Уступить нежности +9686

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Ангел/Демон
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Юмор, Фэнтези
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Две стороны медали» от me1nh01ic
«Милая работа :3» от MakoMakoTo.
«восхитительная нежность» от вита абурамэ
«Работа высшей пробы!)» от Zur
«За сногсшибательную иронию)» от Аделина Hatake
«Отличная работа!» от Лен_Лен
«Наинежнейшая работа!!!!!!!!!» от Уля-ля уля-ля убиваю короля
«Отличная работа!» от Белседаар
«Восхитительно!» от Liztomania
«Ангелу и Демону)))» от сигила
... и еще 7 наград
Описание:
– И чего ты меня боишься? – посокрушался ангел. – По законам жанра это мне нужно тебя бояться. А то вдруг ненароком обидишь такого нежного и чувствительного меня?..
Демон скептически оглядел мускулистую фигуру, закованную в сверкающий доспех, два огромных крыла, которые даже в сложенном состоянии тянули метра на три... Оценил бесстыжесть невинных голубых глаз...
И ещё немного отодвинулся.

Посвящение:
Фостер же. За вдохновляющую заявку, и за то, в честь чего я обещала миник)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано для Фостер по заявке: Яойный миник Ангел/Демон (именно так), Ангел шутит над Демоном (да-да), они вынуждены проводить время вместе (причина с тебя). Юмор, любовь, магииияяяя.

https://img-fotki.yandex.ru/get/53638/138403044.3c/0_16b383_f74a4b01_L — Атаназ
https://img-fotki.yandex.ru/get/196997/138403044.3c/0_16b384_d0a1d2c1_L — Сильферон

№1 в общем рейтинге всех жанров
№1 в жанре «Романтика»
№1 в жанре «Слэш (яой)»
№1 в жанре «Фэнтези»
№1 в жанре «Юмор»

Есть продолжение "Честный обмен" http://ficbook.net/readfic/2358261
23 февраля 2014, 04:03
      Сильферон был ангелом. Не первого поколения, как, к примеру, Михаил, но и не последнего — как эти легкомысленные крылатые мальчишки, которым и лук купидонов доверяют-то с трудом. Поэтому, когда пришла весть, что именно ему выпала честь следующую тысячу лет сторожить вход в бездну, ангел воспринял это спокойно. Даже с юмором. В конце концов, когда ещё можно пообщаться с демоном в спокойной обстановке?
      Правда, его напарник таким спокойствием похвастаться не мог. Атаназ был зол так, что кончики крыльев искрили. Раздражало его не то, что придется торчать прорву времени с пернатым, и даже не ехидные усмешечки ровесников — хотя, конечно, и они тоже. Бесило то, что он так глупо попался. Поэтому у Атаназа не возникло даже желания подразнить ангела — он только мрачно зыркнул и отвернулся к воротам, которые, собственно, и нужно было охранять. На них вон, сцены пыток нарисованы. Очень медитативное зрелище, жаль, надолго не хватит.
      — Слушай, а где твой хвост? — неожиданно спросил ангел.
      Атаназ коротко глянул через плечо и снова отвернулся. Рассказывать, что на него, вдобавок ко всему, навесили частичный запрет на трансформу, ничуть не хотелось. Хотя бы пока он этот самый запрет не доломает. Надо бы, кстати, заняться, а то с проявленными крыльями, но без всех прочих атрибутов уважающего себя демона он бес знает на что похож.
      — Нет, серьёзно. Впервые вижу демона без хвоста. Ты что такого натворил, что тебя так жестоко?.. Даже для демонов.
      Атаназ скрипнул зубами.
      — Мне его не рубили, ясно? Все равно наказания хуже, чем провести тысячу лет в компании с крылатым занудой, сторожа бесполезные ворота, еще не придумали.
      — Придумали, — спокойно возразил светлый. — Всё то же самое, но без хвоста.
