Yume +13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
м/м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Психология
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Мне приснился очень странный сон. Я бы даже принял его за реальность, если бы не очнулся в своей холостяцкой кровати от треска будильника..." - с этого всё началось. а чем же закончится?
рассказ о том, что порой вымышленный мир реальнее и желаннее настоящего.

Посвящение:
подарок моему любимому соавтору

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Для справки: Yume ( 夢 ) - яп. "мечта", "сон", иногда "надежда"
8 апреля 2012, 19:48
иллюстрация к рассказу - http://fc03.deviantart.net/fs71/f/2012/239/c/6/yume_by_egonorainu-d5cljgx.jpg

11 ноября **** года

Мне приснился очень странный сон. Я бы даже принял его за реальность, если бы не очнулся в своей холостяцкой кровати от треска будильника.
Светило солнышко, голубело небо, желтел песочек, лениво плыли облачка, морские волны с тихим шорохом лизали берег… Всё было так безмятежно и чудесно. Я бежал вдоль кромки воды, не позволяя волнам коснуться моих босых ног. Айк звонко лаял и с высунутым языком гонялся за чайками, которые недовольно кричали и кружили над пляжем. Я чувствовал счастье и свободу… совсем как в детстве.
В одно мгновение небо потемнело, налетел сильный ветер. Чайки испугано заверещали и исчезли из вида. Море почернело и как-то угрожающе вспенилось. Айк заскулил и прижался к моим ногам. Я как заворожённый смотрел на изменившееся море. Я знал, что надо бежать. Я знал, что если нас накроет хотя бы одна из этих многоэтажных волн, мчащихся к берегу, мы уже не спасёмся. Но природа в своём гневе была так прекрасна, что я не мог отвести глаз, не мог пошевелиться.
Волна обрушилась на меня всей своей тяжестью, сбила с ног, залила уши, рот, нос. Меня несколько раз перевернуло, ударило головой о песок и потянуло в море. Я ничего не видел – лишь мутно-зеленая пелена перед глазами, пузыри воздуха, снующие вокруг. От ужаса я закричал, и вода хлынула в горло. «Всё… пропал», - пронеслось в мозгу.
И в этот миг я почувствовал рывок вверх. Кто-то тянул меня на поверхность за ворот футболки. Я не успел опомниться, как оказался на берегу, на безопасном расстоянии от бушующего моря. С меня текло ручьями, в горле и носу першило, я пытался дышать и с надрывом кашлял при каждом вдохе.
Рядом на корточках сидел парень моего возраста. Он обеспокоенно смотрел на меня, сдвинув брови. Тёмные волосы, светлые глаза, упрямо сжатые губы… Его лицо показалось мне знакомым, но я никак не мог вспомнить, откуда. Волосы и одежда на нём были абсолютно сухие, будто это не он только что вытащил меня из морской пучины. Но я знал, что это он.
Когда я, наконец, откашлялся и пришёл в себя, он перестал хмуриться, приветливо улыбнулся и…
Зазвенел будильник.
Я лежал в кровати с закрытыми глазами, слушал, как он надрывается, и не мог поверить, что это был всего лишь сон.

