Укрощение Мегеры +471

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
EXO - K/M, Lu Han (кроссовер)

Основные персонажи:
О Cехун, Ким Чондэ (Чен), Лу Хань (Лухан)
Пэйринг:
EXO, оригинальные персонажи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Повседневность, POV, AU
Предупреждения:
OOC, ОЖП
Размер:
Макси, 73 страницы, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«лучший гет с чондэ~» от an angel will die.
«восхитительно ♥» от Твоя Кассиопея
Описание:
Ким Дахи — заведующая отделением неотложной помощи в больнице Арым. После мучительного бракоразводного процесса, единственным спасением для Дахи становится её любимая работа, которой девушка посвящает всю себя без остатка. Ей 28 лет, она талантлива и трудолюбива, но резкий нрав сослужил ей плохую службу, а больница переполнена мерзкими сплетнями о личной жизни Дахи. Хрупкий мирок молодой начальницы даёт трещину, когда в отделении появляются красавчики-интерны.

Посвящение:
Касси и тем, кто пройдёт вместе с нами этот путь длиною в миди.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
обложка от katrineG http://cs322523.vk.me/v322523974/807f/gRA9G7WQ_7w.jpg
обложка от iris http://cs617427.vk.me/v617427033/5f11/GaY64WP5AdY.jpg

Профиль автора на ваттпад: https://www.wattpad.com/user/Captain_Vilena

Глава 4.

28 февраля 2014, 20:24
Выходные я провела, как типичная одиночка, помешанная на работе: днём переводила медицинские статьи с английского на корейский, вечером садилась за просмотр фильмов и сериалов. И смотрела я отнюдь не любимый всеми одинокими и отчаявшимися «Дневник Бриджит Джонс», а «Чечжунвон» — дораму о становлении первой в Корее больницы западного типа.

После развода бывшему мужу досталась половина квартиры, но жить с Чонином и каждую ночь вслушиваться в глухие женские стоны, доносящиеся из соседней комнаты, было невыносимо. В конце концов, я продала ему свою половину и убралась из места, которое давно перестало быть моим домом.

Сейчас я живу в крохотной квартирке около больницы Арым. Да-да, вся моя жизнь вращается вокруг этого места, словно Земля вокруг Солнца. Впрочем, квартира уютная, и жаловаться мне не на что.

От матери, которая по-прежнему созванивается с бывшим зятем, я узнала, что Ким Чонин не только свободен, но и успешен. Он работает в отделении педиатрии женской клиники Миз Меди, являющейся специализированным медицинским центром по гинекологии и акушерству, а также по детским заболеваниям.

Мама всеми силами пытается снова свести нас с Чонином, но ему, окружённому молоденькими женщинами, беспокоящимися о своих чадах, наверняка нет дела до бывшей супруги. Эти мамаши не заденут ни одной струны в душе красавчика-педиатра, потому что ледяное сердце мальчика Кая может растопить только Герда.

И с моей стороны было очень глупо верить, что я Герда Ким Чонина. Теперь-то понимаю, что мы с бывшим мужем из разных сказок, поэтому у нас ничего не вышло. Красная Шапочка и Кай… Глупость какая-то!

Но, если подумать, то у Кая хотя бы есть Герда, а кто есть у Красной Шапочки?.. Дровосек? Волк?

Я еле сдерживала нервную дрожь, собираясь в больницу погожим воскресным утром. Сегодня у меня был выходной, и я ещё в среду договорилась в гинекологии об осмотре:


***
— Доктор Ким Минсок? — удивилась я, рассматривая висящую на двери табличку. — А как же доктор Нам?

— Она уже месяц как на пенсии, — скучающим тоном ответила явно недолюбливающая свою прежнюю начальницу медсестра. — Ну что, записываю на воскресенье? Доктор Ким как раз будет дежурить и сможет Вас принять.

— Эмм… записывайте.

С появлением интернов я пропустила не только пенсию доктора Нам и готовящийся перевод Чондэ, но и появление нового гинеколога.

— И как Вам новый врач? — неожиданно поинтересовалась я.

— Просто невероятный красавчик! Холостяк к тому же! А вот это, — оживившаяся девушка ткнула пальчиком в стеклянную вазу, заполненную разноцветными бумажками, — любовные признания от пациентов и медперсонала.

— Что, простите?

— Понимаете, в отделении развернулась настоящая охота за сердце доктора Кима, отсюда и любовные послания!



