Сухие ветры пустыни +93

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Основные персонажи:
Баку, Гаара (Песчаный Гаара, Самовлюблённый демон), Канкуро, Темари
Пэйринг:
Баки, Темари, Канкуро, Гаара
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Просто подождите, пока подуют сухие ветры пустыни и изменят этот мир к лучшему.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
1 апреля 2012, 20:03
- Я пойму, если вы ненавидите своего отца, - Баки обвел суровым взглядом трех генинов перед собой. Лицо Темари ничего не выражало, Канкуро был безмятежен, а Гааре, скорее всего, было вообще всё равно. - Но вы должны вести себя достойно на его похоронах. Что бы вы ни думали о нем, как об отце, он был еще и Казекаге нашего селения. Я на вас рассчитываю.

И они оправдали ожидания Баки. Все трое, что еще больше удивило его.

В большинстве стран на похоронах одевали черную одежду, но здесь всё еще носили белую. Ну, хотя бы потому, что носить черную одежду в пустыне - не лучшее решение. Хотя Канкуро, кажется, было плевать на это. Все трое детей погибшего Казекаге были одеты в белое, и Баки подумал тогда, что никогда не было детей, которые выглядели бы более неуместно в белом, чем Темари, Канкуро и Гаара. Особенно Канкуро.

Все кончено. Прощальные речи уже прозвучали, гроб был закопан. Баки в компании знакомых джоунинов выпил немного спиртного, вспомнил старые времена, когда Казекаге был жив. Но теперь всё закончилось; Казекаге был похоронен и, возможно, его скоро забудут.

Сейчас на лице Баки четко отражалось сомнение.

В Суне принято, что при смерти родителей генинов, их сенсей становился кем-то вроде опекуна для них. Так как генины из команды Баки на данный момент являлись сиротами, он стал их официальным опекуном, что было довольно удобно для Баки, потому что его жена недавно подала на развод и выгнала его из дома. И сейчас, являясь опекуном этих детей, он имел полное право жить с ними. И Баки пользовался этой привилегией в полной мере. Хотя это может быть немного недостойным для командира команды - спать на диване в доме своих подопечных, но Баки не видел причин, чтобы отказываться от этого.

Темари и Канкуро вели себя дома точно так, как и представлял себе Баки. Старшие брат и сестра буквально на цыпочках ходили, лишь бы не рассердить Гаару. А когда тот был не в духе, что бывало довольно часто, ни Темари, ни Канкуро было не слышно и не видно. Бывало и так, что Гаара частенько уходил надолго и бродил по пустыне; Канкуро часами пропадал в своей мастерской; Темари полирует свой веер и ухаживает за кактусами в комнате Гаары, на которые тому было абсолютно наплевать.

В общем, всё было именно так, как и ожидал Баки. Но было и то, что он никак не мог понять.

Гаара почти не угрожал брату и сестре в последнее время, он был более послушным, стал спокойнее и сдержаннее. Темари и Канкуро уже не были столь напряжены и осторожны в его компании, они даже осмелились втянуть его в спор два или три раза. Хотя они до сих пор подпрыгивали чуть ли не до потолка, когда Гаара неслышно появлялся у них за спиной. Так же Темари и Канкуро всегда относились к младшему брату с уважением, но, скорее всего, это было вызвано тем, что они по-прежнему побаивались его. Может быть, это было всего лишь разыгравшееся воображение Баки, но ему часто удавалось заметить на лице Гаары странное выражение, которое вполне сошло бы за чувство вины, если бы, по мнению самого Баки, некоторые маленькие, красноволосые мальчики вообще знали бы о существовании подобной эмоции.

Да, это, вероятно, всего лишь воображение Баки.

Но всё же это заинтересовало его. Баки, как и любой шиноби Песка, являлся превосходным шпионом и просто обязан был понимать характер, эмоции и саму сущность человека. Он обращал внимание на всё, что его окружало, на каждого человека. Это было то, что он уяснил еще с первых дней в академии.
То, за чем на данный момент наблюдал Баки - как эти дети-которые-совсем-не-дети реагируют на смерть отца.

