За что, любовь? 14

Naoki Rei автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Аой/Руки, Таканори Мацумото, Юу Широяма
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма Изнасилование Насилие

Награды от читателей:
 
Описание:
Сломай его. Сломай человека, который дышит тобой.

Посвящение:
Это убого, конечно, но я надеюсь что тебе хоть немного понравится. Моей любимой куколке. Если ты это читаешь, помни, как я и говорил, я люблю тебя. И не могу по тебе не скучать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я вообще не знаю как все это вышло :D
P.S Аой актив, Руки пассив, если что :D
19 февраля 2014, 02:14
Делай ему больно. Растопчи все его чувства. Смешай с грязью его хрупкую душу. Заставь его блевать кровью. Ударь его. Сильнее. Еще раз. И еще. Унизь его. Уничтожь последние остатки его жалкой гордости. Заставь его рыдать, кричать от боли, которая будет так неумолимо сжирать его изнутри. Сломай его. Сломай человека, который дышит тобой. Тебе ведь нравится делать ему больно, не так ли? Это забавно-смотреть как маленькое, беспомощное, покрытое синяками, грубейшими засосами и ссадинами тело, задыхается на полу от боли и рыданий. “За что, за что?”-беззвучно шепчут его губы. Но ты не будешь прислушиваться к нему, продолжая свою сладкую пытку. Это повторяется из раза в раз. Признайся, тебе очень нравится мучить его. Ты, несомненно, любишь его. Или…любил когда-то. Но не менее сильно тебе нравится заставлять его страдать. “Потерпи малыш, я просто слишком сильно люблю тебя “- c издевкой шепчешь ему на ухо, без подготовки входя во всю длину. И он терпит. Сдавленный всхлип-все, что ты услышишь в ответ. Сегодня ночью ты уйдешь, сказав ему что идешь развлекаться со знакомыми тебе девушками. А он, такой хрупкий, беспомощный, такой слабый, будет в истерике биться на вашей кровати, расцарапывая старые, почти зажившие ссадины. Он будет звать тебя. Он будет рыдать от боли. Лучше бы ты просто бил его… Думаешь он привык к боли? Нет дело не в этом. Просто он любит тебя. Он зависим от тебя как от наркотика. Он не понимает почему ты так жесток к нему. И он боится. Боится что ты ненавидишь его. Глупый, глупый ребенок. Он вспоминает ту нежность, которая была в самом начале ваших отношений. Он скучает по тому тебе. И у него, у этого несчастного, слабого мальчишки есть мечта. Каждый день, с трудом доползая до вашей кровати после очередной, уже ставшей такой привычной, порции боли, он искренне, от всего сердца молится своему Богу, который абсолютно точно услышит и не оставит его, чтобы когда-нибудь ты снова подошел к нему сзади, нежно-нежно обнял и тихо прошептал на ухо “Мой родной мальчик”. Он верит что скоро ты, настоящий ты, вернешься. И так же тепло улыбнешься ему. Также как и раньше. И ночью, лежа на краю кровати, совсем замерший, не смея тревожить твой сон и отбирать у тебя хотя бы краешек одеяла, в которое ты полностью закутался, он сквозь полу-дрему, болезненно постанывая от любого движения, слабо но счастливо улыбается, видя сны, где вы вместе, где ты- тот самый верный и любящий мужчина, такой добрый, ласковый и нежный, его герой, его кумир, мечта и идеал. И просыпаясь каждое утро, бросая короткий взгляд на смятые простыни рядом, он украдкой вытирает слезы, вспоминая как казалось бы совсем недавно, он просыпался в твоих объятиях. Он будет ждать твоего возвращения. Обязательно будет. Как прирученная, лишенная всякой гордости, собака. Да, ты сумел сломать его. Ты обрезал его крылья и теперь он навряд ли сможет когда-нибудь взлететь вновь. Ты добился того, чего ты хотел. Он раздавлен, зависим, болен тобой. А ты? Какое же удовольствие доставляет тебе эта жестокая, становящаяся неуместной игра. Ты знаешь, что он будет с тобой в любом случае. Знаешь что он будет терпеть боль, лишь бы вдыхать твой запах и чувствовать на себе твои руки. У него нет никого дороже тебя. И никогда не будет. И это тебе, к сожалению, тоже известно.

***

Сегодня у него день рождения. На часах 3.00. Ты не появлялся дома уже три дня. Глухие рыдания эхом отдаются от стен такой уютной некогда квартиры. Он знает что нельзя звонить тебе, ведь ты обязательно будешь злиться. Он прекрасно знает что с тобой все в порядке, просто сейчас ты нашел очередную пассию на одну ночь и весело проводишь с ней время. Ты так нежен с ней, наверное. И возможно, даже целуешь ее. Он старается отогнать от себя эти мысли. Но не совсем выходит. Ах, как же давно ты не целовал его. Он бы так хотел…Звук открывающейся двери прерывает его мысли. Он подскакивает с места и бежит тебя встречать. Бедная, маленькая собачка. Ты приходишь как всегда поддатый. С пятнами красной помады на шее и губах. И в отвратительном настроении. “Раздевайся, шлюшка”-твой помутневший взгляд останавливается на несчастном мальчике. Нет, мальчик не будет сопротивляться. И ты, опять же, знаешь это. Он слишком рад тому, что ты вернулся. Одежда с шелестом падает на пол. Беспрекословно. Полная покорность и опущенный в пол, пустой взгляд. Абсолютное смирение. И абсолютная, сильнейшая любовь. Он очень рад тебя видеть. Уже под утро, когда ты, удовлетворенный проделанной работой, спокойно заснешь, развалившись на всю кровать, этот искренний, светлый ребенок, сжимая зубы от боли, аккуратно пристроится у твоих ног и вновь начнет свою каждодневную молитву, веря, что скоро ты обязательно нежно-нежно обнимешь его.