Не дыша над водой +130

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Основные персонажи:
Ву Ифань (Крис), Ким Минсок (Сюмин), Лу Хань (Лухан)
Пэйринг:
Лухан/Ким Минсок
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Мифические существа
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Миди, 21 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самое любимое » от Хагуми
Описание:
В группе было четкое разделение обязанностей. Если за шум и шутки отвечали Бигль-лайн, то за тупые выходки золото можно было отдать Минсоку и Лухану.
Поэтому, зайдя на кухню и увидев Ким Минсока, сунувшего в наполненную водой раковину свою голову, Лухан даже не удивился.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
11 февраля 2014, 02:53
      В группе было четкое разделение обязанностей. Если за шум и шутки отвечали Бигль-лайн, то за тупые выходки золото можно было отдать Минсоку и Лухану.
      Поэтому, зайдя на кухню и увидев Ким Минсока, сунувшего в наполненную водой раковину свою голову, Лухан даже не удивился.
- Если ты решил таким глупым образом покончить жизнь самоубийством, - спокойно ставя на стол рядом с раковиной пакеты из магазина, сказал китаец, - тебе определенно вручат премию Дарвина. Я, конечно, знал, что ты придурок, но…
      Минсок не шевельнулся и это немного напрягло. Напрягло скорее тем, что он стоял так уже слишком долго для человека, который под водой дышать не мог.
- Ты в конец ебнулся что ли? Ты что творишь? – вскрикнул Лухан, хватая своего друга за воротник, но Минсок вцепился в раковину.
- Га, - пробулькал парень, - бе бабу быба.
- Что? – китаец наклонился пониже к раковине, надеясь, что это поможет ему лучше разобрать слова своего друга.
- Га бе бабу! – отчетливее и эмоциональнее послышалось из-под воды.
- «Я не могу», – сдвигая брови, перевел Лухан, заставляя шестеренки в своем мозгу со скрипом крутиться.
- Быба! – последовало незамедлительное продолжение.
- «Дышать» - снова продублировал слова своего друга парень, но уже на человеческом языке. Прищурившись и скосив взгляд на Кима, Лухан схватил его за волосы и резким движением вытащил из воды. – Конечно, ты, блять, не можешь, Ихтиандр хуев!
- Нет, - поспешно выдавил Минсок, вцепляясь в запястье китайца. – Наоборот.
- Наоборот? В каком смысле? – глаза парня расширились, когда он увидел, насколько его одногруппник в этот момент был спокоен и расслаблен. Будто он всегда был готов к такому повороту событий.
- Я не могу дышать над водой, - пояснил старший, пронзительно глядя в глаза своему другу.
- Чё?
- Я не знаю, - голос молодого человека звучал сдавлено, будто его грудь что-то сжало. – Моей дыхалки на дольше не хватит…
      С этими словами он с легкостью убрал чужую руку от своих волос и с громким плеском и кучей брызг, нырнул обратно в раковину и закрыл глаза, чтобы не изучать серое дно.
- Как такое вообще возможно? – взревел Лухан, пытаясь вытащить из воды своего друга, но тот не поддавался.
- Бебебе га ба, га бы бе бы бе, - забулькало из раковины в ответ. Китаец лишь отдаленно понял смысл этого сообщения, но отчетливо осознал: «Попадос».

***



      Лухан уже несколько часов неподвижно сидел на полу рядом с дверью, не в силах зайти внутрь. Если сначала он считал, что это все не более чем глупая шутка, то теперь на смену былому спокойствию приходил страх. Как такое могло произойти? А главное, что, черт возьми, произошло? Если это сон, то пусть он скорее закончится, потому что такая реальность Лухану не нужна.
      Это была всего лишь поездка на море, которая совсем не предвещала беды. Минсок как обычно щебетал о том, что хотел бы встретить русалку, а Лухан, который в это время вел машину, постоянно огрызался и твердил, что русалки всего лишь детские сказки. А потом для пущей убедительности, чтобы совсем растоптать наивные иллюзии своего хена, он добавил: «Ну, встретишь ты её, а дальше-то что будешь делать? Даже если пропустить пункт с сексом, как вы собираетесь жить вместе? Она не может вылезти из воды, ты не можешь жить в море. Будешь вечно держать её в ванной?».
      На этом дискуссия завершилась как-то сама собой, Ким Минсок обиженно отвернулся, а Лухан вдавил педаль газа в пол.
- Наш холодильник пуст, - сказал китаец, первым делом проверяя кухню, пока его хен относил вещи в комнату.
- Ну, так съезди за продуктами, - немного грубо, видимо не отойдя от старой обиды, предложил Ким.
- А ты со мной не поедешь? – вздохнул Лухан, уже зная ответ. Ссориться в самом начале отпуска, была не самая лучшая идея, с учетом того, что ради этой поездки парень отказался от посещения собственного дома.
- Тебе так важно мое присутствие в магазине? – вопросом на вопрос ответил Минсок. Эта черта всегда выводила Лухана из себя, потому что он любил получать четкий ответ на свой вопрос.
- Нет, - мотнул головой парень.
- Тогда я останусь здесь и разберу вещи, - старший поставил на стол какой-то пакет.
- Что это?
- Подарок от фанатки, - Минсок ударил своего друга по рукам, когда тот попытался заглянуть в пакет. – Он не для тебя.
- Не очень то и хотелось, - скривился Лухан и вышел из кухни.
      Если бы тогда он, разозленный глупой обидой и резкими словами своего хена, не уехал в магазин один, а настоял бы на поездке вдвоем, ему бы не пришлось просиживать под дверью ванной, вслушиваясь в плеск воды.
      Мысли о том, что будет дальше, угнетали парня. Его мозг просто отказывался переваривать такую информацию. Будущее выглядело туманным и печальным.
- Он все еще там?* – кивая на дверь, осведомился Крис. Лидер был первым и единственным человеком, который был посвящен в тайну происходящего. Именно ему Лухан позвонил, как человеку, которому он больше всего доверяет, как человеку, который бы мог помочь.
- А что, думаешь, он мог куда-то деться с подводной лодки? – огрызнулся китаец, полностью истощенный размышлениями обо всей этой ситуации.
- Тише, - шикнул лидер. – Идем, тебе нужно отдохнуть.
- Я никуда не пойду, понял? – выдернул свою руку из цепких лап Криса парень. – Я останусь здесь, и не сойду с этого гребаного места, пока мы не вернем все как было!
- Ты искренне считаешь, что можешь хоть как-то разрешить эту ситуацию сидя здесь? – Лухан подавился воздухом, потому что с его языка не слетело ругательств, которые созрели в голове. Разумом парень понимал, что Крис говорит разумные вещи, но ноги просто не хотели слушаться. Все это вдруг навалилось, и просто не было сил ничего делать. Да и что можно было бы сделать в такой ситуации?
- Я… что будет с нами дальше? – сокрушенно выдавил из себя Лухан, утыкаясь лбом в колени.
- Не знаю, - подхватывая своего одногруппника под руку и поднимая безвольное тело с пола, спокойно и тихо проговорил лидер, - пока что мы можем только надеяться на лучшее.
- На лучшее?
- Например, что это пройдет само, - предположил Крис.
- У меня даже мыслей нет, почему это случилось.
- А Минсок…?
- Тоже не знает, - закончил за лидера парень. – Что нам теперь делать? Мы даже не можем вытащить его из ванны.
- Может какой-нибудь шлем, как у тех старых аквалангистских костюмов? Или что-то не такое громоздкое? – выдвинул идею Крис.
- Он айдол! – закричал Лухан, размахивая руками. – Ифань, как ты себе представляешь теперь его выступления на сцене? 11 мемберов и человек-амфибия? Он свои партии булькать будет?
- Значит, тебя больше волнует то, как он будет выступать, а не то, как он будет жить? – вскинул бровь Крис и, пройдясь спокойно до дивана, рухнул на него, сцепляя пальцы рук в замок. – Это то, что занимало твои мысли уже двое суток?
- Я…
- Это похвально, что ты думаешь о нем, как о члене нашей большой семьи EXO, но то, что ты не думаешь о нем отдельно от нас, это уже плохо, - заключил лидер, поправляя свою футболку, будто это сейчас было важнее, чем плещущийся в ванне Минсок.
      Послышался громкий всплеск воды и глухой удар о кафель. Лухан тут же сорвался с места и побежал на звук. Он лишь на секунду застыл, прежде чем повернуть ручку. В его голове проскользнула отвратительная мысль, тяжесть которой он не смог бы вынести, последствия которой преследовали бы его вечно: «Может быть, будет даже лучше, если я не открою эту дверь».
      Минсок весь мокрый, со стекающей по волосам на лицо водой, лежал на полу, жадно хватая воздух ртом, словно рыба, выброшенная на берег. Он отчаянно цеплялся рукой за край ванны в попытке поднять свое тело, но у него это не выходило. Ноги Лухана вдруг перестали двигаться. Он просто не мог сделать шаг внутрь, чтобы вернуть своего друга на место.
      Резко кто-то схватил китайца за плечо и оттолкнул в сторону. Крис не был настолько растерян, поэтому быстро поднял своего хена на руки и уложил обратно в ванну. Минсок сполз по дну, погружаясь по нос в воду. Ноги парня смешно торчали с другого конца ванны, потому что для взрослого человека она была слишком мала, чтобы вытянуться в полный рост.
- Ты в порядке? – спросил лидер, присаживаясь рядом.
      Минсок перевел на него свои широко распахнутые детские глаза и незамедлительно кивнул, булькнув «спасибо».
- Я нужен тебе? – старший отвернулся и заинтересовано уставился на свои торчащие ноги, словно кошка, и только после секундного замешательства отрицательно мотнул головой.