16 ноября **** года

Все эти дни я не мог выбросить из головы тот странный сон. Мне постоянно мерещилось лицо «спасителя», но, сколько бы я не напрягал мозг, так и не смог вспомнить, откуда он мне знаком.
Может быть, я слишком много думал об этом, потому что этой ночью он вновь приснился мне. И этот сон был ещё реальнее, чем прошлый…
Вокруг меня кружились пары в пышных богатых одеждах. Их лица были скрыты за масками. Огромный зал с мраморными лестницами утопал в свете свечей. Музыканты играли что-то быстрое и до безобразия классическое. Люди смеялись, разговаривали, танцевали, пили вино и не обращали на меня никакого внимания. Я отошёл в тень. Сделал глоток бордового благородного напитка – вино оказалось терпким на вкус, но приятным. Я крутил в руке бокал и смотрел на пару дам, сплетничающих о чём-то своём, женском. Хрусталь слегка холодил пальцы…
Что-то было не так. Но я никак не мог понять что именно, не мог уловить... Пока мимо меня не прошёл кто-то из господ. Край его сюртука коснулся моей руки, и я почувствовал мягкую бархатную ткань с шершавыми золотыми нитями, вшитыми в одежду.
Я чувствовал. Я осязал. Я ощущал предметы, как будто они были реальными.
Меня настолько захватило это открытие, что я рванул через весь зал, через толпу, касаясь по пути всего, до чего мог дотянуться – пышных юбок, кружевных перчаток, золотых подносов, тёплого воска свечей, прохладных стен… Ощущение приходило не сразу, а как будто продиралось сквозь вязкий туман…
Я бродил по саду с лицом восторженного учёного, который открыл что-то новое и доселе не изведанное. Я гладил молодую траву, царапал ладони о шершавые стволы деревьев, ласкал пальцами нежные бутоны роз, кололся о шипы…
В глубине ночного сада притаился сквер с вычурным фонтаном и резными скамейками. Я подставил руки под струи холодной воды и смеялся, как ребёнок. Пока вдруг не услышал неторопливые шаги.
Обернулся – передо мной стоял он. Парень сосредоточенно вглядывался в моё лицо, как будто пытался понять, узнал ли я его.
Моя всё ещё мокрая ладонь прижалась к его груди. Я ждал. И вдруг почувствовал! Почувствовал ткань его рубашки, тепло его тела, стук его сердца.
Он в ответ тоже протянул руку и, улыбаясь, дотронулся пальцами моей щеки.
«Горячие! Живые! Настоящие!»
Я сделал шаг вперёд и осторожно коснулся его губ своими…
Прежде, чем проснуться, я всё же успел ощутить этот поцелуй и, чёрт побери, уверен, что целовал настоящего человека!
Почему-то меня абсолютно не смущает, что это был мужчина.
Просто это было так… естественно.

25 ноября **** года

Я не понимаю этих женщин! Почему они так уверены в своей красоте и исключительности? И откуда эта навязчивая идея, что я живу и мечтаю переспать с каждой из них? Вчера пришлось отказать очередной «претендентке», за что сегодня весь день расплачивался шушуканием за своей спиной. У них так скоро «клуб отвергнутых» организуется.
А моё подсознание отыгрывается на мне снами.
В этот раз дело было в бассейне. В том самом бассейне, в который я ходил, когда учился в младших классах. Помню, мне всегда было интересно, как он выглядит ночью, когда там никого нет.
…Я сидел на бортике в каких-то дурацких шортах с аляпистыми цветами и бултыхал ногами в прохладной воде. По поверхности разбегалась рябь, и лунный свет из огромных окон красиво играл и переливался на созданных мной волнах. Вокруг было так тихо, так спокойно… Я опёрся руками о холодный кафельный пол, откинул голову назад, расслабленно прикрыл глаза и вдруг почувствовал чужое дыхание на своих губах. Мне не надо было видеть, чтобы понять, кто это.
Он склонился надо мной и, чуть помедлив, поцеловал. Когда я почувствовал его горячий язык, расслабленность как ветром сдуло. Я вцепился пальцами в его жёсткие волосы и сильнее притянул к себе. Для этого пришлось вытащить ноги из воды и встать на колени, повернувшись к нему лицом. Он тоже опустился на пол, прижимая меня к себе так сильно, что пуговицы его рубашки впивались мне в грудь.
С трудом оторвался от его губ, тяжело дыша и пытаясь сосредоточить взгляд. Он погладил меня по щеке тыльной стороной ладони, лизнул нижнюю губу и аккуратно уложил на спину. В голове всё смешалось от нахлынувшего возбуждения, а когда парень стянул мои шорты и склонился над пахом, мысли вообще унеслись в неведомые дали. Я мог думать только о том, что он делает своим жарким ртом и насколько это превосходно.
Оргазм был столь ошеломляющим, что меня буквально выкинуло из царства Морфея. Сперма капала на простынь и размазывалась по телу.
Последний раз мне снились «мокрые сны» лет в 17. Но ни один из них не идёт ни в какое сравнение с тем, что я испытал этой ночью. Это было слишком реально.
Может быть, мне и правда стоит завести постоянную девушку?

