Андроиды не беременеют

Гет
Перевод
R
Закончен
7
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
http://darien-shields.deviantart.com/art/Androids-Don-t-Get-Pregnant-18922687
Размер:
Миди, 19 страниц, 1 часть
Описание:
Квоут, Кёрли и Балрог, спустя несколько лет после окончания игры, живут мирной и, в общем, замечательной жизнью в домике на пляже. Кёрли и Квоут образуют собой хорошую пару. Всё хорошо. Но, как-то раз, Кёрли стало скучно и она предложила им втроём слетать обратно на остров...
Это рассказ об отношениях между двумя андроидами, о беременности, магии и не обычном способе перерождения.
Этот фик оффициально рекомендован сайтом tvtropes.org.
"Безудержное веселье"(c)tvtropes.org
Посвящение:
Посвящаю своей Хозяйке, а так же всем любителям Cave Story в рашке и околорашковых странах. Я старался для всех вас.
Примечания переводчика:
Я, лично, абсолютно солидарен с TVTropes, фанфик действительно забавен, по крайней мере на 80%. Конечно, он может показаться немного странным (как ни крути, а автор - любитель беременных тянок), но тем ни менее, фанфик очень милый, забавный и даже не содержит особых пошлостей. Рекомендую и я, и моя хозяйка, которая является заядлой любительницей Cave Story. Как впрочем и я.
Предупреждаю, у меня был по русскому трояк + этот чел не менее криворук, так что не удивляйтесь странным предложениям и прочему.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
“Это и есть жизнь.” вздохнула Кёрли Брэйс. “Солнце, волны и песок.” Сиявшее над ней золотое солнце купало её бледную кожу в своих лучах. По обе стороны от неё на мили растянулся идеально белый пляж, его жемчужный песок цветом почти идентичен коже андроидов. Волны, казалось, таяли в тот момент, когда их пенящиеся края встречались с идентично окрашенным пляжем. Волны ритмично разбивались о берег, легко и непринуждённо, а в нескольких ярдах отсюда, там, где зарождались волны, они откатывались и разбивались о рифы, представляя собою идеальное место для сёрфинга. “... Всё,” заявила она. Кёрли возлегала на изношенном шезлонге, который находился на маленьком скалистом плато, что торчало посреди пляжа. Оно представляло из себя своего рода пирс природного происхождения, который слегка выходил в глубоководье. На скале позади неё в неопрятной куче находилась пара досок для сёрфинга, что-то похожее на два старых рюкзака (верный Квоутов Booster 2.0), пара громоздких, странно выглядящих пистолетов, один из которых - “Nemesis” Кёрли, другой - Квоутов безупречно белый “Spur” (оба из которых являлись идеальными мерами предосторожности против всего), сложенный пляжный зонтик, лопата и холодильник. “Не совсем всё...” вздохнул Квоут. Он сидел лишь в нескольких футах от неё, его ноги свисали с края скалы, в одной из его рук была удочка, а рядом стояла громоздкая коробочка в которой, кажется, плавали различные насекомые и червячки. “Оу? Это был намёк?” сказала Кёрли, приподнявшись и шаловливо улыбаясь Квоуту. “Я говорил про рыбу.” парень-робот покраснел, указывая на свою всё ещё “девственную” удочку. “Оу,” надулась Кёрли. “Тем ни менее, тебе ведь хочется?” сказала она, указывая на своё тело. Тело женщины-андроида несомненно представляло из себя нечто прекрасное. Она развалилась на своём шезлонге, её глубокие сапфировые глаза сверкали на солнце, а золотые волосы лежали каскадом на её плечах, неизбежно привлекая взгляд Квоута сначала к шее, затем к груди, которая была едва прикрыта тем узким оранжевым лифчиком, что она носила. Ниже груди располагался упругий животик и узкая талия, переходящая в бёдра, которые были обвязаны лишь небольшим количеством одежды. А за ними растянулись её длинные и сильные (он знал это по собственному опыту) ноги. Почти невидимое нижнее бельё могло навести на мысль, что она беспокоится о линиях от загара- но это не так, ведь она не может загореть. Всё её тело (и Квоута, к слову) было покрыто чисто белой оболочкой (за исключением сосков, которые были тёмно-серого оттенка). Инстинкт Квоута призывал к тому, что нужно ответить отказом на её предложение, но когда она проводила по своему телу он просто не мог не смотреть. Однако, перед тем ,как он смог что-либо ответить, большой всплеск послышался из-за пирса и оба робота тут же вскочили на ноги, оставив позади удочку. В нескольких футах от них вода яростно бурлила и пенилась, будто нечто было на поверхности воды. Слышался булькающий голос; “Памагииите!” Роботы одновременно вздохнули и сели там где и стояли “Шпасииите! Я нимаагуу плавать!” продолжал голос. Теперь они могли точно разглядеть фигуру в воде: гигантский серый кирпич, как стена в воде, прыгало и яростно трепетало своими маленькими жёлтыми ручками. “Балрог...”, вздохнул Квоут, “Ты умеешь летать”. “И дышать под водой,” добавила Кёрли. “О, точно,” ответил Балрог, взмываясь из воды в воздух Роботы оставались невозмутимы. “Простите, ребят,” сказал Балрог, высаживаясь за ними с большей грацией чем мог кто-нибудь ожидать такое от существа размером с машину. Он начал кашлять и плеваться, выплёскивая галлоны воды из себя. Роботы отскочили в тот момент, когда водоросли и планктон полились из внутренностей здоровяка. “Ты спугнул всю рыбу.” сказал Квоут, снова берясь за удочку. “Кстати говоря, что ты там делал?” спросила Кёрли, осторожно обходя монолит, возвращаясь в шезлонг. Жаль лишь, что теперь гигант закрывал от неё солнце. “Рыбачил!” радостно заявил Балрог. “Рыбачил?” спросил Квоут, спрыгивая со скалы на песок. “Ага! А так как я не могу удочкой...” сказал Балрог, демонстрируя попытку свести вместе свои маленькие ручки. А так как одна его рука составляла одну пятую от ширины его тела, у него ничего не получилось, “Я попробовал вручную,” объяснил он. “Вот только рыба была слишком быстрой... а потом я настолько увлёкся погоней за рыбой, что забыл, что могу дышать под водой.” “И летать,” добавил Квоут. “И летать,” кивнул Балрог, расплёскивая воду на Кёрли. Так как “голова” Балрога была по сути его телом, когда он “кивнул”, он наклонился всем телом, заставляя воду разлетаться повсюду, как если бы он отряхивался, будучи мокрым. “Ай! Я уже замерзать начинаю,” надулась Кёрли. “Прости,” сказал Балрог, отклоняясь назад, настолько, насколько могла сие сделать гигантская стена. “Да нарм. Всё равно мне уже скучно начало становится...” пожала плечами Кёрли, вставая. “Будь так мил и приберись за собой, ты ведь сделаешь это? Раз уж из-за тебя я промокла и раз уж ты спугнул рыбу,” подмигнула она. Балрог вздохнул. “Не переживай, к тому моменту, как ты закончишь, обед уже будет готов,” сказал Квоут, шагая вперёд. Кёрли быстро подскочила и взяла его за руку. “Ну… По крайней мере мы начнём его готовить…” хихикнула Кёрли, “Не хочется ведь делать ложных обещаний,” прошептала она Квоуту когда они уже приблизились к странно построенному маленькому домику на краю пляжа. Добавляло странностей ещё и то, что двери и окна вместо того, что бы быть такими, как и у любого другого дома, были шириной с гаражную дверь, что бы Балрог смог протиснуться. “Ну, на данный момент рыбы у нас вообще нету...” вздохнул Квоут, достаточно громко, что бы Балрог мог услышать. “Ооу!” прокричал Балрог. “Не переживай. Мы что-нибудь придумаем,” просмеялся Квоут. ~*~*~ Кёрли захлопнула дверь и повернулась, закрывая позади себя замок и ухмыляясь. Квоут ухмылялся в ответ, пока она закрывала шторы и включала ночник. Спустя мгновения андроиды уже были в кровати, держа друг друга в объятиях, их губы соприкасались снова и снова, пока они раздевали друг друга. Вскоре после того, как они покончили со всеми