Чуть поболтав с сестрой, я отправилась восвояси, стараясь переварить только что полученную информацию. Восемьдесят процентов мужского персонала больницы Арым — женатые мужчины, поэтому нет ничего удивительного в том, что одинокие дамы стараются окольцевать нового гинеколога.

Есть, конечно, свободные Чондэ и Лухан, но первый — хронический холостяк и тролль всея больницы, а второй — вдовец с маленькой дочерью, поэтому всё внимание вкупе с разноцветными любовными письмами теперь достанется Ким Минсоку.

Справедливости ради замечу, что Сехун, Кёнсу и Чанёль тоже не были обделены любовью милых дам, но всё же они ещё слишком молоды, чтобы из-за них устраивали кровавую битву. Наши девочки, как ни крути, реалистки и звёзд с неба не хватают.

В воскресенье я нерешительно постучала в дверь и вошла, чувствуя неловкость из-за смены ролей с врача на пациента. Кабинет встретил меня тишиной. За столом доктор Ким старательно выводил диагнозы пациентам.

— Ким Дахи? — оторвавшись от своего занятия, спросил он.

Получив утвердительный ответ, врач пригласил меня присесть. Доктор Ким Минсок стоил не одной, а всех пяти ваз с разноцветными любовными записками. Это был хорошо сложенный мужчина невысокого роста. Рыжие волосы казались кроваво-красными по сравнению с белым халатом, а пухлые щёчки и мальчишеская улыбка делали его похожим на девятнадцатилетнего юношу. А руки… Ах, какие у него руки! Стоило их увидеть, как я уже мечтала об их прикосновении!

Я честно отвечала на вопросы о моей интимной жизни, ничего не утаивая и не приукрашивая. Если Минсок и удивился, услышав о добровольном воздержании пациентки, то не подал виду.

Наверное, его так и тянуло спросить о том, не приврала ли я, ведь вся больница была прекрасно осведомлена о любовных утехах Ким Дахи с главврачом и Ким Чондэ. Впрочем, если верить слухам, то место заведующей отделением я получила исключительно благодаря тому, что делаю классный минет. У этих ребят слишком высокое мнение о моих способностях в данной области.

Я героически перенесла вычисление индекса массы тела: в добровольно-принудительном порядке встала на весы, а потом позволила доктору измерить свой рост. Проблемы начались, когда Минсок закончил ощупывать мой напряжённый живот, и его умелые руки стали осторожно касаться груди.

— Больно? — будничным тоном спросил он.

Я лишь отрицательно помотала головой, не в силах вымолвить и слова. Для него это привычное дело — мять девичьи груди, а я с удивлением отметила, что нахожусь в одном шаге от возбуждения.

Хорошая же у тебя работёнка, Ким Минсок!

— Пройдите за ширм… — не дослушав доктора, я соскользнула с кушетки и скрылась за ширмой.

Стянув джинсы с нижним бельём и заменив их дурацкой монашеской юбкой, я нервно переступала с ноги на ногу, не решаясь сесть в кресло. Ох, никогда ещё так не волновалась на осмотре у гинеколога. Как будто в первый раз, честное слово!

— Начнём? — гинеколог кивнул в сторону кресла.

— Начнём, — эхом отозвалась я и поудобнее устроилась в кресле для гинекологических пыток: руки на подлокотниках, ноги — на подставках.

Меня словно прошибло электрическим током, когда холодные руки, обтянутые стерильными перчатками, коснулись внутренней стороны моего бедра, поправляя положение ног. Всего на секунду я закрыла глаза и томно вздохнула, представляя, как эти руки будут ласкать моё тело и… Захотелось отдаться ему прямо здесь, на этом гинекологическом кресле.

То ли Минсок сумел прочесть мои мысли, то ли разделял мои желания, но он тут же оказался на мне, вдавив в спинку кресла. Он медленно провёл рукой вверх по моей ноге, заставляя кожу покрыться мурашками в мучительном ожидании чего-то большего. Я призывно потёрлась об него, и животом почувствовала возбуждение у него в штанах.

Мужчина стал медленно расстегивать мою рубашку, а мне так хотелось почувствовать его прикосновения. И вот, наконец, его руки дотронулись до моей груди. Это было уже во второй раз за сегодняшний день. Но сейчас не было неловкости, была только страсть. Словно, почувствовав моё желание, губы Минсока прижались к затвердевшему соску, вырывая из моей груди то ли стон, то ли тихий рык.

