You'll Be Mine +228

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Block B, U-KISS (кроссовер)

Основные персонажи:
Ан Джехё, У Чихо (Zico), Ким Джесоп (AJ; Эйджей), Ли Кисоп
Пэйринг:
ZICO/Jaehyo, AJ/Kiseop, Jaehyo/Kiseop
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Повседневность, Songfic
Предупреждения:
Кинк
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«любимая серия <3» от sv_alex
Описание:
- Слюни подбери. - Зико хлопает в ладоши, и поворачивается к Джехе, умудряясь одновременно жизнерадостно осклабиться и прошипеть сквозь зубы. - Уже долбанных пять минут в нем дырку сверлишь.<...>

Посвящение:
Людям, которые запустили мне этот вирусный пейринг на твитторе. Люблю вас, бэйбики!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я писал это целых три дня
20 марта 2012, 00:23

Think that for a moment you are mine
I know that you saw what we could be
But than you'll win and change your mind




- Слюни подбери. - Зико хлопает в ладоши, и поворачивается к Джехе, умудряясь одновременно жизнерадостно осклабиться и прошипеть сквозь зубы. - Уже долбанных пять минут в нем дырку сверлишь.
Джехё словно выходит из транса и скалится, растерянно глядя в сторону ПиО и Тэиля, словно ища их поддержки.
- Правильно, улыбайся. - Юквон подходит к нему сзади и толкает коленом. - Пока нас не сожрали гребаные журналюги и Кисс ми.
Джехё скользит взглядом по рампе и софитам, чувствуя одуряющую тяжесть в голове.

- Он украл мою идею! - Разоряется Ан Джехё, валяясь на диване в общей гостиной.
- Не он и не твою. Это все стилисты. - Зико убавляет громкость телевизора и внимательно смотрит выпуск передачи, записывая его на диск. - И вообще, вы, ольджаны - инкубаторские, и ничего нового с вами придумать нельзя. Ну вот видишь! - Зико кидает пульт Юквону, и тычет пальцем в экран. - Я же сказал, что он на него пялится!
- Джехё, ты теперь крутой хип-хопер. - Юквон выключает телевизор, и продолжает листать новый выпуск MAXIM. - Задуши в себе челкастую херню.
- Вы просто не понимаете суть трагедии. - Джехё косится на Зико. - Мы и так похожи, а теперь в твиттере каждый второй пишет, что мы были как идиоты в одинаковых костюмах.
- Представляю, как ты расстроен. - Кисло говорит Зико, и разглаживает на животе футболку с круглой мордой Хелло Китти. - Такая трагедия для твоего безупречного оригинального ольджанского стиля. Помним, любим, скорбим.
- Легко тебе говорить. - Юквон сотрясается от беззвучного смеха, слыша, каким мерзким голосом отвечает Джехё. - Вряд ли в агентстве найдется еще один человек, который фангерлит маленькую тупую японскую кошечку.
По долгому молчанию лидера Юквон определяет победителя нынешней перепалки (со счетом 1:0 побеждает девчачья команда), и примерно то, что сейчас в своей голове Зико проделывает с трупом Джехё.

- У него был такой же костюм. - Кисоп разглядывает селки в айфоне и цедит холодный чай через соломинку. - И такая же прическа.
- Ты говоришь это уже в пятый раз за полчаса. - Эйджей вытирает влажные волосы полотенцем и прогоняет связку еще пару раз, всматриваясь в зеркало. - Нам вообще нужна хореография на Обсейшн?
- Можешь просто схватить меня за задницу. - Кисоп вздыхает и встает к зеркалу, рядом с Джесопом. - Кисс ми будут рады.
Эйджей выше, и на несколько килограмм тяжелее, но все равно смотрится одной комплекции с Кисопом, когда они несколько раз повторяют хореографию и вокал.
- Запись рано утром. - Кисоп задирает майку повыше, а затем сворачивает крышку с бутылки и пьет воду мелкими скупыми глоточками. - Можно вообще не ложиться.
Эйджей внимательно следит за Кисопом, маячащим перед ним, и мысленно вылизывает каждый кубик его пресса:
- Ага. - Говорит он рассеянно, когда Кисоп протягивает ему воду. - Как вариант.