30 ноября **** года

Кажется, я начинаю сходить с ума — постоянно ловлю себя на мысли, что хочу снова увидеть его. Даже спать ложусь раньше. Но он как-то не спешит…
Тот сон с бассейном до сих пор вгоняет меня в жар. Стыдно признавать, но я бы не отказался повторить. А ещё мне хочется… поговорить.

1 декабря **** года

Он был со мной сегодня! Ещё несколько минут назад я видел его, чувствовал, слышал…
В этот раз я пришёл в какую-то кафешку воскресным утром. Малочисленные посетители завтракали хрустящими круассанами и кофе, шуршали свежими газетами, негромко разговаривали и никуда не спешили. Я сидел около окна за маленьким столиком, накрытым белой скатертью, курил сигарету, ждал, когда принесут мой заказ, и лениво разглядывал интерьер. Свежий ветерок ласково трепал волосы и играл с тюлем. Как раз, когда официант принёс завтрак, в кафе вошёл он. Я сразу заметил его и махнул рукой. Парень приветливо улыбнулся, подошёл ко мне, наклонился и поцеловал.
- Тут же люди! – я отпрянул, краснея и воровато озираясь.
- Дурачок, - он ткнул пальцем в меню, делая заказ невозмутимому официанту. – Это же твои сны. И все эти люди – часть твоего подсознания. Если ты захочешь, они обратят на нас внимание, а если не захочешь…
Он развёл руками. Посетителям и работникам кафе и правда никакого дела не было до того, что происходит за нашим столиком.
Я немного успокоился и только тут заметил, что слышу впервые голос моего собеседника.
- Почему ты до этого молчал?
- А ты ничего не спрашивал, - он пожал плечами.
Его голос тоже казался мне знакомым. Но откуда???
- Почему мне постоянно кажется, что я тебя знаю? Что я где-то видел твоё лицо, слышал твой голос?
- Извини, но ответ на этот вопрос знаешь только ты сам.
- Почему ты снишься мне? И почему эти сны настолько реальные?
- Потому что ты так хочешь.
- А ты не хочешь?
Он рассмеялся и зажёг сигарету каким-то неуловимо знакомым жестом. Сделал несколько затяжек, небрежно стряхнул пепел, а затем пристально посмотрел мне в глаза и тихо спросил:
- Скажи, чего ты хочешь сейчас?
- Эмм… Я не знаю…
- Глупости! Это твой мир! Здесь возможно всё. Здесь ты хозяин и ты сам решаешь, что будет, а что нет. Так скажи мне, чего ты хочешь сейчас?
- Т… Тебя.
Он снова засмеялся. Я покраснел.
И сон оборвался. Айку, видимо, стало скучно, и он решил бодрым лаем разбудить меня… и всех соседей заодно.
Так что сейчас я уже сижу и пишу это. Странно, но я чувствую с одной стороны облегчение, что сон оборвался на столь неловком моменте, а с другой – разочарование…

10 декабря **** года

Я точно схожу с ума. Но мне это нравится.
…Какая-то комната. Огромная кровать. Закрытая на ключ дверь.
Я поворачиваюсь к нему:
- Что это значит? Где мы?
Он молчит. Снимает пиджак, развязывает галстук, расстёгивает запонки. Я как заворожённый наблюдаю за его чёткими спокойными движениями. Но в голове слишком много вопросов, а внутри всё замирает и сладко ноет в ожидании чего-то
- Так что это? Почему ты молчишь? Отвечай!
Он делает шаг навстречу:
- Я знаю более приятное применение моему рту…
Мне безумно нравится целоваться с ним — кажется, что уже одно это может возбудить до звона в ушах. И, похоже, он об этом знает. Шепчет что-то пошлое мне в губы, стягивает одежду, прижимает горячими руками к себе.
Не замечаю, как уже лежу распростёртый и нагой на кровати. Он склонился сверху и гладит, лижет, кусает, целует всё, до чего может дотянуться, пока его рука медленно и нежно поглаживает мой член.
Не знаю, откуда взялась смазка, но когда он впивается в мою шею, я чувствую, как одновременно в меня входит скользкий палец. За ним второй. Мне больно, я пытаюсь дёрнуться в сторону, чтобы прекратить пытку, но зубы на шее смыкаются всё сильнее. Я скулю и подчиняюсь. Пальцы двигаются во мне, растягивают. А юркий горячий язык вылизывает след от укуса.
Когда он вытаскивает пальцы и медленно вводит свой член, я мечтаю умереть. Больно, больно, это так больно! Но… Боль – ничтожная плата за то удовольствие, что я испытал этой ночью.
Я прижимался к его телу, я мечтал слиться с ним воедино, я проклинал те миллиметры кожи, что нас разделяют, я готов был вылизывать его руку, сжимающую мой член…
Когда меня накрыл оргазм, я стонал, извивался, целовал его лицо. Он целовал меня в ответ и двигался всё быстрее. Я знал, что он тоже на грани…