      Крис выпрямился и вышел из ванной, бросив внимательный и очень пронзительный взгляд на Лухана. Тот продолжал смотреть на своего друга, неподвижно лежащего в воде, и до боли в пальцах сжимать дверную ручку. Лидер прошел в гостиную, не считая, что следует устраивать сцены разбора полетов прямо на глазах у Минсока.
- Лухан, - выныривая на мгновение из воды, чтобы сказать, прохрипел старший.
      Китаец сделал шаг, предусмотрительно закрывая за собой дверь. Он пытался игнорировать прожигающий взгляд Криса.
- Что?
- Я хочу в море, - погружаясь еще глубже в воду, сказал Минсок, выжидательно смотря на своего друга.
      Это была абсурдная идея, совершенно сумасшедшая и почти невыполнимая. Пусть дом и находится на берегу моря, но пока они донесут до него одногруппника, тот просто задохнется.
- Исключено, - грозно отрезал парень и повернулся спиной.
- Лухан, - отчаянный голос старшего достиг ушей китайца, когда он открывал дверь. Парень бросил беглый взгляд через плечо, встречаясь с глазами хена, полными мольбы. – Я прошу тебя. Пожалуйста!
- Исключено, - холодно повторил Лухан и вышел из ванной, закрывая за собой дверь.
      В темноте коридора силы будто оставили его. Он, словно его кто-то толкнул в грудь, упал спиной на запертую дверь и поднял глаза к потолку.
- Пожалуйста, - прошептал парень одними губами, обращаясь к кому-то, кого не было в этой комнате, но кто мог бы слышать эту тихую просьбу.
- Что он хотел? – последовал незамедлительный вопрос лидера, стоило Лухану переступить порог гостиной.
- Он сказал, что хочет в море.
- В море? Но как нам его дотащить туда? Может, дать ему какой-нибудь тазик или…
- Это исключено! – рявкнул Лухан, не давая Крису возможности закончить.
- Почему же? – садясь поудобнее и переводя скептический и заинтересованный взгляд на своего одногруппника, поинтересовался Ифань.
- Потому что это абсурдно! – принялся защищаться парень.
- Это хорошая идея. Он может там дышать и ему будет не так тесно как здесь.
- Это безрассудно! Мы не сможем его контролировать!
- Так вот что тебе надо, - хмыкнул лидер, - контролировать. Вот что не так. Ситуация вышла из-под контроля и ты не можешь её контролировать.
- Не утрируй! – прошипел Лухан.
- Я и не…
- А что будет, если с ним что-то случится? Мы не сможем следить за ним под водой! Он может уплыть или еще что-нибудь, - закричал Лухан.
- Так привяжи ему камень на шею или засунь ноги в тазик с цементом, если ты так желаешь, чтобы он никуда не сбежал! – повысил голос Крис. – Он не ручной зверек, а человек! Не говори о нем, как о хомячке, которого нужно посадить в клетку, чтобы он не сбежал!
- Ты действительно не понимаешь?
- Что я должен понять?
- Нам нужно сохранить его в целости и сохранности, когда сюда приедет менеджер.
- Какая разница, в какой луже он будет! Главное, чтобы был жив!
- Он должен быть здесь, пока мы не решим, как ему помочь!
- А он просил тебя о помощи? – уголки губ лидера дрогнули, а на лице на секунду появилось страдальческое выражение лица. – Эта помощь нужна тебе, а не ему… он тебя ни о чем не просил…
      Крис встал и вышел из комнаты, оставляя озлобленного Лухана одного, в надежде, что тот успокоится и попытается трезво посмотреть на вещи, но парень тут же схватил с дивана подушку и запустил ею в стену.

***



      Когда Лухан проснулся, ему еще долго пришлось смотреть в белоснежный потолок, прежде чем он окончательно смог осознать, где он и при каких обстоятельствах он здесь оказался. До последнего теплилась надежда, что все произошедшее за последнее двое суток, всего лишь сон.
      Прислушиваясь к звукам, парень осознал, что в доме слишком тихо. Это была неестественная тишина для места, где живут три человека, поэтому Лухан повернул голову, чтобы убедиться, что он находится в том самом доме на берегу моря, а не где-то еще.
      Словно кошмар воплотился в реальность, когда китаец осознал, что он по-прежнему там же, где уснул вчера, лежит на неудобном для сна диване в гостиной, а в доме царит гробовая тишина. Нет ни Ифаня, который бы спокойно сидел в кресле, полистывая книгу, ни плесков воды из ванной.
      Лухан осторожно приподнялся на руках, чувствуя, как голову сдавливает от каждого движения. Тело ныло, а глаза болели из-за недостатка сна. Парень тихо, насколько это было возможно, прошел на кухню, заглянул в комнаты и только после этого направился проверить ванную. Она была пуста, а в доме не было следов ни Криса, ни тем более Минсока.
      Невозможно было допустить, что старший самостоятельно куда-то ушел, следовательно, подозрение падает в первую очередь на Криса. Лухан вышел во двор, чтобы обыскать все вокруг. Он считал, что лидер не мог далеко унести хена, по крайней мере, они должны были находиться в пределах досягаемости.
      На заднем дворе дома был обнаружен пустой бассейн. Китайцу показалось нерациональным устанавливать подобную роскошь в доме, находящемся на берегу моря. Видимо, хозяин тоже понял бессмысленность такой затеи, потому что бассейн уже довольно давно пустовал и требовал генеральной уборки. Впрочем, для взрослого человека там было мелко, из чего следовало, что эта дыра предназначена для детей, которых опасно выпускать плавать в море.
      Лухан подошел к краю бассейна и заглянул в него. Он даже понятия не имел о том, что у них есть что-то подобное на заднем дворе, хотя в этом не было ничего удивительного, ведь возможности осмотреть дом как следует, у парня просто не было.
      С опозданием в сонную голову юноши пришла мысль, что с огромной долей вероятности этих двоих нужно искать на пляже. Каково же было удивление Лухана, когда он понял, что Крис не прислушался к его словам и даже, судя по всему, сознательно проигнорировал запрет на перемещение Минсока в море.
- Крис! – закричал Лухан, спешно пробираясь по песку, в котором утопали ноги. – Я же сказал, чтобы ты этого не делал!
- Ты сказал, что это исключено, но я не слышал, чтобы ты просил меня этого не делать, - спокойно буркнул парень, сильнее закутываясь в синий вязаный шарф.
- Долбоеб, - перешел на ультразвук парень. – Ты не понимаешь, что вода холодная?
- Он сказал, что она нормальная, - шикнул Крис, испепеляя одногруппника взглядом. – Не думай, что я совсем идиот.
- Я… - запнулся Лухан. – У нас за домом есть бассейн, - он замялся, подбирая слова, затем махнул рукой, указывая на дом, и сдвинул брови, ища взглядом поддержки у себя под ногами, - если мы его почистим, Минсоку не нужно будет море.
- Если мы его почистим, Минсоку не нужна будет ванна, - отрезал Крис. – Почему ты просто не можешь оставить его в покое?
- Потому что мы несем за него ответственность, и если с ним что-то случится… - Лухан захлебнулся встречным холодным ветром, не в силах закончить фразу.
- С ним ничего не случится, - сказал Ифань, разворачиваясь и направляясь к дому, - ему там лучше, чем здесь… Я не уверен, что он захочет вернуться к нам, тем более теперь, когда у него есть повод сбежать…
- Что? – сдавленно проговорил Лухан, идя за Крисом. – Повод сбежать? Зачем ему?..
- Затем, что он устал и больше не может…
- Не может? – фыркнул парень. – Что он опять не может?
- Выносить давления на него, - лидер остановился и поднял глаза к небу. – Это слишком сложно для него.
- Для него? О чем ты? Хватит говорить так, будто ему достается больше всех, - возмутился китаец. – Мы все в одинаковом положении, но никто пока не жаловался. Мы все терпим, потому что…
- Мы все не он! – рявкнул Крис, нависая над своим одногруппником.
- Почему ты…
- Хватит ровнять всех по себе, - юноша схватил хена за куртку и резко дернул к себе, - если тебе все так легко дается, это не значит что у всех все так же просто. На Минсока давят больше, чем на тебя, но он ни разу не жаловался! А знаешь почему? Он ведь самый старший! Это ответственность… а между тем, я бы взвыл, будь на его месте.
- Я просто… - жалобно выдавил Лухан, глядя испуганными оленьими глазами на Ифаня.
- Ты ведь никогда даже не пытался понять его, да? Даже спросить наверно не удосужился, каково ему… Если бы ты хоть раз, слышишь, хоть раз подумал о ком-то кроме себя, может быть, ты перестал бы быть таким эгоистичным с ним!
- Я не был! – возмутился парень.
- Был! Всегда! А Минсок потакал тебе, был с тобой так добр, но…
- Не говори так, будто я его не во что не ставлю, он мой гэгэ, я уважаю его… мы все уважаем!
- Так ли это, - прошептал Крис. – Это его единственное преимущество перед нами, так? То, что он старше… - хмыкнул парень, отталкивая Лухана. – Он должен был стать лидером, по логике вещей, но вместо этого лидером сделали меня.
- Потому что он в М, он не может быть лидером в китайской подгруппе, - внес ясность одногруппник.
- Именно, но думаешь, если он оказался бы в К, его бы сделали лидером? Нет, - мотнул головой парень, - ему не хватает лидерских качеств, он это знает. Но, почему бы тогда не сделать его вокалистом или танцором…
- Потому что и вокалисты, и танцоры у нас есть…
- Действительно, - Крис сжал губы, - и это все ты… У Минсока отличный голос, но вторым вокалистом стал ты, а его партии в песнях самые короткие. Он хорошо танцует, но помимо наших дэнс машин как танцора продвигают тебя, а так же главная роль в драма вершн, что будет дальше? А ты знал, что Минсока в Китае недолюбливали? Но в отличие от Чондэ он не мог поразить всех своими талантами и реабилитироваться в глазах фанатов!