Они выходят из тренировочного зала ближе к полуночи, и Эйджей застегивает молнию куртки до самого горла. Когда микроавтобус агентства подъезжает к дому Джесопа, Кисоп спит, привалившись к его плечу.
- Кисоп. - Эйджей трясет его за рукав пальто, и тот дергается. - Мне выходить. Не спи в машине, а то плохо будешь себя чувствовать.
Кисоп кивает, вытирая ладонями лицо, и садится ближе к двери, освобождая Эйджею место для выхода.
На улице прохладно, и Джесоп, пройдя пару шагов до дома, возвращается к машине, выдыхая белые клубы пара.
Он стучит в пассажирскую дверь, и дожидается, когда Кисоп опустит тонированное стекло:
- Может ко мне? Тебе сейчас ехать через весь город, ты не выспишься.
Кисоп сонно смотрит на него, и кивает, закрывая окно. Джесоп видит его силуэт, когда он наклоняется к водителю, и что-то говорит, взмахивая руками.
В груди у Эйджея что-то гулко бухает, и в животе затягивает горячий узел, из-за которого дыбом встают волоски на руках и загривке.
Этой ночью Кисоп спит беспокойно, ворочаясь и просыпаясь среди ночи, ощущая на себе пристальный взгляд, и теплые прикосновения к коленям.

С утра они перекусывают в неловком молчании, пока менеджер не приносит им кофе из забегаловки неподалеку.
- Готовы? - Он протягивает им бумажные стаканы и дозированные пакетики с сахаром. - После выступления будет разговор на радио, так что выложитесь на записи, и немного отдохните.

На студии шумно, душно и куча новичков из дебютирующих групп, снующих по коридору и гримеркам.
- Эй. - Джесоп мотает головой куда-то в сторону, и толкает Кисопа локтем. - Это не тот самый парень из Блок Би? Ну, который твой близнец.
Кисоп в ответ шлепает Эйджея по козырьку бейсболки, и впихивает его в гримерку:
- Только вякни что-нибудь еще, и я не посмотрю, что ты тяжелее меня.

Они записываются первыми, почти сразу после прогона, и Кисоп не помнит ничего, кроме оглушающей музыки, ослепительного света, и голоса Эйджея, накрывающего его с головой, словно цунами.
Ему жарко и очень-очень хорошо, словно после секса.
Да и это и был секс, - проносится в голове у Кисопа, когда он пьет воду в гримерке. - Самый настоящий эмоциональный трах.
- Слышал новую кричалку, которую придумали Кисс ми? - Джесоп садится на кожаный диван, напротив него, и встряхивает отросшими волосами.
Кисоп отрицательно мотает головой, и усаживается в кресло, вытягивая ноги:
- Я слышал только музыку, себя и тебя.
- Все еще никак не привыкнешь? - Эйджей ловит себя на мысли, что пытается раскрутить Кисопа на разговор, потому что этот человек всегда был ему интересен, несмотря на их близкое общение с Кевином.
Кисоп вежливо смеется, и игнорирует вопрос, дожидаясь возвращения менеджера.
- У них сдвинулся график, и запись перенесли на ночь. Так даже лучше - взрослая аудитория, поговорите о серьезном. Думаю, они уже любят Джесопа из-за всех его серьезных сообщений в твиттере.
Менеджер смеется, и протягивает им розовые бумажные пакеты:
- Это подарки от фанбазы. Запись будет длиться еще пару часов - думаю, вам пока стоит переодеться, чтобы Джинг могла привести костюмы в порядок, ближе к финалу.
Они одновременно кивают, и переодеваются, расходясь в разные углы гримерки.

- Господи, Джехё, какая шлюха тебя укусила?! - Зико нервно проводит ладонями по волосам, и в очередной раз поздравляет себя за разумное решение - если бы не бритье головы, он бы вырвал у себя из макушки приличный клок. Просто так, чтобы Джехё лишний раз стало погано. - Ты чё, не с той ноги встал?
Кён и Юквон обмениваются шуточками про ПМС, и делают ставки, чья команда выиграет на сей раз, и когда уже лидер хорошенько врежет маленькой ольджанской заднице, чтобы тот не зарывался.
- Ты с этими истериками реально стал как телка. Завязывай.
Джехё молчит до последнего, а потом молча выходит, набирая Тэилю сообщение:
"Напишешь, когда эти мудаки обернутся людьми".
Тэиль в ответ присылает ему емкое "Засекай, через сколько минут тебя найдет Зико", и беспорядочную кучу смайликов.