делами, связанными с Доктором и Баллосом, они отдыхали вместе в одной комнате, когда странное чувство пронеслось над ними. Когда они встретились впервые- ну, по крайней мере впервые в памяти Квоута, они почувствовали что-то похожее, по какой-то причине, Кёрли показались очень привлекательными гибкие формы стоящего перед ней андроида, а Квоут не мог не отвести взгляда от груди и бедёр Кёрли. И тогда, когда они были в одиночестве и делать было нечего, они признались в своих чувствах и приняли их. Дальше уже всё шло инстинктивно: обнажение, ощупывание и всё в таком духе. Это доставляло им чрезвычайное удовольствие, по этому это стало их регулярным занятием. Лишь спустя время они осознали, что это странное удовлетворяющее действо, которое они совершали, есть ни что иное как то, что люди называют сексом. Однако их интересовало, зачем же оно им. До них быстро дошло, что андроиды не беременеют, так как Кёрли не менструировала, и живот у неё не увеличивался, вне зависимости от того, в какой момент месяца у них был секс. Уяснив эти моменты и то, что ничего это не даёт, они предположили, что это должно было использоваться в шпионаже. Возможно они должны были бы вступать в контакт с людьми и использовать секс в качестве способа добычи информации. Всё же, они не могли быть в этом уверены и предпочитали думать, что это подарок от их создателей, награда за хорошую работу. Однажды пересилив свой интерес в плане того, какого назначение и возможности их плотских утех, их начало интересовать, как же они могли бы улучшить секс. Получаемое удовольствие определённо было для них таким же, как и для людей. Они провели много времени, изучая это, даже нашли копию “Карма Сутры” и тщательно её проштудировали в действии. Они стали довольно продвинуты во всём этом деле, и этот факт вызывал у них гордость. Через некоторое время роботы отцепились друг от друга и попадали каждый на свою половину кровати, запыхавшиеся, с похотливыми улыбочками на лицах. В сравнении с тем физическими умениями, на которые они способны, это дело вообще практически не тратило энергии. Но почему-то всё же они могли заниматься этим лишь определённое количество времени, прежде чем выдыхались. Это было странно, ведь если им надо было что-то сделать, они могли просто спрыгнуть с кровати и протащить наковальню сотню миль или начать делать пол миллиона отжиманий, но как только они начинали смотреть друг на друга с одним лишь сексом в мыслях, они очень быстро истощались. Они пришли к выводу, что есть в них некий встроенный лимит, что бы они не тратили всё время и энергию на то, что бы спать друг с другом. “Не следовало бы нам уже начать заниматься обедом?” пропыхтела Кёрли, практически бездыханно. “Ага.” кивнул Квоут, резко поднявшись. Кёрли сделала тоже самое, попутно одеваясь в спешке. ~*~*~ “Макароны и сыр, твои любимые,” улыбалась Кёрли, предоставляя заполненный до краёв горшочек плавленного сыра Балрогу. “Спасибки!” взвизгул Балрог, принимаясь за довольно неуклюжий акт поедания своего обеда. “Эй, не льсти ей, не она это готовила,” крикнул Квоут из кухни. Кёрли покраснела и быстро вернулась на кухню что бы заняться оставшимися принадлежностями для обеда. Многие находят странным нужду роботов в еде, но для них это само собой разумеющееся. Внутри еда будет перемолота до базового уровня и ею будет запитан миниатюрный реактор. Это даёт им столько энергии, сколько им нужно, а побочным результатом этого действия является кислород, который они как бы “вдыхают”. Не то что бы они это очень ценили. Они просто едят и получают из этого энергию. Они по своему опыту знают, что им нужно определённое количество еды. Они не набирают вес и не становятся тоще, как люди, но если они съедят слишком много у них, обычно, начинают периодически случаться отрыжки или конечности начинают случайно дёргаться, чтобы сжечь лишнюю энергию. И наоборот, если они съедят слишком мало их конечности начнут внезапно отключаться, пока они не поедят, до этого же конечности будут беспомощно висеть без движений. “Что ж...” вздохнула Кёрли, садясь за стол. Глаза парней (которые до этого смотрели лишь на еду) устремили свой взгляд на неё. “Пляж - это, конечно, хорошо и всё такое, но это уже становится скучно.” “Тебе нужно попробовать порыбачить,” отшутился Квоут. Трио засмеялось, одновременно. “Однако, серьёзно... Мне нужен отпуск. Или возможность сделать что-нибудь продуктивное. Понимашь?” вздохнула она. “Ну...” сказал Балрог, поднимая свою голову от горшочка пасты, что он выпивал. Оранжевый соус всё ещё был на его губах. “Хмм?” с интересом промычал Квоут. “Я типо скучаю по Мизери немного,” огласил он. “А разве она тебя не била и всё такое?” спросила Кёрли, опираясь на спинку своего стула, покончив со своим блюдом. “Ага...” Балрог улыбался, вспоминая старые добрые деньки, “Но я уверен, она это делала это просто по тому, что у неё было плохое настроение.” “Чтож, значит ты хочешь вернуться на остров?” спросил Квоут, отодвигая от себя тарелку “Ненадолго. В гости,” объяснил Балрог. “Праздники!” радостно сказал Кёрли. “Клиово,” улыбнулся Квоут. “Я лишь надеюсь, что в этот раз не будет никаких самовлюблённых волшебников...” ~*~*~ Шестнадцать коротких часов спустя большое серое существо прокладывало свой путь сквозь небеса, его треугольные руки раскрылись в полноценные крылья, на которых он и летел. Два робота крепко держались за него, они улыбались, а ветер хлестал их волосами по их лицам. На спине обоих было по Booster 2.0 (Бустер создал для Кёрли её собственный, по просьбе Квоута) и у каждого было по верной пушке в кобуре. На плече Кёрли висела небольшая сумка с одеждой и прочими вещами на следующие несколько дней. Они планировали провести визит мирно, но продолжали быть на стороже. Балрог продолжал лететь, остров казался всё ближе и ближе. Когда он приблизился достаточно близко, он начал яростно мотать руками и поворачивать своим телом, чтобы замедлить посадку. И всё же он сильно грохнулся, разбив под собой одну из плит, однако ни он, ни его пассажиры не поранились. Роботы спрыгнули с него и похлопали по нему в благодарность за поездку. “Я же не лошадь...” промямлил Балрог себе под нос. “Выглядит... всё так же...” высказался Квоут, осматривая потрескавшиеся колонны и поломанную брусчатку поверхности острова. “Это не Мимига ли случаем?” сказала Кёрли, высматривая что-то белое в дали. “Ооо!” подскочил Балрог, “Мне интересно посмотреть, как там поживают люди-кролики,” заявил он и попёрся в сторону Мимиги. “И что нам только с ним делать...?” задал риторический вопрос Квоут. Роботы едва обсудили, идти ли им за Балрогом, или же самим отправиться на плантацию, когда между ними пролетела большая летучая мышь. Она повисла в нескольких футах над ними. Незамедлительно тело мыши вертикально развернулось (и в то же время крылья продолжали хлопать на том же месте) и будто “раскрылось”, открывая взору жемчужное лицо Мизери. “А, это вы.” сказала она, оглядывая роботов. “Мизери?” спросил Квоут, поднимая бровь. “Сюда.” сказала Мизери-мышь, возвращаясь в свою нормальную форму. Мышь привела их к находящимся неподалёку каменным дверям. Когда же они взглянули вовнутрь, они поймали на себе взгляд настоящей Мизери. “Здрасте,” равнодушно сказала ведьма. У андроидов отвисли челюсти, а глаза полезли наружу. Они просто стояли и таращились на женщину перед ними “Чего?” спросила она. Никто из них не знал точного возраста Мизери, но примерно говоря ей должно было быть сотня лет, минимум. Она выглядела довольно неплохо для своего возраста, по правде говоря, не знай они