- Но я же…
- Популярен? Конечно, поэтому тебя и продвигают, а в это время Минсок самый невзрачный из нас, милый тихий хен, который не выделяется среди своих одногруппников! Думаешь, ему это нравится? Думаешь, ему по приколу сидеть на диетах и убиваться ради двух слов в песне, и пары движений в танце, который Чонин с Исином и без нас вытянут?
- Да я-то тут при чем? Почему ты на меня это все взваливаешь? – сделал шаг на лидера парень.
- Да потому что ты всегда лучше, а он, что бы ни делал, лишь твоя тень, - вздохнул Крис.
- Он не моя тень, и он популярен!
- Но не так как ты, а ты не устаешь ему об этом напоминать! Ты живое доказательство того, что у него ничего не выйдет, что он всегда будет твоей тенью, как бы не старался…
- Не тебе говорить это, мистер я-самый-популярный-потому-что-высокий, - огрызнулся Лухан. – Если ему так не нравится, что он не самый популярный, то…
- Как же ты понять не можешь, - взревел Ифань. – Не в популярности дело! Он может смириться с тем, что чего-то не может, но ты… Ты! Только ты причина тому, что он сейчас там, а не здесь! – закричал парень, резким движением вскидывая руку и указывая на море.
      Крис тяжело вздохнул, чтобы успокоить свои нервы, провел рукой по волосам, а потом молча развернулся и пошел в дом. Лухан бросил взгляд на море, пытаясь отыскать среди плещущихся волн Минсока, но того словно там и не было.
      Молодой человек еще какое-то время прогуливался вдоль берега, ища признаки своего хена в безграничной водной глади, подступающей к самым ногам, но нигде его не было. Лухан так долго вглядывался в море, что горизонт постепенно стал исчезать, соединяя небо с водой в одно целое. Ветер становился холоднее, и ноги начинали уставать. Уже несколько часов парень провел на берегу, но он не чувствовал ни холода, ни сонливости, ни голода. Лишь ноги неприятно ныли, но это было не так заметно, когда к горлу подступала новая волна страха, направляемая мыслями.
      А что если Минсок не вернется больше? Что будет тогда? Пусть Ифань и считает Лухана черствым ублюдком, который не думает о людях, но китайцу никогда не хватит сил сказать вслух, что он не может помыслить свое будущее без Ким Минсока. Именно поэтому он так отчаянно кричит «We are one! We are EXO!», именно поэтому он так цепляется за группу! Потому что это единственная гарантия того, что он сможет быть с хеном вне зависимости от того, что произойдет.
      А вот теперь что-то произошло. Что-то, что окончательно уничтожило уверенность в завтрашнем дне. Если Минсока не будет, то в чем тогда смысл? Он представлял себе это как зияющую в груди дыру, полное опустошение сознания и одиночество… такое одиночество, как сейчас, когда он стоит на берегу и до боли в глазах вглядывается в расплывающуюся морскую гладь.
      Всем участникам группы тяжело. Нет такого, кому бы было тяжелее. Лухан не хочет начинать спор заново и заикаться о годах проведенных вдали от родного дома. По словам Криса выходило так, что Минсоку труднее всего, в то время как китайская половина группы и не страдала вовсе. Все участники прекрасно знали, на что шли, но ни один не думал, что в действительности все может оказаться сложнее.
      Лухан вернулся домой спустя несколько часов и обнаружил Криса, вычищающим бассейн.
- Нужно его заполнить водой и все будет готово, - сказал Ифань, вылезая. – Я еще раз позвоню хозяину, а ты пока дочисти его.
      И парень безропотно последовал приказу лидера, закатывая рукава и принимаясь вычищать грязь из небольшого бассейна.
- Ну, вот и готово, - где-то через пару часов сказал Крис, вытирая лоб тыльной стороной ладони. – Уже темнеет, надо забирать Минсока.
- И где ты его сейчас найдешь? – отстраненно спросил Лухан, окуная руку в воду.
- Там же, где и оставил, - лидер вытер руки и направился в сторону моря. – Тебе бы следовало поесть, а то ты с самого утра ничего не ел.
- Я не голоден, - мотнул головой китаец.
- Ты должен, - коротко бросил одногруппник и свернул за угол дома.
      Лухан нехотя побрел на кухню, без интереса оглядел содержимое холодильника и сел за стол. От одной мысли о еде к горлу подступала тошнота. С трудом заставив себя хотя бы заварить чай, парень снова рухнул на стул, смотря куда-то чуть выше настенных шкафчиков. Лухан потерял счет времени, потому что ему казалось, что, скорее всего, оно просто вдруг встало, тиканье часов замедлилось, и казалось, что даже сама планета Земля вдруг застыла. Если бы Минсок был здесь, он бы обязательно сварил вкусный кофе, от которого Лухан бы не отказался. От одной мысли об этом становилось тошно, грустно, страшно и невыносимо.
      Парень с трудом поднялся со стула, чувствуя тяжесть во всем теле. С улицы раздавались голоса, а это значило, что Крис уже вернул Минсока домой. Чисто технически не домой, а в бассейн, но теперь это место можно назвать его домом.
- Там было так красиво, - восторженно рассказывал старший.
- Хочешь туда завтра вернуться? – слабо улыбнувшись, спросил лидер.
- Угу, - подтвердил парень и тут же нырнул под воду.
- Как тебе здесь?
- Теснее чем в море, но лучше чем в ванной, - пропел Минсок, проплывая перед Ифанем.
- Прости, я не могу оставить тебя на ночь в море, - с сожалением сказал Крис, - это может быть опасно. Так что тебе придется дождаться утра, иначе Лухан-гэ будет…
- Я знаю, - парень погрузился в воду по переносицу. – Он все еще переживает?
- Конечно, переживает, а как ему еще реагировать? – голос Ифаня сорвался.
- Мне жаль, ребята, что все так вышло, но я чувствую, что это лучшее, что со мной было, - смущенно засмеялся юноша. – Может быть, я действительно смогу встретить…
      Парень побледнел и снова нырнул под воду, пытаясь восстановить свое дыхание. Его время над водой увеличилось, но этого все равно было недостаточно для длинных предложений.
- … русалку, и теперь Лухан не сможет мне возразить о том, что я не могу жить с ней под водой! – закончил Минсок, вынырнув из воды.
      Послышался сильный удар в стекло, и парни неосознанно повернули головы на звук. Старший инстинктивно опустился ниже под воду, а Крис подскочил от внезапного звука.
- Ифань, - позвал Лухан, до последнего пытаясь сохранять спокойствие на своем лице, - на секунду.
      Лидер не стал возражать, лишь подал знак слабым кивком головы и вошел в дом. Лухан предусмотрительно закрыл дверь, которая вела во двор, чтобы Минсок не мог услышать его слова, даже если он и говорил на китайском. В последнее время разговоры с лидером о дальнейшей судьбе старшего участника были не сильно приятными.
- Ты уже звонил менеджеру? - не поднимая глаза на своего одногруппника, спросил китаец.
- Ага, - спокойно кивнул лидер, - он обещал приехать в конце недели.
- В конце недели? Ты с ума сошел? Он должен приехать прямо сейчас! – возмущенно повысил голос Лухан. – Что нам делать с гэгэ?
- Оставить в покое, - понизил голос Крис, - это единственное, что мы можем сделать в данной ситуации.
- Что значит оставить в покое? Звони менеджеру, пусть приезжает прямо сейчас! – взревел Лухан.
- Тебе недостаточно, что ты меня с самолета снял, так ты еще и менеджера сюда пригнать хочешь!
- Потому что нам нужно решать, что делать! Почему ты не заставил его приехать! Я сам ему позвоню!
- Ему не до нас, у него проблемы в семье, - сказал Крис, направляясь к двери.
- Да срал я на его проблемы, думаешь у нас тут праздник, блять? По-твоему наши проблемы лучше?
- Конечно, черт возьми! – закричал Ифань. – Мы в состоянии справиться с этой проблемой до приезда менеджера, тем более жизни Минсока ничего не угрожает.
- Черт бы вас всех драл! – прорычал Лухан. – У нас нет времени, чтобы пинать хуи в этой дыре! Надо решить уже, что мы будем делать с Минсоком!
- Ничего мы с ним не будем делать! Хватит уже решать за гэгэ! Наша группа не развалится без него, так что…
- Не развалится? Мы же одно целое! Блять, не будет одного, и вся наша концепция летит к ебеням! – кричал китаец, размахивая руками.
- Мы сможем прожить без одного или найти ему замену…
- Наша группа рухнет, а о замене и речи быть не может!
- Кх, - засмеялся Крис. – Он же не играет никакой значительной роли и группа сильно не пострадает без него, к тому же, вряд ли мы развалимся… у SuJu постоянно кто-то в армию уходит, но ведь группа все еще жива…
- Мы не SuJu, Ифань! – с мольбой во взгляде, крикнул Лухан. – Мы еще не того уровня, чтобы позволить себе терять участников!
- Но что мы сможем сделать, если Минсок захочет уйти? – хмыкнул Крис, смотря сквозь прозрачную дверь, ведущую во двор. – А что нам делать, если он уже решил уйти?
      Лидер открыл дверь, желая сделать шаг на улицу, но крик одногруппника остановил его ногу в паре сантиметров от земли. Ночной воздух содрогнулся, когда отчаянный голос парня пронесся по всей округе:
- Остановить!