      Демон оскалился, демонстрируя частокол клыков:
      — Отвяжись от меня, ясно? А то будешь отбывать свою почетную вахту с прореженными космами.
      — Тише-тише, нервный какой, — ангел примирительно поднял руки. — Помни, что первый из стражей, кто поднимет оружие на другого, окажется заточён в бездну. Навеки. Так что не спеши доставать меч. Если вообще сможешь. Без хвоста-то.
      — Дался тебе мой хвост, — буркнул Атаназ, заворачиваясь в крылья. — Такое ощущение, что ты хвостов никогда не видел. И вообще, проредить тебе шевелюру я могу и без оружия. В порыве искренних чувств, так сказать, — демон снова оскалился. Взгляд у него по-прежнему был глубоко недружелюбный.
      — Не видел, конечно, — Сильферон присел рядом и тоже завернулся в крылья, как сыч. — Демоны в бою обычно не тем местом повёрнуты, а тут тако-о-ой шанс! Ну что, будем знакомиться, соседушка?
      Атаназ покосился на него с некой долей интереса. Кажется, этот ангел был не таким занудливым, как большинство. Пожалуй, ругаться с ним будет даже интересно… Но это не значит, что Атаназ вот так возьмет и вывалит ему всю подноготную.
      — Можешь звать как хочешь, — хмуро буркнул демон.
      — Ну, соседушка так соседушка, — кивнул ангел. — В меру правдиво, в меру ласково. Котёночком я бы тебя называть не стал, хотя когти соответствуют, да…
      Атаназ зарычал — низко, угрожающе.
      — Слушай, ты, голубь синеперый!..
      — Да-да, соседушка?.. — ангел демонстративно оттопырил ухо.
      — Ты что, курсы какие-то проходил по общению с демонами? — недоверчиво.
      — Нет, конечно, нет… Меня просто из ада выгнали за неуживчивость.
      Атаназ посмотрел на него недоверчиво. В такое сложно поверить, но ангелы-то врать не могут…
      — Шучу, — примирительно улыбнулся Сильферон. — Конечно же, я обычный ангел. Только, знаешь ли… Ангелы тоже разные бывают.
      Демон неопределенно хмыкнул, переваривая, что его вроде как только что застебал пернатый. Не выел мозг чайной ложечкой со своими моралями, как за ними обычно водится, а именно застебал.
      — А ты точно ангел, а не нефилим? — подозрительно уточнил Атаназ.
      — А ты точно демон, а то я что-то ни хвоста, ни рогов не вижу? — в тон ему отозвался ангел.
      Атаназ поджал губы, нахохлился, как обиженная сова.
      — Еще насмотришься.
      — Ну, не печалься, соседушка, отрастёт всё, — произнёс Сильферон с таким сочувствием, что демон даже как-то и не понял сразу, издевается он или серьёзно. — У вас это быстро бывает. Хочешь, помогу?
      — Ты еще предложи поцеловать, чтоб не болело, — фыркнул Атаназ, задирая нос. — Или там на колени посадить, успокоить деточку.
      — А хочешь? — ангел приглашающе приоткрыл крылья. — Ну, тоже вариант, где ты еще на коленях у ангела спокойно посидишь.
      Атаназ ощутил, как тело буквально само отползает подальше, пока не сцапали. Мало ли, вдруг этот пернатый решит силой воплотить, так сказать, желание. Из лучших побуждений, чтоб его инкубы любили.
      — И чего ты меня боишься? — посокрушался ангел. — По законам жанра это мне нужно тебя бояться. А то вдруг ненароком обидишь такого нежного и чувствительного меня?..
      Демон скептически оглядел мускулистую фигуру, закованную в сверкающие доспехи, два огромных крыла, которые даже в сложенном состоянии тянули метра на три… Оценил бесстыжесть невинных голубых глаз…
      И ещё немного отодвинулся.
