От Аризоны до Орегона +335

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Дерек Хейл/Стайлз Стилински
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, PWP, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Underage
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Зомбиапокалипсис!AU. Закон равновесия Вселенной в действии: если все обречено на гибель, то одинокий мальчишка найдет тебя, Дерек Хейл. А заднее сидение машины сможет стать кроватью, когда мир распадается на куски. Главное правильно воспользоваться этой "кроватью".

Посвящение:
Другу из города Корабелов

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это порно, смысла тут нет.

№26 в жанре «Драма» на 18.03.2014
№31 в жанре «PWP» на 18.03.2014
11 марта 2014, 00:04

Как можно, живя на Земле, имея мозг, пару ушей и пару глаз, не замечать, что скоро всем нам придет конец? Это чувствуется даже во вкусе воды. Дуглас Коупленд. Похитители жвачки.




      6 марта 2012г.

      Калифорния опустела спустя четыре месяца борьбы, остались лишь мелкие очаги, которые были обречены. Стайлз уже смутно помнил, в каком городе он нашел машину, где взял продукты. Он вжимал педаль газа в пол и мчался по пустому шоссе через мертвые города, все дальше и дальше на север, надеясь, что хоть там остались люди.
      Мир перевернулся в считанные дни. Вирус поразил сначала больницы, потом перекинулся на персонал и за неделю обхватил все. Стилински увидел, как сосед отрубает голову шерифу, а точнее той твари, которая теперь имела лицо отца Стайлза. С этого началась самостоятельная жизнь парня, а не с колледжа, как он всегда думал.
      Никакого колледжа, никакой семьи и белого забора. Если он доживет до понедельника – то запишет это в свой личный дневник достижений.
      В Неваде, в очередном заброшенном городе, жизнь Стайлза снова свернула в новое русло. Парень лишь хотел раздобыть еще еды и лекарств, когда увидел на складе супермаркета фигуру человека. Стилински вытащил длинный и острый кинжал, надеясь, что он успеет всадить его в череп очередного мертвеца.
      Но из полумрака вышел нормальный человек, с целой кожей, с обычными серыми глазами, которые смотрели на него с интересом и еле заметным неверием. Пожалуй, Стилински и сам смотрел на него с тем же набором эмоций. Абсолютно живой мужчина, высокий, темноволосый, с густой щетиной, которую к концу недели можно было бы называть бородой. Стайлз плохо помнил, что он хотел сказать первому живому человеку за месяц, кто из них сделал первый шаг, почувствовал ли он что-то к нему при первом взгляде.
      Зато Стайлз хорошо запомнил, как Дерек припечатал его к стене. Брюнет накрыл его губы, практически вжимая своей массой в твердую и пыльную поверхность. Стилински невольно потерся пахом о любезно подставленную ногу, лишь слабо постанывая партнеру в рот. Горячий язык и колючая щетина сейчас казались самым правильным в его жизни. Теплые руки забрались под толстовку, с силой оглаживая бока. Молодой мужчина порыкивал, прикусывал губы, и Стайлз отвечал ему тем же, совершенно не уступая в нахальстве. Иногда он болезненно дергал Дерека за волосы, одновременно переосмысляя всю важность поцелуев в своей жизни.

