Доченька в папу +186

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Мифология, Кун Н.А. «Легенды и мифы Древней Греции» (кроссовер)

Основные персонажи:
Макария, Аид, Арес, Персефона, Танат
Пэйринг:
Арес/Макария (шуточный и нереализованный), Танат/Макария как дальняя перспектива, Аид, Персефона
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Пародия, ER (Established Relationship), Стёб
Предупреждения:
OOC, Элементы гета
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Макария, дочь Аида и Персефоны, похищена Аресом. Намерения того коварны и понятны. Что делать - тоже понятно однозначно: спасать! Непонятно только - кого нужно спасать: похищенную или похитителя? А то ведь - дурная наследственность...

Посвящение:
marisol66, однозначно послужившей вдохновителем этой работы. Марин, это твоя идея, но она так мне понравилась, что я разразилась пародией)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сюжет однозначно стыбрен с интереснейшего фанфика "Макария: Обрученная со смертью" автора Marisol66. Да. Там Арес крадет Макарию с понятно-какими намерениями... Но я была бы не я, если бы не представила: а если бы Макария была... ну, с характером папы? Да еще того папы, которого мы видели в рассказах "А можно... я буду вести себя плохо?" и "Плохая работа"? В общем это и продолжение этих рассказов - по стилю и характерам - и одновременно пародия на мои фики по Макарии и Танату... ну, и получилась еще пародия на "Обрученную со смертью", да)
Нет, ну правда. У меня в рассказах есть два Аида - серьезный и тролль, два Таната - серьезный и бедная хтоническая белочка... вы думали, я оставлю в покое Макарию?! Щазз!
О, кстати, продолжение фика собственно про сватовство - вот тут http://ficbook.net/readfic/1963912
28 марта 2014, 15:22
Не могу не поделиться радостью: забавный комикс про необходимость шлема-невидимки в семейных делах вот тут http://antimoniya.diary.ru/p198328435.htm

Жильцы подземного мира были плохими путешественниками. Переделав дела на поверхности, усыпив и прибив, кого им нужно, они поскорее спешили домой – в свои дворцы, трясины и норы. В списке время от времени отсутствующих значилась только Персефона, которая после четырех месяцев пребывания в подземке отправлялась на поверхность.
На этот раз, правда, Персефона была в наличии. А вот ее дочь, Макария – нет.
Отсутствие дочки царица подземного мира обнаружила, вернувшись с девичьих посиделок у Гекаты. Опрос теней и Кер установил, что Макарии нет не только во дворце – в подземном мире.
Вместе с дочерью отсутствовали Аид и Танат, что было уже подозрительно. Правда, этих двоих царица вскоре обнаружила в одном из покоев дворца.
Царь и его гонец наглым образом предавались безделью.
Пнувшая дверь Персефона обозрела горизонты комнаты. Танат примостился на полу и перебирал перья, время от времени закидывал в рот медовые фиги. Развалившийся поперек ложа Аид бездумно рассматривал потолок. Появление жены явно оторвало его от философских размышлений и прервало на полуслове какую-то вслух выражаемую мысль.
- Отдыхаем, мальчики? – спросила царица подземная, решительно вторгаясь в мужской досуг.
Мальчики в один голос подтвердили, что «а, да, теней почти нет и вообще, нужно наслаждаться покоем». При слове «покой» бог смерти почему-то нервно хихикнул.
- А Макария где? – продолжила расспросы Персефона.
- Похитили ее, - деловито отозвался Танат и выдернул из крыла дефектное седое перо. – Арес на Олимп умыкнул.
Аид с ложа испустил тяжкий вздох, как бы говоря: «Не сидится им на том Олимпе – еще и наших крадут…»
- А вы, значит… - начала Персефона, постепенно прозревавшая, откуда взялось безделье. – Тут сидите?
- Точно, - подтвердил муженек. – Сидим. И думаем: спасать или не спасать?
- Как это – не спасать?! – возмутилась подземная царица. – А ну-ка быстро – на Олимп и спасать! – и прибавила тоном пониже: - Арес мне не кто-нибудь – брат все-таки…
- Я не поеду, - мгновенно оповестил покой Аид, сгреб лежащий рядом шлем и исчез.
Танат тяжко вздохнул и доел последнюю фигу.
- Деметре привет передавать не буду, - скучно сказал он, поднимаясь и проверяя крылья.
Заманчивая мысль о том, что по пути на Олимп можно завернуть в какой-нибудь смертный город, чикануть пару сотен жизней, была срезана на месте – взглядом царицы.