      Ангел вроде бы отстал, по крайней мере, ловить и лечить не спешил, и Атаназ решил по-быстренькому расковырять блок. И вовсе не потому, что пернатый удовлетворит любопытство и отстанет. Просто хвост — нехилый балансир, и без него нарушается координация движений, а рога, точно так же, как и нимб у ангелов, служат конденсатором и концентратором силы. Но совсем промолчать было выше его сил.
      — Я не боюсь. Я проявляю здравые усилия по сбережению своего личного пространства.
      — Ага-ага. В таком случае тебя сюда без хвоста сослали из-за того, что ты в носу ковырялся перед Владыкой.
      Это не было вопросом. Сильферон с улыбкой покивал и сам отодвинулся. Атаназ недовольно сверкнул глазами из-под челки и мысленно пообещал себе перекрасить золотистые кудри ангела в ядовито-лиловый. За нападение это точно не посчитают, а на душе легче станет. Но сначала надо расковырять блок. А то крылья для полуформы тяжеловаты, а природная чешуйчатая броня заблокирована вместе с хвостом. Хорошо еще, что заклятье на него накладывал не кто-то из старших демонов, а то пришлось бы сразу распрощаться с надеждой его сломать. Но, видимо, куратор посчитал, что это все же слишком жестоко, поэтому и оставил лазейку. Но еще куратор был демоном, со всеми вытекающими. Главное теперь - не довести себя до какой-нибудь гадости, вроде шерсти по всему телу. Хотя лучше уж шерсть, чем бородавки — хоть спать теплее будет.
      — Эх, жаль, что со мной в паре не демонесса, — мечтательно заявил ангел.
      — Почему? — ошалел Атаназ. О том, как светлые блюдут свою невинность, по аду ходили анекдоты.
      — Вот она-то точно не отказалась бы мне хвост показать!
      — Маньяк-хвостофил, — сделал вывод демон. — От наших хоть знаешь, чего ожидать, а вот что вашей братии в голову стукнет — даже Люцифер не знает. То ли убивать будете, то ли перевоспитывать…
      — Всё просто. Если можно — перевоспитаем. Если нет — убьём. А вообще. Может, мы просто хотим вас любить, м? — ангел поиграл бровями, прекрасно зная, какое значение демоны вкладывают в слово «любить». Так сказать, ты сам виноват, испорченный. Я ничего такого не говорил.
      — Да уж, вы как залюбите — свету белого не взвидишь, — фыркнул Атаназ. — У меня вон был знакомый демон, почти до командующего легионом добрался, пока ангелочка не встретил. И все. Пьет мазут целыми днями и посылает начальство матом. А, еще стремится развратить свою любвеобильную, — в голосе демона, однако, слышалась некоторая зависть.
      Правда, завидовал Атаназ исключительно тому, как Сахиро гладили крылья.
      Но связываться ради этого с ангелами? Нетушки, он не такой идиот.
      — И вообще, за любовью — это к инкубам.
      — «Отлюбить» - это совсем не то, что «выебать», — наставительно произнёс ангел.
      Атаназ поперхнулся и неверяще уставился на него. Демон вообще не думал, что ангелы такие слова знают. Ангел смотрел безмятежно и только что не насвистывал. Атаназ усилием воли подавил желание отодвинуться еще немного и вернулся к проклятому блоку. Центральный узел он вроде бы нашел, теперь надо было решить, рвать или распутывать?
      Задумавшись, Атаназ машинально принялся чиркать по камню маленьким сгустком пламени, выжигая рисунок. Любимая забава, так сказать — выжги на видном месте так, чтобы тебя не поймали.
      — Кажется, я начинаю понимать, откуда на вратах узоры, — прокомментировал Сильферон.