***
      С именами они разобрались лишь спустя час, когда Стилински подумал, что отсасывать кому-то, не зная имени, не очень круто.
- Тебе уже говорили, что ты восхитителен, мистер…
- Дерек. Дерек Хейл, - мужчина огладил его шею, стараясь удобней разместиться на заднем сидении джипа. Маленькую машину Стайлза было решено бросить, поэтому переднее сидение было завалено его вещами. Юноша лишь буркнул свое имя, забирая инициативу в свои руки, начиная слепо шарить по телу Дерека ладонями. Футболка быстро отправилась в сторону, давая возможность обвести пальцами твердые мышцы. Но то, что скрывала ткань штанов, интересовало больше. Парень уверенно положил руки на ширинку, услышав, как партнер довольно зарычал. Не раздумывая, Стилински расстегнул штаны и вытащил член, облизнул губы и взял головку в рот. Чуть солоноватый вкус сводил с ума, он опустился еще ниже, вбирая глубже.       Дерек издал сдавленный стон, сжав в кулаке его волосы. Если бы Стайлз знал, что он переспит с кем-то и перестанет бояться близости только тогда, когда вымрет половина этой планеты – он бы не особо удивился.
      Стайлз облизывал твердый член, как одержимый, ликуя от сдерживаемых стонов и тяжелого дыхания партнера. Глаза у парня заслезились, но он старательно сжимал губы, водил языком и насаживался вновь и вновь. Стилински свободной рукой дотянулся до себя, расстегнул ремень и сжал член, почувствовав нереальное облегчение.
- Какой ты горячий, детка, - Дерек перевернулся и прижал его к сидению, поймал влажные и припухшие губы, практически трахая Стайлза своим языком.
      Стилински же окончательно снесло крышу: ему было мало прикосновений, мало терпкой слюны, ему остро хотелось ощущать всю палитру, чувствовать этого человека полностью.
      Мужчина остервенело начал вылизывать шею, спускаясь ниже, оставляя влажный след и пробуя на вкус своего партнера. Стайлз запустил пальцы в его волосы и лишь приятно массировал. Дерек дошел до блядской дорожки волос, слизывая легкую испарину с кожи широкими мазками, и нагло смотрел на него. Стилински легко пнул его, давая понять, что телячьи нежности подождут до следующего раза. И что-то подсказывало, что он не за горами.
      Мужчина дотянулся до бардачка и выудил оттуда уже открытый тюбик со смазкой, на что Стайлз вопросительно поднял брови.
- Было одиноко, - хмуро буркнул Дерек на хихиканье парня.
      Они постарались максимально быстро избавитЬся от остатков одежды. Хейл уселся, широко расставив ноги, заставив Стайлза усесться сверху. Вот теперь тот начал немного нервничать. Но мужчина, кажется, знал, что именно нужно делать. Скользкие влажные пальцы прошлись между ягодиц, надавливая на сжавшуюся дырку.
- Расслабься, - Дерек впился губами в его ключицы, явно оставляя там красноречивые засосы. – Я не сделаю тебе больно, олененок.
      Стилински подставил шею, стараясь сосредоточится на ощущениях и не думать, почему это он олененок. В него ласково проникли пальцы, сначала один, потом два, которые спокойно растягивали его, смазывая изнутри, поддразнивая края. Три пальца стали для Стайлза пределом, он стонал и откровенно подмахивал, заставляя Хейла довольно урчать ему в шею и прикусывать кожу. Мужчина облизал соски, прикусил правый и растер левый, от чего они окончательно стали твердыми.
Дерек быстро смазал свой член, пару раз прошелся головкой по ложбинке, дразня парня.
- Не будь мудаком… Давай…
      Стайлз обхватил подрагивающими руками шею мужчины, стараясь не зажиматься. Хейл одним коротким толчком протолкнул головку, давая возможность парню привыкнуть, но тот импульсивно дернулся и насадился до конца, издав задушенный болезненный стон.
      Мужчина мысленно выругался, сжал широкими ладонями бока, принялся поглаживать, спускаясь на поясницу, успокаивая партнера, давая ему привыкнуть к ощущениям. Стилински поскуливал, тыкался носом Дереку в висок и пытался сделать вид, что у него есть опыт.
      Стайлз попытался медленно подняться, но Хейл крепко сжал бока, задавая ленивый темп. Он медленно опускал и поднимал его, пока парень действительно не расслабился и его член не заинтересовался происходящим. Дерек чуть сместился, расставляя бедра шире, Стилински на грани ощутил смену в его настрое, его внезапно перехватили, заставив прогнуться в пояснице. Мощные бедра дернулись и член впервые вошел резко, проезжаясь по простате, вышибая из Стайлза неподдельный стон.
      Теперь каждый толчок стал чем-то фееричным, Стайлз подставлялся, старался прогнуться еще сильнее, тыкался губами во все, до чего мог дотянуться. Дерек пропихнул руку между их телами, сжимая его член в ладони, стараясь двигаться в такт толчкам.
      Стайлз вздрогнул всем телом, припадая к липкой от пота груди Хейла. Он чувствовал как член в нем делает последние движения, как мужчина стискивает его своими сильными руками, как сперма толчками бьет где-то внутри, как тепло и удовольствие растекается по жилам.
      И если бы он знал, что такое секс, то нашел бы Дерека раньше, а не сливал по-тихому выпивку из отцовского бара.
- Кажется, я все-таки гей, - Стилински медленно и лениво вылизывал шею партнера, не придумав занятия лучше.
- Не больше, чем я, - Хейл почему-то счел лопатки парня привлекательными и медленно оглаживал угловатые выступы.
- Тогда, думаю, сработаемся.
Дерек лишь хмыкнул, проводя пальцами по раскрытой дырке, размазывая вытекающую сперму и вызывая неподдельный стон.