Они пересекаются в операторской зоне, недалеко от сцены - там, где шумно и темно. Кисоп видит светло-каштановые волосы, завитые крупными кольцами, и белоснежную шубу, накинутую на плечи.
- Жарко же. - Кисоп садится рядом с Джехё, и осторожно трогает ладонями мех.
Джехё смотрит на него, и лихорадочно думает с чего начать, разрываюсь между обращениями "сонбэ" и просто по имени, как привычно принято у них в группе.
- Сонбэ. - Джехё вдруг пугается того, как уродливо и тяжело звучит это непривычное слово. - Ты поэтому переоделся?
Кисоп включает режим очаровашки, и улыбается своей самой обаятельной нейтральной улыбкой:
- Мы с тобой одного возраста, так что можешь звать просто по имени.
Джехё смотрит на его серую футболку с принтом из стеблей бамбука и чуть зауженные джинсы, и ему становится душно:
- Тебя можно было бы принять за стафф, если бы не твое лицо. - Вежливо говорит Джехё, и снимает шубу, складывая её на коленях. - Пока ты не сказал, жарко не было.
Они продолжают перекидываться ничего незначащими фразами, пока не ловят себя на мысли, что атмосфера разговора становится все более интимной; и они сидят рядом достаточно близко, больше похожие на братьев, чем на хороших знакомых.
Джехё смотрит на длинные пальцы Кисопа, скручивающие шерсть шубы в тонкие колоски, подозревает в нем тактильного маньяка, и сглатывает тягучую слюну:
- По крайней мере, в этой ситуации мы можем хорошенько повеселиться, поменявшись одеждой. Думаю, это было бы отличным шоу.
Кисоп смеется, и тембр его голоса делается еще ниже:
- Почему бы и нет? Пока Эйджей наверняка болтается в гримерке Инфинитов.