      — За тыщу лет их можно по самое не хочу зарисовать, — не согласился демон. — Разве что они огнеупорные…
      Проверяя свои слова, он тут же поколупал врата когтем. Отшвырнуло его знатно… Со вспышкой, грохотом и прочими спецэффектами. Атаназ пролетел метров пять и звучно впечатался в стену пещеры.
      — А, нет, всё-таки задумка дизайнера, — философски заметил Сильферон. — Ну, ничего, стены всё ещё к нашим услугам. Тебя подлечить, несчастливый художник?..
      — Бля, — заключил Атаназ, отлипая. — Кто из нас демон, скажи, пернатый?
      Сильферон взглянул на нимб, осмотрел крылья и заключил:
      — Я? Нет, вроде. А что, какие-то сомнения?
      — Да так… — хекнул демон.
      Одно хорошо — удар врат начисто сбил весь блок.
      — Хорошо, что хвоста не было. Сломал бы, — глубокомысленно сообщил Атаназ, потирая ушибленный копчик.
      Крыльям тоже досталось, но ими демоны при необходимости могли и удар меча заблокировать. На всякий случай Атаназ все же прощупал края и районы мелких косточек, убедился, что ничего страшнее синяка ему не грозит. Вздохнул:
      — Эх, а я только размечтался о портрете ангела на воротах. С натуры, в полный рост и с фирменным укоризненным взглядом. В назидание будущим сменам, так сказать. Чтоб точно открыть боялись.
      — Рядом со всеми этими пытками и портрет ангела? С укоризненным взглядом? Символично, что ни говори. Но на стене защитных чар нет, можешь там поизвращаться. Хотя не понимаю, как эта гениальная идея не пришла в головы наших предшественников.
      Атаназ снова вздохнул — ну, так не интересно, он даже не возражает, — но от идеи не отказался. Все равно ведь делать нечего.
      — Позировать будешь? — кровожадно поинтересовался он, всем своим видом намекая, что если ангел не согласится добровольно, примотает чем-нибудь к вратам и все равно нарисует.
      — Конечно. Только в приличной позе, а то я, может, и не против, но имидж компании и всё такое. Укоризненный взгляд делать или мой сойдёт?
      Желание назло нарисовать ангела как-нибудь извращенно Атаназ решил отложить на время ближе к концу смены — а то крылатому хватит времени не только стереть, а заполировать стену до зеркального блеска. Или просто чары анимации наложить? Там поведение ожившей картинки зависит от характера накладывающего чары.
      — Укоризненный взгляд потом, когда я до лица дойду, — демон потер руки, прикидывая фронт работ. — А то все настроение пропадет. Так, если вот здесь — будет смотреть на ворота, а если так — на самую уютную нишу… Решено, рисую тут!
      Ангел мило улыбнулся и не стал говорить, что творение демона будет служить добру: теперь на посту будет не один ангел, а целых два. И пусть сила одного будет заключаться только в укоряющем взгляде, всё равно это сила. Причём она тут — с инициативы самих демонов.
      — Плащик снять или не будешь заморачиваться с вырисовыванием доспехов?
      — А кирасу снять можешь? — облизнулся Атаназ, отвлекаясь от выравнивания рабочей поверхности. — Или по вере не положено с голым торсом?
      — Снять-то смогу… А вот ты уверен, что выдержишь это зрелище? Всё-таки одежда придумана не просто так. И Господь сотворил нас совершенными.
      — Господь сотворил нас обнаженными, — фыркнул демон. — А вся эта бодяга с одеждой началась после того, как два любопытных бестолковки объели любимую яблоню… Снимай давай. А с меня, так уж и быть, хвост.
      — Дело не в яблоках, сам понимаешь, — кивнул ангел, начиная неторопливо снимать доспехи. — А в запрете. Но считаю наш обмен нечестным. Ты меня увековечишь на этой скале, а я всего лишь посмотрю на твой хвост?.. Не-е-ет.
      — И чего ты хочешь?
      — Ощупать его. Всегда мечтал узнать, как крепится хвост у прямоходящих.