      15 мая 2012г.

      Стайлз закутался в помятое одеяло на переднем сидении и смотрел на Дерека, который плавно вел машину по лесной дороге. Они срезали путь, надеясь к темноте выехать на большую автомагистраль. Иногда Стайлз представлял, а что бы было, если бы они встретились по-другому. В старом мире, где все было тихо и мирно, где бы он заканчивал выпускной класс, а Дерек все так же работал в автомастерской. Вернее всего в том мире они не обменялись бы и парой слов.
      Но реальность подкинула другой сценарий развития событий, и теперь Стилински мастерит съедобную еду на костре, ведет машину, когда Дерек устает, и достает его по вечерам болтовней и…
- Ты чего притих? – голос Хейла показался громким в тишине салона.
- Да думаю, что вся эта ерунда с зомби и упадком человеческой цивилизации принесла мне куда больше секса, чем вся предыдущая жизнь.
      Дерек лишь закатывает на это глаза. Впереди мелькает нужная трасса и Хейл прибавляет скорости. Они около получаса движутся вперед, пока мужчина не трет усталые глаза, сворачивая на примыкающую дорогу. Ключ поворачивается в замке зажигания и мотор затихает.
- Отдохнем, и ты сядешь за руль.
      Стайлз лишь кивает, всматриваясь в напряженную фигуру друга. В салоне темно, повисает ощутимое напряжение. Кажется, еще чуть-чуть и воздух заискрится. Смешно, но Стайлз уже улавливает такие тонкие перемены в настрое Дерека. Стилински не задает лишних вопросов, а лишь предлагает, кивая назад:
- Может лучше туда? – дождавшись ответа, ныряет на заднее сидение джипа.
      Брюнет не теряет времени, оказавшись рядом. Его рука ощутимо начинает оглаживать бедро, словно уламывая, убеждая расслабиться. Вторая уверенно ложится на шею, грея своим жаром, чуть сжимает, вызывая волну мурашек по всему позвоночнику. Стилински тянется к тонким губам, но его опережают.
      Парня обволакивает тепло и мягкость. Влажное приятное прикосновение губ из почти целомудренного за долю секунды превращается в страстное. Дерек сбивает его своим напором, затягивая в поцелуй, сминая его губы снова и снова. Щетина колется, когда Стайлз засасывает нижнюю губу партнера, но это ему даже нравится.
      Большая ладонь переходит на внутреннюю часть бедра, находясь в опасной близости от паха. Их языки сталкиваются, Стилински даже не старается доминировать, ему нравится тотальный контроль партнера. Он лишь невольно обхватывает лицо мужчины ладонями, поглаживая его скулы большими пальцами, хватая за густые волосы.
      В салоне становится жарко от напряжения. Они отрываются друг от друга. Губы Стайлза припухли, приятно покалывают, в груди рычит удовлетворение от того, что тут происходит. Потому что происходящее непристойно, и это только начало.
      Дерек тянется к бардачку, быстро шуршит в темноте, приоткрывает окно, а на сидение падает тюбик со смазкой.
- Оу, да ты, я смотрю, не удовлетворишься простым массажем ширинки.
      Дерек хмыкает, оглаживая бока парня, стискивая бедра. Стилински приподнимается, давая понять, что согласен и требует большего. Футболка летит к чертям, снять джинсы оказывается не так легко, но все-таки вполне реально.
      Кожаные сидения приятно касаются голых ягодиц. Дерек тем временем скидывает лишь футболку, нависает своей массой над парнем, давая тому возможность обследовать руками рельефы его тела. Стайлз, как одержимый, касается его, вскидывает бедра в поисках хоть какого-то контакта. Ему он жизненно необходим.
      Мужчина понятливо проталкивает свое колено между тощих ног, прижимаясь к парню плотнее, царапая жесткой тканью джинс. Губы жестоко впиваются в шею, язык проходится от подбородка и до груди, оставляя влажный след, заставляя содрогнуться. Внизу живота все сворачивается узлом.
