Неосторожность +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сальваторе Роберт «Темный Эльф»

Основные персонажи:
Артемис Энтрери
Пэйринг:
Артемис Энтрери, Джарлакс
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Фэнтези
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Джарлакс - само воплощение эксцентричности и беспечности, Энтрери - полная ему противоположность. Очередная выходка дроу выводит из себя обычно хладнокровного убийцу. А бедному трактирщику, где эта парочка сняла жилье, приходится наблюдать, как громят его заведение...

Посвящение:
Неведомому художнику этого арта: http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2010-04/1272097759_x_6d6a26af.jpg Имеется мой раскрашенный и чуть подправленный вариант

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Идея рассказа возникла благодаря чьей-то картинке, гуляющей по Интернету. Я нахально испробовала на ней новый планшет, а после в мозгу пронеслась мысль: "А как это было?..."
P.S. Кто-нибудь помнит, как Джарлакс величал Артемиса на языке дроу? >.<
3 апреля 2014, 23:53
— А сейчас я расскажу вам историю про тех, кого поминает отнюдь не добрым словом весь Фаэрун. Эта история мало кому известна, я сама услышала ее только краем уха…

***
Артемис, в полной готовности к любым неожиданностям, сидел за столом в комнате гостиницы, которую они с Джарлаксом «снимали» у хозяина не самой популярной забегаловки, и изредка прикасался к кружке эля. Отнюдь не потому, что он таким образом растягивал удовольствие от напитка, напротив, он оказался наимерзопакостнейшим. Просто с минуты на минуту должен был придти Джарлакс, который так расхваливал здешние угощения.
Ждать долго не пришлось: с лестницы послышался веселый напев, затем до слуха донеслось кодовое слово для стража-дракона над дверью комнаты, а через пару секунд она распахнулась от удара ногой. Энтрери даже не пошевелился.

— С добрым утром, дорогой мой друг! — беззаботной походкой дроу прошел в центр комнаты. — Сегодня великий день!

— Ты говоришь это каждое утро, а под вечер обещаешь, что следующий день уж точно станет великим, — хмуро бросил убийца.

— Ну же, не будь таким занудой. Выпей эля — и станет веселей, — Джарлакс опустился на стул напротив Артемиса, спиной к двери, закинув ногу на ногу.

— Уже пил и могу сказать, что это — самое мерзостное пойло из всех, что я встречал, — калимшит отодвинул кружку и стал сверлить взглядом собеседника. У любого другого на месте главы банды Бреган Д'Эрт прошлись бы мурашки от даже от беглого взгляда убийцы — что уж говорить о прямом. Но только не у Джарлакса. Тот, как ни в чем ни бывало хлебнул эля и тут же сморщился от отвращения.

— И правда, дрянь какая. Отлично подойдет для травли крыс. Но не дряннее Мозга Старейшины. Ты знаешь, из чего готовится этот напиток?

— Очевидно, из Мозга какого-то Старейшины. Скорее всего — деревенского, — съязвил Энтрери.

— Ха! Возможно, и такой напиток есть, но конкретно этот готовится из мозговой жидкости Старейшины иллитидов. На вкус не очень, но способен сбить с ног даже дракона. Он распространен в Вестгейте, я так слышал…

— Прекрати чесать языком, дроу. Переходи к делу, дорогой друг.

Джарлакс было раскрыл рот для ответа, но тут в дверь постучали.

— Важаемы господины! — донесся до них голос трактирщика.

— Входи, милый трактирщик! — ответил дроу, мгновенно поднимаясь на ноги, и тихо шепнул: — Зеленый.

Статуэтка дракона сверкнула изумрудными глазами, безвредно пропуская тучного мужчину в потрепанном фартуке. Его вымазанные жиром руки мяли какую-то грязную тряпку, выдавая беспокойство, вызванное страхом перед странными клиентами. За его спиной мелькала фигурка любопытной эльфийки, лицо которой было скрыто в тени.

— Ты что-то хотел? — раздраженным тоном бросил Энтрери, заставив побелеть трактирщика.

— Д-да… Там внизу, вас ж-ждет какой-то дворф, назвавшийся Ангро… Арго…

— Атрогейт? О, он вовремя! — обрадовался Джарлакс, небрежно оперевшись рукой на… голову Артемиса.

На этом, и без того недолгое, терпение убийцы лопнуло. С глухим рыком он вскочил и, схватив многострадальную кружку с недопитым элем, швырнул ее в своего напарника. Расплескавшаяся жидкость обрызгала стены, стол, трактирщика (который облизнул капли и поморщился), пол, кровать, но только не чистолюба-Джарлакса. Он увернулся изящным разворотом, полы его плаща взметнулись следом. Тут уже в ход пошло оружие.

— Ах, ты, шакал! … — прошипел калимшит, выхватив оружие. Ответом ему был мелодичный смех дроу, раздававшийся одновременно с трех сторон. Шустрый прохвост применил одну из своих многочисленных магических штучек и теперь в тройном экземпляре бегал по комнате, едва не сбивая предметы мебели.

А что Артемис? Ну, а Артемис вдруг схватил стул и крутанулся с ним в руках вокруг своей оси. Послышался хруст ломающегося дерева, и настоящий Джарлакс, пятясь, споткнулся о походный мешок и рухнул прямиком в кровать, верно выверенной траекторией. На него тут же налетел с кинжалом в руке убийца.

— Не смей. Ко мне. Прикасаться, дроу! — прорычал он сквозь зубы, приставив оружие к горлу напарника, который не показывал и тени беспокойства. Напротив, он ухмылялся, хитро сощурив красные глаза. К животу Энтрери прикоснулось что-то холодное и острое.

— Приятель мой дорогой во всех смыслах. Неразумно нападать на своего напарника и работодателя, тем более, если у него всегда найдется парочка трюков в рукаве. Мне-то от твоего кинжала ничего не будет, а вот тебе… — он многозначительно замолчал, выразительно подняв бровь.

— Не относись ко мне как к своей игрушке… Иначе дорого заплатишь, — пригрозил убийца, все же вставая. Он взглянул на застывшего в дверях трактирщика и краем глаза заметил, как скрылся край платья эльфийки.

«Девять кругов Ада,» — подумал он, раздосадовано пряча оружие в ножны. — «Теперь начнут ходить слухи…» Не то, чтобы ему было дело до сплетен, но все-таки было бы неприятно услышать про себя разные гадости. Пообещав себе убить любого, кто об этом скажет, он грозным взглядом смерил хозяина таверны и ушел, бросив через плечо:

— Погромы оплатит он.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.