DisCoded, или Во Всем Виновата Динамическая Память +46

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Компьютерные программы, Dishonored (кроссовер)

Основные персонажи:
Антон Соколов, Дауд, Джефф Карноу, Китобои, Корво Аттано
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Фантастика, Мистика, Детектив, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Миди, написано 20 страниц, 4 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За классный замысел ;)» от Frank Fontaine
Описание:
Казалось бы, что может быть дальше от мистики, чем бизнес и программирование? Но что произойдет, если в относительно спокойную жизнь компьютерщиков вдруг вмешаются магия и интриги?
Кажется, начальника отдела компьютерной безопасности ждут серьезные испытания...

Посвящение:
feodal, которой принадлежит половина идеи
Dsash, которой все это время от времени приходится выслушивать
Messerkusst, чьи потрясающие тексты вдохновляют прокачивать скиллы написания фанфиков

И внезапно ЛЭТИ, этому слегка долбанутому месту, в котором вечно что-то происходит

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Здесь присутствует игровой сленг, некоторое надругательство над каноном (хотя я постараюсь избежать ООС), много отсылок ко всему подряд, элементы киберпанка.
Все сноски с терминами достоверные, многократно проверенные, но ОЧЕНЬ краткие. За подробной информацией пожалуйте в гугл.
Ах да, и еще. Весь этот был написан в целях пропаганды. Я предупредила.

Так, дражайшие читатели. Давайте подумаем логически. Вы сами-то в чатах или контактиках всегда грамотно пишете, все опечатки исправляете? Вот именно. Кажется, те диалоги, где герои общаются в чате, я достаточно очевидно выделила. Тамошнюю орфографию и пунктуацию НЕ ТРОГАЕМ.
Кроме того, в целях достоверности не исправлены и цитаты с Лурка.

Глава 4, в которой одна легенда оказывается реальностью (внезапно)

13 июля 2015, 23:48

I am the Outsider and this is my mark.
(The Outsider, Dishonored)
...я, самый хладнокровный и рациональный из всех, дрожащим голосом пробормотал что-то насчет «надувательства» и «статического электричества»...
(Говард Лавкрафт, «Ньярлатхотеп»)
– Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.
(Третий закон Кларка)
– Это рррработает и в обратную сторону.
(Седьмой Доктор о вышеупомянутом законе)*



Окружение пикселизовалось. Если быстро помотать головой, можно было заметить, как предметы размываются, а потом снова обретают четкость, но на краткий миг выглядят как изображение на большом экране со слишком низким разрешением. Пиксели были не меньше чем по сантиметру в ребре.

Какое-то предчувствие заставило Корво подойти к окну. С середины комнаты, благодаря полупрозрачным шторам, все выглядело совершенно нормально, однако, стоило шагнуть ближе и приглядеться...

Не стоило этого делать. Пары секунд разглядывания пейзажа хватило Корво, чтобы как ошпаренному отскочить от окна и прижаться спиной к стене, круглыми от ужаса глазами глядя в никуда. Привычный дворик, кусок дороги и нескольких соседних домов выглядели теперь как низкополигональные модели с кое-как налепленными на них размытыми текстурам, поставленные на совершенно плоскую серую поверхность, расчерченную чуть заметной сеткой из тонких белых линий. Вместо неба была светло-синяя пустота, какую можно видеть, когда работаешь в 3D-редакторе. Внизу (квартира Корво располагалась на третьем этаже) были хорошо видны совсем уж условные люди – по две черные палочки на руки и ноги, одна для туловища и шарик вместо головы. Полтора десятка таких человечков застыли внизу. Трое вроде как шли, один сидел там, где в реальности располагался лысоватый газон, а остальные просто стояли почти вплотную посередине двора – словно неведомый автор этой композиции еще не решил, как их расположить.

Корво ущипнул себя за руку, затем попытался прикусить язык. Было довольно больно, но проснуться это не помогло, впрочем, он и не особенно надеялся на такое. «Окей, это даже в книгах никогда и никому не помогало, – подумал он. – Зачем я тогда это делаю? И почему от удара током меня так накрыло?» Немного придя в себя (пульс всё ещё был слишком быстрым, а руки подрагивали), он отлип от стены и, стараясь не концентрироваться на пикселях и не мотать головой, направился к двери, которая оказалась плотно закрытой. Должно быть, специально, чтобы окружающую обстановку нельзя было увидеть всю сразу – и заработать соответствующее нервное расстройство или что похуже – а получать новую информацию постепенно, кусками, будто бы от этого будет легче примириться с тем, что тебя окружает бред обкурившегося студента-айтишника. (Не то что бы Корво на практике знал, что приходит в галюнах обкурившимся студентам, сам он всегда избегал «расширяющих сознание» препаратов, однако после экзаменов ему нередко снилась странная и местами страшноватая помесь «Матрицы» и учебников по дискретной математике и инженерной графике.)