- Какого... черта ты еще в этих... сраных джинсах, - дышать тяжело, парень хватает воздух ртом, подставляя шею под новые и новые поцелуи, царапая ногтями плечи брюнета.
- Мы только начали, детка, - Дерек ощутимо прикусывает его сосок и сминает ягодицы, раздвигая их. Но он не касается ануса или члена, будто бы нарочно обделяя их вниманием.
      Стайлз пропускает мимо ушей очередное "детка", он лишь подкидывает бедра и толкается так, будто бы хочет насадиться на член сквозь джинсовую ткань.
- Какой похотливый, - мужчина снова накрывает его губы, требовательно и по-хозяйски. - Так сразу и не сказал бы.
      Он все так же мнет ягодицы, что те уже пылают от такого пристального внимания. Сам парень весь покрылся испариной, спина стала сырой, и он неприятно липнет к сидениям.
      Дерек заставляет перевернуться на живот и резко подтаскивает его к себе, заставляя встать на четвереньки. Стайлз лишь успевает охнуть, когда пальцы ловко раздвигают его ягодицы и горячий язык влажно проходится по его дырке. Дерек и здесь настойчив, он медленно проталкивается внутрь, не забывая приласкать чувствительные края. Стилински кусает пальцы, давится стонами и осознанием того, насколько происходящее развратно, откровенно и потрясающе.
      Хейл хлопает его по ягодице, оставляет укус и снова толкается языком, а парень клянется, что проверит: настолько ли он длинный, насколько ему кажется сейчас. Мужчина лишь жестоко сжимает ягодицы, проходит языком от ануса до мошонки, удовлетворенно рыча. Стайлз вскрикивает, пытаясь сжать член рукой, напряжение доходит до предела, а шальное сердце бьется в грудной клетке.
      Его легко перевернули, хотя Стайлз был далеко не пушинка. Он лишь увидел самодовольную улыбку партнера. Стилински впился в губы, кусаясь, будто бы жалуясь на взрыв эмоций.
- Ну, давай… - прошептал Дерек, - Скажи мне…
      Стайлз сглотнул, подался вперед и уткнулся носом в мужчине в шею:
- Я хочу тебя, - он слизнул с кожи горьковатый пот, прошелся губами по линии подбородка. – И ты такой козел.
      Дерек лишь хмыкнул, выуживая из своей брошенной на пол куртки смазку. Хейл быстро смазал член и толкнулся, лишь приспустив штаны. Стайлз дернулся, охнул, ощущая, как внутри все переворачивается. Стенки послушно раздвигаются, впуская член и туго обволакивают его.
      Хейл сжимает зубы, стараясь не двигаться для начала слишком резко, он медленно подается назад, и так же аккуратно вперед. Но Стайлз имеет на него другие планы, он подается сам, насаживаясь до упора, издавая стон больше похожий на крик. Он раскраснелся, вспотел и искусал губы, но при этом выглядел восхитительным.
      Дерек закинул длинные ноги на плечи, прижимаясь к парню, яростно вдыхая его запах. Мужчина сорвался окончательно, двигаясь внутри желанного тела. Стайлз хрипло дышал и хватал драгоценный воздух ртом, сжимая Хейла в себе. И если бы его спросили, что он сейчас чувствует, то Стилински бы серьезно заявил, что кончился как человек. Вместо человека на заднем сидении лежал комок оголенных нервных окончаний. Дерек сменил угол, теперь точно попадая по простате, с каждым толчком выбивая из легких остатки спасительного воздуха.
      Стайлз хрипло застонал, откидывая голову назад. Неконтролируемая волна дрожи прошлась по телу, на секунду скручивая каждую мышцу, силой вырывая у тела разрядку. Дерек догнал его парой толчков, сильно сжав зубы на открытом плече. Только тогда Стилински осознал, что впервые жизни кончил, не прикасаясь к себе.
- Мы самая кретиническая пара, чувак, - Стайлз надрывно выдохнул.
      Хейл сполз чуть ниже, принявшись вылизывать живот парня, избавляя его от подтеков спермы, давая возможность просто дышать и держаться за черные жесткие волосы.
      Стайлзу показалось, что он счастлив. Хотя нет, не показалось.


