Однажды в Ebenyah +12

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Final Fantasy VII

Основные персонажи:
Рено
Пэйринг:
Рено/ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Повседневность, AU
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ОЖП
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
О том, что может произойти от скуки с двумя задорными личностями в замшелом отеле в сельской глуши.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Фик трансформирован из отыгрыша в ролевой игре. Заинтересовавшимся и желающим - ссылка в профиле.

2. Тех, у кого рябит в глазах от апострофов, предупреждаю: Рено так разговаривает. Турк не виноват, что он с детства впитал в свой язык сленг и манеру речи Coolio мидгарских трущоб.))
19 марта 2014, 00:49
Дождь так неистово грохотал по стеклу их гостиничного номера, будто стремился пробиться сквозь окно внутрь и надрать им за что-то задницы. Рено начинал подозревать, что они так спешно убрались из Вутая потому, что им на пятки наступали тамошние разъяренные духи. "Похоже, им не понравилс’ Руфус", - хихикал про себя рыжий, заглядывая в смежную с их с Рудом комнату, где на огромной кровати они разместили своего начальника. Духи все-таки нагнали их, воплотившись в тотальное невезение в виде свалившегося откуда ни возьмись на их головы голодного монстра, сломавшейся внезапно машины, отсутствия связи в радиусе нескольких километром и проливного дождя. Первым проблеском везения стал встреченный в положенном месте Руд и деревенская колымага, доставившая их в это всеми богами забытое место, где тем не менее можно было отдохнуть, спрятаться от разверзшихся хлябей небесных и привести себя в надлежащий вид.

Получив от напарника "послание" Рива, рыжий Турк, едва успев смыть с себя местную грязь и остатки впечатлений, прикрыл зад полотенцем и, отмахнувшись от предложенного Рудом ужина, уселся утолять свербящее на весь мозг нетерпеливое любопытство. Отвлекшись через какое-то время, чтобы потянуться и вылить в рот остатки имевшегося алкоголя, он краем глаза заметил, что миделец куда-то собирается.

- Йо, Руд, - усмехнулся рыжий, - присмотрел се развлечение на ночь?

Мужчина что-то возмущенно пробормотал в ответ и направился к входной двери. Рено, вернувшись было к расшифровке, спохватился.

- О! Ру-у-уд! - протянул он громко, не отрываясь от экрана и нимало не заботясь о спящем в соседней комнате Руфусе, - купи че п’пить, а? Ток, бро, такое, чтоб я тобой гордилс’.

Рив отнесся к своей части дела качественно, что, впрочем, не удивило Турка. "Вот дотошная заднца..." - ухмыльнулся он про себя. Туести позаботился поставить несколько слоев защиты информации и, будто бросая вызов умениям Рено, наставил самых головоломных. Покусывая нижнюю губу, рыжий пробил следующий уровень и от радости вскочил с кресла.

- Йуххууу! Срань! - спохватился он, когда с бедер свалилось ненадежно пристроенное полотенце. Метнувшись вниз, чтобы поскорее прикрыться, рыжий матюкнулся и выронил изо рта сигарету, которая закатилась под стол. - Да Ифритов член, вы че, издеваетесь? - дотянулся до нее и, поднимаясь, приложился затылком о столешницу. - Епт! - почесал он несчастную голову, падая обратно на корточки и начиная истерически хихикать.

- Ты, эт’ всегда ты, полная заднца... - смеялся над собой парень, когда услышал тихий стук в дверь. Он уже напрягся было, когда следом донесся нежный голосок, сообщивший о том, что наконец-то, принесли их вычищенную одежду.