Я не знала, за что ухватиться, беспомощно царапала кожаное покрытие, сжимала в руках ткань его больничного халата и с готовностью отвечала на ласки. Минсок жадно целовал мою шею. А я только могла думать об оставленных им засосах. Это было так сексуально! Неожиданно я прижалась к мочке уха мужчины и начала посасывать её.

Закрыв глаза, я, как слепой котёнок, неуверенно касалась его кожи, пока эта дорожка из невесомых поцелуев не привела меня к губам мужчины. И тут в меня словно бес вселился. Я кусала губы Минсока, впивалась ногтями в упругие ягодицы и стонала так громко, что вся больница наверняка уже столпилась возле двери кабинета. Это был мой самый лучший осмотр у гинеколога! Интересно, у него каждый приём так заканчивается?

— Можете одеваться, — шепнул он мне.

Не понимая, к чему Минсок это говорит, я продолжала бесстыдно подмахивать бёдрами навстречу его движениям.

— Ким Дахи?!

— Минсок, — простонала ему на ухо.

Я нехотя открыла глаза и тут же замерла. Доктор Ким Минсок стоял чуть поодаль и стягивал перчатки, а я лежала всё в том же гинекологическом кресле. Какой стыд! Дахи, ты же не билась в кресле, как последний эпилептик, воображая самый горячий секс в твоей жизни? Умоляю, скажи, что это не так! Сначала Сехун, теперь Минсок… Надо поосторожней с фантазиями.

Я кинула быстрый взгляд на Минсока, но выражение его лица ни капельки не изменилось. Кажется, пронесло. Быстренько одевшись и невнимательно выслушав наставления Ким Минсока, я заторопилась к выходу:

— Результаты анализов будут в понедельник, — его голос нагнал меня у самой двери.

— Анализы? — тупо повторила я.

— Я взял мазок на инфекции. Просто на всякий случай. Не стоит волноваться.

— До свидания, — нервно кивнув, я поспешила удалиться из кабинета.

В понедельник я получила результаты анализов и заключила, что с моими гениталиями всё нормально, а вот с головой — явные проблемы. Видимо, у ребят из Небесной канцелярии очень странное чувство юмора, если они раз за разом привязывают меня к людям с фамилией Ким. Ким Чондэ, Ким, забыть бы его к чертям, Чонин, а теперь ещё и Ким Минсок.

Сначала я постоянно вспоминала наш бурный секс в гинекологическом кресле и не могла посмотреть мужчине в глаза, но со временем эта неловкость спала, и мы даже стали общаться в нерабочее время.

Прошёл месяц с тех пор, как Ким Чондэ перевёлся в медицинский центр Квимс, а о новом анестезиологе я знала только то, что его фамилия тоже Ким.

Проблем у меня стало в два раза больше, а поговорить не с кем, вот и приходилось бедолаге Минсоку выслушивать бесконечное нытьё коллеги. А, учитывая его род занятий, у меня и вовсе тормоза отказали. Бедный, бедный Минсок.

— Мне снятся эротические сны, — краснея, выпалила я, сидя в больничной столовой напротив Минсока.

Мой новый доктор Ким едва не поперхнулся. Врачи, конечно, существа бесполые, но такой подлянки от злодейки-судьбы он никак не ожидал.

— Дахи, — мягко заговорил он, откладывая в сторону столовые приборы. — Я гинеколог, а не сексолог. И уж тем более не психолог.

Раньше я и через полгода общения не решилась бы заговорить с ним на такую тему, а сейчас… Может, отсутствие Чондэ на меня так влияет?

— Но ты… кхм… мой друг, так ведь?

Мужчина на секунду замолк и внимательно посмотрел на меня:

— Полагаю, что так, — наконец согласился он. — И всё же такие тебе вещи лучше обсудить с подружками, а не со мной.

С подружками? Легко сказать! У меня их с университета не водилось, зато есть Чэнь-Чэнь, которому я позвонила тем же вечером и рассказала о мучающих меня снах и фантазиях эротического содержания.

— Всегда догадывался, что моя Дахи падкая на смазливых мужиков! — пьяно хихикала трубка.

И правда, первокурсница Ким Дахи была по уши влюблена в Лухана, чьей фарфоровой коже любая девушка позавидовала бы. На других студентов я и не смотрела, потому как с такой красотой тягаться сложно. Затем появился Чонин. Сексуальный, дерзкий, сносящий крышу Ким Чонин.