* * *

Если бы у Таната Жестокосердного поинтересовались, какой вопрос его занимает в мире больше всего – он ответил бы без раздумий. Он бы поинтересовался у вечных мойр – на кой, собственно, было даровать подземному Владыке дочку?!
И спрашивать он имел полное право. Как тот, которому каждый раз приходилось эту дочку возвращать в отчий дом – то из Тартара, то из верхнего мира, то из стигийских болот после бурной вечеринки…
А еще слышать жалобы подземных, видеть поджавшего хвост Цербера и стремительно, прямо на глазах седеющего Аида после каждого: «Повтори, что она сделала?! А-а-а, почему я не бездетен!!!»
«Наверняка Крон глотал детей именно из-за этого, - размышлял Танат, приземляясь по ту сторону олимпийских врат. Пять деточек с такой наследственностью… а потом бы они в подростков вымахали…»
Очень жаль, что метод Крона к юной Макарии нельзя было применить из-за наличия поблизости матери с боевым характером.
Во дворце Ареса было пустовато. Слуги бродили по углам и путались в ногах. По мраморным колоннам основательно прогулялись удары глубокого лезвия. «Он что – дал ей в руки меч? – удивился Танат. – Странные какие-то эти олимпийцы…»
Несколько слуг, увидев бога смерти, шустро поползли к нему на коленях с мольбами избавить от ужасных воспоминаний вместе с жизнью. Танат хмыкнул, прокручивая в руке клинок.
Макария на всех производила подобное впечатление. Деметра, когда к ней отправили внучку в гости, выдержала два с половиной дня. Увидев на пороге хмурого Таната, посланного за дитем, Плодоносная с благодарным воплем полезла посланца обнимать.
- Мойр просите, - отрезал Танат, распугивая слуг легкими пинками. – Где ваш господин?
Из углов возобновилось жалобное вытье. Наконец по полным ужаса взглядам Танат установил, что господин, конечно, должен быть в спальне. В конце концов, куда еще направляться, если только что похитил хорошенькую девушку?
«Сигать в Тартар, - подумал Танат. – Если ты нечаянно похитил именно эту девушку».
В спальне Ареса почему-то не оказалось.
Сама спальня была роскошной, но роскошь кто-то серьезно подправил. Три светильника были срублены с подставок. От полосатой шкуры тигра остались лохмотья. У тщательно вырубленной из мрамора скульптуры хозяина дворца не хватало ушей и носа.
На кровати, среди отлично разложенной коллекции кинжалов, восседала дочь Владыки во всей красе шестнадцати лет. Макария была занята взвешиванием на ладони метательного ножа с адамантовым лезвием и богато украшенной золотом ручкой.
- Пф, - выразила она. – Изумруд дисбалансит. Но если выковырять – тогда неплохо. Эть!
Нож свистнул в воздухе и оказался перехваченным Танатом в пяди от своего левого глаза.
- Я ж говорю – дисбаланс, - расстроилась Макария. – Убийца, у него нет нормальных ножей! И на колеснице он вообще гонять не умеет: я у него вожжи на секундочку попросила, коней подогнать… так он до самого дворца орал и на дно грохался.
Танат потер лоб. Вставать на колесницу, когда в роли возницы выступала дочка Владыки, из всего подземного мира осмеливался Владыка (потому что водил точно так же), сам Танат и Гипнос (потому что у этих были крылья).
- Я боковой крен на повороте выполнила! – похвастала Макария и извлекла из груды оружия серебряный кинжал.
Слабый скулеж не пойми откуда подтвердил, что крен удался на славу.
- Арес где? – осведомился Железнокрылый, вспомнив о своей миссии спасителя.
- Тут где-то, - отозвалась Макария, пристраивая лезвие на ладонь. – Тьфу, женская штука, метать не очень, вот если горло исподтишка перерезать… Мой все равно лучше, который я в тайных ножнах таскаю. У меня там клинок отравленный.
Повторный скулеж подтвердил, что кое-кто уже познакомился и с кинжалом, и с тайными ножнами, и с манерой Макарии неожиданно выхватывать первое из второго. Видимо, на сей раз выхватить кинжал у нее получилось ко времени.
Оглядев комнату, Танат пришел к выводу, что жалобные звуки идут из-под кровати, наклонился и приподнял покрывало.
Из-под кровати на него смотрели большие и испуганные глаза.
Один из глаз был обведен приятной фиолетиной.
- Братан, - выдохнул бог войны, мужественно гася в себе радостный крик. – Братан, помоги, как мужика тебя прошу! Да я тебе что угодно…
Судя по его виду, Арес готов уже был на единственный вид помощи, который оказывал Убийца: мечом по горлу.
