из глаз. Немного успокоившись, Том чмокнул любимого в щеки и пошел на балкон курить, отец пошел за ним, и дед, конечно, тоже, понимая, что Ирис и Биллу есть о чем поговорить. Парочка быстро разговорилась. Билл помогал женщине с ужином, рассказывая и о своих родителях, и о том, как они приняли их с Томом отношения. От Ирис не хотелось что-либо скрывать, она понравилась Биллу и чем-то напомнила Гертруду. Они легко нашли общий язык, вместе посмеялись над дедушкой, Каулитц рассказал, как сильно любит его. Рассказал и о том, как Генрих помог парням помириться в ту самую ответственную ночь, когда Том решился сделать предложение... Ирис даже немного всплакнула, вновь притягивая к себе мальчишку и крепко обнимая его. - Наша мама - самая лучшая на свете мама, - хвастается Питер, показывая деду язык. - О, да, на ней держится весь мир... На ней и еще на двух китах. - Китах? - мальчик обернулся к Тому, который ворковал с любимым, целуя его то в щечку, то в носик. - Деда шутит, - посмеивается Билл. - Ужин был замечательным, мам, - гости сидели на кухне, попивая чай. - Да, восхитительное было мясо, чувствую, выходить будет с вонью... - Ох... - Билл уткнулся носом в ушко любимого. Хоть родители Тома и относятся к деду с уважением, проявляя явную симпатию, но от его словечек самого брюнета до сих пор передергивает. Том чмокнул мальчишку в ушко, спускаясь по нему губами, вбирая в рот сладкую мочку. Билл млел, отдаваясь таким простым, но от этого не менее приятным, ласкам. В последние дни перед свадьбой парни не могли оторваться друг от друга. Им нужно было каждую секунду обниматься и миловаться. - Ох, вы посмотрите на эту голубятню... - смеется Генрих. - У них, наверно, яйца уже раздулись - целый день родственников терпеть. - Неправда, деда! - Генрих, может, у вас там чего раздулось? Так можем позвонить Гертруде... - Или тому кобелю из садо-мазо... - потешается Билл. - Ох, Билли, договоришься! - А внук от деда-то не отстает... - смеется Ирис. - Из вас получится отличная пара... - Из меня и Генриха? - наигранно удивляется Том. - Я бы этого не пережила... - Люси вновь разглядывает старика презрительным взглядом. - О, мадам, ваши глаза, что лун мне ближе, ваши уста, что не достойны и взгляда моего, ваши аристократические черты лица... Я в них влюбился и теперь уснуть не в силах буду я. Ваш голос нежен, птицам вторит в унисон, вам бы петь, да мир сойдет с ума от вожделения по вам. И если б не моя присяга в верности одной породистой кобылке, я бы взял вас в оборот, очаровал бы, свел с ума, влюбил бы... Все уставились на деда. Тот говорил с такой честностью, некой выдержкой и честью, что ни у кого не осталось сомнений, что он говорит искренне. Даже Люси растрогалась и была просто шокирована такими словами... - Учись пацан, как баб в себя влюблять... - дед подмигнул Тому. - У тебя с этим явные проблемы. - Я склеил Билла за три минуты, так что это вам у меня учиться надо... - бросает вызов. - Я в свое время мог... - Ой, хватит, деда. Спать пора уже, - Билл устало вздохнул. - Я устал за день... Устроить семейство на ночевку удалось быстро и без жертв. Родителей Тома уложили в спальню для гостей, Люси и детей - в гостиную, деда отправили в спальню парней, а сами будущие супруги улеглись на кухне на полу. - Неужели все?.. - Билл смотрел на часы, что висели на противоположной стене. Электронный циферблат показывал за двенадцать. - Еще чуть больше двадцати четырех часов, и... - И придется бросать курить, - смеется Том, прижимая к себе мальчишку, поглаживая пальчиками его обнаженное плечико. - И придется бросить курить! - в тон почти супругу повторяет Билл, цепляясь губами за его шею. - У тебя такие хорошие родители, - парень уложил ладонь под футболку любимого, чуть поглаживая кубики пресса. - А тебе придется ходить в спортзал, - Том прикрывает глаза, стараясь унять внутреннюю дрожь. Так хочется, чтобы поскорее прошел мальчишник, чтобы уже наступил тот самый момент, когда они обменяются кольцами, и все случится так, как они планировали... - Вот стану качком и перестану тебе нравится. Да и у меня времени на это почти нет... - Не станешь ты качком. Просто попку тебе подкачаем да пресс наладим. - Ну, началось! Тебя не устраивает моя попа? Два года устраивала, а сейчас че? Разонравилась? А не ты ли вылизывал мой животик и был в восторге от него? - Так, стоять! Никто не говорил, что ты... - Нет, ты