— Раньше я не насиловала взглядом проходящих мимо красавчиков, и пошлые сны не доставали.

На самом деле и этому можно найти объяснение. Лухан всегда был для меня недосягаемой вершиной, с Чонином все кончено. Найдя спасение в работе, я и думать забыла про любовь…

А потом на чью-то седую головушку свалилась кучка надоедливых интернов. Молодые красавчики, находящиеся в катастрофической близости… Сексуальный хирург, привлекательный гинеколог. Кажется, в больницу Арым специально набирают самых горячих особей мужского пола. Кто дальше? Сладкий, как клубника, проктолог? Брутальный травматолог? Остановите планету, я сойду!

— У вас, дамочка, недотрах!

— Без тебя знаю! Может, в медицинскую карту этот диагноз записать?

— Отличная идея, — одобрил Чондэ. – А если серьёзно, я тут причем?.. О, постой! Неужели моя Дахи хочет, чтобы старый добрый Чэнь-Чэнь помог ей разрядиться? Думал, ты уже никогда не попросишь! — тараторил мужчина. — Куда подъехать?

— Совсем больной? — орала пациентка, страдающая хроническим недотрахом. — Проспись, а потом поговорим.

Через какое-то время телефон жалобно тренькнул, оповещая о сообщении от подвыпившего Чондэ. Несколько секунд я тупо всматривалась в короткий текст, затем перевела задумчивый взгляд на стопку бумаг и… прыснула.

На экране мобильника кокетливо горела надпись: «Не хочешь — как хочешь! Не для тебя моя роза цвела :Р».

И как после такого злиться на этого придурка?!

***
Хеми чувствовала себя глубоко несчастной. Мало того, что Чанёль и Кёнсу открыто игнорировали девушку, так ещё и Мегера отдала ей на откуп извращенца Бён Бэкхёна из VIP-палаты.

— Доктор Ким, почему Вы отдали мне пациента Пак Чанёля? — спросила Хеми, теребя рукава халата от волнения.

— Вы сами согласились взяться за его работу, помните? — холодно отчеканила женщина. — Теперь обязаны довести её до конца. А для доктора Пака у меня найдётся другой пациент.

— Но Бэкхён… он…

— Невероятный засранец? — подсказала Ким Дахи.

— Эмм… вроде того.

— Никому не бывает легко, — сказала руководительница.

Ли Хеми действительно всё давалось с огромным трудом. Девушке на выполнение задания приходилось тратить в два раза больше энергии, чем другим студентам, а куратор её группы ко всему прочему оказался настоящим женоненавистником.

Ей очень часто хотелось опустить руки, когда она встречалась с очередной преградой на пути к мечте, но она не сдавалась и шла вперёд, пропуская через себя недовольство родителей и потоки унижения, которые источал преподаватель.
Никто не верил в Хеми, но она верила в себя.

— Чанёль, — она отловила Пака, целующегося с какой-то девицей в одном из коридоров больницы. — Ты же обещал!

Девчонка, которую Чанни сжимал в объятиях, вздрогнула и, не дожидаясь скандала, прошмыгнула в ближайшую палату.

— Ты тоже обещала, что не сдашь Мегере, — огрызнулся парень, даже не посмотрев вслед той, кого только что так жадно целовал. — И что в итоге? Мне дали в пациентки каких-то дряхлых старух, которые ходят под себя каждые тридцать минут!

Он закатил глаза и, прислонившись спиной к стене, вытащил из кармана сигареты.

— С ума сошёл?! Здесь нельзя курить!

Хвостик Хеми попыталась выхватить пачку, вот только Чанёль оказался быстрее и высоко поднял руку. Девушка заглянула ему в глаза и тут же чуть не задохнулась оттого, насколько парень был красив. У Пак Чанёля было много недостатков, но для неё он был идеальным в своей неидеальности. Кто-то, глядя на Чанни, увидит лоботряса и бестолочь, Хеми же видела перед собой длинноногого рыжеволосого эльфа из сказки.

— Всё кончено, да? — выпалила она.

— Да, — ответил Чанёль и ушёл, крутя в длинных пальцах пачку сигарет.

Все думали, что рыжий Пак — полнейший кретин и не замечает чувств коллеги-интерна, а Чанёль всё знал. Он пообещал, что будет встречаться с Хеми, если та поможет ему с работой. И она помогала, а теперь всё кончено.