Преданность +95

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Naruto

Пэйринг или персонажи:
Орочимару/Кабуто
Рейтинг:
NC-17
Предупреждения:
BDSM, Насилие
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Как раскрывался Лотос...

Посвящение:
Посвящаю Орычу!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все о моем нежном, любимом Кабуто.
Ух, surazal бетила-бетила, редактила-редактила, свернула, перекроила, вывернула на изнанку и получилось читабельно.
Спасибо!
29 марта 2011, 21:25
***

Практически все, кто знает Орочимару-саннина, с уверенностью скажут, что он никого не любит и любить не умеет. Он и сам был уверен в этом до какого-то времени. Саннин был убежден, что любовь отвлекает от цели, рассеивает силу шиноби и вообще является бесполезным явлением. Он ненавидел глупых и слабых, и ему казалось, что именно из таких людей состоит его окружение. Но судьба любит делать неожиданные повороты, любит смеяться над теми, кто настолько непоколебим в своих суждениях.
Орочимару однажды встретился человек, который стал для него исключением из всех правил и показал другую сторону медали под названием «чувства».

Кабуто было шесть. Для своего возраста он был очень сообразителен и умен. И он был спокоен. Мальчик никогда не кичился своими талантами и не вел себе излишне самоуверенно. Поэтому учителя не выделяли его успехи и считали «середнячком». Но Орочимару умел видеть людей насквозь со всеми их минусами и редкими плюсами. Своей спокойной уверенностью в себе и умом Кабуто сразу зацепил что-то в душе Орочимару. У саннина впервые было чувство, что он встретил «что-то свое», кого-то похожего на него, похожего чем-то, что он сам в себе очень любил. Это ощущение стало зернышком зарождающейся любви.

И Кабуто стал любимчиком Орочимару. Саннину не хотелось объяснять другим, почему он обратил свое внимание на ученика со средними данными. Они бы все равно ничего не поняли. Поэтому сенсей и ученик стали встречаться втайне от всех, Орочимару учил Кабуто новым техникам, а сам присматривался к своему любимцу, и тот с каждым днем все больше нравился ему. У мальчишки в то время не было определенной цели, зато он представлял, как бы ему хотелось жить. Он отдавал себе отчет в том, что ему хотелось, умел ставить себе цели, взвешивать все за и против, умел делать выбор и платить за него.
Кабуто понимал, что ему ни к чему быть одиночкой, что знакомых людей можно использовать в собственных целях, поэтому всегда был вежлив и улыбчив со сверстниками, крайне вежлив и покладист со взрослыми и добился того, что в Конохе его любили, как примерного мальчика.
У Кабуто были свои представления о силе. Он изучал именно те техники, которые, по его мнению, должны были понадобиться шиноби. Он любил слушать о войнах и рассуждать, как можно было бы действовать в той или иной драке, в ближнем или дальнем бою, как устроить засаду, как восполнить потери. К своим шести годам маленький Кабуто уже мог бы стать чунином, но он никогда не выставлял напоказ свои умения. Он знал, что он умный и сильный, знал, что может стать еще сильнее. Ему не было нужно чужое одобрение.
Но мнением своего нового сенсея Орочимару он дорожил.

Ребенка так легко сделать счастливым. Искренняя похвала, нежность и доброта в общении – все это сразу же вызывает симпатию к учителю. А еще Орочимару-сенсей был сильным, умным, справедливым! Он был самым сильным и умным из всех джонинов Конохи. Даже первые очки Кабуто подарил Орочимару-сенсей, чтобы у Кабуто не болела голова от книжек.

Холодный ко всем остальным, Орочимару стал любящим сенсеем и любимым кумиром для своего умницы Кабуто. Кабуто тоже чувствовал, что в этом сильном человеке есть что-то очень похожее на него самого, что-то родное. И скоро он был готов на все ради похвалы своего сенсея. Малыш еще не понимал, как называется его чувство, но уже знал, что ради Орочимару сделает все что угодно.

Однажды, на очередной тренировке Орочимару хотел потрепать своего юного ученика по голове, но Кабуто перехватил его руку и по-детски пылко поцеловал.
— Спасибо вам, Орочимару-сама…
Саннин широко раскрыл глаза от удивления, но Кабуто этого не видел. Мальчик покраснел и уткнулся личиком в ладонь сенсея. И так смешно и мило зажмурился, потому что теперь боялся посмотреть в глаза своему учителю.
Тогда у Орочимару впервые в жизни стало тепло в душе. Он знал, что существует слово «преданность», и оно было для него всего лишь понятием из легенд и сказок. Но когда его рука ощутила тепло детских губ, он понял, что такое преданность. Саннин не стал мучить мальчика, опустился на колени и крепко обнял его.
Орочимару умом так и не понял, что такое любовь, но интуитивно понимал, что влюбленное преданное сердце – не то, чем следует разбрасываться. Он обнимал мальчишку, а в душе у него так сладко горело…
Ему никогда не забыть этот день – когда он понял, что у него появился человек, которому можно доверить все.
Если бы людям, знающим Орочимару, каким-то образом стало известно то, что чувствовал он в тот день, они бы поняли, что саннин умеет любить.
Кабуто впоследствии стал и шпионом, и сопроводителем, и личным секретарем своего господина. И с любой своей ролью справлялся прекрасно.
А когда Кабуто немного подрос, Орочимару решил довериться ему еще кое в чем…