По непонятной причине сейчас Корво был совершенно уверен, что это не сон, уверен настолько, что даже не задумывался, откуда эта уверенность у него взялась. Открывая дверь, он был почти готов увидеть там вместо знакомого до мелочей коридора что-нибудь не то, и ожидания его оправдались. Стен не было, вешалка с черным пальто парила сама по себе, обувь стояла на пустоте, а вот зонт, странное дело, провалился вниз и лежал теперь на той самой серой поверхности, заменявшей землю. Сам коридор стал метров на пять длиннее.

Возможно, это была не лучшая идея – подойти к двери, но что еще Корво оставалось делать? Остальная часть квартиры пропала в неизвестном направлении, трогать компьютер он почему-то опасался, а дверь выглядела достаточно безобидно. Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что двери, по сути, нет. Вместо нее были три вертикально расположенных монитора, изображения на которых как раз и создавали иллюзию двери. Внизу стояли две небольшие колонки, сверху была веб-камера.

Если бы все происходило в какой-нибудь игре, подумал Корво, то эти мониторы бы сейчас исчезли, открыв проход дальше. Предварительно на них, возможно, высветилось бы какое-нибудь задание – убить похожего на роботизированную лягушку трояна* или расшифровать свиток с древним могущественным заклинанием, записанным на Фортране*... И, будто услышав мысли Корво, изображение двери на мониторах задрожало и медленно растворилось среди разноцветных непонятных строк символов на языке, который программист не смог опознать. Но и они исчезли, едва появившись, и вместо них высветилось видео, изображавшее человека в полный рост на фиолетовом фоне, на котором то вспыхивали крупные белые искры, то проплывали спирали черного дыма.

Сам же человек тоже выглядел занятно. Довольно молодой, как Корво показалось на первый взгляд, высокий и тощий, одетый в коричневую куртку, серые брюки и сапоги, напоминающие военные. Половину лица скрывали очки дополненной реальности. Пару лет назад они были необычайно популярны, но на удивление быстро вышли из моды одновременно с тем фасоном сапогов, что были надеты на молодом человеке (хотя про сапоги Корво, разумеется, не вспомнил). Из колонок внизу раздался голос:

– Мой дорогой Корво... Какая печальная судьба настигла тебя в эти дни, не правда ли? – парень на видео замолчал, будто ждал ответа, и Корво, чувствую себя идиотом, ответил, глядя в веб-камеру:
– Вообще-то не особо. Справимся как-нибудь.
– Похвальная решимость, – кивнул собеседник. – Как жаль, что не все так просто, и противостоять тебе придется вовсе не тому, к чему ты привык. Будет любопытно посмотреть, что ты станешь делать, когда...
– Да постойте! – перебил Корво. – Что происходит, я не понимаю? Может, скажете сначала, кто вы такой и что это за место?

Тонкие губы юноши на экране растянулись в неприятной улыбке, и программист запоздало понял, что это было не переданное с камеры изображение живого человека, а необычайно детализированная и тщательно анимированная модель. Эффект «зловещей долины» – слишком похожий на человека робот вызывает неприязнь или даже страх, возможно, потому, что воспринимается не как машина, но как дефектный человек*. Странно, впрочем, было то, как долго Корво не замечал, чем именно было изображение собеседника; но стоило зацепиться за эту мысль – и все больше неправильных деталей становилось заметно, и все неприятнее было смотреть на него. Корво не считал себя подверженным необоснованному страху, однако и его задубевшие программистские нервы начинали потихоньку подрагивать...