её лучше, они бы не дали ей больше двадцати. Она была бледна, бела точно так же, как и они, при том, что она не андроид. Она - человек, или по крайней мере что-то близкое, её черты были или некой странной особенностью, или результатом магии (им было всё равно, по этому и не спрашивали.) Её горящие красные глаза могли бы заставить вас подумать о том, что она - альбинос, если бы только не её тёмно-синие волосы, что аккуратно свисали не ниже её ушей. Она носила, в основном, зелёное и чёрное, что тогда, что сейчас. Безрукавный топ обтягивал её плечи и вплотную прилегал к шее, не было видно ни дюйма зоны декольте (она всё же была ведьмой с достоинством.) Её простые штаны болтались на её ногах. Вокруг одного запястья был обернут шнурок с некой (предположительно магической) безделушкой, прикреплённой к нему. Она всегда носила с собой длинный деревянный посох, гладкий и прямой, с круглым набалдашником на конце. Он является источником её магических сил и смертоносным оружием, с помощью которого она может пускать молнии и вызывать стаи летучих мышей из ниоткуда. Всё это андроиды уже знали, не это их шокировало. То, на что они смотрели, было телом Мизери. Ведьма всегда была стройной, она была способна уворачиваться от атак без помощи магии, но теперь... Теперь её живот выпирал вперёд, отодвигая её топ и засвечивая его белую, кремовую поверхность. Её штаны тоже были припущены вниз к бёдрам, показывая нижнюю часть её практически сферического живота. Венцом всего этого был её выпуклый пупок. Она, очевидно, была беременна. “А, это,” вздохнула Мизери, глядя на своё раздутое чрево. “Ты... огромна!” заявила Кёрли, она еле сдерживала себя, что бы не захихикать. Квоут сам сопротивлялся против того, что бы засмеяться. “Я... не… настолько... большая...” нахмурилась Мизери, придерживая снизу свой живот рукою. “Такая толстая!” засмеялась Кёрли, подходя ближе. Мизери злобно посмотрела на беспечного андроида, а Кёрли всё продолжала. Она начала лапать и щупать её живот, тыкать в пупок, прикладывать ухо, даже тереться щекою о сферическую плоть. “Воу! Он такой тугой!” Кёрли тискала тугую плоть, “Ооо, а твой пупок, вроде, стремится выскочить. Какого это?” 'Как если бы какой-то дебил начал тыкать меня в живот,' подумала разозлённо Мизери. Прежде чем она смогла изречь что-нибудь сдержанное, Кёрли продолжила. “Хэй, а они ведь тоже стали больше,” сказала она, глядя на грудь Мизери. Это было так, даже сквозь её всё скрывающий топ было ясно видно, что она увеличилась на размер, а то и два. Её груди никогда не были маленькими, но ничего особенного (“B”, прикинул Квоут. По какой-то странной причине у него были ясные воспоминания об облике ведьмы), они не являлись помехой в бою. Теперь же вздутые железы аккуратно лежали поверх живота, отодвигая топ, что их сдерживал. Теперь они представляли из себя “D” размер и будучи под зелёной тканью они были похожи на перезрелые фрукты, которые так и просились к тому, что бы быть съеденными. Мизери едва не взорвалась, когда Кёрли начала тыкать её увеличенные груди, но тут, в её голове зародился хитрый план, так что она просто злобно смотрела на девочку, безмолвно подталкивая её к тому, что бы испытать судьбу и ощутить на себе месть ведьмы. Кёрли поражалась тому, насколько жидко себя вели груди Мизери, когда она их касалась. К счастью, дальше она не заводила своё расследование. “Хии, ты такая громадная...” смеялась Кёрли, снова глядя на живот. “Хэй, а это тоже выглядит больше!” сказал она, задорно шлёпнув Мизери по заднице. За считанные мгновения, что в принципе невозможно для беременной женьщины, Мизери врезала Кёрли посохом по лицу. Побеждённый андроид отпрыгнул назад, потирая челюсть. Мизери пришла в себя и прочистила глотку. Её розовые щёчки обернулись румянцем. “Вообще-то... размер всё тот же,” призналась она. 'Должен быть тот же. Я усердно тружусь над тем, что бы сохранить фигуру,' горько подумала она. “Просто у меня полное телосложение, вот и всё.” “Но ты всё равно толстая!” недоверчиво заявила Кёрли. “Эмм... возможно “толстая” не слишком подходящее слово...” наконец вклинился Квоут, беспокоящийся из-за всё ещё разъярённой Мизери. Кёрли, казалось, этого не замечала, не смотря даже на посох-в-лицо. “Но ты всё равно Огромна!” сказала Кёрли. “Хэй, кажется ты стала ещё больше, чем была минуту назад...” удивлённо сказала она, пялясь на живот Мизери. “Возможно,” вздохнула Мизери. “Долгая история”. “И кто папочка?” легкомысленно скзала Кёрли. “С этим... всё сложно...” проворчала Мизери. “Ты что, не знаешь?” спросила Кёрли. “Всё... не... так...” сказала Мизери, её ярость уже всплывала на поверхность. “Мамочка! Мамочка!” некий знакомый голос донёсся со стороны двери. Удивлённый видом беременной Мизери, Квоута ещё больше удивило то, что он увидел теперь. В комнату стремглав вбежала такой, какой он её помнил, их старый друг - Тороко, Мимига женского пола, что когда-то помогла ему. Она была маленькой Мимигой, едва ли была выше его бёдер и хоть она и была внешне трусливой(выходило это из физической слабости), внутри она была храброй. Слёзы стекали из её глаз по розовым щёчкам, которые просвечивались даже сквозь её густую белую шерсть. Он был этому удивлён по двум причинам: 1) Тороко называла Мизери своей матерью, при том, что Тороко - Мимига, а Мизери - нет, 2) Тороко мертва. Тороко вцепилась в ногу Мизери и заплакала в неё, заставляя ведьму ужасно краснеть. “Сколько раз тебе говорить, я не твоя мама...” нехотя проворчала Мизери. “Мамочка, спаси меня, он вернулся!” завопила Тороко. “Кто вернулся?” вздохнула Мизери. “Он,” просто ответила Мимига. “Тебе нужно быть точнее, дорогая, на острове было много всяких Он,” ответила Мизери. “Ой ну да ладно тебе!” снаружи послышался другой голос, тот, появление которого не удивило никого. Это был Балрог. “Я просто хочу поиграть!” заявил он в ребячьей манере. Повернувшиеся к двери андроиды увидели еле протискивающееся сквозь узкие двери серое лицо. Тороко взвизгнула и ещё сильнее прижалась к ноге Мизери. “Балрог... всё такой же дурачок, как и всегда, как я вижу.” вздохнула Мизери, “Ты хоть помнишь, что это ты украл эту девочку? Она тебя до смерти боится.” “Ась? Но... разве она не... умерла?” спросил Балрог из дверей. “Эм, ну да. Я это тоже помню,” добавил Квоут. Кёрли прошептала Квоуту: “А кто она? Что за дела?” Квоут ответил просто: “Тороко,” и Кёрли поняла: они проходили это множество раз и Кёрли знала эту девочку и её судьбу. “Всё в порядке, Тороко.” сказала Мизери, поднимая хрупкую Мимигу, “Балрог хороший парень, хоть и глуповат. Демоническая Корона заставляла его делать плохие вещи. И меня тоже. Теперь, когда её больше нет, он такой же хороший, как и… я...” сказала она, замявшись немного, 'Наверное всё же не лучший пример...' подумала Мизери про себя. “Мамочка… ты… уверена?” прошмыгала носом Тороко. “Да, уверена,” сказала Мизери, опуская Мимигу на пол. “К тому же, если что-то плохое случится, всё будет в порядке...” погладила себя по животу Мизери, “Я думаю, я смогу тебя возродить снова, если понадобится,” сказала она, ткнув легонько её в нос. “Спасибо, мамочка!” заулыбалась Тороко и убежала. Балрог подвинулся в сторону, что бы дать ей пройти, а затем снова побежал за ней. “Я клянусь...” вздохнула Мизери, “Я только дала родиться этой девочке и вот уже она думает, что я её мама,” засмеяась она. Кёрли и Квоут лишь непонимающе смотрели на неё. “Как я и сказала… Это долгая история...” “Что ж, после того, как вы ребята разобрались с Баллосом и слиняли отсюда, всё, оказалось, довольно неочень... повсюду