- О, детк’, очень вовремя... - буркнул парень себе под нос, хватая полотенце и осторожно выбираясь из-под стола. Чтобы в момент, когда он полностью выпрямился и откинул с лица все еще мокрые волосы, уткнуться в черные глаза, занимавшие, казалось половину довольно милого лица и уставившиеся куда-то ему в живот. Рыжий проследил взглядом и, буркнув: "Гайя…", озаботился приведением себя в приличный вид, насколько это вообще было возможно. Но день чудес еще не подошел к концу, и полотенце, решившее всячески пакостить Турку, почему-то оказалось короче, чем было, и его пришлось поддерживать одной рукой. "А, Ифрит с тобой", - решил Рено.

Реме сглотнула. Нет, ну ничего нового она сейчас не увидела. В первый раз что ли вламываться в номер к клиентам и заставать их в пикантной позе? Да и не вламывалась она. Постучала, получила ответ, сообщила о том, что вещи приведены в порядок, попросила разрешения войти, получила согласие. Все чин по чину. Только глядя на обалдевшее лицо молодого человека, девушка задумалась, а все ли она правильно поняла. Честно говоря, она вообще ничего не поняла. Услышала из-за двери... что-то и вошла. А тут такое…

Реме с трудом оторвала взгляд от… полотенца, прокашлялась и, глядя в глаза клиенту, произнесла:

- Ваши вещи, - она протянула руки с вычищенной одеждой, а затем не удержавшись ляпнула: - Извините, наши полотенца не рассчитаны на ваш размер…

Рыжий уже протянул руку, чтобы забрать одежду, и открыл было рот, чтобы поблагодарить и отделаться от невольной свидетельницы его конфуза, как тут же и застыл, услышав ее фразу. Вполне себе вежливую фразу, в принципе. Рука, подсунутая под довольно тяжелую стопку, нечаянно накрыла руку девушки, и парень медленно поднял на нее взгляд.

- Ниче, Ваша вежливость искупает все недочеты... - расплылся он в плутоватой улыбке. Внезапно желание отделаться от девушки исчезло.

Вообще-то дел у Реме было невпроворот. Отель, хоть и маленький, имел стабильный приток постояльцев, потому что был единственным на всю округу. Нельзя сказать, что клиентов было много, скорее персонала мало. Но этот… Она и не думала, что он отличался чем-то от десятков таких же, заигрывающих от нечего делать с первой попавшейся девицей. Просто такая была неделя – трудовые будни, дождь, слякоть, серость. А тут он – рыжий, взъерошенный. Греет своей ладонью ее руку. Наверняка, отработанный жест. Но, черт побери! Полотенце это скрывает… почти ничего.

Девушка, закусила губу, взглянув исподлобья, и резко выдернула обе руки, оставляя равновесие стопки вещей на откуп рыжему.

- О! - вскрикнул Рено, когда девушка вдруг убрала руки. - Че ж так резко-то?

Он с трудом удерживал равновесие, в панике оглядываясь, куда бы пристроить вещи. Подлое полотенце оказалось в сговоре с шустрой девчонкой, и как только он сосредоточил свое внимание на чем-то более важном, тут же выскользнуло из его руки. Турк лихорадочно соображал. Вариант прикрыться вещами, как и бросить их на пол, не рассматривался, в обоих случаях они окажутся испачканными, а отдавать их снова в чистку уже времени не будет. Рыжий проехался взглядом по хитрой мордашке, с интересом наблюдавшей за ним, и его тело среагировало быстрее, чем мозг. Он метнулся к ней и прижал к себе, умудрившись удержать стопку одежды в другой руке.

- Фу-у-ух... - выдохнул парень, опуская голову вниз. – Ах, ты ж мелкая мандрагора! - усмехнулся он. Злости не было, был только интерес и какой-то беспечный задор. Даже то, что прямо тут, в другой комнате, спал его Босс, причем дверь была не закрыта, волновало Рено в последнюю очередь.

У Реме перехватило дыхание от неожиданности. Развлеклась, блин. А парень-то не промах, загнал в угол. И что теперь делать? Альтернатив на самом деле немного: пялиться на его ключицы (черт, какие острые), прижиматься животом к его… (ох, проклятье, там тоже все в порядке) или…

- Мандрагора? – она изогнула бровь, бросив взгляд на вещи в его руке, среди которых были добротные костюмы, напоминающие униформу. – Сам-то давно из сорняков выполз?