меня послушай! - Билл сел. - Нормальная у меня задница!!! - Нормальная-нормальная, - Том привстал на локтях, чувствуя, как в груди теплеет. Это же начало семейной жизни. Билл что-то хотел сказать, но вдруг застыл. Сейчас он ощутил себя в роли одной из тех капризных девиц. У него даже рот открылся. Том приятно улыбнулся, вновь притягивая к себе любимого. - Хорошо, будем ходить в спортзал, - Билл выдохнул, ощущая приятное тепло его шеи. - Я люблю тебя, - Том ткнулся носом в лоб любимого, целуя куда-то в глаз. - И я тебя... Они поудобнее устроились, укрываясь одеялом, стараясь быть как можно ближе друг к другу. Веки тяжелели, тела расслаблялись, готовые вот-вот провалиться в сон... Но Билл вдруг встрепенулся, отчего и Том открыл глаза: - Ты чего? - Тшшш... - Билл привстал на локте, вслушиваясь в тишину квартиры, улавливая едва различимое жужжание. - Слышишь? - Нет... - Да ты послушай... Оба навострили ушки, вглядываясь в темноту коридора. - Это же... - Том широко раскрыл глаза, понимая, что еле слышное жужжание принадлежит одной из их игрушек. - Ага... - Билл испугано смотрит на любимого. - Надо посмотреть... - Том откинул одеяло и осторожно, на цыпочках начал двигаться в сторону спальни. Билл поднялся следом, беззвучно ступая босыми ступнями по холодному покрытию пола. Том остановился у самой двери в их с любимым спальню. Билл пристроился сзади, прижимаясь грудью к спине мужчины и заглядывая за его плечо. Дверь была немного приоткрыта, в комнате горел свет и было слышно приглушенное урчание вибратора. - Опять дети? - шепнул Билл. - Я так не думаю... - Том довольно улыбнулся, кивая на отражение в зеркале, в котором был виден дед, который сидел на полу с коробкой их игрушек. В его руках был тот самый здоровый силиконовый друг, чьим размерам удивился и сам Генрих. Старик умело переключал режимы, наблюдая за тем, как игрушка в его руках начинала двигаться с разной скоростью и в разных ритмах. - Придумают же... - Генрих усмехнулся. - Все для счастья пидарасов. Свой не дорос - так вот, пожалуйста, возьмите, пользуйтесь на здоровье!!! В мою молодость... Если обделили хреном, то все, считай - неудачник на всю жизнь... Дааа... - старик разговаривал сам собой, совсем не замечая почти покатывающихся со смеху парней. Но вот половица под ножкой Билли скрипнула, и Генрих услышал чужое шушуканье. - Ой, все... Поймали... - он отключил игрушку и бросил ее в коробку. - Деда, ну, ладно... Посмотри, если тебе так интересно... - Билл помог деду перебраться на кровать. - Это все ваша квартира! Гнездо пидарасов! Гостиница для похоти! Дом разврата! Сюда кто не заходит, все становятся пленниками вашего голубого тумана... - Ладно уж привирать, - Том подхватывает коробку, - вам самому в кайф почувствовать себя молодым. Вы только рядом с нами так расцветаете. - Уткнись в задницу моего внука, паршивец! Хотел бы почувствовать себя молодым... Я бы занялся чем поинтересней, чем разглядыванием ваших пиписек. - Деда... Так, все, спать пора, пошли, Том, - Билл подтолкнул парня к выходу из комнаты. - А то разбудите Люси, она совсем деда разлюбит, если узнает, что он тоже играется с нашими игрушками... - Напомни мне потом их хорошенько промыть, а то лапают тут всякие... - Идите спать, пидарасы. Самое родное и резиновое только спрячьте подальше! - Спи, дедушка... - И я сказал ПОДАЛЬШЕ, а не ПОГЛУБЖЕ. А то знаю я вас... Хомякообразные задницы... Все в себя, все в себя... Про запас... - Спокойной ночи, Генрих. Билл устраивался на полу, пытаясь принять самое удобное положение, которое только возможно, когда спишь на полу. - Все, спрятал так, что точно никто не найдет, - Том улегся рядом, Билл тут же прильнул к родному телу, понимая, что возможность удобного сна заключается не в месте, где спишь, а в том, чтобы любимый был рядом. Да, вот такие сопливые мысли лезут в его голову уже всю последнюю неделю. - Знаешь, с такой огромной семьей... Я бы не был так уверен, - Билл юркнул носом к шее Тома, обнимая его поперек живота. - О, да... Билли, теперь у нас невероятно большая семья. Но самое главное – ты и я. - И скоро у нас еще и своя собственная семья будет большой... - брюнет целует парня в щеку. - Родной, давай спать... Завтра... Ой, уже сегодня... Нам предстоит тяжелая ночь... - Спокойной ночи, малыш...

Конец.

Отписывайтесь по работе, любители пидарасов, не будьте неблагодарными огрызками! Деда ©