      Минсок заинтересованно выглянул из бассейна, склоняя, словно собака, голову вбок. Замечая на себе взгляд хена, Лухан резко изменился в лице и скрылся в глубине дома, чтобы не привлекать к себе внимания. Для него пока что было невыполнимой задачей встретиться лицом к лицу с Минсоком.
      Мысли очень медленно приходили в норму. Лухану пришлось провести еще одну ночь в гостиной, сквозь темноту комнаты и толстое стекло двери вглядываясь во двор, просто для того, чтобы убедиться, что Ким все еще в том маленьком бассейне. Китайцу казалось, что если он закроет глаза, то Минсок исчезнет. Он все еще не мог смириться с тем, что его больше не будет рядом. Это было слишком неестественно.
      Но сколько бы ни прошло времени, труднее всего Лухану было поверить в то, что это действительно происходит с ним. Разве возможен такой расклад? Разве возможно, что человек вдруг станет вести себя как рыба? Что не сможет дышать над водой и сможет жить только в ней? Как такое возможно?
      «Я хочу, чтобы это был сон, пожалуйста, пусть это будет сон» - думал парень, прикрывая глаза. Он просто не мог смириться с этим, потому что его мир рушился. Он чувствовал отчаянье, потому что все, чем он жил до сегодняшнего дня, всего лишь иллюзия. Лухан просто не мог этого вынести, груз этой действительности был слишком тяжелым, чтобы вынести его.
      Но мысли всегда возвращались к разговору с Ифанем. Может ли быть такое, что лидер говорил правду? Глупо пытаться сбежать от человека, который тебя превосходит. Если этот парень не может справиться с такой глупостью, то он не сможет двигаться дальше. Если вечно бежать от…
      «Меня?» - Лухан резко открыл глаза. – «Почему ты бежишь от меня?»
      Лухан превосходил Минсока только в популярности. Ким был не так популярен до недавнего момента, но для него популярность была не так важна, как возможность реализации, которой ему тоже недостает. Каждый в группе чувствовал, как сильно старается их хен, но он делал это не ради себя, а ради группы. Крис любит переворачивать факты, но Минсок не тщеславен и не эгоистичен, чтобы бросать все из-за невозможности превзойти кого-то. Единственное, что лидер сказал прямо, единственное, что до последнего не хотел принимать Лухан, так это его давление на Минсока. Ким никогда об этом не говорил, но, похоже, он действительно начал задыхаться рядом со своим другом, который пытался завладеть каждой минутой его жизни.
- И что ты планируешь делать со своими родителями? – спросил Лухан, опуская ноги в прохладную воду.
- А? – вынырнул рядом Минсок. – Я же их ребенок, думаю, они смогут понять и принять это.
- И сестра? – вскинул бровь парень. Зная, о непомерной любви старшего к своей сестре, он просто пытался надавить на слабое место.
- Почему ты спрашиваешь о ней? – насторожился хен. – Я думаю, она тоже.
- А как же мы? Я имею в виду, как же наша группа без тебя?
- Я знаю, это трудно, но вы и без меня справитесь. Мне, правда, жаль, но…
      Минсок скрылся под водой, прерывая разговор на полуслове. Лухан решил, что у него просто закончился кислород, но судя по всему, парень не собирался продолжать этот разговор. Он просто попытался сбежать, словно не желал думать о последствиях.
- Лухан, - вдруг вынырнул Ким рядом с другом, - я тут подумал…
- Ммммм?
- Это случилось из-за того, что я съел подаренное мне печенье, - Минсок скрылся под водой и вынырнул с другой стороны. – Я не знаю, как это произошло, но после того как я его попробовал, я не смог дышать без воды…
- Что? – Лухан нагнулся к самой воде, потому что его одногруппник снова нырнул. – Хочешь сказать, это из-за печенья? Что за печенье такое?
- Я не знаю, - лицо парня показалось из воды. – Обычное печенье с предсказаниями в красивой коробке с тропической рыбкой.
- В какой коробке? С какой рыбкой? Где сейчас это печенье?
- Ну, красивой такой, цветной… - задумчиво пробормотал парень. – Я даже на телефон сфотографировал… а печенье где-то на кухне, так что…
- На телефон? - послышался одобрительный плеск. – И где он?
- Не знаю, - как-то безразлично сказал Минсок. – Мне-то он теперь без надобности.
- Стой! Куда ты поплыл? Вернись сюда! Почему ты такой безрассудный! – закричал Лухан, провожая взглядом скользящую под водой тень.
      Китаец стиснул зубы, чтобы не заорать трехэтажным матом и не вернуть своего хена обратно силой, но в воде этому парню уже не было равных, тем более на такой глубине, если старший нырнет к самому дну, Лухан не сможет с ним тягаться. Парень закрыл глаза и скривился, словно от сильной боли. В последнее время Ким слишком безразлично говорил обо всем, чем он раньше жил, но зато по вечерам он с таким энтузиазмом и восхищением рассказывал Крису о море, что Лухану стоило огромных усилий сдержать свою злобу и не избить своего хена.
      С каждым днем Минсок все больше отстранялся от своего друга, потому что больше в нем не было необходимости, когда существует простор подводного мира. Слишком захватывающим был его новый мир, в котором он будто специально прятался от Лухана.
- Перестань, - слишком добродушно по своему обыкновению сказал Минсок. – Я все еще твой хен, оставь мне хотя бы это превосходство над тобой.
- Ты придурок! – прорычал сквозь зубы парень.
- Иди сюда!
- Что?
- В воду! Спускайся в воду, я покажу тебе кое-что!
      Минсок отплыл чуть дальше, подманивая своего друга к тому месту. Лухан не решался спускаться в прохладную воду, потому что ненавидел чувство, когда мокрая одежда прилипает к коже. К тому же на улице было слишком прохладно для водных процедур, но взгляд Минсока был настолько пронзительным, что нельзя было проигнорировать его слова. Китаец осторожно спустился в воду, чувствуя, как хен поддерживает его тело.
- Задержи дыхание! – выкрикнул Минсок и потянул одногруппника вниз.
      Лухан еле успел осознать, что происходит и если бы не эта способность быстро соображать, он бы упустил последний шанс набрать в грудь побольше воздуха, прежде чем цепкие руки старшего утащили его под воду. На автомате зажмурившись, китаец на ощупь попытался нашарить Минсока, вцепляясь в его запястья, потому что до последнего надеялся, что это не покушение на его жизнь. Почувствовав, как руки старшего нежно касаются глаз, давая понять, что их нужно открыть, Лухан с содроганием сердца последовал безмолвному наставлению хена.
      Стоило ему открыть глаза, как появилось навязчивое желание закрыть их и вынырнуть из воды, потому что они ныли и руки сами тянулись, чтобы их тереть, но Минсок, почувствовав это желание, тут же остановил своего друга. Сделав жест рукой, старший показал, что нужно посмотреть вокруг.
      Мир Ким Минсока был действительно невероятным. Солнце сверкало сквозь толщу воды и будто не находилось за сотни тысяч километров, а плавало прямо на поверхности. Лухан почувствовал, как его ухватили за пояс и потянули ниже, прямо к самому дну. И чем дальше они спускались, тем темнее становилось и тем быстрее билось сердце, потому что китаец боялся, что ему не хватит воздуха в легких, чтобы выплыть.
      «Разве здесь есть рыба? Так близко к берегу?» - задумчиво провожая взглядом косяк рыб, подумал парень, хватаясь за руку Минсока. Тот был расслабленным и выглядел радостным. Его словно и не выталкивало на поверхность, в то время как Лухану приходилось прикладывать силы, чтобы не всплыть.
      Рука Кима выскользнула из цепких пальцев одногруппника. Сердце Лухана больно сжалось от осознания того, что как бы сильно он не тянулся, ему просто не удается снова взять своего друга за руку, как раньше. Глядя на плавные, словно у рыбы, изгибы тела, Лухан со злостью думал: «Должно быть, он слишком любит это море». Минсок с таким наслаждением купался в этой сверкающей синеве, что было ощущение, будто он действительно получает удовольствие от того, что находится здесь, поэтому возвращение его вечером в маленький бассейн казалось просто издевательством. Как посадить рыбу в аквариум, чтобы просто ей любоваться. Разве правильно лишать его этой свободы? Разве не жестоко просить его вернуться обратно в мир людей, когда на его губах застыла такая счастливая улыбка? Лухан по-настоящему ненавидел себя за то, что он хочет быть жестоким, за то, что он не хочет видеть, как Минсок улыбается не из-за него и не для него. Оставить его здесь, значит отказаться от любых попыток его вернуть обратно, даже если ему будет больно, даже если он будет страдать, Лухан просто не может от него отказаться.
      Но видя, что глаза Минсока сверкают так же ярко как солнце, Лухан понял, что окончательно потерял своего друга в этом море.
      «Синева, синева, синева. Столько оттенков синего… так вот, что чувствуют рыбы».

***



      С того дня Ким Минсок пропадал в море целыми днями. Лухан оставил попытки удержать его силой в этом мире, потому что это было просто невозможно. Ифань был прав, когда говорил, что ему нужен контроль над своим хеном. Сейчас у Лухана просто не было полномочий вернуть своего друга обратно, любые доводы просто разбивались о счастливую улыбку старшего, который только и мог, что спрятаться под толщей воды, избегая любых серьезных разговоров. Море стало идеальным убежищем для парня, который не хотел никого слушать.
      Лидер постоянно твердил о том, что не нужно давить на Минсока, потому что он упертый парень и если сам чего-то не захочет, его даже силой не заставишь это сделать. Лухан был растерян и раздавлен, он просто ждал, когда же приедет менеджер, чтобы все уладить. Это была последняя надежда, ведь менеджер взрослый опытный мужчина и уж он точно найдет выход из сложившейся ситуации.