      — Ты что… меня домогаешься? — демон выпучил глаза.
      — А что, похоже? — философски спросил ангел, продолжая раздеваться.
      Атаназ подумал. Посмотрел на ангела, подумал еще раз. Напомнил себе, что этих непорочных и пернатых фиг совратишь даже при желании. Решил, что полуголый ангел того стоит.
      — Ладно. Но только хвост, и аккуратно! Это очень нежная конечность!
      Нет, можно, конечно, покрыть хвост броней и даже использовать как оружие… Но зачем просвещать ангела об этом? Тем более, что без брони хвост и впрямь очень чувствителен. Вот как повисишь, удерживаясь только им, всегда кончик дергать начинает.
      — Со всей нежностью! — заверил Сильферон, скидывая последние детали доспехов. На нём осталась только простая белая тога, что ниспадала от линии бедра до самого пола.
      Грубые пальцы коснулись хвоста действительно осторожно. Слишком осторожно. Даже не касаясь, собственно, кожи, а слегка задевая волоски. Атаназ поёжился от внезапно возникшей волны мурашек.
      Почему-то внезапно чётко ощутилось, что у ангела под тогой ничего нет. И что сам он слишком надеется на чешуйчатый доспех, в обычной жизни предпочитая рубашку. И что рядом — большое, тёплое, пышащее жизнью существо, которого так и хочется…
      — Ага, вот так значит?.. — тихонько пробормотал Сильферон. — Интересно-интересно… А как сидеть без копчика? Удобно?
      — Нормально, — буркнул Атаназ, с трудом сдерживаясь, чтобы не выдернуть хвост из-под этих ласковых пальцев. — Он вверх задирается.
      Пушистая кисточка на хвосте, прячущая среди волосков ядовитое жало, слегка подрагивала, выдавая волнение своего хозяина. А ангел все не унимался, осторожно ощупывая и даже поглаживая предоставленную конечность. Атаназ ощутил, как у него начинает подергиваться кончик левого крыла, зажмурился. Нет-нет-нет. Он не станет! Не станет просить почесать крылья!
      — В чём дело, соседушка? — ласково спросил ангел. Несмотря на фамильярное обращение, его голос обволакивал и гладил не хуже рук…
      Ох, не вспоминать про руки!
      — Спина… зачесалась, — сквозь зубы выдавил Атаназ. — Видимо, крылья режутся.
      — А-а-а, бывает. Почесать? А то ты сам вряд ли дотянешься.
      Демон сжал зубы и коротко кивнул. А потом подумал: ну, чего такого? Попользую этого наивного… пусть и не занудного ангела в качестве чесалки, всё нормально, вполне по-демонски.
      Ангел тем временем закончил с хвостом и с удовольствием запустил руки в чёрные перья. Пыль, грязь, пот, кровь и даже мелкие камешки — конечно, всё это будет чесаться. Непонятно только, почему демоны массово не воют и не скребут свои крылья о скалы, раз у них такие проблемы с доверием… Грязь от рук ангела буквально исчезала, оставляя только полночно-черные, блестящие перья. Демон выгнулся, словно огромная кошка, прищурил глаза, старательно подставляя крылья под пальцы боевого ангела.
      — Ка-а-а-айф… Я понял, ангелов надо брать в плен и заставлять чесать крылья-а-а-а… Вам совесть не даст сделать больно в таком случае, — кончик хвоста затрепетал, как флажок.
      — Согласен, — горячо шепнул ангел ему на ухо. — После смены возьмёшь меня в плен? Обещаю чесать много, бурно и с выдумкой.
      Атаназ честно старался не услышать в словах ангела ничего такого… многообещающего. Но это было просто выше сил демонических. А воображение тут же нарисовало несколько картин, как именно ангел может чесать крылья.
      — Ур-р-р-р-р-р-рау-у-у… — хвост перестал беспорядочно дергаться и обвил мускулистое запястье. — Бер-р-ру. В пле-е-ен.