***

Маленький Кабуто мечтал и надеялся, что это когда-нибудь произойдет. Он знал, что такое часто происходит между сенсеем и учеником, и надеялся, что Орочимару-сама любит его настолько, что когда-нибудь удостоит его своим вниманием.
После того дня мало что изменилось в отношении к генину: Орочимару-сама все так же ласково смотрел на него, но, тем не менее, всегда был строг и вел себя так, как подобает сенсею вести себя с учеником.
И однажды он позволил мечте Кабуто сбыться…


***

Каждый раз, как в первый, Кабуто так возбуждает, когда Орочимару-сама прижимает его сзади, стискивает стальной хваткой, не давая шевелиться. Он снова шепчет о том, что Кабуто дерзок, что он сукин сын, всего лишь пыль под ногами своего сенсея.
Десять минут назад Орочимару-сама смотрел на своего ученика почти нежно, но потом сенсей захотел, а желание сенсея – закон.
В этот раз он ведет себя особенно агрессивно. Он бьет Кабуто ногами, с размаху, для пущей грубости. Кабуто знает, что его бьют не по самым болезненным точкам, не с целью наказать, но все-таки чувствует боль и покорно стоит на коленях, дожидаясь нового удара и новой ругани от своего хозяина. Внутри Кабуто зажигается огонь, ему хочется еще и еще унижения. Орочимару-сама тоже в восторге от этой игры.
Он надевает на Кабуто кандалы и с помощью простой печати подвешивает его на стене так, что Кабуто едва касается носками пола. Ему так хорошо, что он еле сдерживает стоны, часто-часто дышит, сквозь собственное тяжелое дыхание слушая слова своего сенсея.
— Ублюдок! Ты паршивая собака, а не ученик, – Орочимару с размаху отвесил Кабуто пощечину. Тот вздрогнул и простонал. — Ты смеешь еще смотреть мне в глаза после того, как опозорил меня, недоносок!

— Орочимару-сама, простите, простите меня, господин… — Кабуто задыхается от боли и возбуждения. Орочимару разрывает на нем одежду острыми когтями, а затем отходит подальше, чтобы рассмотреть обнаженное тело своего ученика.
У Кабуто уже стоит. Красивое молодое тело дрожит от неровного дыхания. Он еле слышно стонет.
— Я накажу тебя, – Орочимару медленно подходит к своей жертве, подводя кунай прямо к лицу Кабуто.
— Мой хозяин, хозяин, Орочимару-сама, пожалуйста… — шепчет Кабуто, чуть не кончая от собственных тихих слов.
Орочимару видит волнение ученика. Прикасается свободной рукой к его груди, с удовольствием ощущает тепло и дрожь. «Как же он любит меня», — проносится в голове у саннина, и он улыбается от собственных мыслей: — «…Любит чувствовать, что принадлежит мне».

Он приставил лезвие прямо к горлу Кабуто. Заглянул в глаза, затянутые поволокой желания, и вдруг резко провел кунаем по груди своей жертвы.
Кровавые метки появляются на теле Кабуто одна за одной, Орочимару использует свой кунай искусно. Он рассекает только кожу, но Кабуто кричит и захлебывается в собственных криках. Он умоляет: «Еще!», он называет сенсея самыми лестными и нежными словами, он ругает себя, как только может.
Орочимару проводит рукой по груди Кабуто, размазывая кровь, спускается ниже и гладит мягкий, теплый живот. Затем еще ниже…и осторожно, почти нежно сжимает в руке член Кабуто. И Кабуто сразу же кончает в руку своего господина, издав уставший крик: «Орочимару-сама»…
Саннину достаточно доказательств любви. Он снимает технику, и Кабуто падает перед ним на колени, он все еще дрожит после оргазма. Орочимару раздевается сам, опускается на колени и подминает под себя Кабуто. Заниматься этим на теплом ковре в своем кабинете Орочимару нравится, хоть в постели и удобнее.
Если бы Кабуто мог сейчас увидеть, какой большой и красивый у Орочимару-сама на него стояк, он бы снова кончил. Но Кабуто предпочитает закрывать глаза и догадываться о силе своего хозяина. У сенсея такой тяжелый и горячий член, такой горячий и нежный язык, что Кабуто раскрывается сразу и начинает скулить, как собака, когда ему раздвигают ноги. Орочимару-сама любит медленно и долго, Кабуто снова кончает под ним. Под самый конец сенсей успевает вытащить и кончить на лицо своему любимому ученику. В душе у Орочимару терпкий, горько-сладкий привкус удовольствия.
А в голове у Кабуто только одна мысль: «Как же хорошо, как же сладко…»

Днем Кабуто дерзок и ироничен, заботлив и аккуратен с Орочимару, но после таких ночей он, теперь уже взрослый, любит утром встать на колени, прижаться лицом к ладони любимого сенсея, как тогда, и снова прошептать: «Орочимару-сама…».

Возможность оставлять отзывы отключена автором