      29 июля 2012г.

      Стайлз до сих пор не мог понять, откуда взялась та группа зомби. Стайлз не понимал, почему они пренебрегли защитой в этот раз. Потому что не встречали никого на протяжении нескольких тысяч километров или потому что Стайлз забыл, что такое боятся?
      Дерек вытащил его оттуда, заплатив одну цену за двоих – кровавый воспаленный укус красовался на его плече. А Стилински мог только смотреть как поднимается температура, как наступает смертельная лихорадка, как тело пытается бороться и как слабеет, сдавая позиции каждую минуту.
      Стайлз стоял на дороге под проливным ливнем, прокручивая в голове всю историю с самого начала, стараясь не думать о том, чем она закончится для него.
      В жизни может быть миллион ненужных поцелуев, но есть такие, что закрывая глаза, можно с легкостью вспомнить каждую деталь. Стайлз запоминал: резкие движения, грубость на границе с лаской, когда в первые секунды ты не знаешь: схватят тебя за шею и задушат или вопьются в губы со звериной жадностью. Хейл царапал короткими ногтями тонкую шею кожи, сжимал до синяков запястья. Поцелуй напоминал скорее укусы, которые сменялись нежными попытками зализать мелкие ранки от зубов.       Но Стайлз не протестовал, создавалось ощущение, что они провели вместе всю жизнь, а потом их разлучили, как Герду и Кая. И именно в этот момент Дерек старается наверстать каждый упущенный поцелуй, каждое пожелание спокойной ночи, каждое объятие, каждое неуловимое касание руки в одном бешеном поцелуе. И Стайлза откровенно вело, он дерзил, кусался в ответ, сжимал губами язык партнера, глотал его слюну, смешанную со своей, как воду. Стилински подставлял шею, скулил и повторял шальным шепотом лишь одно слово «еще».
      Дерек рычал так, что по позвоночнику парня проходила волна мурашек, и снова цеплялся горячими руками за Стайлза, притягивая к себе, буквально затаскивая на свое ослабевшее тело. И Стилински послушно вжимался, беспорядочно шарил руками, стараясь запомнить каждый миллиметр кожи под футболкой и не замечать лихорадочный жар. Хейл издал полузадушенный стон то ли боли, то ли наслаждения, смотря больными слезящимися глазами на своего мальчика и сжимая до хруста в костях.
      Стайлзу хотелось зарыдать, он цеплялся за Дерека, чувствуя приятное покалывание губ и боль в груди, как будто там рванула атомная бомба, превращая ребра в Хиросиму и Нагасаки. Хейл дернул его на себя, заставляя посмотреть в глаза:
- Сейчас. Давай.
      Стилински мотнул головой, снова впиваясь в горячие губы:
- Нет.
- Ты сможешь, детка… - он невесомо мажет губами по виску и откидывается на спину.
      Стайлз трясущимися руками приставляет дуло пистолета ко лбу. Однажды отец рассказывал ему, что не смог в упор пристрелить бешеную собаку, потому что она смотрела на него в ответ. Дерек тоже смотрел, красными воспаленными глазами.
- Я люблю тебя, - прошептали губы.
Закрылись серые глаза.
В тишине раздался выстрел.
Грянул второй.
И Калифорния опустела.