Йондайме был хорошим Казекаге, хорошим правителем. Он понимал интересы Суны лучше, чем любой другой Казекаге. Но, не смотря на то, каким хорошим правителем был Четвертый, он был ужасным отцом. Йондайме первым делом видел в своих детях воинов, во-вторых - они были его козырями, и лишь в-третьих он считал их детьми. Большинство людей считали его плохим отцом из-за того что он сделал с Гаарой, но только Баки знал правду. Йондайме был плохим отцом потому, что не видел своих детей в этих троих. Для него они были лишь инструментом.

Он был плохим отцом, никто не отрицает этого. Но родителей не выбирают и, каким бы плохим он не был, Четвертый был отцом. И сейчас Баки пытался разглядеть в лицах этих детей хоть каплю горя или сожаления из-за смерти отца. Это было трудно. Баки знал этих детей всю жизнь, он знал, что Гаара, Темари и Канкуро являются лучшими в сокрытии собственных эмоций. Пожалуй, единственное, что объединяло этих детей было то, что никто из них не любил, когда кто-то видит их настоящие эмоции. Поэтому они прятали все проявления чувств и эмоций под слоем напускного безразличия и безмятежности. Но Баки был их сенсеем, он знал их всех еще с пеленок, и он сможет постепенно удалить эту маскировку слой за слоем, незаметно для них самих.

Темари скрытная, более серьезная. Она всегда была серьезной девочкой, никогда не хихикала глупо при виде красивого мальчика, не устраивала истерик, всегда на голову выше своих сверстников. Это проявляется в ее снисходительной усмешке, которая не сходила с её лица даже во время боя. Она вела себя так, как будто была пустынной принцессой: сильной, достойной, действительно страшной и жесткой, когда это требовалось, решительной. Было что-то завораживающее в её насмешливой, царской улыбке.

Канкуро был почти таким же, но всё же отличался от сестры. Он каждый день наносит на лицо боевой раскрас. У него до сих пор осталась эта нездоровая одержимость кошками, и он до сих пор носит черную одежду, покрывающую каждый сантиметр кожи. Баки заметил, как сильно изменились марионетки Канкуро. Раньше он использовал свои куклы лишь для развлечения, пугал ими детей и пожилых людей. Но в последнее время Канкуро стал изменять и улучшать марионетки, оставшиеся от Сасори так, чтобы они больше подходили для боевых действий. Его творения действительно поражали. На лице Канкуро всегда была коварная ухмылка, будто он ожидает чего-то.

Гаара... Тут было немного сложнее. Он знал отца лучше, чем Канкуро или Темари потому, что проводил много времени с ним наедине благодаря многочисленным тренировкам. Создавалось впечатление, что общение с отцом не оставило ни следа в сердце Гаары. Гаара сильно изменился после встречи с тем мальчиком - Узумаки Наруто. Но Баки не верил, что Гаара изменился лишь благодаря этой встрече. Сейчас Гаара был более мирный, чем когда-либо. И более того, он на самом деле, кажется, хочет создать связи с окружающими.

Не имело смысла отрицать, что отец всё-таки оставил след в душах своих детей.

Баки выжидал. Это было единственное, что он сейчас мог сделать. Он подождет и сделает выводы. Эти выводы помогут ему создать идеальное лекарство для покалеченных душ этих детей. Пусть лекарство будет горьким, а исцеление молодых, больных душ долгим и кропотливым. Баки обязательно исцелит своих подопечных, чего бы ему это не стоило.

- Просто подождите, пока подуют сухие ветры пустыни и изменят этот мир к лучшему. - вот что всегда отвечал Баки на вопросы тех, кто не хотел верить в возможность создать из Темари, Канкуро и Гаары настоящих людей, а не бездушных воинов и убийц, котороми те старались казаться.