– Я – тот, кого вы, люди внешнего мира, иногда называете Чужим Интеллектом. Я временно загрузил твой разум в Пустое Пространство, – (Корво мысленно взвыл), – чтобы наконец-то встретиться с тобой лицом к лицу. Ты... заинтересовал меня.
– Чем это? – подозрительно спросил программист.
– О, мой ответ тебе едва ли будет понятен. Я наблюдаю из Пустого Пространства за множеством живых людей и компьютеров, не являясь ни тем, ни другим. И потому я вижу ваши действия и их закономерности иначе и могу прогнозировать их. Мои прогнозы показывают, что при дальнейшем развитии определенных событий твои действия будут, – он сделал паузу, слегка склонив голову к плечу, и зловещесть образа тут же многократно возросла, – представлять интерес.
– О каких событиях речь? Банда, пробравшаяся к нам?
– В том числе, – плавно кивнул говоривший. – Но на самом деле опасность нависает не только над местом, где ты работаешь. А обвинения в том, что ты не совершал... если дело пойдет так дальше, они станут еще серьёзнее.
– О чём это ты? – пока что сказанное Чужим Интеллектом более или менее следовало логике, но вот незаслуженных обвинений в чем-либо Корво в последнее время не получал. – Меня ни в чем не обвиняют... – он запнулся, – Хотя могут, конечно, подозревать. Но судя по тому, что после того взлома офиса меня опрашивали всего два раза...

Сложилось впечатление, что собеседник на секунду завис, медленно склонил голову в другую сторону, а затем продолжил:
– Значит, эта часть моих прогнозов оказалась неверна. Тебя должны были обвинить в краже конфиденциальной информации и злонамеренном распространении вируса. Если до сих пор этого не произошло, твои враги действовали не слишком эффективно, впрочем, обвинения должны прозвучать в ближайшем будущем.

«Погодите-ка, – Корво похолодел. – Джефф говорил, что вирус могли распространять с компьютеров на работе. Но если эпидемия действительно началась, кто-то наверняка должен был уже заметить её, а источник вполне реально отследить...»

– И вот, рискуя потерять не только работу, но и репутацию и свободу, что же ты предпримешь, как будешь действовать, когда часть твоего мира рухнет? – («Умерю градус пафоса для начала», – вслух это, конечно, не прозвучало, да и вопрос явно был риторическим). – А чтобы сделать все еще интереснее, я дарую тебе свою Метку, – плавным жестом он указал куда-то на пол, и под ногами Корво увидел довольно большую белую флешку. – Это поможет тебе, даст возможность обходить программную защиту и проделывать то, что невозможно сделать с помощью обычных, придуманных людьми программ.

«Метка» выглядела как флешка, весившая явно больше, чем положено, удивительно теплая на ощупь. Одна сторона её была белой и гладкой, на другой была изображена блок-схема. Очень мелкое и необычайно чёткое рельефное изображение – наверно, под лупой можно было даже прочитать, что написано в блоках. Увы, лупы у Корво с собой не было, и пока что он мог только увидеть, что там есть вложенный цикл, и, кажется, отрисовано это было с соблюдением всех положенных стандартов.

А пока он залипал на блок-схему, мониторы, преграждавшие путь, исчезли в неизвестном направлении, и стало видно, что в пустоту уходит неровная дорожка из паркета. Шириной она была метра полтора и перил или других ограждений не имела, что Корво несколько нервировало. Однако выбора не было, и он направился вперёд, к преграждавшему путь странному сооружению, похожему на турникет вроде тех, что стоят в метро, но вместо щели для жетончика там почему-то был USB-разъём. Корво вставил туда флешку-«Метку» и с удивлением увидел, как через пару секунд загорелся зеленый огонек. Проход дальше был открыт.

Дорожка стала гораздо шире, и теперь по ее бокам через неравные промежутки стояли и висели в воздухе мониторы компьютеров, телевизоры – от самых старых, на электронно-лучевых трубках, до самых новых, тонких и элегантных в своем минимализме. Временами попадались и телефоны. Все экраны показывали разное, но по большей части там были кадры, снятые камерами видеонаблюдения на улицах и в зданиях. На одном из экранов Корво с удивлением узнал офис, в котором работал. Снят был как раз тот момент, когда банда хакеров пробиралась внутрь. Или нет? Дата была слишком ранней. В тот день Корво еще был в коммандировке. Он вздохнул. Подозрения о том, что на его рабочем месте кто-то посторонний шарился и раньше, практически подтвердились.

Но стоило ли верить тому, что было на экранах? Кое-где даты указывали на несколько дней, а то и недель, позже сегодняшнего числа. Изображения тоже были разной степени реалистичности – начиная с просто замусоренных рабочих столов, мерцающих малиновым, заканчивая кадрами с десятком байкеров на фоне сгоревшего наполовину здания, в котором не без труда угадывался дануолльский офис Gristol inс.