Слова были брошены с вызовом, как бы в пику собственным взбудораженным эмоциям. О том, что можно попытаться вырваться, девушка как-то забыла.

Рено весело и громко рассмеялся.

- Ваще не выползал, - заявил он девушке, продолжая хихикать, - тем и ценен. Но, милая, раз ты согласил'сь составить мне компанию, то над быть придурком, чтоб не вспользватьс’...- он усмехнулся и, подхватив ее одной рукой под ягодицы, проследовал с ней в комнату Руфуса.

- Тс-с-с-с...- зашипел он, чтобы не шумела, - сделаем все быстро и злой дядька не проснетс’. Глаза девушки находились вровень с его глазами. Глубокие, черные как ночь. Рыжий подмигнул ей, и, оставив костюм Руфуса на стуле, прихватил остальные и проследовал со своей ношей обратно к себе. Миссия уже почти была завершена, когда он вдруг зацепился пальцами за ковер и все же потерял ифритово равновесие.

Реме едва успела пикнуть от такой ошеломляющей самоуверенности, когда на нее обрушились все шесть с хвостиком футов поджарого великолепия. Из легких разом вышибло весь воздух. Повезло только, что диван стоял как раз на пути их падения.

- Твою ж мать! – она замахала руками, отбрасывая упавшие в лицо черные костюмы, и тут только заметила, в какой замечательной позе они оказались. Она – лежа навзничь с раскинутыми ногами, и он – прямо на ней, упираясь в нее своим естеством.

– Тихо и быстро, да? – ощутив, как кровь разыгралась внутри, и, понимая, что контроль над ситуацией насмешливо машет ей ручкой из-за плеча рыжего, Реме с силой оттолкнула его от себя так, что тот с громким стуком свалился на пол и скрылся под ворохом одежды. – Тебя нагло обманули с определениями.

Рыжий лежал не шевелясь и просто смеялся.

- Горячая штучка, да? - он потряс головой, стараясь убрать лохмы с глаз. Вокруг него были поэтично разбросаны их с Рудом костюмы. Он потянул на себя что-то, оказалось штанину.

- А че бу’т с такой резвулей, если мой напарник пожалуетс’ на некачественно выполненную работу, а? - Рено поднял голову, находя ее взглядом и щуря один глаз. - Я б на твоем месте не относилс’ так к вещам клиентов. Эт' я те как сорняк сорняку говорю, - подмигнул он.

Парень оперся на локти и, склонив голову набок, разглядывал ее. Небольшого роста, шустрая, черноглазая, короткая стрижка, чуть растрепанная после их волнительных эскапад. Худышкой ее назвать было нельзя – Турк успел на ощупь определить наличие приятных руке форм. "Куколка", - подытожил он про себя. - "Еще и язык х’рошо подвешен..."

Девушка смерила рыжего высокомерным взглядом и с нарочитым "Пф-ф-ф!" задрала нос, не желая показывать, что тот попал не в бровь, а в глаз. Если этот его напарник пожалуется, в лучшем случае ее ждет очередная выволочка. Администратор отеля был вспыльчив и скор на расправу. По-хорошему надо бы извиниться, привести в порядок вещи и возвращаться к работе. Но уходить так не хотелось.

Реме искоса взглянула на парня и тут, охваченная новой мыслью, повернулась на бок, широко улыбнулась и едва ли не замурлыкала:

- Как на счет сделки? Твой напарник не жалуется на меня, а я не жалуюсь на тебя, - она опустила руку и провела ноготком по груди рыжего, от солнечного сплетения к ключицам. – Объявился перед несчастной девушкой в непотребном виде, распустил руки. Ай-ай-ай… - палец обвел ключицы. – Так что, идет?