      — Ловлю на слове, — жарко дохнул Сильферон ему в затылок, широко проводя руками по крыльям. Он слегка поколебался, всё же впервые так беспардонно соблазняет демона, но Атаназ мурчал так умопомрачительно, что светлый не удержался и начал лёгкими движениями выцеловывать шею.
      — Ах-х-х-х-х, — блаженно простонал демон, окончательно поддаваясь ласкам напарника.
      Ангел действовал непривычно нежно и мягко, не спеша, но и без малейших следов робости. Не сказать, чтобы демоны совсем не умели действовать осторожно, но все же страстность была им более по вкусу. Расцарапать друг друга во время секса, искусать губы до крови — это было нормально и неудивительно. Но, оказывается, нежность тоже может быть просто восхитительной. Атаназ раскрыл крылья еще шире и чуть прогнулся в спине, чтобы Сильферону было удобней.
      Ангел расстегнул пуговицы на боках рубашки. Особый крой, вырезы для крыльев идут от плеч до самого подола, а там — пуговицы, чтобы ткань не болталась. А вот делать дырку для хвоста адские модельеры не стали — просто максимально занизили талию. Для отвлечения, так сказать, возможного противника.
      Сказать, что Сильферон не нервничал — нагло соврать. Просто это волнение было иного плана. Его буквально разрывало от нежности: такой сильный и колючий демон выгибается в его руках… А он не мог ни о чём думать, кроме того, как же тот устал без нормальной любви, без ласковых прикосновений к крыльям, без аккуратности и… нежности.
      Отдача демона почти пугала. И заставляла сердце биться где-то в горле.
      Атаназа же крыло так, словно он хлебнул чистого пламени Бездны. Перед глазами все плыло, по крыльям прокатывались волны удовольствия, хвост трепетал, то вытягиваясь в струнку, то начиная виться спиралями и клубками, пытаясь пробраться под эту чертову тунику ангела, которая мешала ощутить пернатого кожа к коже. Демон оттолкнулся от стены, на миг убирая крылья и резко поворачиваясь, а потом выпуская их снова, но уже без прячущихся между антрацитовых перьев шипов и чешуек брони. А когти парой движений располосовали нежную ткань туники, наконец, обнажая это совершенное тело. Сейчас он был готов согласиться с ангелом, что они — самое прекрасное творение Создателя, и дело даже не в физической красоте — Атан вполне справедливо считал, что выглядит не хуже. Просто… Просто… Мысль куда-то ускользнула, а сам демон с урчанием принялся вылизывать ключицы Сильферона.
      — Щекотно, — с довольным смешком ответил ангел, откидывая голову назад, открывая беззащитную шею.
      У Атаназа перед глазами мелькнули картинки. Вот он поднимает голову. Вот он легко и небрежно перекусывает артерию. Вот он пьёт чистую, золотистую кровь создания света…
      Но эти сладостные видения прервала одна трезвая мысль: а кто ему будет крылья чесать?..
      Кстати, об этом. Сильферон поднял руки и коснулся сгиба крыла таким медленным и нежным жестом, что демона едва не скрутило от волны невозможного, одновременно острого и мягкого жара.
      — Ур-р-р, ур-р-р, ур-р-рьш-шр-р! — выдал Атаназ, чувствуя, как у него поджимаются пальцы на ногах. — Ур-р-р-рф-ф-р-рнау-у-у-у!
      Сам демон резким, но не очень уверенным движением погрузил пальцы в слегка светящиеся перья любовника, неумело погладил, стараясь не захватывать их в горсть. Конечно, так действовать - это недостойно демона, но… А вдруг он откроет новый способ соблазнения ангелов? Да, вот именно так. Они, конечно, избалованы крыльепочесушками, но попробовать-то можно? Вдруг сработает?