бегали разъярённые Мимиги, часть из них сидели в клетках, а некоторые даже были преданы Доктору... И многие из них боялись меня. Я уж не говорю о том, сколько из них умерло. И роботы и всё прочее... Как я уже сказала, всё было неочень. “Я даже не была уверена, с чего начать... так прекрасно было наконец оказаться свободной. Но я сделала столько плохих вещей будучи под контролем Короны. И ведь это всё была моя вина... как мне сейчас кажется. Я ведь могла просто взять и уйти, но нет. Я чувствовала себя… Виноватой. И знаете, это так Паршиво. “По этому мне захотелось помочь, вернуть всё на круги своя. Я освободила всех Мимиг, сказала, что им больше не нужно меня боятся... они в ужасе убежали... затем я поймала всех разъярённых Мимиг и заключила их под замок. И всё красные цветы я тоже собрала и отнесла туда, где им и место. И вот тогда я снова встретилась с мамой... “Моя мама была немного расстроена из-за смерти Баллоса, так что она только и делала, что ничего не делала, понимаете? Но когда я зашла проведать её снова, она снова стала собой и взялась за дело по-крупному. Она заделала весь остров, Мимиг и прочее, таким, каким всё было раньше. Она не хотела, что бы всё это осталось лежать и гнить только из-за того, что я учинила. А ещё она была очень зла на меня. “Так что, она привела в норму всех Мимиг и даже нашла способ излечить обезумевших (Я думаю, учёные ей помогли в этом. Этот Бустер проводил много времени рядом с ней). Но большинство из них всё ещё были мертвы. И вот тогда то она и решила меня наказать. “Всё таки моя мама не обычная маман. Когда она наказывает, это не какая-нибудь простенькая взбучка. Она наказывает действенно, с иронией и всё такое. Спустя какое-то время изучения она нашла способ воскресить мёртвых с помощью магии. Это было довольно комплексное заклинание, которое требовало “хоста”. И тут в дело вступаю я. “Так что, мама наложила на меня заклятье и даже мне не сказала, а через десять часов я начала замечать, что... меняюсь. Моя грудь увеличилась, а я становилась всё больше и больше час за часов. Я добралась до неё спустя двенадцать часов после того, как она наложила на меня заклятье, но ей всё ещё было над чем позлорадствовать... она просто посадила меня перед собой и оставила дальше разбухать, словно медленно готовящаяся индейка. А затем все дела с ребёночком. Тащемта, это было не так ужасно, как я представляла: я воспользовалась магией, чтобы придать себе больше “выносливости”. “Так или иначе, вы точно не хотите знать подробности этого. И вот после всего этого появилась маленькая Мимига. Вот теперь мама решила всё объяснить... она нашла способ возродить всех, кто умер на острове, но я должна забеременеть каждым из них и дать каждому родиться. Они рождаются как обычно, затем за несколько дней вырастают до того возраста, в котором умерли. Большинство из них не помнят, что переродились, но не Тороко, и поэтому она считает меня своей мамочкой...” вздохнула Мизери. “Ну, вот и вся история. Из меня выходит по ребёнку в день.” “... Воу,” ответили роботы одновременно. “Интересный способ перерождения,” высказался Квоут. “Я думаю, что скорее всего мама знает способ получше, но она предпочитает использовать меня. Быть всё время беременной - моё наказание,” объяснила Мизери. “Должно быть ты вот-вот родишь,” сказала Кёрли, “Раз уж ты такая большая.” Мизери оставалась невозмутимой. “В общем то, у меня есть ещё несколько часов до этого.” В комнате наступила неловкое молчание, пока Квоут его не нарушил; “... мы пойдём проверим, как там Балрог... он ей, конечно, не навредит, но всё же он может нечаянно упасть на Тороко.” сказал он, кусая губу. Мизери захихикала. “Да, пожалуй... слушайте, на Внешнем Балконе есть комнаты для наподобие вас, почему бы вам не провести пару часов за тем, что бы обустроиться, что бы мы потом могли все вместе поужинать?” “И тогда ты будешь потоньше?” спросила Кёрли. Мизери всё ещё оставалась невозмутимой. Она щёлкнула пальцами и вспышке появилась пара больших и сияющих летучих мышей, что будто были сотканы из самой тьмы, порхающих над её головой. Она сделала неясный жест рукой и мыши повисли над Квоутом и Кёрли. “Они отведут вас в ваши комнаты.” Кёрли, всё ещё не понимающая того, что натворила, просто улыбалась. Квоут, которому пришлось краснеть за обоих, обернул свою руку вокруг её и они задом вышли из комнаты. “Увидимся через пару часов...” сказал Квоут с ноткой пессимизма в голосе. ~*~*~ “Ах, намного лучше,” вздохнула Мизери, натягивая зелёный топ поверх вновь плоской талии и поглаживая свой упругий животик. “Я всегда чувствую себя намного лучше после такой разгрузки,” сказала она в пустоту. Он прогуливалась по одному из внешних коридоров, находящихся на поверхности острова, так называемый “Внешний Балкон”, где находилась её комната и вещи. До войны (нужно уточнить, какая именно имеется в виду война: много войн происходило на этом острове, снова и снова, а это битва была лишь между двумя роботами и целым островом монструозных существ, и это была единственная битва, которую она проиграла, но пережив столько войн, не сказать, что она проиграла что-либо, кроме войны) это было опасное место, повреждённое, где по всюду бегали обезумевшие Мимиги, а попасть туда можно было только через чреду опасных для жизни пещер и полёт на ракете. С тех пор, однако, был построен куда более лёгкий для доступа ряд лестниц по которому Мимиги могли легко прийти и уйти. Оформлено было всё так же: белые колонны, формирующие пол огромные плиты, странные статуи тут и там. Позади неё суетилась Тороко, которая несла в руках белый свёрток в белом полотенце. Мизери старалась быть подальше от новоприбывших на столько, насколько возможно. Если бы она так встряла и они бы вспомнили своё происхождение из её утробы, то на то чтобы всё объяснить пришлось бы потратить много времени. Всегда готовая Тороко чуть более, чем полностью готова была поноситься с ними вместо неё, а Мизери была и не против. Это была любимая часть дня для Мизери: после рождения очередного Мимиги наступал момент наибольшего ожидания до того, как она должна будет сделать это снова, а ещё в это время она была тоньще всего. Через несколько часов она пойдёт спать и если она уже тогда не начнёт чувствовать, что толстеет, она обязательно почувствует это, когда проснётся, когда, без сомнения, у неё будет свисать живот размером с дыню, а на протяжении дня он будет всё расти, расширяться и толстеть, пока она уже не сможет ходить, а лишь переваливаться, тяжело дыша и опираясь на посох. Но сейчас она была стройна, здорова и молода (ну, достаточно молода для двухсотлетней девушки) и могла делать что захочет. Что она и собиралась делать. “Толстая, да?” сказала она. “Ха! Я покажу ей...” сказали Мизери, её красные глаза горели. Добравшись до своей комнаты она захлопнула и прочно заперла дверь. Тащемта, замок ей даже не был нужен: её дверь была сделана и чрезвычайно тяжёлого мрамора и ни один Мимига не мог её открыть. Что же до Квоута, Кёрли и её маман, если бы они правда хотели проникнуть вовнутрь, они бы вполне могли её взорвать. Но по какой-то причине, без него она будто чувствовала себя голой, за ней будто наблюдали, у неё просто должны были быть дополнительные меры безопасности. Её комната была необычной, дорогой, с низким потолком для комнаты с такой длиной и шириной, и вся она была из мрамора, перемежающегося странной чёрной каёмкой. Её кровать занимала половину пространства: она была огромной, колоссальной, вне конкуренции обычным кроватям. Рядом с ней кровати “королевского” и “императорского” размеров были ничтожно малы, если бы её нужно было бы поставить в сравнение с другими, она бы явно была “Божественного” размера. Она была куда больше, чем ей было нужно, но ей нравилось: она любила кататься по плюшевому матрасу, или закутываться в простыни, например. Слабым оправданием перед другими, зачем ей всё это было нужно, было то, что ей нужно место под вырастающий за ночь беременный живот, но это правда было не очень хорошим оправданием. Её простыне лежали посередине, там, где она утром в них укутывалась. Вокруг кровати стояли странные приспособления, тщательно разработанные и, скорее всего, магические сами по себе. Тут же был её стол, абсолютно чёрный, в противоположность белым стенам и полу , но всё же сделанный из блестящего камня (обсидиана, не иначе) с кучей обрывков бумаги, разбросанных по нему. На противоположенной стороне комнаты был шкаф, с такой же особой заботой вырезанный из большого дуба. Он напоминал собою знаменитые врата в ад из Dante’s Inferno. Рядом с ним стояло овальное зеркало в полный рост с тёмной металлической оправой. Среди прочих предметов, разбросанных везде, можно было заметить: кристальный шар; стеклянный ящик с красным цветком внутри; книжный шкаф, полный лишь на половину, остальное его содержимое было разбросанно или возле шкафа или у основания кровати; мольберт с холстом, абсолютно чёрный, с прикреплённой палитрой, на которой были разные виды чёрного, от которых несло магией. Рядом с дверью стояла стойка с кучей вешалок и свисающими с них посохами, несколько плащей и одна одинокая метла, опирающаяся на неё. Мизери повесила свой посох и взяла жезл полегче, внешне похожий на ветку с обмотанным вокруг неё корнем, либо же тентаклей. Она запрыгнула на кровать и проползла по ней на коленях до зеркала. Она уделила себе момент на любование фигурой (она так делала каждый вечер после рождения), живот был плоским, каким должен быть, груди всё же всё ещё были больше “нормального” (вообще, они у неё не были “нормальными” уже год) из-за не потраченного молока. 'Охохох, надеюсь, когда я покончу с этой Мимига-проблемой, они станут прежними...' подумала она, оценивая одну из своих сисечек. Встряхнув головой она вернулась к своей задаче. Она взглянула в зеркало укусила конец своего жезла, как некоторые кусают кончик карандаша, когда думают, что написать или нарисовать дальше. Затем она указала им на зеркало и покрутила несколько раз в воздухе, рисуя некие невидимые узоры. Тот час же её отражение рассеялось, представляя её взору вид на другую кровать с видом сверху. Она могла ясно различить бледные фигуры, лежащие друг на друге, производящие безумные движения, светлые волосы летали повсюду, синее покрывало кровати обматывалось вокруг его обитателей. “Значит...” оскалилась про себя Мизери, “Маленькие роботы любят потрахаться. Что ж, посмотрим, как им понравится, когда я увеличу их уровень наслаждения.” Она схватила один из тех тяжёлых томов, что были раскиданы по её кровати, и начала пролистывать её, снова кусая кончик жезла. Её глаза засверкали от восторга, когда она нашла то, что было нужно. “Что ж, придётся немного его модифицировать... но, всё же, думаю это сработает,” кивнула она и снова посмотрела в зеркало, где роботы продолжали свои любовные утехи. Снова указав жезлом на зеркало Мизери начала прорыкивать заклинание вычерчивать узоры перед зеркалом. Кончик жезла начал светиться розовым цветом из-за копящейся силы, вместе с орнаментами, что она вычерчивала в воздухе. Продолжая читать её грудь тяжелела, дышать ей было труднее. В зеркале же, роботы уже сами начали сиять аналогичным оттенком розового, который теперь будто кровь изливался из жезла Мизери. То ли роботы не могли увидеть это сияние, или же им было всё равно, тем ни менее, они никак на это не отреагировали. Наконец, Мизери издала последний рык и ткнула жезлом в зеркало, из-за чего его металлическая поверхность покрылась рябью, будто вода. В исчезающем изображении роботов можно было заметить, как розовое свечение проникло в тело Кёрли, перед тем, как изображение комнаты Мизери полностью его заменило. Мизери маниакально захихикала, бросая жезл в сторону стола и зарываясь в кучу простыней, где она продолжила смеяться как обезумевшая. ~*~*~ Следующим утром Кёрли проснулась довольно рано, улыбаясь во всё лицо. Руки Квоута всё ещё обнимали её голое тело, хотя сам он мирно спал позади неё. Она повернулась в его руках и легонько обняла перед тем, как выскользнуть из его хватки и встать с кровати. Это была долгая ночь, она явно длилась дольше, чем обычно, и она вновь была крайне благодарна за дарованные ей плотские ощущения. Она всё ещё не понимала, что же сделало сей акт столь приятным, и что же так притягивало её в теле Квоута, и почему она была такой разгорячённой, но, как бы то ни было, она была благодарна за всё это. Это действительно озадачивало её, почему она порой была такой разгорячённой, на пример, как прошлой ночью. Она не имела ни малейшего представления. Она лишь пожала плечами, проходя дальше по комнате и решила не заморачиваться. Старая поговорка: “Не чини то, что не сломано” промелькнула у неё в мыслях. Она уж точно не хотела потерять свой сексуальный задор пытаюсь узнать его причину. Зайдя в выделенную ей с Квоутом ванную (она не планировала пользоваться ей особо часто, ведь роботам не нужно ходить в туалет или чистить зубы) она заметила, что её груди как-то больше подпрыгивают, чем обычно. Взглянув на себя сверху-вниз она увидела, что её прелестные белые шары синтетической плоти выглядят больше обычного. Она встала перед зеркалом и позволила своим прелестям свободно болтаться. Они определённо выглядели больше обычного. Она взяла их в руки и примерила на взгляд своим роботическим глазом. В них определённо стало больше объёма, но почему - она не знала. Она нахмурилась. Может ли это быть связано с тем, что она вчера была такой разгорячённой? Она не имела ни малейшего понятия. Она разберётся со всем этим позже, а сейчас у неё есть и другие заботы. Она схватила сумку, которую она взяла с собою, выловила от туда свой второй лифчик и быстро его надела. Она тут же сморщилась. Она и не представляла, что больше не сможет его надеть, если её грудь станет больше. Она злобно посмотрела на свои груди и больше не подходящей ей лифчик C-размера. “Близняшки” уже начинали вываливаться из своих чашечек. Раздражённо вздохнув она решила на сегодня смириться с дискомфортом и “показаться” механику как можно скорее. Снова засунув руку в свою сумку она достала от туда свои фирменные зелёные трусики с красным сердечком. Она нашла такие же в сумке Квоута много лет назад и ему было трудно объяснить, что они там делали. Ей было, абсолютно, всё равно, но ей нравилось ругать его за это. Она натянула их и вновь полезла в сумку, (которую она положила на пол) что бы достать штаны. Однако, когда она это сделала, она услышала громкий щелчок позади себя и почувствовала, что что-то грубо упёрлось ей в зад. Она тут же дёрнула свои руки туда, которые повстречали на своём пути некие чужеродные ей холмики. Она стояла и медленно обследовала руками свою задницу. Повернувшись, она взглянула на свой попец в зеркало и тут же стиснула зубы. Она надеялась, что сенсоры её рук просто сломались, но глаза говорили ей о том же, а шанс того, что оба сенсора были сломаны сломано был крайне мал. Её щёчки, её нижние щёчки, более не были такими же маленькими и упругими, как раньше, но теперь они представляли из себя пару знатных ягодиц. Они всё ещё были упругими и стройными, и