      Как только на улице начало темнеть, Лухан поднял свое обессилевшее тело с дивана и пошел на берег, чтобы вернуть старшего домой.
- Минсок, - закричал во все горло китаец, вкладывая всю злость в этот крик. – Ким Минсок! Уже темнеет, пора возвращаться…
      А в ответ только море шумело, и волны разбивались о самый берег. Не было никаких признаков существования Минсока в этой холодной воде. Лухан не сдвинулся с места, ожидая, что в любой момент вода рядом с берегом всколыхнется, от того что старший вернулся, но ничего не происходило. Где-то в глубине сознания мелькнула мысль, что ожидание бессмысленно, потому что Минсок уплыл и больше никогда не приплывет обратно, но парень пытался утопить эту мысль среди других.
      Чем дольше Лухан стоял на берегу, тем сложнее было отмахнуться от страха, что хен не вернется. Волнение нарастало, заставляя сорваться с места и искать Кима.
- Минсок! – снова закричал юноша, но опять не получил ответа.
      «Нет, нет… только не это!» - билась отчаянная мысль в голове. Ведь он говорил, что так может произойти, но лидер не внял словам, а легкомысленно выпустил одногруппника в открытое море.
- Черт! – закричал Лухан, срываясь с места в воду.
      В темноте было очень сложно выглядывать человека, который плавает под водой, на звук в бурлящем море тоже нельзя было ориентироваться. Парень втянул в грудь побольше воздуха и нырнул, пытаясь в этой влажной черноте отыскать Минсока. Что если он уже далеко отплыл от берега? Что если он куда-нибудь уплыл? Что делать тогда?
- Ким Минсок! – вынырнув закричал Лухан изо всех сил. Его отчаянный крик пронесся вдоль воды, потухая в порывистом встречном ветре. – Где ты? Ким Минсок!
      Снова сделав глубокий вдох, парень опять ушел под воду, мечась, словно загнанный зверь, в попытке отыскать своего друга.
      «Что же делать?» - сбивала ритм сердца мысль. Лухан не слышал ничего, кроме шума и сумасшедшего сердцебиения, которое отдавалось в каждой клеточке тела.
      Где-то в темноте промелькнул силуэт, на который юноша тут же среагировал. Борясь с течением, он направился в сторону тени, хотя был совсем не уверен, что это Минсок. Он цеплялся за любую надежду, даже зная, что не сможет его догнать, что не сможет его поймать, но все равно, он должен постараться.
      С каждым рывком он приближался к тени, которая становилась отчетливее и начинала походить на человеческий силуэт. Пальцы скользнули по чьему-то запястью и тут же ухватили руку настолько сильно, насколько можно. Человек попытался вырваться из мертвой хватки, извиваясь и дергаясь, но это не помогало.
      Лухан застыл, когда прямо перед ним из темноты показалось взволнованное и испуганное лицо Минсока. Он мотал головой и пытался взглядом сказать, что другу нужно отпустить его руку, но Лухан не собирался этого делать. Он серьезно смотрел в глаза Кима, но с каждой секундой решимость ослабевала вместе с хваткой цепких пальцев. Почувствовав сомнение друга, Минсок вывернулся и попытался снова скрыться, но китайцу удалось ухватить своего одногруппника за футболку и дернуть его обратно. Парень был не намерен сдаваться, он выворачивал Лухану руки, но от прежней силы самого сильного участника группы мало что осталось, поэтому китайскому участнику было не трудно противостоять отчаянному сопротивлению. Минсок в последний раз сумел выкрутиться и ударить товарища в живот ногой, чтобы оттолкнуться и ускорить свое движение.
      Лухан беззвучно закричал от боли, выпуская почти весь оставшийся воздух. От обиды и злости словно открылось второе дыхание. В пару рывков удалось сократить расстояние и ухватить парня за пояс штанов, притягивая его к себе и закрывая рукой глаза, от чего Минсок потерял ориентацию в пространстве. Как только слабое тело оказалось в руках, Лухан поплыл наверх, игнорируя попытки молодого человека вырваться.
      Выныривая из воды и делая глубокий вдох, юноша поплыл прямо к причалу, чтобы выбраться на берег. Ким больше не сопротивлялся, будто чувствуя, что может сделать только хуже, потому что Лухан был не на шутку разозлен.
- Лезь! – грубо скомандовал китаец, вытаскивая Минсока из воды. Тот протянул руки вверх, чтобы ухватиться, но немного подтянувшись вдруг замер. В это время Лухан уже поднялся на причал и внимательно смотрел на своего друга, который вдруг опустил руки и погрузился в воду по переносицу.
- Бубу! – пробулькал парень.
- Я не Бубу! Лезь быстро, иначе я вытащу тебя оттуда за волосы! – закричал Лухан, ударяя по деревянной пристани.
- Я не могу… - произнес Минсок. – У меня нет сил.
      Глаза парня расширились от страха, слова застряли в горле. Он просто не находил, что сказать. Ким отстраненно улыбнулся и оттолкнулся от бревен, чтобы немного отплыть. Лухан тут же протянул другу руку.
- Ты хочешь меня вытащить? – склонил голову вбок парень.
- Нет, блядь, армреслингом заняться! – взорвался одногруппник.
- Не нужно, я лучше здесь, - шепнул Минсок, погружаясь в воду.
- А ну стоять! – закричал Лухан, хватая парня за футболку и притягивая его к себе. Ухватив за запястье, он потянул на себя старшего, доставая его из воды и подхватывая на руки.
      В кротчайшее время преодолевая расстояние до дома, китаец кинул свою ношу в бассейн. Тело плавно, словно рыба, вошло в воду, проплывая по самому дну. Лухан замер, смотря на расслабленного парня, удобно опустившегося на дно. В свете уличного фонаря было заметно, как сильно изменился Минсок. Он значительно похудел за это время, и с волос почти смылась краска. Молодой человек скользил под водой, изворачиваясь и улыбаясь.
      «Кто этот человек? Я уже не уверен, что это Ким Минсок», - пронеслось в голове парня.
- О, хен попался на крючок, - послышался насмешливый голос лидера из дома.
- Не говори обо мне как о рыбе! – возмутился Минсок и с плеском исчез под водой.
      Лухан испуганно перевел взгляд на Криса, пытаясь понять, заметил ли лидер изменения одногруппника. Несмотря на тусклый свет уличного фонаря, нельзя было пропустить это, даже на таком расстоянии, но Ифань лишь усмехнулся в ответ и скрылся в доме.
- Я съезжу кое-куда, так что не теряй меня и машину, - послышался голос лидера из коридора. – Присмотри за гэгэ.
      «Неужели я единственный это заметил?» - всплыла испуганная мысль в голове.
      Сердце учащенно забилось. Страх сковал все тело, ноги стали ватными. Лухан упал на землю и протянул дрожащую руку в воду, больно сцепляя пальцы на плече старшего. Тот непонимающе расширил глаза, сквозь толщу воды глядя на своего друга. Резким движением китаец вынул из воды парня, который испуганно вскрикнул, смотря на застывший неподдельный страх на лице своего одногруппника.
- Лу… Что? Погод… Отпусти! – закричал Минсок, пытаясь убрать руку со своего плеча.
      «Нет… нет! Не может быть!» - бушевали в голове парня панические мысли. Он не мог поверить в то, что видит. Лухан, игнорируя возмущение друга, непослушными руками убрал с его лица волосы.
- Твои глаза… - дрожащим голосом прошептал Лухан. – Изменились…
      «Этого не может быть… Они поменяли цвет! Он редко моргает и зрачки стали шире…»
      Парень схватил Минсока за запястье и принялся оглядывать его руки. Между пальцами появились перепонки.
- Руки! Посмотри на свои руки! – быстро заговорил Лухан, чувствуя, что кислорода перестает хватать в легких. Голова закружилась.
      «Как? Как это возможно? Это не болезнь и не аллергия! Что это? Мутация? Нет, пожалуйста! Скажите, что я сплю!»
- Ты о чем?
      «Он не понимает!» - осенило парня. – «Неужели я единственный, кого это волнует? Или я единственный, кто это видит?»
      Судьба Минсока будто бы не волновала никого. Крис был слишком безразличен к этому, самому Минсоку было плевать, ведь он даже рад такому раскладу.
- Не знаю, что тебе взбрело в го…
- Попробуй встать! – скомандовал Лухан.
- Что? – не понял Минсок.
- Просто сделай это!
      Ким недовольно фыркнул, но все же последовал приказу своего одногруппника. Он выпрямил ноги, касаясь ими дна, но встать прямо ему не удалось.
- Что? Ноги не слушаются, - задумчиво протянул Минсок. – Да и ладно! В воде все равно лучше!
      И он рухнул в воду, блаженно улыбаясь ощущениям на своей коже. Резко развернувшись, парень сделал круг в бассейне.
      Лухан сжал руки в кулак, чувствуя, как ногти впиваются в ладонь. На секунду ему почудилось, что он видел рыбий хвост, плавно извивающийся под водой.
      «Это конец», - пронеслось в голове. – «Уже слишком поздно. Теперь нет смысла… больше нет смысла держать его! Больше нет смысла ждать менеджера! Во всем этом больше нет смысла! Наша группа, наша дружба, наше будущее… Это бесполезно!»
      Грудь пронзила невыносимая боль, будто бы из неё вырывали сердце. Лухан только что осознал, что все его попытки удержать парня рядом с собой были бесполезны с самого начала. Мысль, что с этого момента он окончательно потерял кого-то столь важного, опустошала.
