Перемены +333

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Kamisama Hajimemashita

Основные персонажи:
Мидзуки, Нанами Момодзоно, Томоэ
Пэйринг:
Томоэ/Нанами
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Психология, Songfic
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Я монстр, чудовище. Я не могу ее отпустить".

Посвящение:
Буковке *3*

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Skillet - Feel like a monster.
Автор упорот, автор услышал в этой крутой песне, как Томоэ поет голосом солиста.

10.03.2016 - 222 лайка за работу. Вот спасибо)
1 марта 2014, 19:28
Нанами чувствует, что что-то не так. Что-то происходит с ее хранителем.
Томоэ изменился. Пусть он и прячет эти перемены под маской безразличия, все же богиня земли слишком хорошо знает лиса, чтобы не замечать очевидного.

Томоэ злится. Он вновь стал таким раздражительным и замкнутым, каким был в первую их встречу. Снова появились едкие подколы, иногда даже обжигающе обидные, снова лис завернулся в кокон холодности.
А Нанами и не догадывается, какие черти пляшут в голове у ее первого хранителя.

"Чертова Нанами".

Момозоно уже двадцать три, у нее куча дел в храме, а еще она зачем-то поступила в институт. На учительницу.
Томое, помнится, еще тогда фыркнул, узнав о ее стремлении: "Тоже мне, сама еще дитя, а других учить собралась".
А еще у Нанами длинные каштановые волосы, которые она не любит закалывать, и большие добрые глаза.

"И красивые стройные ноги".

Демон-лис и сам пугается своих мыслей. Хотя он взрослый мужчина, во всех смыслах взрослый, так что подобного рода размышления никого не должны удивлять; да только когда они касаются Нанами, хранитель ее чувствует себя распоследней тварью.
Да только Нанами такая чистая, светлая, такая... богиня, что связывать ее, даже мысленно, с его животными потребностями - недопустимо и непростительно.

"Ах ты ж!..."

Момозоно, кажется, и не замечает за собой изменений. Она ведет себя так, чтобы соответствовать возрасту и - хоть немного, самую малость - статусу богини земли. Она и правда стала взрослее, серьезнее, тот брошенный ребенок в ней исчез окончательно и бесповоротно, хотя упрямая натура, конечно, никуда не делась. И все же она собранная, целеустремленная и смелая не в меру.

А еще - об этом знает лишь Томоэ - Нанами сварливая, несносная девчонка, за которой нужен глаз да глаз. И чертов Мидзуки ни капли не помогает, только воздух в храме сотрясает понапрасну.
Но с этим Серебряный лис все-таки смирился, а как смириться с тем, что хозяйка ходит в свой институт в платье и туфлях на невысоком каблуке? Как смириться с тем, что за ней тащатся сразу три парня из потока?
Как, мать вашу, оставаться невозмутимым и хладнокровным, видя брошенное на тумбочку приглашение в ресторан с прикрепленным номером телефона и мужским именем?

"Зачем ты взрослеешь, дурочка?!"

Самое страшное - сидеть на крыше в компании с луной, чашкой саке и пьяным уже змеем и смиренно ждать, когда Нанами припрется со своей свиданки. Томоэ ведь знает, что Момозоно не умеет отказывать.

- Так, все, хватит. Я иду за ней.
- Да успокойся ты, Томоэ-кун. Дай госпоже отдохнуть. В конце концов, мы не имеем права вмешиваться в ее личную жизнь.
- Да какая у нее может быть личная жизнь? Ей же всего двадцать три, а она лазит непонятно где!
- Ей УЖЕ двадцать три, - поправляет разбушевавшегося друга белый змей. - Томоэ-кун, она совершенно не обязана всю свою жизнь просидеть в храме, дожидаясь твоей милости. О, кстати, а это не она?

Демон-лис подскакивает так быстро, что чуть не падает с крыши. Действительно, по лестнице, ведущей к храму, поднимаются две фигуры, одна из которых, несомненно, принадлежит Нанами, а вот вторая, похоже, самоубийце - потому что рука идущего рядом с богиней парня как-то сама собой оказалась на ее талии. Томоэ издает какой-то низкий звериный рык. Мидзуки усмехается.
Впрочем, Момозоно своих хранителей очень радует - ее сокурсник тут же получает по своим шаловливым ручкам.
Он идет, слегка пошатываясь от количества выпитого, а Нанами никогда не пьет больше одного бокала вина.
Возможно, этот парень не так уж и плох, просто алкоголь ударил в голову, потому он хватает девушку за руки и тянет к себе, не обращая внимания на попытки сопротивляться.

Все происходит внезапно. Настолько внезапно, что Нанами видит события лишь обрывками: вот между ней и этим пьяницей появилась знакомая широкая спина, вот сокурсник слетел в самый низ лестницы, вот ее схватили за оголенные плечи, а перед глазами появился пылающий бешенством взгляд Томоэ.

- Нагулялась?
- Томоэ, пусти!
- Дурочка, ты что вытворяешь?
- Томоэ, мне больно!

В худые плечи впиваются острые лисьи когти. От боли слезятся глаза. Хранитель поспешно отпускает хозяйку. Она отворачивается. На плечах остаются ужасные следы чужой злости.

- Прости, я...
- Не важно.

"Какой же я монстр, чудовище! Хочу защитить ее ото всех, а от меня кто защищать будет?"

- Нанами...
- Какой же ты жестокий! - Она разворачивается, в карих глазах блестят злые слезы. - Ну что я тебе сделала, а? Что он тебе сделал? Он ко мне приставал, он меня хотел поцеловать, он хотел меня, потому что я ему нравлюсь! Да, нравлюсь, и не смотри так удивленно, а то меня так и подмывает тебе врезать! Я не только ему нравлюсь, еще двум - их ты тоже изобьешь?
- Да, - Серебряный лис отвечает спокойно и без капли иронии, а истерика Нанами резко прекращается, когда ее нежно, но крепко стискивают в объятьях. Она такая маленькая, и Томоэ кажется, что его хозяйка стала вдруг младше лет на десять. - Знай, что я покалечу и их, если эти хмыри будут лезть к тебе. Посему лучше отшей их сама, по-хорошему.
- Ты монстр!
Она пытается вырваться, но ее не выпускают.
- Да, а ты не знала?
Нанами поднимает голову, чтобы увидеть эти бесстыжие золотые глаза.
Наверное, Томоэ обладает какой-то неизвестной магией. Потому что оторвать взгляд уже невозможно, и лис ухмыляется так хитро, так неповторимо.
Потому что нет у этого лиса ни стыда, ни совести; потому что он совершенно не умеет себя вести.
Зато целоваться очень даже умеет.

"Я монстр, я чудовище, но я не могу ее отпустить".

- Не бойся, Томоэ, я и сама тебя не отпущу, - выдыхает Нанами в губы удивленному хранителю.
- Спасибо.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.