31 декабря **** года

Он приходит ко мне почти каждую ночь. Иногда мы занимаемся сексом, иногда разговариваем, иногда просто молчим весь сон. Я не могу ни о чём больше думать… Всё свободное время я пытаюсь спать, потому что не могу без него. Он нужен мне. Он дорог мне. Он единственный, кто понимает, кто я и что хочу.
Знакомые решили, что у меня появилась подружка. Я не пытаюсь их разубедить. Если бы было можно, я бы прожил с ним всю свою жизнь. Но, к сожалению, я могу дарить ему лишь свои ночи…
Я пытался нарисовать его. Его настороженные глаза, его мягкую улыбку… Но всё не то! Всё не так!
Боже, как же я хочу, чтобы он был реальным! Я бы отдал за это всё…

28 февраля **** года

Звонил брат. Беспокоится обо мне. Кто-то ему сказал, что я почти перестал выходить из дома. Пришлось наврать, что приболел. Хорошо, что на работе получилось взять отпуск. Теперь я могу сутками не вылазить из кровати.
За окном метель, а в моей реальности весна в самом разгаре. Сегодня мы кормили уток. Эти прожорливые птицы сжевали весь хлеб, что у нас был. Мы смеялись, бродили вокруг озера, держась за руки, валялись на мягкой зелёной траве в тени старого раскидистого дерева. Мы безмятежно дурачились, обнимались, целовались… Нам некого стесняться, некого бояться, мы можем позволить себе быть романтичными!
Я растянулся на траве, положив голову ему на колени, и думал о том, что это самый прекрасный день в моей жизни. Он рассеянно перебирал пальцами мои волосы и провожал взглядом причудливые облака, щурясь от слепящего солнца. Такой знакомый, такой родной, такой любимый…
— Я люблю тебя, — тихо прошептал я, протягивая руку и касаясь его лица.
Он опустил глаза и посмотрел на меня. Пристально, сосредоточенно. Я улыбался и ждал, что он ответит. Но он лишь крепко сжал мою руку, прижал её к губам, а потом наклонился и нежно поцеловал.
Думаю, это понятнее любых слов…
Перед самым пробуждением он протянул мне цветок, но мой сон разрушил зазвонивший телефон.

5 апреля **** года

С последней записи прошло уже больше месяца. Мы не виделись с той самой ночи. Я не могу спать. Лежу часами с закрытыми глазами, но сон не идёт.
Знакомые говорят, что я похудел и осунулся, но мне всё равно. Не помню, когда последний раз смотрел на себя в зеркало. Может быть, сегодня, когда брился… Если это действительно было сегодня.
Я потерял интерес к этому миру. Мне здесь скучно. Всё серое, фальшивое… Лживые люди с лживыми чувствам и словами. Несколько месяцев, проведённые с ним в моих снах, кажутся мне реальнее всех прожитых лет.
Я тоскую по нему. Каждый вечер молю всех известных богов, чтобы они позволили нам снова встретиться. Кусаю подушку в припадке бессильной злобы, разбиваю руки о стены, режу кожу, чтобы хоть как-то унять мучащие меня душевные терзания, перебить их физической болью…
Но всё без толку… Я по-прежнему здесь. По-прежнему один.
И я по-прежнему люблю тебя.