Они закрывают дверь на замок, и от этого атмосфера в комнате становится густой и вязкой, словно наэлектризованной. Кисоп вытягивает Джехё волосы, как себе, и укладывает, смазывая пальцы воском.
- Думаю с лицом ты справишься и без моей помощи, учитывая наше с тобой прошлое.
Джехё немного напряженно смеется, и перекрашивается, местами подчищая и подрисовывая контур, полностью меняя разрез глаз, украдкой наблюдая, как Кисоп завивает волосы в крупные кольца, и влезает в белоснежную шубу Джехё, с удовольствием отмечая, что у них один размер одежды и рост.
Когда Кисоп растушевывает карандаш, Джехё смотрит на него в открытую, вставая за его спиной:
- Охренеть.
Они кардинально меняются, становясь похожими друг на друга больше, чем близнецы.
- Класс. - Кисоп пристально смотрит в зеркало, и его рот расплывается в ехидной улыбке. - Это становится все более интересным.
Кисоп разворачивается к Джехё, и тот прижимается к нему всем телом, шумно выдыхая.
- Можно? - У Джехё от возбуждения дрожат руки, и, когда Кисоп медленно кивает, проводит по шубе ладонями, скользя под нее к чужой спине и бедрам.
Когда Кисоп прижимается к губам Джехё, тот тянет его на себя, обхватывая ладонями задницу и выдыхая в горячий рот, гладкий от блеска:
- Охренеть.
Кисоп кивает еще раз, и поглаживает раскрытыми ладонями шею Джехё, наклоняя его голову вбок, проталкивая язык вглубь рта. Кисоп целуется так, будто от этого зависит его жизнь, и у Джехё дрожат ноги от такого напора. Он прижимает Кисопа ближе к гримерному столику, пока тот не упирается плечами в холодное стекло, потираясь бедрами о бедра Джехё.
- Ёбтвою. - Джехё зарывается пальцами в волосы Кисопа, и скользит языком от его губ до подбородка, по линии челюсти. - Хочу трахнуть тебя прямо сейчас.
Кисоп смотрит на него, запрокинув голову назад, и прерывисто дышит, облизывая губы.
Из-за их похожести эта ситуация смахивает на онанизм или инцест, и Джехё думает, что у него до конца жизни будет железобетонный стояк от выступлений в этой шубе.
Он запускает руки под футболку Кисопа, нащупывая клепки на его джинсах. Кисоп упирается затылком в зеркало, и сжимает край столешницы побелевшими пальцами.
Джехё целует его под челюсть, и оттягивает резинку его трусов, высвобождая стояк; Кисоп сдавленно стонет, когда он обхватывает его член, а потом проводит ладонью вниз, и снова вверх: раз, второй, третий, подыскивая нужный темп.
Они дышат в унисон, и Джехё трахает Кисопа глазами, пока Кисоп трахает его кулак, царапая короткими ногтями чужие плечи и шею; пока Джехё вылизывает его шею твердым языком, и едва сдерживает желание укусить эту белую кожу до крови.
Когда Кисоп кончает, то до скрипа стискивает зубы, и тянет Джехё за отвороты собственного пиджака, комкая в кулаках глянцевую ткань.
Джехё дышит так, словно бежал олимпийский марафон, и засасывает кожу на шее Кисопа, пока тот тянется за влажными салфетками на краю столика.
Он вытирает ладони, и отводит взгляд в сторону, пока Кисоп оправляется и застегивает штаны.
- Ты только что трогал мой член, так что стеснение - это немного не та эмоция, которая сейчас уместна. - Кисоп выбрасывает салфетки в ведро, и подходит ближе к Джехё, притягивая его к себе за ремень: - Признайся, тебя тоже вставило.
Кисоп гладит Джехё по внутренней стороне бедра, и чуть сжимает пальцы на его ширинке, поглаживая член:
- Расслабься.
Они снова целуются, и Джехё отвечает неторопливо и осторожно, постепенно углубляя поцелуй, пока Кисоп толкает его к дивану. Он упирается икрами в скрипучее кожаное сиденье, и охает, когда его колени подгибаются, и он ударяется плечами о спинку, утопая. Кисоп опускается перед ним на колени, и у Джехё сводит скулы от этой роскоши. Он приподнимает футболку, и следит за каждым неторопливым движением Кисопа: как он звенит пряжкой, расстегивая ремень, как его пальцы ложатся на язычок собачки, и тянут вниз, приспуская штаны, как он зачесывает ладонью челку, и закрывает глаза, обхватывая губами член Джехё.
У Кисопа офигительный горячий рот, и Джехё комкает свою футболку, пока Кисоп придерживает его бедра, пока Кисоп гладит ладонями его пресс и бока, вбирая все глубже.
С таким опытом Кисопа, Джехё хватает совсем ненадолго - он проводит ладонями по влажной шее Кисопа, по его рукам и вьющимся волосам, предупреждающе сгребая их в горсть, и протяжно выдыхая:
- Кисоп.
Тот не отстраняется, просто чуть вздрагивает плечами, когда ощущает теплое и солоноватое на языке. Джехё выравнивает дыхание, и лениво застегивается, наблюдая, как Кисоп встает с колен, держа возле рта ладонь, а затем сплевывает в стопку салфеток, вытирая рот.
- Я предупреждал. - Джехё оглядывается по сторонам, и протягивает Кисопу минералку в синей пластиковой бутылке.
У Кисопа невозмутимое отрешенное лицо, когда он прополаскивает рот возле раковины, и поправляет макияж возле зеркала:
- Скажем так, на данный момент мне так хотелось.
Джехё думает, что они похожи больше, чем им двоим хотелось бы, и встает с дивана, вставая возле зеркала рядом с сонбэ. Они осматривают друг друга на предмет засосов на открытых участках кожи, и отпирают дверь, выходя из гримерки.

На итоги съемки они выходят на сцену вдвоем, под общий шум дабстепа на ротации.
- Кисоп. - Эйджей хватает Джехё за плечо, и разворачивает к себе лицом. Его кошачьи глаза становятся круглыми и недоумевающими, когда он видит другого человека. Кисоп возникает рядом с ним словно из ниоткуда - сияющий и довольный, поправляющий на плечах белоснежную шубу.
- Тебе не кажется, что это уже слишком? - Эйджей натянуто улыбается, и хватает его за плечо, вставая вглубь толпы, рядом с тонсенами из Блок Би.
Джехё встает поближе к своим, и слышит, как шипит Зико, наклоняясь к Юквону:
- А грёбаный сонбэ Эйджей ольджаном не ошибся?
- Грёбаный сонбэ всё правильно сделал. - Юквон делает вид, что зевает, и ненароком мотает головой в сторону Джехё.
Во взгляде Зико бегущей строкой отображается, что это было последнее китайское предупреждение, и "Я тебя в дорме так отделаю - мало не покажется". Джехё становится не по себе, и он усиленно делает вид, что обсуждает с Тэилем свой новый образ.

- Нам надо больше общаться. - Кисоп собирает вещи в свою сумку от Луи Вутона, и изредка оглядывается на молчаливого Джесопа, низко-низко натягивающего кепку. - Не приминай так сильно!
Эйджей дергается, когда Кисоп обхватывает его лицо холодными ладонями, и снимает его кепку, взбивая челку:
- Не нервничай. Нам еще вести ночь на радио.