      Если закрыть глаза, исчезнет ли все это? Настолько нереально все это было. В голове проскользнула мысль, а не отправиться ли к Минсоку. Найти ту коробку с печеньями и съесть все её содержимое, чтобы быть там под водой вместе. Но это слишком легкомысленное решение. Он просто не мог поступить так со своими товарищами и родителями. Он просто не мог так опрометчиво поступить.
      Лухан стиснул зубы и сунул руки в воду, чтобы поймать Минсока и снова вытащить его наружу из этой пучины, которая затягивает его, забирает всего без остатка.
- Вылезай! – что есть сил взревел китаец. – Немедленно!
- Да что на тебя нашло? – возмутился Ким.
- Это уже слишком!
- Что?
- Да пойми ты, мудак! – вытаскивая парня за футболку, кричал парень. – Скоро ты не сможешь вылезти из воды! Да ты уже не можешь! Ты же в рыбу превращаешься!
- Да и что с того? – повысил голос Минсок. В первый раз за столько времени он снова повысил голос на Лухана. – Пока я могу дышать под водой все хорошо!
      Губы парня скривились, лицо вмиг стало серьезным. Он бросил холодный презрительный взгляд на своего друга и рывком вытащил его из воды, с силой ударяя спиной о землю, от чего у Минсока перехватило дыхание от боли.
- Пока ты можешь дышать под водой? – зашипел парень. – Ты ебучий человек, кретин! Ты не должен уметь дышать под водой!
      Лухан потянул друга за футболку, а потом снова впечатал в землю. Тонкие пальцы цепко обхватили шею старшего.
- Отпусти! – кряхтел Ким. – Слезь с меня!
      Китаец не собирался слушать. Он был зол, он был на грани отчаянья и знал, что ему нужно что-то делать. Никакого логического объяснения своим поступкам он найти не мог, но чувствовал, что должен поступать именно так, а не иначе. Разве не правильно в такой ситуации довериться инстинкту?
- Лухан, - еле выдавил Минсок. – Слезь с меня!
- Черта с два!
- Слезь! Я не могу… ды… шать! – шептал парень. – Лулу… в воду!
      Минсок смотрел на своего друга широко распахнутыми глазами, в которых отчетливо был виден страх. Руки парня упирались в грудь китайцу, отчаянно пытаясь вырвать свою свободу.
- Скорее! Больно! Умоляю! Я не могу боль…ше… - в отчаянье хрипел Ким.
- Если ты хотел сбежать, надо было делать это раньше! – закричал Лухан. – Ты должен был отплыть от берега дальше! Если ты задыхаешься рядом со мной, надо было просто мне сказать! Я не дам тебе сбежать от меня! Встретить русалку? Серьезно? Ублюдок! Если ты ненавидишь меня настолько сильно, что готов стать рыбой, только чтобы уплыть, ты должен был просто сказать об этом!
      Минсок ошарашено смотрел на своего друга. Тот так громко и жалобно кричал…
- Я не… ненави… жу… тебя! Просто дай мне… в воду! Я задыха…юсь!
      Что-то капнуло на щеку Кима. Лухан опустил голову, чтобы волосы скрыли его глаза.
- Прости меня… - прошептал он, подаваясь вперед и закрывая рот Минсока руками, чтобы тот не мог кричать. – Пожалуйста, прости меня… Я не могу тебя отпустить…
      Лухан нагнулся еще ниже, чтобы не видеть отчаянье на лице своего одногруппника. Он зажмуривал глаза, пытаясь игнорировать крики Кима, которые заглушала рука. Он просто хотел, чтобы Минсок замолчал. Он не может отпустить его в воду, не сейчас, когда все стало так критично.
- Пожалуйста, замолчи! – шептал Лухан. – Я не могу…
      Парень до последнего извивался и брыкался, пытаясь скинуть с себя китайца. Он до последнего хватался за толстовку Лухана, царапал сквозь толстую ткань тело, пытался хоть как-то заставить тело, прижимающее его к земле, поменять положение в пространстве. Он до последнего сопротивлялся, тянул руку к маленькому бассейну, когда на глазах уже наворачивались слезы от страха и боли. Но Лухан продолжал прятать свое лицо и зажмуривать глаза, чтобы не встретиться лицом к лицу с испуганным Кимом, который чувствовал себя преданным собственным другом.
      «Теперь он будет меня ненавидеть» - думал парень, закусывая губу, чтобы ему хватило сил вынести все это.
      Рука Минсока безвольно рухнула на землю, отпуская намокший свитер одногруппника. Лухан все еще держал свою руку на губах друга, но тот уже не кричал. Его пустые глаза словно у мертвой рыбы смотрели прямо в звездное небо. Молодой человек больше не просил отпустить его и не сопротивлялся. Слеза скатилась по его щеке на бетон, оставляя мокрый след.
      Ким Минсок больше не дышал.
      В повисшей тишине слышались лишь всхлипы Лухана и шум разбивающихся о берег волн.
      Это конец?
      Лухан отстранился назад, смотря прямо в потускневшие глаза своего друга. Не сразу пришло осознание того, что он сейчас сделал.
- Минсок, - тихо позвал китаец, пытаясь говорить четко и уверенно. Его друг беззвучно и неподвижно лежал на земле, не реагируя на голос одногруппника.
      Лухан только что своими руками убил человека, оборвал его жизнь только потому, что не мог смотреть, как тот оставляет его. Он выкинул его из своей жизни собственными руками. Навсегда.
      Убийца.
- Нет… Минсок… - зашептал Лухан, испуганно смотря на неподвижное тело под собой. – Ким Минсок!
      Но тот не отвечал. Он лежал, смотря в небо, а в его голубых глазах отражались звезды, которые затмевал свет уличного фонаря.
- Нет, Ким Минсок! – закричал парень, вцепляясь в футболку друга. – Приди в себя, ублюдок! Приди в себя! Ты должен! Ну же!
      Он принялся бить юношу по щекам, но это не помогало. Парень замер, потом наклонился к лицу Кима, пытаясь услышать его хотя бы слабое дыхание, но ничего, кроме шума волн и гула ветра он не слышал.
- Пожалуйста! Очнись! – Лухан обхватил руками лицо Минсока. – Пожалуйста, идиот! Слышишь меня! Можешь уплыть, жить в море! Только вернись, умоляю!
      Он ведь правда думал, что это поможет. Искренне верил, что его внутренний голос не врет. Он считал, что это и есть выход. Он был в отчаянье, а теперь…
- Нет…
      Из глаз полились слезы. Лухан хватал руки Минсока и прижимал ладонями к своим щекам, целовал запястья и одними губами повторял:
- Я не хотел… прости меня, я не хотел! Ким Минсок, прошу тебя…
      Парень прижался к его груди, если сдерживая крики отчаянья. Это окончательно уничтожило его мир. Собственными руками он разрушил все, что строил несколько лет.
- Я люблю тебя, придурок! – сквозь слезы выдавил парень. – Просто вернись! Господи, вернись! Кто-нибудь! Помогите!
      Лухан рухнул на землю, рыдая словно ребенок. Он не мог сойти с этого места, как бы сильно он не хотел сбежать, тело не слушалось. Он хотел закрыть глаза, чтобы не видеть бездыханное тело, но просто не мог выпустить из поля своего зрения Минсока.
- Кто-нибудь! Помогите мне! – звал парень, разрывая пронзительным криком свое горло.
- Что…? – послышался испуганный голос лидера за спиной.
- Ифань, - Лухан с трудом поднялся на колени и полными слез глазами посмотрел на одногруппника. – Что мне делать… я… убил… его!
- Ты… что? – Крис кинулся к телу, прикладывая палец к носу, чтобы проверить, дышит ли старший, затем он пытался нащупать пульс, но все бесполезно.
      Ким Минсок мертв.
- Что мне делать? – Лухан чувствовал как сходит с ума. Он до крови царапал свои руки, бился лбом о землю, надеясь, что это поможет унять боль в груди. – Я убил его… убил!
- Что произошло?
- Я убил его, Ифань!
- Нет… - Крис ошарашено мотнул головой. – Ты не мог этого сделать…
- Но я сделал!
      Лухан водил руками по лицу, вытирая слезы, но только сильнее их размазывал. Руки не слушались.
- Что же делать? – повторял он, бросая взгляд на испуганного лидера, который сидел на земле и невидящим взглядом смотрел на Лухана.
- Я… не знаю…
- Минсок… - зашептал парень, подползая к телу. Он аккуратно оторвал его от земли и придвинул к себе, укладывая на колени и обнимая. – Прости меня… я не хотел.
      Слезы падали прямо на побледневшие щеки Минсока. Лухан осторожно закрыл глаза парня, потому что покойникам их обычно закрывают, но они открывались, поэтому парень просто закрыл их ладонью, чтобы не видеть эти пустые голубые глаза.
      Ифань осторожно поднялся и, пошатываясь, направился в дом, чтобы позвонить менеджеру, оставляя двух своих одногруппников на улице. Лидеру нужно было придумать какой-то план действий, прежде чем сюда нагрянет полиция, которой нужно будет объяснять, как все произошло. Вряд ли незнакомые люди смогут поверить в то, что происходило в этом доме много дней. Крис рухнул в кресло, пытаясь привести мысли в порядок. Он бросал усталые взгляды сквозь прозрачную дверь на Лухана, который бережно обнимал безвольное тело и что-то шептал, склонившись к его лицу и целуя его.