10 мая ****

Наконец-то! Я нашёл выход! Я принял решение! Почему я не подумал об этом раньше??? Теперь-то мы точно будем вместе!
Помнишь, ты подарил мне цветок в день нашей последней встречи? Знаешь, сегодня я шёл по улице и увидел их – те самые цветы. И тогда я понял. У меня ничего больше не осталось, кроме тебя. Мне никто больше не нужен, кроме тебя.
Мы снова будем вместе! Всегда! Всегда! Всегда!...................»



Брайан перевернул страницу дневника, но следующая, как он и ожидал, была пустой. Запись обрывалась на дате 10 мая. Именно в тот день от передозировки снотворного скончался 23-летний парень.



Какая-то женщина пожаловалась в полицию, что уже третий день около соседней квартиры сидит собака, а хозяин не открывает дверь и не отвечает на телефонные звонки.
Одновременно с полицией приехал и Брайан. Момент, когда они открыли дверь и зашли в квартиру, он не сможет забыть никогда…
В нос резко ударил дурманящий запах цветов, смешанный со сладким запахом смерти. Айк с громким лаем кинулся в спальню. Мужчины пошли следом, уже догадываясь, что обнаружат там.
Собака бегала вокруг кровати, тыкалась мокрым носом в холодную руку хозяина, лизала безжизненное лицо и скулила. А он, бесчувственный ко всему, лежал в своей постели, сжимая в руке охапку завядших нарциссов. В лучах вечернего солнца он казался просто крепко уснувшим. Брайан вглядывался в спокойное, умиротворённое лицо и не верил, что его братишки больше нет…
Айк рычал и кидался на всех, кто пытался подойти к кровати, чтобы забрать покойного. Пришлось запереть его в кухне. Сначала он лаял и скрёб дверь, а потом завыл. Так пронзительно, так тоскливо, что сжалось сердце.
Подошедший полицейский протянул Брайану потёртый блокнот:
— Ваш брат вёл дневник. Последняя запись указывает на то, что он, возможно, сам решил расстаться с жизнью. Пустая упаковка из-под сильного снотворного, которую мы обнаружили возле кровати, подтверждает версию самоубийства. Конечно, будет проведено тщательное расследование…
Но Брайан уже не слушал. Он, обессиленный, доплёлся до кресла, погладил чуть шершавую обложку и, мысленно попросив прощения, открыл блокнот, которому были доверены самые сокровенные тайны.



— Так вот почему ты ушёл… — мужчина отложил дневник в сторону и потёр пальцами виски.
Полицейские давно уехали, оставив их с собакой вдвоём в пустой квартире. Айк лежал, свернувшись калачиком возле кресла. Услышав голос, он встрепенулся и с мольбой в глазах посмотрел на говорившего. Тот погладил его по голове:
— Извини, дружище, но я не могу отвести тебя к твоему хозяину.
Пёс уткнулся мордой в лапы, с по-человечески тяжёлым вздохом возвращаясь к своим тоскливым собачьим мыслям.
— Братишка, надеюсь, ты нашёл то, что искал…
Ветер, ворвавшись в открытое окно, разметал по кровати бело-жёлтые цветы и рисунки, на которых покойный парень пытался изобразить того, кого любил больше жизни и кто был похож на него как две капли воды....



Темно. Пусто. Тихо. Где я?
Гулкий звук шагов за спиной.
— Кто здесь? — пытаюсь разглядеть незнакомца в кромешной тьме, но угадываю лишь очертания.
— Я ждал тебя. Пойдём.
Чувствую, как меня хватают за руку и тянут куда-то. Чем дальше мы идём, тем светлее становится вокруг. Наконец, мы останавливаемся, и он поворачивается ко мне. Я смотрю в его лицо как в зеркало.
Любимые руки нежно гладят, любимые глаза ласково смотрят, любимые губы тихо шепчут:
— Нам больше некуда спешить. Это наш последний сон… И он будет длиться вечно…