Проблема +223

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мстители

Основные персонажи:
Клинт Бартон (Соколиный Глаз, Хоукай), Стив Роджерс (Капитан Америка), Тони Старк (Железный Человек)
Пэйринг:
Тони Старк/Стив Роджерс/Клинт Бартон
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP
Предупреждения:
Групповой секс
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Когда Тони говорит: «Я хочу втроем», Стиву остается только кивнуть и порадоваться, что выбор в итоге падает на Клинта.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
23 марта 2014, 20:48
Проблема в том, что Стив не умеет отказывать Тони. Это же Старк — он как трехлетний ребенок, вбивший себе в голову, что вот та игрушка должна быть его и немедленно. И гораздо проще просто дать ему то, чего он хочет, чем терпеть его дурное настроение и обиду на весь мир.
И когда Тони говорит «Я хочу втроем», Стиву остается только кивнуть и порадоваться, что выбор в итоге падает на Клинта. Ему Стив хотя бы доверяет.
Он едва ли представляет, что можно подойти к человеку и предложить лечь в постель — тем более… вот так — но Тони справляется за несколько секунд. Он что-то говорит Клинту, скользя пальцами по его руке, от запястья к локтю и обратно, и тот пожимает плечами, как будто это обычное дело, как будто в этом нет ничего такого. Стив думает, что никогда не привыкнет к сумасшедшему новому миру.
Старк предвкушающее смотрит на него целый день, а Бартона облизывает взглядом так откровенно, что Стиву кажется — все, кто даже просто проходил мимо, уже в курсе, чем он намерен заняться вечером.
Ему самому оказывается легко принять неизбежное — он не чувствует ни ревности, ни обиды, разве что немного любопытства.
«У нас не будет проблем потом?», спрашивает его Клинт. Стив с уверенностью отрицательно качает головой.
Он никогда не держался за Тони — сначала потому, что не был уверен, станет ли их странная связь чем-то, хоть отдаленно похожим на отношения, а после потому, что понял правильность этой стратегии. Это же Старк — ему нужно чувствовать свободу, даже если она не больше чем иллюзия. Его не стоит тянуть к себе или пытаться удержать, иначе он уйдет только из-за своего вечного стремления сделать наоборот. Стив умеет принимать людей такими, какие они есть.
Обнаженного Клинта, растянувшегося в их кровати, он воспринимает как нечто само собой разумеющееся. Тони не умеет ждать — ему вообще с трудом дается любое ожидание, он всегда торопится. Он коротко целует Стива и набрасывается на Бартона, вжимает его в постель, накрывает губы своими, жадно трогает раскрытыми ладонями везде, куда может дотянуться. Стив не мешает ему, только целует спину между лопатками, гладит по чуть выступающим контурам ребер, улыбаясь, когда Тони довольно жмурится от прикосновений.
Бартон фыркает, смеется в поцелуе, иногда щурится от света реактора — и скользит ступней по щиколотке Стива вверх и вниз. Тони отпускает его губы, прихватывая напоследок нижнюю, чуть прикусывая зубами, и — у него проблемы с ожиданием, да — тянется за смазкой. Клинт хмыкает и, пока Старк неаккуратно и торопливо размазывает по его члену едва согревшийся в ладонях гель, притягивает к себе Стива и целует его так, что тому тут же хочется сладко застонать.
Тони нет до них дела — он бесцеремонно усаживается сверху на бедра Бартона, направляет его в себя ладонью и принимает одним уверенным, гладким движением. Клинт напрягается всем телом, кажется, каждой мышцей, каждой клеткой — внутри Старка скользко, влажно. Он хватает губами воздух, почти перестав дышать от начисто выносящего мозг осознания, что тот готовился к его приходу. Это же Тони. Стив не знает никого, кто был бы так отчаянно склонен к саморазрушению, как он — и при этом так отчаянно боялся себе навредить.
Старк прикрывает глаза и шумно выдыхает. Бартон инстинктивно вскидывает бедра под ним, вцепляется пальцами в ягодицы, грозя оставить синяки на память, тянет его вниз, втираясь глубже, и Тони запрокидывает голову.
Стив целует его плечо, гладит по напряженной спине и не сразу слышит дрожащий от возбуждения голос:
«Иди сюда», говорит Старк, рвано, неровными движениями водя бедрами, раскачиваясь на члене Клинта.
Стив перебирается за его спину, шире разводит ноги Бартона и невольно задерживается взглядом на том, как глубоко он в Тони, как плотно тот его охватывает. Стиву кажется, туда невозможно протиснуться даже пальцем, и на очередном движении он подхватывает бедро Старка, упирается ладонью ему в поясницу, заставляя соскользнуть с Клинта и прогнуть спину. Он поднимает с простыни отброшенный тюбик со смазкой, выдавливает еще себе на ладонь и толкается в Тони пальцами. Тот недовольно шипит, пытаясь вывернуться, но Стив не то что бы очень обращает на него внимание. Это же Старк — ему нравится превращать секс в батальную сцену.
Через секунду он уже сам подставляется под касания Стива, скользя членом по члену Бартона. Стиву требуется все его терпение, чтобы чувствовать, как Тони сжимается вокруг его пальцев, и не спешить, просто не взять то, что ему так настойчиво предлагают, но он справляется.
«Давай», глухо шепчет Старк.
Стив обхватывает ладонью член Клинта и свой, прижимает две головки к растянутому, покрасневшему входу, и Тони сам подается назад. Он обхватывает их невозможно туго, так, что почти больно, но принимает до конца, упирается руками в сбитую простынь и, часто выдыхая, пытается расслабиться.
Клинт смотрит на Стива, и тот движется первым — осторожно и нерешительно. Он проходится членом по члену Бартона, и это ощущение выбивает весь воздух из легких. Старк мягкий и податливый внутри, он тоже это чувствует и довольно стонет, нетерпеливо дергая бедрами. В следующий миг, когда Стив снова толкается внутрь, Клинт скользит наружу, и Тони кажется, он весь превратился в один сплошной оголенный нерв. Это так хорошо, что на языке вертятся сплошь нецензурные выражения эмоций, и если бы он мог хоть что-нибудь, кроме как стонать сквозь сбивающееся дыхание, то заставил бы Стива покраснеть.
Он теряется в удовольствии, чувствовать в себе сразу два члена, распирающих, снова и снова скользящих по чувствительным стенкам, растянутым мышцам, потрясающе. Ощущения становятся сильней с каждой минутой, Тони едва может контролировать себя, и то и дело сжимается внутри. Клинт и Стив часто меняют ритм, проникая в него то вместе, то попеременно, двигаются в нем мощно и неумолимо, натягивают на себя, и Старку кажется, это слишком сильно, но он сам в шаге от оргазма и просто не может остановиться.
Клинт кончает первым, замирая, хватая Стива за предплечье, словно пытаясь удержаться. Того обжигает ощущением чужой спермы, и этого оказывается достаточно, чтобы самому шагнуть за край.
Тони беспомощно стонет, когда они осторожно покидают его тело, и чувствует, как у него течет по бедрам. Стив, едва отдышавшись, обнимает его, прижимая взмокшей спиной к своей груди, и забирается пальцами ему между ягодиц, скользя по сперме. Клинт сползает по постели ниже и берет его член в рот, Стив трет чувствительное местечко внутри, давит, и Тони кричит от острого, на грани с болезненностью, удовольствия. Он содрогается в их руках, снова и снова, обмякает и почти не чувствует, как его бережно опускают на прохладную постель.
Стив целует его мокрый затылок, смотрит на Клинта и думает, возможно, то, что он не умеет отказывать Тони, совсем не проблема.