      Кто виноват в том, что все так обернулось? Ифань прикрыл глаза. Он не мог плакать, потому что был слишком шокирован случившимся. Он еще не до конца осознал, что именно произошло, но его ум уже был занят мыслями о том, что с этим делать. Тем не менее, лидер страшился мысли о том, что своим поведением и словами мог заставить своего одногруппника совершить необдуманное убийство. Ведь он хотел, чтобы парень переосмыслил ситуацию, понял, что все не так страшно и безвыходно, как он себе представлял, но похоже это только сильнее разозлило его. Нужно было позвонить менеджеру, но Крис боялся, потому что знал, что последствия могут быть серьезными, если кто-то узнает о том, что произошло. Ифань сжал пальцами переносицу, нахмурившись. Он смотрел на дрожащие плечи своего одногруппника, который был не в состоянии успокоить свою истерику и мыслить адекватно. Он был так беззащитен и раздавлен, что хотелось его обнять, но лидер просто не мог сделать этого, как раньше подбодрить своего одногруппника. Пусть это все тот же жизнерадостный молодой человек, с милым детским личиком, но теперь он убил человека, своего близкого друга, и нельзя относиться к нему как раньше.
      Лухан прижимал к себе Минсока и дрожащим голосом сквозь невысохшие слезы напевал какую-то китайскую песню, прерываемую всхлипами. Он отчаянно пытался вспомнить, сколько времени у него есть, прежде чем мозг Минсока начнет умирать и можно будет окончательно уничтожить надежду на возвращение к жизни своего друга.
      Время шло, но ожидание чуда было бессмысленным. Лухан смотрел в ночное небо усыпанное звездами и думал только о том, как бы повернуть время вспять. Если бы он только мог вернуться назад и остановить себя от опрометчивого поступка. Если бы он мог сказать себе о том, какой он идиот. Если бы он только мог что-нибудь сделать!
      Ведь китаец считал себя взрослым рассудительным человеком, но совершил самый глупый и безрассудный поступок в своей жизни. Если бы пару часов назад он мог знать, что все так кончится, то отпустил бы Минсока еще в море. Он бы не пытался удержать его рядом с собой, он бы не пугался и не страдал. Тогда он не понимал, что пару часов назад ситуация была не такой безвыходной, как ему казалось поначалу. Все было не так безвыходно, пока Минсок был жив! Лухан бы мог смириться с тем, что парню придется жить в воде, смог бы пережить редкие встречи, мог бы все это вытерпеть, но смерть Ким Минсока слишком невыносима, чтобы её принять.
      Время истекало. Надежда угасала с каждой секундой…
- Прости меня, - шептал парень на китайском. – Прости меня…
      Лухан и раньше представлял себе эти ощущения в своей душе, когда Минсока не будет рядом с ним, но сейчас больнее. Юноша даже помыслить не мог, что человек способен ощущать такую невыносимую боль.
- Пожалуйста, - в последний раз взмолил парень, - дыши! Я сделаю все, что угодно, только дыши снова…
      Похоже, Бог в эту ночь смотрел в другую сторону, иначе он бы заметил отчаянье Лухана. Китаец никогда не сомневался в существовании высших сил, но теперь он был уверен, что в этом прогнившем никчемном мире не существует ни Бога, ни справедливости, иначе Минсок был бы жив.
      «Я бы верил в тебя, если бы Ким Минсок воскрес, но ты же не можешь сделать даже такую малость!» - мысленно обвинял он Бога, сотворившего весь этот мир. Всего один раз, всего одного человека… если он всемогущий, то почему он не может вернуть всего лишь одну жизнь? Если это наказание за содеянное, то почему именно такое? Лухан может страдать как-то иначе, нести ответственность за убийство самостоятельно. Почему его наказание затрагивает и других людей?
      «Теперь точно конец» - подумал Лухан и новая волна слез накрыла его. Он прижался к щеке своего друга, не в силах поверить в происходящее.
      Уличный фонарь мигнул, на пару секунд скрывая юношей в темноте. Лухан даже не обратил на это внимание, потому что эти мелочи мало занимали его голову в такое время.
      В руках что-то зашевелилось. Тело Минсока, которое так бережно прижимал к себе Лухан, зашевелилось. Ухватив слабыми руками запястье китайца, парень убрал его руку со своих глаз и вывернулся из объятий, падая на бетон лицом вниз. Он даже не успел подняться, как его вырвало морской водой, и он обессилено рухнул на землю, кашляя, и перевернулся на спину.
- Минсок… - вскрикнул Лухан, не до конца понимая, что только что произошло. – Ты… жив…
- Хен, - слабо усмехнулся Минсок, - ты должен называть меня хен, придурок!
- Ты… - китаец накинулся на старшего, обхватывая его лицо руками и заглядывая в глаза. – Они снова черные! Дай руки!
      Ким засмеялся, вскидывая вверх свои руки и растопыривая пальца.
- Перестань дурачиться! – вскрикнул Лухан, ударяя хена в плечо. – Я чуть с ума не сошел, а ты жив!
      Минсок засмеялся еще громче, проскальзывая пальцами по все еще мокрым волосам.
- Ты… теперь нормально дышишь?
- Что? – не понял парень и его черные глаза сверкнули в свете фонаря. – А… да.
- Ха… хахахахаха, - вдруг засмеялся Лухан, смотря на радостного друга. – Ну и напугал же ты меня, хен!
      Китаец кинулся к Минсоку, чтобы обнять его. В голове до сих пор не укладывалось, как так все вышло, но он был готов принять все без вопросов, потому что молитвы были услышаны, и Ким Минсок жив. Он смеется, говорит, он дышит…
- Я думал, что умру… - прошептал Ким на ухо другу, который обнимал его за шею, придавливая своим телом к земле. Он смотрел в сверкающее звездами небо, и улыбка медленно сходила с его губ.
- Я тоже… думал, что ты умрешь… - сказал Лухан, зарываясь в футболку старшего, чтобы спрятать свои слезы. – Я так испугался…
- Надо было думать об этом до того, как ты меня чуть не убил!
- Я дважды за этот день чуть не потерял тебя…
- Что? – спросил Минсок, немного поворачивая голову, но наталкиваясь взглядом на взъерошенные волосы друга.
- Я так боялся, что море заберет тебя у меня… - Лухан приподнялся на руках, чтобы заглянуть в глаза Киму.
- Что ж, - еле разлепляя губы, пробормотал парень, - там было так красиво… но какой в этом смысл? Меня теперь от него тошнит, - он усмехнулся, и отвел взгляд, пытаясь скрыть легкую тоску по морю. Китаец был все так же серьезен, внимательно смотря в глаза своего друга.
- Так что, с этого момента раз и навсегда запомни, чтобы ни случилось, не вздумай уходить в одиночку. Я готов последовать за тобой куда угодно, только позови, - сказал Лухан, поднимаясь с земли. – Идем, нам нужно остановить Ифаня прежде, чем он позвонит менеджеру и скажет, что ты мертв.
      Минсок попытался встать, но тело все еще не слушалось, поэтому Лухан протянул свою руку, чувствуя, как легко он может поднять своего друга, потому что тот сильно похудел.
- Я никуда не уйду, идиот, - пробормотал Ким, покачиваясь, проходя к двери. – И никогда не смогу, потому что кое-что меня здесь держит…
      Он повернулся, с усмешкой посмотрел на Лухана и пусть с трудом, но все же открыл дверь, ведущую в дом.
- И что же это? – спросил китаец, следуя за другом. – Булки? Футбол? Группа?
- Не знаю, - мотнул головой парень, шлепая босыми ногами по мягкому ковру.
- Эй, хватит! Скажи! – капризничал юноша, преследуя старшего.
- С даунишками секретами не делятся, - буркнул Минсок.
- Как ты меня назвал? Даунишкой? Ты…
- Боже, как есть хочу… Ифань, - слабо ударяя в дверь ванной, крикнул Ким. – Я жив, так что не убивайся…
      Крис почти вышиб дверь своим телом, стоило ему услышать знакомый звонкий голос.
- Ты жив? – он подскочил к хену, внимательно оглядывая его с ног до головы. – Как…? Боже, какое облегчение!
      Ифань крепко обнял Минсока, бросая быстрый извиняющийся взгляд на Лухана. Лидер был уверен, что ему потребуется какое-то время, чтобы вернуть доверие к своему одногруппнику, но знание, что он никого не убивал, облегчало душу.
- Со мной все хорошо, правда, - вырываясь, говорил Минсок.
- Ты теперь можешь нормально дышать? – вдруг осенило Криса.
- Угу, - кивнул Ким, поднимая взгляд на лидера.
- Что ж, - Ифань быстро вернул себе прежнюю холодность, - надеюсь, для тебя это послужит уроком.
      Даже несмотря на темноту в коридоре, Крис все равно избегал смотреть в глаза своим товарищам, потому что они могли заметить, что его глаза покраснели от слез. Поэтому когда все трое пришли на кухню, Ифань опускал голову, чтобы никто не заметил, что он тоже на какое-то время потерял контроль над собой и над ситуацией. Пусть он и обычный человек, но он в первую очередь лидер. За кем парни будут идти, если их лидер вдруг растеряется?
- Хорошо, что все обошлось, - вздохнул Лухан, открывая холодильник.
- Заткнись, и просто приготовь гэгэ еды, - давая старшему подзатыльник, прошипел Крис.
- Вот сам и приготовь!
- Думаешь, я умею?
- А я, по-твоему, шеф-повар?
- Тише вы, - улыбаясь, попытался усмирить своих одногруппников Минсок, - просто сделайте что-нибудь… я очень голоден.
      Ким лег на стол, положив под голову руку. Видно было, что все произошедшее за эти дни вымотало его. Парень с трудом держал свои глаза открытыми, ему было сложно воспринимать происходящее вокруг, потому что разум уже засыпал.
      С трудом удерживая себя в сознании, он клевал носом, и пару раз чуть не нырнул в свою тарелку, но Лухану удавалось вовремя поймать своего друга и вырвать прямо из приятных объятий Морфея.