      Сильферон негромко засмеялся в ответ на эту попытку. Конечно, демон думал совсем иначе, но для него это выглядело именно как попытка ответной… нежности.
      — Позволь мне… — тихонько шепнул ангел.
      Демон, подрагивая, посмотрел на него с недоумением. А когда понял, на что намекает этот пернатый…
      Атаназ нервно облизнул пересохшие губы. Позволить? Уступить без борьбы? С другим демоном, даже более сильным, об этом и речи бы не шло. Но это — ангел… и он такой… Такой… что по телу пробегают сладкие судороги и хочется растечься безвольной тряпочкой. А еще — он ангел. И… перед ним можно. Он не посчитает это слабостью.
      — Как тебя зовут? Скажи имя.
      — Сильферон. Сорок восьмой меч Великого Гарнизона. А что за любопытство? Не думал, что демонов интересуют такие мелочи, м?..
      Ангел провёл золотистой, чуть светящейся рукой по обнажённой груди, касаясь напряжённых мышц. Атаназ снова облизнул губы:
      — Секс, конечно, не повод для знакомства. Но ты говорил, что отлюбить и выебать — это разные вещи.
      — О да… Хочешь прочувствовать разницу? — горячо шепнул Сильферон, прижимаясь почти вплотную. — Своё имя, как я понимаю, ты не скажешь?..
      — Если попросишь — скажу… — Атаназ соображал уже с трудом, руки сами тянулись облапать и захапать, а крылья норовили сомкнуться куполом, отрезая их обоих ото всего мира.
      — Не попрошу. Потому что знаю, что это значит для вас.
      Демон застонал. Он думал, что лучше быть не может, но эти слова… Эти слова пробрали до печенок.
      — Атаназ. Меня зовут Атаназ.
      — Приятно познакомиться, — шепнул ангел и медленно и аккуратно поцеловал искусанные, триста раз облизанные губы.
      Дьявол его знает, где этот ангел научился так целоваться. Атаназ никогда не думал, что от поцелуев действительно могут подкашиваться ноги, но сейчас он удержался в вертикальном состоянии только благодаря тому, что вцепился в широкие плечи Сильферона, да тому, что ангел надежно обнял его за талию. Колени дрожали и норовили подогнуться, крылья плескались за спиной, то ли стремясь тоже прижаться к ангелу, то ли в попытке дать хозяину хоть какую-то точку опоры. Атаназ с трудом оторвался от мягких и нежных губ Сильферона, приоткрыл рот, жадно глотая воздух.
      — Кажется… начинаю улавливать, — со смешком сказал демон.
      — М?.. — ангел не отвлёкся от покрывания целомудренными поцелуями смуглой шеи.
      — Разницу… Разницу улавливаю.
      Сильферон усмехнулся и опустил руки чуть ниже, где обитал так заинтересовавший его ранее хвост. Но задерживаться не стал, опустил ещё ниже, подхватил под бёдра… И поднял на руки.
      Это было щемяще-нежное ощущение. Защитить свою прелесть от всех бед, умыть, почистить… поднять на ручки и убаюкать злого ребёнка, так изголодавшегося по теплу. Сильферон уткнулся носом ему в шею, не желая показывать демону, насколько тот его пленил. Уже пленил.
      Всего лишь искренностью.
      А демон пробовал довериться — впервые в жизни, ломая все привычные установки и рамки, руша впитанные чуть ли не с воздухом преисподней правила… Впрочем, кто, как не демон, может нарушить любые правила? Это было удивительно, непривычно — уступать не чужой силе, а ласке и нежности. Временами взбрыкивало что-то внутри, толкало вывернуться из рук Сильферона, подмять его под себя. Но ангел касался так нежно, трепетно даже, что порыв умирал, не оформившись. А Атаназ с короткими прерывистыми вздохами раскрывался еще сильнее, позволяя ангелу ласкать себя все откровеннее и млея от этих ласк так, что с губ срывалось уже не привычное урчание, а тоненькое поскуливание.