У Рено от ее наглости глаза на лоб полезли. "Фееричная з'сранка", - подумал он смеясь, - "Но 'кая классная." Он нарочито медленно оглядел ее с ног до головы и уставился в лицо.

- Наа... - покачал он головой отрицательно, - я-т' всегда смогу повернуть ситуацию на пользу се, а ты вот, подозреваю, вряд ли...

Парень поднялся и, опершись руками о край дивана, положил на них голову так, чтобы их лица оказались вровень.

- У меня есть идея получш', - потянулся он к ее уху, как бы нечаянно щекотнув носом висок девушки. - Ты с’час аккуратно разлож’ш костюм н’парника, а я, так и быть, оденусь, чтоб не смущать тя своим непотребным видом.

Тихонько хихикая, он оперся одной рукой о ее колено, намереваясь подняться.

Реме сглотнула еще раз, медленно повернулась лицом к парню, пристально посмотрела ему в глаза и тут вдруг набросилась на него, повалила на пол и оседлала, удерживая руки рыжего плотно прижатыми к телу своими коленями. Она наклонилась к его уху, в ответ пощекотав лицо своими волосами, и прошептала:

- Договорились.

А затем с хитрой улыбкой быстро встала, сгребла в кучу вещи, до которых смогла дотянуться, и, отойдя на безопасное расстояние, начала их заново укладывать в аккуратную стопку.

- Вот она какая, п’ловая жизнь... - задумчиво проговорил Рено, уже в который раз оказываясь на полу. Он медленно и сосредоточенно обводил взглядом потолок, как вдруг понял, что в этой нирване есть какой-то существенный изъян.

- М-м-м... кр’савица моя, ты так талантливо разложила м’ня тут, что прост' жаль портить такой прекрасный пейзаж. Не бу’шь так добра, подать мне с тумб’чки зажженную сигарету? Можешь угоститьс’ тож’, если хоч’шь... - промурлыкал рыжий лениво и, пошарив вокруг себя, поднял на вытянутых руках брюки. - Ага, - констатировал он и, задрав вверх ноги, принялся одеваться.

Реме обернулась и открыла было рот, чтобы поинтересоваться, откуда у рыжего ноги растут, что он сам не в состоянии за сигаретой сходить, когда ее взгляд уперся в место произрастания этих самых ног. Вот же черт! Совсем не стесняется. Да и стесняться-то нечего. Сплошные кости и мышцы. Так и хочется попробовать, такие ли они твердые на ощупь, какими кажутся. Девушка чуть ли не запротестовала вслух, когда черная ткань брюк скрыла такое увлекательное зрелище, но вовремя одернула себя.
Что он там просил? Сигарету? Да, доза успокоительного не помешала бы.

Реме прошествовала мимо рыжего к тумбочке, стараясь не пялиться на… все, достала из пачки сигарету, взяла тут же валявшуюся зажигалку, подкурила и закашлялась.

- Че-е-ерт! К-к-как ты это… кх-кх-кх… куришь?!

"Попалась, малышк’".

Рено дождался, пока девушка пройдет мимо него и отвлечется на что-то, тут же вскочил на ноги, стараясь изо всех сил сделать это бесшумно и, на ходу набросив на плечи рубашку, подошел к ней сзади, намереваясь отомстить за ее проказы, но все обернулось еще более интересно. Девчонка явно сделала слишком большую затяжку и начала перхать и кряхтеть. Рыжий, чуть наклонившись вперед, развернул ее за плечо и, пробормотав: "А вот неч’ жадничать, делись д’вай", накрыл губами ее рот, втягивая в себя излишки дыма. Оторвавшись от ошарашенной девушки, он запрокинул голову и, прикрыв глаза, медленно выдохнул с легким стоном:

- М-м-м...