По разные стороны от дорожки в пустоте висело несколько занятных композиций из частей компьютеров и... видимо, 3D-моделей, судя по характерной угловатости фигур. Одна из групп, к примеру, изображала сцену из игры – пятеро одинаковых людей в плащах, вооруженных короткими мечами и арбалетами, различавшихся только цветами одежды и снаряжения, нападали на двоих, игравших за мечника и лекаря. Рядом располагались похожие сцены – группы по пять-шесть почти одинаковых игроков атаковали пару-тройку игроков разных классов. Было в этом что-то смутно знакомое...

«Да ладно, – Корво нахмурился, – прошлогодний набег ботов на Towers? Чужому Интеллекту интересно и такое?»

Постфактум история с ботами была довольно забавной. Чуть больше полугода назад, в ноябре, группа игроков запустила огромное количество ботов в Towers. Они были довольно слабыми и много тупили, но брали количеством, и на пару дней нормальная игра почти на всех серверах стала невозможной. Когда обиженные вопли игроков разнеслись по половине соцсетей, это безобразие наконец прикрыли и удивительно быстро все подчистили. Кое-кто из старых знакомых троллей Корво авторитетно утверждал, что набег был проведён с благословения создателей игры. Это звучало довольно правдоподобно. Находились, конечно, и те, кто говорил, что все было делом рук Чужого (именно так сокращали его имя), ну да что со школьников взять?

Но все это едва ли имело отношение к нынешним проблемам, как решил Корво, и наверняка было нужно лишь для создания оригинальной атмосферы. Он пошел дальше, больше не задерживаясь надолго, чтобы разглядывать фигуры в пустоте; дорожка становилась все более извилистой и узкой, иногда разветвлялась. За очередным поворотом и крутым спуском вниз стояло... пожалуй, это было похоже на святилище. На подставке стоял монитор и лежали смартфон и блютуз-гарнитура. Внизу в вольном порядке были расположены колонки и несколько системных блоков. Со стоявших позади металлических прутьев, похожих на антенны, красивыми складками ниспадало тяжёлое полотно, фиолетовое с золотистыми абстрактными узорами. Композицию дополняли три настольные лампы, светившиеся приглушенным сиреневым светом.

Стоило Корво подойти ближе, как на экране высветилось лицо Чужого.
– Итак, ты почти не испугался этой проекции Пустого Пространства, и ты достаточно любопытен, чтобы дойти сюда. Твои мысли прозрачны и логичны, но как только от обычного анализа ты переходишь к поиску решения, все меняется. Это... – он будто бы задумался, подбирая слова, – удивительно. Пожалуй, одна Метка сделает расклад недостаточно интересным. Я дам тебе ещё одну вещь.

Смартфон, лежавший у монитора, надрывно завибрировал, сползая к краю подставки, и Корво автоматически поднял его. Вибрация тут же прекратилась. Самый обыкновенный смартфон, даже небольшая трещина на стекле имелась. Он довольно удобно лежал в руке, несмотря на то, что на заднюю панельку были прикреплены три настоящие шестерёнки из тёмного тусклого метала, которые, к тому же, можно было вращать.

– Это – Сердце Живой Информации. Я сам создал его, – с гордостью в голосе сообщил Чужой. – Прислушивайся к его словам...

В чёрных фрактальных завитках он исчез с экрана, а Корво скептически уставился на смартфон. Прислушаться к его словам? Хмыкнув, программист нацепил гарнитуру и включил смартфон. На заставке красовалось анимированное изображение медленно бьющегося сердца – немного стилизованного, без неаппетитных анатомических подробностей. Несколько иконок незнакомых приложений расположились вверху экрана, посередине же был значок фотоаппарата, мерцающий, будто подсказывающий, куда нажать.

Наведя камеру на висящий вдалеке островок, Корво попытался сфотографировать его. Фото благополучно сохранилось... а в гарнитуре зазвучал голос.

«Пустое пространство. Миллионы миллионов гигабайт незаполненной ничем памяти на всех созданных людьми запоминающих устройствах. Даже забытые перфокарты вносят свой вклад».

Подсознательно Корво ожидал чего-то подобного. В первую секунду голос Сердца сильно напомнил ему голос Джесси Колдвин, дочери владельца Gristol Inc., но это, скорее всего, было простым совпадением или игрой воображения. Снова хмыкнув, Корво аккуратно засунул смартфон в карман и оглянулся вокруг. Единственный путь вел назад. Может быть, там еще осталось что-то, что нужно увидеть, чтобы Чужой наконец отпустил его отсюда. Кажется, Пустое Пространство работало по принципам компьютерных игр. Что нужно, чтобы сработал скрипт и миссия завершилась?