      Это было… медленно, тягуче, нежно. Так медленно, что нетерпеливый демон подавался вперёд, пытаясь перехватить инициативу, но Сильферон не давал: мягко целовал, отвлекая внимание, касался своими крыльями других, чёрных и таких… озябших.
      В какой-то момент Атаназ не выдержал и тихонечко завыл на одной ноте, сотрясаясь всем телом. Ангел немилосердно двигался так же медленно, не давая демону забыть, в чьих объятьях он находится. И что он в это время чувствует.
      — Си-и-и-иль! — Атаназ запрокинул голову, открывая шею, подставляя ее нежным губам и легким покусываниям.
      Демону казалось, что от Сильферона идет теплый, мягкий жар, в котором его тело плавится-плавится-плавится, так, что даже кости становятся мягкими и податливыми, что кожа начинает светиться, словно вместо крови по жилам течет пламя, но не знакомое — багровое, яростное и бурное, а нежное и золотистое, словно солнечный свет. Атаназа уже натурально затрясло от остроты ощущений, и он не сразу понял, чем вызваны эти спазмы удовольствия. А Сильферон удивительно сияюще улыбнулся, коснулся его губ легким поцелуем и сполз на пол, устраивая демона у себя на коленях и укутывая его крыльями.
      Некоторое время они молчали, просто наслаждаясь этой тишиной.
      — Кажется, мы нашли неплохой способ скоротать ближайшую тысячу лет, — заметил ангел.
      — Ага, — кивнул демон, утыкаясь носом ему в шею.
      — И ВОТ ПРИШЁЛ МИГ МОЕГО ТРИУМФА!
      Сильферон и Атаназ приподнялись, с удивлением посматривая в сторону входа. Точнее, вентиляции: Врата излучали много лишней энергии, которую необходимо было отводить наружу… из-за чего вокруг расплодились твари, но за ними следил орден паладинов, да и не селились люди в этой местности.
      Однако же кто-то припёрся… Атаназ чуть вытянул шею, разглядывая незваного гостя поверх крыла Сильферона. Самоубийца был высок, худощав и замотан в темную мантию, расшитую какими-то мозголомными рунами. Еще у него наблюдался посох с каким-то деформированным черепом, который, как и положено уважающему себя черепу, сверкал алыми огоньками в глазницах.
      — ДА СОДРОГНЕТСЯ ВЕСЬ МИР, КОГДА Я ОТКРОЮ ВРАТА ХАОСА И СМЕРТИ!
      По-хорошему, стоило бы этого открывателя погонять так, чтобы летел отсюда впереди собственного визга, но… Атаназ чувствовал себя таким умиротворенным, что издеваться над колдуном было неохота. Опять же, на коленях у Сильферона было так уютно, а крылья ангела были мягкие и пушистые…
      — Вали отсюда, пока я добрый, — меткий плевок лавой мгновенно расплавил посох и чуть-чуть прожег мантию. — А то ведь если заставишь встать, я тебя на лапшу настрогаю. А потом он — вылечит. А потом я опять настрогаю…
      Мальчишка побледнел. Потом посерел. Он переводил взгляд с живописной парочки крылатых людей на свою руку, в которой совсем недавно был посох, и обратно. Наверняка в артефакте была вся его сила, а он так внезапно… расплавился.
      — Э… Так я пойду?
      — Иди-иди, — порекомендовал Сильферон. — В следующий раз возьми что-нибудь помощнее.
      — Ага. До встречи, да…
      Маг судорожно попятился к выходу.
      — Что-то я сегодня добрый, — с неудовольствием заметил Атаназ.
      Ангел спрятал улыбку в смоляных волосах. Вот так и обращаются наивные демоны к Свету. Стоит им только крылышки почесать.
      Любовь спасёт мир, господа!

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.