- Я ж… я ж как честный бог… девушка красивая, на лужайке поет…
Танат опустил покрывало и приподнял голову:
- Ты пела?
- Ага, - рассеянно ответила Макария, метая в посланца папы еще один нож. – Геката сказала, что покажет, как варить тот яд, отсроченного действия. Конечно, пела!
Танат опять нырнул под кровать, где Арес продолжал свою горькую повесть:
- Я… я честно… она была не против! Сказала, что даже сама колесницу поведет… - здесь был судорожный вздох и комментарий Макарии: «У него правая пристяжная - отстой». – П-приехали… а потом…
- Понимаю, - без малейшего сочувствия сказал Танат. – Характер у нее папин.
- Убийца, он пытался меня изнасиловать! – возмущенно прозвучало сверху.
Арес прерывисто икнул и шепотом поведал, что нет-нет… она же была не против… попросила раздеться, чтобы увидеть своего избранника… а потом… - тут икание стало чаще – откуда-то взялся отравленный кинжал…
- Ай, какая цаца, - раздраженно откликнулась дочка подземных Владык. – Подумаешь, сказала, что я девушка невинная и предложила кое-что уменьшить! А пнула я его вообще легонько! Слушай, Танат, тот удар по ушам реально действует. С перебросом через себя и последующим по горлу – вообще здорово… Хотя вот с его бубенцами – это я перестаралась.
Танат решил, что не хочет знать, что Макария имеет в виду. Надо будет Аиду, что ли, сказать, чтобы прекратил обучать дочку. Умение себя защитить – это, конечно, прекрасно, но когда оно перерастает в серьезное увлечение…
- Братан, забери ее, - хрипло взмолился Арес из-под кровати. – Ну, я ж не знал, что она еще и мечник!
- Он сам говорил, что мы развлечемся! – отрезала Макария с кровати. – Слушай, Убийца, у него тут где-то есть оружейная, он пока не признается где. А там наверняка копья…
Глаза под кроватью вознамерились вылезти из орбит.
- Я откупиться пытался… - выдохнул неустрашимый Эниалий. – Не уходит.
Еще б она ушла, подумал Танат. Когда вокруг столько оружия. Ладно, спасать уже все равно некого, хоть развлекусь.
- Вообще-то, - тихо проговорил он, сильнее нагибаясь под кровать, - Владыка Аид прислал меня не за этим. Я только вестник. Я должен передать, что теперь, как честный бог, ты обязан взять Макарию в жены.
Под кроватью тихо вскрикнули, раздался звук соприкосновения лба с полом, и все смолкло.
Танат распрямился, отражая железным крылом еще один кинжал.
- Домой, - выговорил он коротко. – Живо.
Макария угрожающе сощурила зеленые глаза и потянулась за остальными кинжалами, как бы говоря, что папочкиному гонцу сейчас придется невесело. Опытный Танат только хмыкнул.
Два ножа прошли над его головой, еще один он выдернул из руки Макарии в замахе. После чего перекинул дочку Аида через плечо и развернулся к выходу.
- Гад, - резюмировала царевна подземного мира.
Арес, только-только приподнявший голову под кроватью, успел увидеть широкую спину Таната в дверях и висящую поверх черного крыла Макарию.
Перед тем, как исчезнуть, Макария помахала Аресу и, многообещающе улыбнувшись, провела пальцем по горлу.
После чего из коридора донеслось:
- Давай возьмем его колесницу?
- Нет.
- Ну, грабанем оружейную…
- Нет.
- Подожжем дворец? Будет красиво – как Флегетон.
- Нет.
- А дашь своего меча? Ну, всего-то на полчасика, решить пару личных дел…
- Нет.
- Я же царевна. Ты обязан мне подчиняться!
- Мы об этом уже говорили.
- Ага. И что?
- Нет.
- Ну, ты хотя бы доставишь меня на крыльях?
- Ладно.
- И один мечевой бой. Тренировочный? А?
- Нет…
Слуги в коридорах шарахались и тихарились за колоннами. Макария болтала без умолку: о том, что на Олимпе красиво, только не хватает «кое-чего подземного», о том, что можно навестить бабушку (это Танат отверг: ему не хотелось выманивать из-под кровати еще и Деметру), о коллекциях оружия, о том, что неплохо бы подучиться стрелять из лука, «а то тётка Артемида меня все еще обстреливает….»
Танат молча шагал, чувствуя себя спасителем Олимпа. В голове настойчиво прокручивалась фраза, случайно слышанная от Персефоны: «Скоро девочка станет невестой, нужно будет искать женихов…»
- …а ты можешь проделать пару-тройку переворотов? В небе? Или показать мне пикирование?
Убийца покачал головой, перегружая девчонку с плеча на руки и расправляя крылья. Искать женихов?
Скорее - цепями их тащить на сватовство!
Хотел бы он увидеть идиота, который пойдет на такое по доброй воле…