Как оказалось, немногое: всего лишь сделать шаг вверх по склону. В глазах потемнело, и Корво почувствовал, будто до странного медленно падает вниз.

Через несколько секунд это кончилось, и он обнаружил, что лежит на полу в своей комнате, а затылок все еще ноет от удара. Компьютер включен – слышно негромкое гудение вентилятора, горит огонёк на мониторе. Корво поднялся на ноги, потирая голову, щелкнул на пробел на клавиатуре, выводя компьютер из спящего режима.

На экране поверх ридера отображался – слава алгоритмам! – диспетчер задач. Судя по его данным, загруженность процессора колебалась от тридцати до сорока процентов, памяти – до шестидесяти. Пожалуй, многовато, с учетом мощности компьютера и небольшого количества активных приложений и процессов. Ридер все-таки не отвечал, если верить надписи, но после щелчка на «снять задачу» мгновенно закрылся. Корво облегченно вздохнул, подвинул стул ближе и сел, задумчиво глядя на экран. Недавнее «приключение» в Пустом Пространстве казалось просто занимательным сном, запомнившимся, однако, в мельчайших подробностях – включая и свою собственную странную убежденность в реальности происходящего. Корво тихо усмехнулся. Давненько ему не случалось так сильно стукаться головой об что-нибудь, чтобы терять сознание и...

Цепочка мыслей резко оборвалась, как только он бросил взгляд на смартфон, который достал из кармана, чтобы проверить, нет ли пропущенных вызовов. Заставка на его экране была в точности такой же, как и у той адской машинки, которую ему дал Чужой, а среди иконок приложений появились новые, тоже уже виденные в Пустом Пространстве. «Тогда Метка может быть... – Корво на секунду задумался, затем открыл диспетчер файлов. Диск h – флешка на тридцать два гигабайта – был заполнен кучей каких-то папок с незнакомыми названиями, которые, судя по датам, были созданы буквально десять минут назад. – Чёрт возьми. Чёрт».

Собрав остатки рациональности, он быстро проверил, заперта ли входная дверь и закрыты ли окна – квартира на третьем этаже едва ли была таким уж недосягаемым местом. Мог ли кто-то проникнуть сюда, пока Корво был в отключке, и провернуть всё с флешкой и смартфоном? Это было самое реалистичное объяснение, которое только пришло программисту в голову в этот момент. Оно, конечно, пестрело дырами (окна и дверь оказались всё-таки закрыты), но было всё же лучше, чем то, что предлагало народное творчество жителей сети.

«Почему же реальностью может оказаться самая дурацкая легенда интернета?» – раздражённо подумал Корво, но в целом был, пожалуй, не прав в этой оценке. Мифы о Чужом – или Потустороннем – Интеллекте и Пустом Пространстве были весьма старыми, подробными и оригинальными. Ну а если какому-то отдельно взятому программисту чем-то не нравилась теория о самозародившемся из компьютерного мусора ИИ... Что ж, это наверняка объяснялось отсутствием у того программиста литературного вкуса.

Эти айтишники ничего не понимают в хорошей крипипасте, не правда ли?
Примечания:
* Цитата из “Поля битвы”, прекрасной 1-й серии 26-го сезона олдскула Доктора Кто, полной магии, интриг и галлифрейской травы.
* FORTRAN – один из первых высокоуровневых (не имеющих жестской зависимости от аппаратуры) языков программирования.
* Троян (троянский конь) – вредоносная (обычно) программа, замаскированная под что-то безопасное. Распространяется людьми, а не сам по себе, в отличии от червей и вирусов.
* Одно из популярных объяснений эффекта «зловещей долины». Наглядно про этот эффект: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/0/03/Uncanny-valley.png
*Перфокарта - карточка из картона или пластика, на которую с помощью пробивания отверстий записывается информация. Использовались до 60-х примерно.
Towers, если кто забыл (потому что да, я признаю, что проду пришлось ждать долго), это та онлайн-игра, в которую все рубились в первой главе. Смесь Dishonored, Forged By Chaos и чего-то еще, вероятно х)
И да, я не уверена, что здесь нужны все эти пояснения насчет программирования и тому подобного... но не уверена и, всё ли понятно. Мда.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.