Реме бухыкнула по инерции еще пару раз, обалдело глядя на самодовольную рыжую морду, а затем неожиданно даже для самой себя вцепилась в отвороты его рубашки, притянула к себе и впилась в губы злым поцелуем. Но через несколько секунд то, что казалось поначалу маленькой местью, обернулось большой волной, которая смыла из головы все до единой мысли, оставив только ощущения от прикосновений его языка с привкусом алкоголя и сигарет. Охваченное паникой подсознание заспешило послать предупредительные сигналы. Девушка резко оторвалась от рыжего и, тяжело дыша, отскочила подальше.

- Ого! - вырвалось у Рено, - эт’ было круче, чем воздушная яма над Северн’м Кратером, - восхитился он, пялясь на нее, как кот на внезапно очутившуюся в его охотничьих угодьях мышку. - Требую повторения! - рыжий прищурился и, не давая времени на то, чтобы отреагировать, шагнул к девушке, подхватил ее, усаживая на тумбочку, и закрыл рот поцелуем. Дрожь от еле сдерживаемого желания рвануть к ифриту пуговицы на ее платье прокатилась по хребту, и Рено заторопился разделаться с ними побыстрее, освобождая ее по пояс от грубой ткани.

Голова Реме пошла кругом, кожа покрылась легкой испариной от его прикосновений. Руки сами распахнули рубашку, и предательское тело прижалось к оголенному торсу. А ноги обхватили талию рыжего.

Рено почувствовал, что в него выстрелили из Сестры Рей... в упор, и от этого мозг отменил прием всяких мыслей, вывесив табличку: "Не кантовать!". Он буквально втиснул в себя девушку, прижимаясь к ней частью тела, которая руководила им в тот момент, и запустил свободную руку ей под юбку. Скользнув по бедру, он засунул пальцы под край белья, лаская ими нежную кожу и постепенно опуская ладонь вниз.

- Ремедиос, ленивая скотина! Где ты шляешься?!

Гневный окрик администратора произвел эффект ледяного душа. Реме замерла на одно лишь мгновенье, а затем с неожиданной для ее комплекции силой оттолкнула рыжего, спрыгнула с тумбочки и, тяжело дыша, принялась спешно приводить себя в порядок. Руки совсем не слушались, в ушах пульсировала кровь, а тело протестовало против того, что его оторвали от ласк. Нет ничего лучше в таких случаях, чем сорвать раздражение на ближнем своем:

- Ну, ты и сволочь, рыжий!

- Вот ты права, детк’, - со вздохом произнес тот, ошалело пялясь на нее, не вполне понимая, что вообще произошло. – Над’ было забить на Босса и взять тя сразу без прелюдий.

Он подкрался к ней сзади и всячески мешал приводить себя в порядок: то взъерошивая волосы, то забираясь пальцами в вырез платья, то оглаживая ее бедра и прижимая их к своим.

- О, я ж могу его прост' грохнуть и мы продолжим, - осененный светлой идеей, Турк направился к входной двери, разминая на ходу пальцы.

Реме стрелой бросилась наперерез. Не больно-то она верила его словам, но короткого разговора рыжего с шефом хватит с лихвой. Острый язык одного и вспыльчивость другого не сулили девушке ничего хорошего.

Она повисла у парня на шее, прижавшись к нему всем телом, и нежно промурлыкала:

- Труп соберет свидетелей, а те советами замучают, - поцеловав его на прощанье, она нехотя оторвалась. - Мне правда надо идти. Прости.

И выскочила из комнаты, пока сила воли не успела пасть жертвой рыжего обаяния.

После ухода девчонки парень полез снова в душ и только тогда вспомнил, что не расплатился за услугу. "Над’ будет найти ее", - решил Рено. - "Ремедиос..." - хмыкнул он и закатил глаза.

Освежившись, рыжий вернулся к расшифровке, обернувшись, на ходу, одеялом вместо полотенца так, что сзади, вероятно, напоминал дымящееся жилище дикарей в Айсикл Инн. Он запустил очередной дешифратор и, не дождавшись результатов, вырубился.