внешне очень даже функциональными, но больше, чем были, и чувство было такое, будто в них было больше жирка. Щелчок и дискомфорт теперь заимели объяснение: её милые маленькие трусики, которые так хорошо ей раньше подходили, теперь же оказались погребены в расщелине между ягодицами, будто их натянули ей сзади. Она уже начала серьёзно беспокоиться. Кёрли и Квоут, конечно, принимали пищу, но для них это был лишь источник энергии, так что они никогда не набирали вес, вне зависимости от того, сколько они съели, всё это лишь конвертировалось в лишь ещё большее количество энергии. Она не могла никак понять, почему она так увеличилась резко в нескольких местах сразу. Возможно, она была в какой-то степени неисправна... Она не была уверена в этом, но была точно уверена в том, что ей необходимо срочно к механику. Несколько минут спустя она уже была одета в свои обычные мешковатые красно-коричневатые штаны, с полными карманами дополнительной амуниции, ибо в случае необходимости она тратила помногу. И хотя штаны натянулись вполне спокойно, а пояс застегнулся без всяких проблем (хотя чувствовала она себя в них теперь довольно странно в связи с её увеличенным задом), её красная блузка, которую она сейчас пыталась надеть, так легко не давалась. Когда она надела блузку на плечи и начала натягивать её на сисечки она почувствовала резкую боль в груди. Она тут же застыла и уставилась в зеркало. Её блузка была натянута поверх плеч и на груди, а руки были подняты вверх. Её груди становились больше прямо на её глазах. Она смотрела, как чашечки её лифчика становились шире и шире, а ткань становилась тоньше и тоньше. Они росли, но не настолько быстро. Она чувствовала, как их твёрдый материал врезался в её мягкую плоть, что было очень неприятно. Её мягкая плоть буквально выжималась из чашечек. Эластичные ремешки заскрипели и закряхтели, так как это был уже их лимит, и вот наконец громкий хлопок ознаменовал их поражение, застёжка, скреплявшая их, сломалась и они так и остались просто висеть, позволяя чашечкам упасть. Придя в себя она порвала свой изувеченный лифчик и просто смотрела, как её груди меняются и принимают нормальную для них сферическую форму. Теперь было ясно видно и без её безупречных в измерительном плане глаз, что они выросли. Они были размером с недоспелые дыньки, но когда Кёрли тщательно их осмотрела, она осознала, что они немного не той формы. Они больше не были идеально круглыми, но более вытянутыми, смотрящими вниз. Они были похожи на манго, подумала она. И были тяжелее. Одной из полезных особенностей андроидов было то, что они были намного сильнее людей, так что пара футов лишней плоти никак не могла ей помешать; она спокойно могла поднять вертолёт, но для человека такой лишний вес впереди мог выразиться потом болью в спине. Но самым странным во всём этом были её соски. Тусклые серые бугорки плоти, что находились на вершинах её грудей, которые, как было известно ей, были нужны только для того, что бы получить удовольствие при правильной стимуляции, росли, прямо в тот момент, когда она на них смотрела. Их основа, кружочки, медленно разрастались по её грудям, будто какой-то вид быстро разрастающейся сыпи, которая будто вздувала и окрашивала в другой цвет её плоть. Сами же соски торчали как маленькие (или не-такие-уж-и-маленькие, так как они твердели и удлинялись) пушечные стволы. В конце концов, их рост остановился, но вот кружочки уже были диаметром в три дюйма, а сосцы были в два дюйма длиной. Её вдруг затошнило от произошедших изменений, будто для неё это было чем-то мерзким. Она вся покрылась холодным потом. Она потела, в основном, в тех же ситуациях, что и люди, в связи с тем, что её мозг построен на базе человеческого, но вот сам её пот был несколько иным. Он служил смазкой для некоторых её систем, а так же образовывал некоторый слой защиты, способный защитить от удара лезвием, не то, чтобы ей это было очень нужно или у неё был шанс этим воспользоваться. Она позволила своей блузке сползти по её влажной груди под влиянием гравитации. Она неуверенно повернулась почувствовала, как её груди качнулись, а вних заплескалась какая-то инородная ей жидкость. В тот же момент покачнулся её живот. Она схватилась руками (которые, как она только что заметила, тряслись) за него. И снова она не могла поверить своим голубым глазам. Она резко повернулась обратно к зеркалу (из-за чего её груди поколебались из стороны в стороны несколько секунд перед тем, как прийти в состояние покоя) и уставилась на брюхо, что лежало на её руках. Кожа между её обнажённым пупком и её поясом была выпуклой по кривой, и её живот был искривлён вверх, образуя новую небольшую кривую. Кожа была твёрдой под её пальцами, и зловеще пульсировала, как если бы ещё росла. “Кв- Квоут...” прошептала она. Собравшись с силами она таки смогла прокричать; “Квоут!” достаточно громко, что бы мгновенно его разбудить. “Что!?” спросил её любовник, принимая сидячее положение. Пока она говорила, она смогла выискать глазами рядом с дверью свои жёлтые кроссовки и подцепить их ногою ближе к себе “Мне... нужна... помощь...” смогла выдавить из себя Кёрли. Она влезла в обувь и наклонилась, что бы завязать её. У неё было такое ощущение, будто штаны стали для её бёдер и задницы затянутой петлёй. Что интересно, заметила она, что хоть одежда и врезалась ей в плоть, она понемногу отталкивалась с её разрастанием; изменение в её бёдрах являлось не разрастающимся жирком, но чем-то твёрдым, таким же, как и её синтетические кости. Её роботизированное сердце колотилось внутри, накачивая топливом все её системы пока её позитронный мозг продолжал паниковать и требовал всё больше энергии, будто скоро должен был начаться бой. По ощущению врезающегося в плоть нижнего белья она знала, что всё ещё растёт в том месте, и она знала, что будет дальше. Несколько мгновений спустя послышался щёлчок резинки, её трусики просто разорвало. Вставая, она зашаталась, так как её центр тяжести сменился. Квоут в данный момент стоял в дверях, голый, со вчерашней одеждой в руках. Оба робота смотрели с ужасом на изменяющееся тело Кёрли. Квоуту, конечно же, предстояло заметить больше, чем ей: его взгляд первым делом упал на её толстые груди и нехило возросший живот, но всё же они оба видели наиболее разрастающееся место; её бёдра сильно разрослись в стороны, уничтожив в процессе трусики. Она достала остатки из своих штанов и выбросила их. Но если не считать выпирающий живот, то можно вполне сказать, что у Кёрли была фигура мечты: груди, что выпирали далеко за пределы её торса, уступали место стройной талии (рост происходил только вперёд, так что сзади невозможно было увидеть её вздутый живот) перед тем, как резко перейти к бёдрам, которые расходились в стороны, будто основание пирамиды. “Чт- Что происходит?” спросил Квоут, в его голосе явно был заметен шок. “Я... Я не знаю...” сказала Кёрли, на её глаза накатывались слёзы. Она обычно была сильной и бодрой вне зависимости от ситуации, но бессильная в битве со своим собственным телом, она просто не могла не заплакать. (Её слёзы были чисто эстетическим дополнением, включённым дизайнерами.) Не смотря на то, что разум андроидов был охвачен ужасом и паникой, они всё ещё были достаточно находчивыми и им не привыкать быть в различных опасных ситуациях. Квоут шустро пересёк комнату и схватил один из Booster’ов 2.0 что они с собой взяли и бросил его Кёрли, которая его успешно поймала, перед тем, как самому одеться в быстром темпе. “Нам нужно найти помощь как можно скорее...” сказал Квоут, констатируя