      К тому моменту как китаец домыл посуду, хен уже сладко посапывал, уткнувшись лбом в стол. Лухан осторожно взял на руки своего друга, чтобы в первый раз за несколько дней отнести его не в детский бассейн во дворе дома, а в мягкую кровать, по которой и сам китаец соскучился, потому что все ночи проводил на неудобном диване, вперив взгляд в прозрачную дверь.
- Это последний раз, когда я несу тебя куда-нибудь на руках, - прошептал парень на китайском.
- Хотелось бы мне в это верить, - сквозь сон пробормотал Минсок. – Не хочу чувствовать себя беспомощным, я все-таки твой хен.
- Спокойной ночи, хен, - Лухан положил друга на кровать и еле уловимо поцеловал его в лоб. – Надеюсь, ты больше никуда не уплывешь…
- Не дождешься, - Ким перевернулся на бок и укрылся одеялом с головой.

***



      Как только входная дверь закрылась за Луханом, Ким Минсок отошел от плиты, где изображал какую-то бурную деятельность, и открыл принесенный им пакет, в котором лежала небольшая коробка. Парень осторожно достал её и, прежде чем открыть, принялся её разглядывать.
      Сверху на коробке была нарисована красивая тропическая рыбка, каких Минсоку видеть не доводилось. У неё были большие голубые глаза, а чешуя и хвост отливали разными цветами. Юноша повертел коробку в руке. Если смотреть на неё с разных ракурсов, то может показаться, что рыба плывет. Ким усмехнулся и достал из кармана телефон, чтобы сфотографировать это великолепие. Он не знал, какая судьба ждет эту коробку, но был уверен, что кто-нибудь выкинет её, посчитав мусором, поэтому нужно сделать фотографию этой тропической рыбки сейчас, иначе потом будет поздно.
      Внутри коробки лежало несколько печенек с предсказаниями. Минсок двумя пальцами выудил одно и разломил, чтобы достать бумажку, но прежде он вернул коробку в пакет и тщательно спрятал свой подарок подальше от загребущих лап любопытного Лухана, который так и норовил присвоить себе все, что дарили его хену.
- Рыбой быть проще, - прочитал Минсок вслух предсказание. – И что это значит?
      Парень пошел к мусорной корзине, чтобы выкинуть бумажку, по пути закидывая две половинки печенья в рот.
      Вкус у печенья был на редкость отвратительный. Было чувство, что жуешь песок и заедаешь его солью. Минсок на мгновение замер, пытаясь понять, что он в этот момент хочет больше, проглотить это печенье или выплюнуть его в мусорную корзину. В результате он выбрал вариант проглотить и тут же кинулся к холодильнику, чтобы запить этот ужасный вкус, но в холодильнике было пусто.
      Словно забывая про все разумные доводы и наставления, Минсок вытащил из шкафа чашку и подставил под кран, заполняя её до краев. В несколько жадных глотков он осушил чашку, но этого будто было мало. От горла вниз по телу разливалась тяжесть. Голова начала гудеть с каждым вздохом, а в какой-то момент грудь резко сдавило от нехватки кислорода, и чем больше парень пытался втянуть ртом воздух, тем больнее ему становилось. Словно кто-то сцепил руки у него на шее, не давая нормально дышать.
      Липкий страх расползался по телу. Ким вцепился в раковину, пытаясь успокоить себя, чтобы придумать план действий, но паника мешала связно соображать. Словно повинуясь какому-то своему инстинкту, Минсок дрожащими руками закрыл слив раковины и вывернул ручки крана на максимум, подставляя голову под струи воды. Как только лицо погрузилось в воду, сразу появилась возможность дышать.
      «Надеюсь, Лухан скоро вернется…» - пронеслась мысль и тут же потонула где-то в глубине сознания.

***



      Волны шумели и вместе с порывами сильного ветра накатывали на берег. Погода в день отъезда была пасмурная, а море слишком уж разбушевалось.
      Лухан долго смотрел в окно, прежде чем подхватить свои вещи и отнести их в машину. В ответ на вопросительный взгляд лидера о причине такого поведения, парень лишь буркнул «не хочу, чтобы начался дождь», пряча за будничной фразой свой страх этого места.
      Все трое участников группы дали слово, что никому не расскажут о том, что случилось с ними в этот отпуск и даже более того, сами об этом забудут и никогда больше не заикнутся. Но вряд ли кому-то удастся вырезать из своей памяти настолько важный кусок. Вряд ли люди, которых здесь не было, могли бы поверить в происходящее, но непосредственным участником этого события, случившееся открыло глаза на многие вещи.
- Хен, - Лухан три раза постучал в дверь, прежде чем её открыть, - нам пора ехать.
      Он сделал шаг в комнату, которая оказалась пуста. Кровать была заправлена так аккуратно и педантично, словно на ней никто и не спал вовсе. Сумка с вещами одиноко покоилась в углу комнаты. У китайца появилось чувство дежа вю, а страх больно и внезапно уколол прямо в сердце.
      Лухан выскочил из комнаты, чуть не сбив лидера с ног.
- Что слу…?
- Его там нет! – вскрикнул парень, выскакивая в коридор и наспех натягивая на ноги кроссовки.
- Кого нет?
- Минсока, кого же еще! – прокричал Лухан и со всех ног побежал на пляж, считая, что именно там его надо искать в первую очередь.
      И парень не ошибся.
      Его хен стоял на берегу, сжимая пакет с чем-то в своих руках, и смотрел на горизонт. Страх понемногу стал отступать. Лухан замедлил шаг, раздумывая, стоит ли тревожить Минсока. Он остановился, когда их разделяла пара метров, желая не привлекать к себе внимание, но его тяжелое дыхание, будто эхом, отдавалось во всех уголках этого пустого пляжа, как если бы китаец дышал в микрофон.
      Заканчивая свой ритуал прощания, Ким Минсок отступил на шаг и развернулся, планируя идти в сторону дома, но встретился с растерянным Луханом, который не знал, куда бы ему спрятаться.
- Ты чего? – спросил старший, удивленно хлопая глазами.
- Тебя не было в доме, и вот я пришел сюда, - попытался оправдаться Лухан. – Мы уезжаем…
- Ясно, - кивнул парень, направляясь к дому. – Похоже, я здесь задержался…
- Я уж испугался, что ты опять того… ну, уплыл…
- Знаешь, я бы мог… в конце концов, рыбой быть проще.
      Лухан испуганно скосил глаза на своего хена, который натянуто улыбнулся, обозначая, что его слова всего лишь шутка.
- Шутник хуев, - недовольно буркнул парень и отвернулся.
- Хен! Ты должен называть меня хен! – снова поправил его старший.
- Хуев шутник-хен, - исправился Лухан, но в ответ получил только пинок под самую пятую точку.
- Олень безрогий, - улыбнулся Ким, угрожающе помахивая кулаком.
- Что это? – китаец ткнул пальцем на пакет в руках своего одногруппника, чтобы перевести тему с его рогов на что-то другое.
- Мусор… - отстранено ответил Минсок.
      Он бросил быстрый взгляд себе через плечо, слыша, как шумят за его спиной волны. Лухану на секунду показалось, что его друг понимает шепот этих волн. Ким сделал еще несколько шагов вперед, а затем резко поменял траекторию движения и направился к ближайшей мусорке. Лухан же просто остановился на месте, потому что шестое чувство подсказывало ему, что своим появлением он нарушил какой-то важный ритуал или спутал Минсоку все карты, потому что было заметно, как он заставляет себя не оборачиваться, чтобы у китайца не возникало лишних вопросов или тревог.
      Сильный порыв ветра ударил Лухана в спину, растрепал волосы и заставил вздрогнуть. Стоя так близко с бушующей стихией ему не было страшно, он даже был этому рад, словно море злилось, что Ким Минсок больше не в его власти. Парень обернулся, слыша гул ветра в ушах. Огромные волны накатывали на берег, серое небо отражалось в холодной воде.
      Лухан вспомнил, как Минсок утащил его под воду, чтобы показать тот мир, в котором он жил. И это было действительно прекрасно. Парень не мог обвинять своего друга в том, что он хочет вернуться обратно, ведь там под водой все было иначе, чем здесь.
- Будешь скучать? – крикнул Лухан в спину товарищу.
- По кому? – Ким остановился, чтобы обернуться и посмотреть на друга.
- По морю, - кивнул китаец в сторону бушующей стихии.
- Нет, - Минсок нахмурился и в последний раз обернулся, бросая тоскливый прощальный взгляд на море. – Я сыт им по горло.
      Лухан поджал губы, растерянно опуская глаза. В кроссовки забился песок, который нужно будет вытряхнуть, прежде чем он поедет обратно, а иначе будет всю дорогу мучиться от этих противных ощущений.
      Ким Минсок быстро удалялся, словно хотел поскорее сбежать с этого пляжа и вернуться домой, пряча эту историю как можно дальше в своем сердце. Уж он за эту неделю натерпелся больше всех, и в его голове все чаще возникала мысль, что все, с чем он столкнется в дальнейшем ему удастся пережить, потому что все проблемы, даже самые сложные, меркнут в сравнении с тем, через что ему довелось пройти за эту неделю.
      Когда-нибудь, спустя много лет, они расскажут эту историю остальным участникам группы, возможно даже фанатам, и все дружно посмеются над ней, но сейчас, когда воспоминания так свежи, это просто невозможно.
- Зато теперь хен больше никогда не заикнется о русалках, - усмехнулся Лухан и, застегнув свою куртку, чтобы спастись от холодного ветра, двинулся в сторону дома.
___________________________
*Курсивом выделены слова на китайском языке.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.