очевидное, “Бустер в Лабиринте... но он не совсем эксперт в андроидах... Возможно, Мизери в данный момент - лучший вариант. Даже если она не сможет помочь сама, она сможет телепортировать нас туда, где тебе помогут. Ты набираешь массу, я прав?” Кёрли лишь пристально смотрела на себя. “Эм, ну да, конечно... Я имел в виду, что, ну... откуда то же берётся всё это, верно?” сказал Квоут, запуская руки в рукава и начиная застёгивать пуговицы. “Д-да... что физически невозможно, это скорее всего Мания, так что Мизери скорее всего сможет с этим помочь,” предположила Кёрли, кивая самой себе. “Ага, я подумал о том же,” согласился Квоут. Закончив говорить (уже полностью одетый), он подошёл к двери, где уже ждала Кёрли с надетым джетпаком. Он посмотрел на неё и увидел, что её живот продолжал расти, выросший уже до размера половины баскетбольного мяча. Её пояс был расстёгнут и болтался по обе стороны её сферической выпуклости. На её животе остались отметины от врезавшегося в плоть пояса, до того, как тот был расстёгнут. Квоут инстинктивно положил руку на её живот, чувствуя тепло и потенциальную силу, бурлящую внутри. Его взгляд встретился со взглядом Кёрли и они обменялись эмоциями: любовь, страх, надежда... Квоут схватил свой Booster и вывел её из комнаты. ~*~*~ Сущие минуты спустя Booster Кёрли начал кашлять и жалобно трещать в связи с перегрузом. Всё же, благодаря бедному измученному устройству они смогли успешно прилететь и приземлиться. За время короткого полёта Кёрли разрослась ещё больше. Центр роста сместился к её пупку, который вскочил с хлопком когда они спустились на землю. Её пальцы, которые на фоне её сферического животика казались бесконечно тонкими, направились к пупку и почувствовали прелестную эластичную поверхность. Оно было куда более твёрже и... эластичнее (ей было трудно найти слова, которые могли бы это описать), чем вся остальная кожа. Это была лишь верхушка (пресловутая глазурь на торте) её раздутого живота. Размером он уже перерос баскетбольный мяч и стал больше похож на арбуз, хотя по ощущениям больше был похож на мяч для боулинга. Её живот тянуло вниз, он слегка свисал меж её ног. Он точно был заполнен не чем-то вроде воды или воздуха, а чем-то тяжёлым и цельным, однако с её внутренними сенсорами что-то было не так и они категорически отказывались говорить, что в ней находится. Тяжесть, очевидно, была слишком велика для её Booster 2.0, но, к счастью, её роботизированые ноги прекрасно держали её, разве что живот теперь находился меж её ног и ей приходилось ходить в перевалочку. Однако не один лишь живот вырос, её груди уже стали размером с дыньки и её нижние полушария свисали из под её блузки, которая и так то была не маленькая, ну и тёмные круги её сосцов увеличились тоже (они, казалось, в добавок к разрастанию, становились темнее), будучи уже размером с печеньку. А поверх тёмных колец возвышались сами соски, которые упирались в блузку. Переростя пояс её живот своим размером расстегнул ширинку штанов, что означает, что теперь Кёрли должна будет постоянно придерживать свои штаны одной рукой, что бы они не скатились по её голым ногам. К счастью для Кёрли, её бёдра и зад больше не росли, однако она ещё не отмела вероятность того, что в любой момент они могут вывалится из её штанов. Теперь же, будучи на “Внешнем Балконе”, им всего лишь нужно было добраться до комнаты Мизери. Но простая задача стала сложной в связи с трансформацией Кёрли. Покуда как-только Квоут оказался на земле он тут же побежал к комнате Мизери, всё ещё держа за руку Кёрли. Он повернулся, что бы увидеть свою любовницу, обильно краснея и переваливаясь так быстро, как она могла (что не очень быстро) позади себя. Он сам покраснел настолько, насколько мог белый андроид, и замедлил свой темп. Это было странно, страх покинул Кёрли, по большей части, однако его место заняло смущение. Её ужасная скорость, её штаны, что были всего в нескольких дюймах от того, что бы открыть всем вид на её интимные места, не говоря уж об её ужасном выпирающем животе, всё это вгоняло её в краску. Когда они впервые обнаружили то, что они могут краснеть (что, кстати говоря, произошло тогда, когда Кёрли нашла свои трусики в сумке Квоута), или, скорее, через какое-то время после этого, они подумали, что может быть это такая система рефлекторного камуфляжа, однако после многих попыток стало ясно, что единственный им доступный цвет был красный и то это только происходило, когда были задействованы эмоции. Они пришли к такому заключению, что вместе со слёзами (и немного более функциональным потом) они составляли эдакий эмоциональный пакет, дарованный им то ли по тому, что дизайнеры считали, что им нужны были эти человеческие эмоции, то ли по тому, что они должны быть предельно похожи на людей, и недостаток этих способностей сделал бы их маскировку нерабочей. В конце концов они добрались до двери в комнату Мизери неспешной походкой и Квоут (который начал кричать и звать Мизери как только они оказались в корридоре) начал барабанить в дверь и толкаь её. Кёрли отпустила его руку, смутив его на секунду, пока он не обернулся и не увидел, что она натягивает штаны, и, ещё больше краснея, всё понял. Неясные бормотания послышались изнутри. Квоут продолжал колотить в дверь обоими руками, заставляя дверь шататься на своих каменных петлях. Затем из-за двери послышался звук скребущегося о камень камня и Квоут почувствовал, как исчезало сопротивление двери, позволяя ему себя открыть. “Чотетамнадо?” послышался впереди бурчащий голос Мизери. Когда Квоут вбежал вовнутрь, а за ним перекатываясь вошла Кёрли, они оба посмотрели в сторону, откуда издавался голос, и увидели клубок простыней из которого торчали несколько бледных конечностей (почти не отличимых друг от друга). Одна из рук вытянулась и помахала в сторону двери, заставляя ту закрыться тот час же когда в комнату вошла Кёрли. Квоут предположил, что она открыла дверь тем же способом, так как она до сих пор не встала с кровати. Не то что бы его это сильно волновало. “Помоги...” сказала Кёрли шатким голосом. Голова Мизери вылезла из клубка простыней (её мраморное лицо, обрамлённое синими волосами, было всё таким же чистым) и пристально уставилась на роботов. Когда она увидела огромные формы Кёрли, зловещая улыбочка расплылась по её лицу. Она сбросила с себя простыни, открывая взор на своё тело. Не будь роботы в таком отчаянии, они бы посмеялись над её пижамкой: тёмно синяя, с развесёлыми Мимигами на ней, но так как у них были проблемы по серьёзнее, им было не до этого. Мизери протащилась через всю кровать и села на краю перед двумя андроидами. Она позволила себе расставить ноги так же, как и Кёрли, и позволить своему животику (который был поменьше, если сравнивать) так же болтаться меж ногами из под пижамки. “Батюшки!” воскликнула она, “Да ты сегодня реально толстая.” Квоут уставился на Мизери, когда та спрыгнула с кровати подошла вплотную к Кёрли, которая умоляюще смотрела на ту. “Дя, довольно кругленькая, прям как я,” продолжала она, сильно похлопывая Кёрли по животу, заставляя его совершать небольшие колебания вверх-вниз, что так же заставляло её груди трястись. “Строго для сравнения, осмелюсь сказать, вчера я была куда мельче тебя сейчас, толстушечка,” сказала Мизери, почти что про себя, “А вот ты сегодня явно светишся,” добавила она. Это была правда, кожа Кёрли прямо таки сияла. Она списала всё это на покрывающий её пот, ну или же у неё просто что-то ещё сломалось. Это придало её бледной коже странную особенность, из-за которой её живот был, говоря романтически, будто громадная жемчужина, рождённая от устрицы, ростом с человека. Пока Мизери говорила, живот Кёрли начал вновь раздуваться ещё больше, к превеликому ужасу его носителя. Верхняя поверхность живота была уже опасно высока, она уже делила место с её здоровенными грудями. Центр её блузки стал гораздо тоньше и уже скрипел в знак протеста, но она всё ещё умудрялась держаться, не смотря на то, что её разрывало по швам. Живот растягивался дюйм за дюймом, будто он пытался сбежать от неё, или пытался достигнуть какой-то невидимой цели. Он сглотнула, когда осознала, что живот стал уже настолько большим, что она больше не могла обхватить его руками. Она чувствовала, как её ноги разъезжались в стороны всё дальше и дальше в то время, как в стороны разрастался и разрастался её мамон. Когда рост, наконец, завершился живот уже был похож на луну, прикреплённую к её телу. Размером он был уже с пляжный мячик, хотя такое сравнение заставило бы Кёрли захихикать: сравните вес пляжного мячика и здоровенного шара, что она тащила на себе. “Ооо, ну, думаю, теперь с этим всё...” сказала Мизери, тыкая в неподвижную сферу плоти и потирая руками. “Воу. Он такой упругий.” сказала она, подражая Кёрли, “Ооо, твой пупок прямо таки торчит. Какого это?” Мизери переместила руки на вершину Кёрлиного гигантского живота и приблизилась ещё сильнее. “И да, только для тебя, дорогуша, представлена уникальная возможность провести в таком виде девять месяцев,” мучительно прошептала она. “Я... не понимаю...” сказала Кёрли, слёзы уже были готовы скатиться по её щекам. Квоут стиснул зубы и сжал ладони в кулаки, внезапно злой на себя за то, что забыл Spur. “Я что, должна тебе это по буквам сказать? Ты Бе-ре-мен-на.” сказала Мизери перед тем, как злорадно засмеяться. Несколько секунд Кёрли просто неподвижно стояла в абсолютной тишине, ошеломлённая сим заявлением. Она сделала короткий вдох и посмотрела на Мизери уже в другом свете. А затем она в мгновение ока заключила ведьму в своих объятиях и прижала к себе настолько сильно, насколько могла, впечатывая её в свой живот и грудь. “Спасибоспасибоспасибоспасибо!” протрещала Кёрли в ухо Мизери. Она плакала, но при этом улыбалась. Кёрли хоть и не говорила никогда об этом, была очень раздосадована тем, что их утехи не позволяли ей забеременеть. Защищая детишек Мимиг несколько лет назад она выработала у себя сильный материнский инстинкт и ей после всего этого очень хотелось завести себе своих детей, за которыми она могла бы ухаживать. Квоут знал о её желании и в какой-то степени разделял его, но он не имел ни малейшего понятия, как утолить её жажду завести потомство. Теперь же, когда она знала, что чужеродная масса внутри её не собирается взрываться, а на самом то деле собирается стать милым ребёночком, Кёрли была на седьмом небе от счастья. “... не могу... дышать...” задыхаясь выдала Мизери в связи с тем, что железные руки робота очень сильно сдавливали её кости. Кёрли отпустила её. После того, как та отдышалась, Мизери склонила голову вниз. Кёрли не сразу поняла, что схватив Мизери она отпустила свои штаны, из-за чего те сползли вниз. К счастью, её живот блокировал вид на Мизерины (ну, и её тоже) интимные зоны. Она изо всех сил пыталась согнуться и ухватиться за штаны, но у неё никак не получалось их натянуть. Мизери вздохнула и взяла один из жезлов со стойки позади Кёрли. Она показала им на штаны и те поднялись до уровня Кёрлиных бедёр, оказываясь там, где они и должны были быть. Мизери произнесла что-то непонятное и помахала в воздухе жезлом кругами, что привело к появлению верёвки, которая обернулась вокруг Кёрлиных штанов. Кёрли вновь посмотрела на Мизери, её лицо хоть и было гораздо краснее, но оно всё ещё сияло. “Ты серьёзно, у меня правда будет малыш?!” “Малыш? Малыш?! Ох, какие же вы, роботы, тугоумные,” вздохнула Мизери, “Да ты посмотри на этот живот! У тебя там внутри полный выводок.” Это не представлялось чем-то возможным, но улыбка Кёрли стала ещё шире, “Ох, спасибо тебе, Мизери!” радовалась она. Затем она проковыляла к Квоуту и обняла, “Дорогой, ты рад? Ты будешь папой! Мы будем семьёй!” Глаза Квота вкрутились в его голову. Всё, что он сумел прохрипеть, было: "Балрогу не понравится так лететь домой" “Что ж, это не совсем то, на что я надеялась, но по крайней мере шуткам о толстоте пришёл конец,” пробурчала Мизери. “Эй, Мизери!” позвала Кёрли, повернувшись и чуть не снеся с ног ведьму. Она толкнула своим животом сравнительно стройную девочку, “Мой живот больше твоего,” самодовольно заявила она. “Тебе что, аборт устроить?” невозмутимо сказала Мизери, поднимая над головой жезл. “Йаай!” резко отпрянула Кёрли, поднимая руки в защитную стойку. Мизери не могла не захихикать. Она обошла Кёрли, поворачивая голову той в сторону Квоута, чья челюсть всё ещё висела и, казалось, собиралась оторваться. “Насчёт него не волнуйся,” Мизери облизала губы и указала жезлом на андроида. На мгновение жезл засиял, но тут же перестал, “Я немного обработала его магией, так что теперь сексуальнейшей вещью на свете для него будет твой беременный живот,” сказала она, похлопав Кёрли по животу, “Так что эти девять месяцев будут для тебя очень даже комфортными.” “Ох, я уже жду не дождусь...” восторженно сказала Кёрли, поглаживая свои бока и представляя, как небольшой эскадрон детей выходит из неё и показывает свои сияющие лица миру. ~*~*~ Эпилог: Примерно 10 месяцев спустя...... “Ах...” вздохнула Кёрли, падая на кровать, “Как же это прекрасно, когда ты не слышишь постоянный детский плач”. “Ага, и когда подгузники не воняют,” сказал Квоут, ложась рядом с ней. Кёрли хихикнула в ответ. Хоть они и были андроидами (очень даже продвинутыми андроидами), дети их были другими. Всё ещё из метала и электроники, такие же бледные, но куда более человечные. Самым очевидным было то, что они должны были регулярно испражняться. Очередная робо-тайна, которая, всё же, их не особо волновала. “Как хорошо, что Балрог вызвался сидеть с ними, я лишь надеюсь, что он не упадёт случайно на них и не придавит,” продолжил Квоут. “Агась, не хотелось бы, что бы он поранился.” подмигнула Кёрли, побуждая их обоих расхохотаться. Их детки были далеко не хрупкими созданиями, что было обнаружено экспериментальным путём, который доказал, что они могут пережить любые ошибки Балрога “Я себе представляю, как он бегает повсюду, пытается найти молоко или присыпку, пока они кричат на него, а он понятия не имеет, что делать...” добавил Квоут. “Хэй, раз уж мы попросили его приглядеть за детьми и раз уж у нас появилось свободное время, тогда давай не будем тратить его на обсуждение их же!” заявила Кёрли и перекатилась на Квоута, практически расплющивая его своими всё ещё большими молоконосными грудями. “От меня ты не получишь никаких аргументов,” рассмеялся Квоут и они начали раздевать друг друга. ~*~*~ На следующее утро... “Квоут, дорогой?” спросила Кёрли, тыкая в своего бессознателнього любовника. “Ммм...? Чоткое?” заспано сказал Квоут, “Я думал нам не надо вставать до рассвета.” “Дорогой, уже рассвет,” сказала Кёрли. “Huh?” Квоут открыл глаза, но когда он посмотрел в окно - было всё так же темно. Он привёл себя в сидячее состояние и увидел край чего-то, что затмевало свет из окна. Он дотянулся до ночника и потянул за шнур. Лампа кликнула и Квоут, в ужасе, посмотрел на гигантский валун плоти, что восседал на его любовнице. Теперь было ясно, что блокировало свет из окна - она. “Квоут, дорогой, кажется, я беременна,” краснея сказала Кёрли.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты