Деда на мальчишнике 199

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Том/Билл, деда, Марк, Джеймс и т.д., Том Каулитц, Билл Каулитц
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 16 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Нецензурная лексика Романтика Стёб Юмор

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от _Crazy_Enot_
Описание:
Дада посетил мальчишник своего внука, который вот-вот выйдет замуж. (сиквел к фику "Деда")

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
А что тут скажешь? Поля с "ромашкой" зацвели, видать курнула я не слабо XD

Первая встреча, знакомство Тома с Биллом и с дедой :)
Это тут:
http://ficbook.net/readfic/1530548

Годовщина, два года вместе:
http://ficbook.net/readfic/1496310

Семейный ужин:
http://ficbook.net/readfic/1573988

Знакомство с родителями Билла:
http://ficbook.net/readfic/1594917

История, что повествует о знакомстве с родителями Тома:
http://ficbook.net/readfic/1659434

Том: http://cs616916.vk.me/v616916388/af2e/4MEQd82TROM.jpg
Билл: http://cs413821.vk.me/v413821018/4f74/DhjwaHPbjso.jpg
Деда: http://4.bp.blogspot.com/-eTjvsA_lUgM/Ta2bIzUljsI/AAAAAAAAA1E/LoZwS8G-bT8/s1600/IMG_4793.jpg
Джеймс: http://www.joybuy.co.uk/image
Марк: http://www.klbviktoria.com/assets/images/NewsMarch2011-4/1f06e2daf1b45abig.jpg
Ал: http://25.media.tumblr.com/tumblr_m8qr8kwZ4o1ra3g7to1_1280.jpg
30 апреля 2014, 22:42
Это был небольшой коттедж, окна которого выходили на какой-то завод по переработке чего-то противного. Но вид из окон был не так важен, тем более, что внутри этот домик оказался ооочень уютным. Двухэтажный дом, на первом этаже которого ютилась небольшая кухня, а все остальное место занимал зал, с несколькими шестами для танцовщиц, диванами у самых стен, а в центре – бассейн. В самом углу зала стоял диджейский пульт и несколько столов для выпивки, еды и всего остального. Всё помещение было украшено несколькими подставками с оленьими рогами, которые, словно ветки деревьев, кидали тени на стены, полы. Над самым входом в гостиную висело чучело красивого сокола. Огромная птица внимательно следила за всем, что происходило в доме. Второй этаж занимали несколько комнат, в которых из мебели были только кровати да отдельные ванные. Билл подошел к краю бассейна, придирчиво оглядел воду: он несколько раз просил хозяина, чтобы тот обязательно поменял ее к их приезду. – Пора переодеваться, – Том обнял парня за плечи, целуя красивую шею, – скоро начнется веселье! – Как думаешь, мы правильно сделали, что взяли деда с собой? Но Том не успел ответить. – Я ж блять так и знал! Пидорюги решили от меня избавиться! – дед с тростью подошел к обернувшимся на него парням. – Деда... – Билл по-доброму улыбнулся старичку. – Если вы думаете, что я бы остался с вашей тушей Люси и ее сосунками, то вы меня плохо знаете, голубки общипанные! – Мы так не думали, и почему общипанные? – Том вздохнул, понимая, что вечер обещает быть длинным. – Да вы ж по-любому себе яйца до блеска набрили, чтоб вталкивать их по самые гланды. У-у-ууу... Наверно, неприятно, когда в горле чужой лобковый волос застрял, да? – Я могу вас назад домой отправить, если будете говорить гадости! – Том припугнул старичка, за что и получил его громкий смех и насмешливое фырканье. – Я те кучу навалил в одну из сумок, отправишь меня домой – не скажу, в какую именно! – дед гадко заржал и направился к лестнице на второй этаж. – Он же не серьезно? – Том ошарашено взглянул на будущего супруга. – Эм... – виновато улыбнулся, сочувственно пожав плечами. – Генрих, мать вашу!!! – Мою мать не трогай, – орет дед со второго этажа. Том закатил глаза и осторожно выдохнул, жмурясь и стараясь отогнать от себя гнетущие мысли.

***

В просторной гостиной с бассейном посередине уже собирались друзья и родственники парней. На самом деле, друзей было немного, а вот с родственниками дела обстояли лучше. Отцы парней мирно выпивали, сидя на одном из диванчиков, разглядывая убранство комнаты. Они совсем немного разговаривали, перекидываясь короткими фразами. Джеймс, отец Билла, до сих пор был немного не в себе от того, что ему приходится находиться тут. Зато Марк совсем не возмущался, а с интересом разглядывал комнату и деда, который медленно прохаживался по краю бассейна, рассматривая еще пустые шесты для танцев. – Надеюсь, что это не затянется надолго... – Джеймс поправил волосы, тут же хватаясь за светло-розовый галстук, оттягивая и расслабляя его. – Мне кажется, что это будет очень веселая ночь, – посмеивается Марк, отпивая из высокого бокала шампанское. – Все-таки я до сих пор не могу поверить в то, что мой сын гей... Как вы с женой справились с этим? – На самом деле, никак... – усмехнулся, вглядываясь в глаза мужчины. – Он просто сказал... А мы приняли... Но только со временем осознали, что именно выбрал наш Том. Но приняли сразу. – Марк, но это ведь... – Опять слюни тут пускаешь на мужиков? – Генрих подошел к мужчинам и улыбнулся Джеймсу. – Марк, а вы знаете, что яблоко от яблони далеко не падает? А еще Джеймс в детстве трусы сестры носил... Правда, подозрительно? – Что ты несешь? – взмахивает руками растерянный мужчина. – Крест! В виде мужа своей дочери! – Марк, не слушайте его! Я, в отличие от своего сына, никогда на мужчин не заглядывался! – Да все нормально... – посмеивается отец Тома, глядя на улыбающегося старика. – А еще он зад себе пальцем подтирал и в носу потом ковырялся! – не уставал глумиться дед. – Вам-то откуда знать? Вы, слава богу, не мой отец! – Чтобы что-то говорить, необязательно это знать! – подмигивает дед, оборачиваясь на спускающихся молодоженов, к которым тут же подошел какой-то молодой парень... – Сейчас мы узнаем, что у них уже есть сын... – посмеивается старичок, кивая подходящей к ним тройке. – Это Мик, – представляет белобрысого парня Билл, – он сегодня проводит нашу вечеринку. И я вижу, что все уже подошли! – парень помахал рукой парочке друзей, которая восседала на другой стороне бассейна. – Мик, а тебе тоже в задницу можно спрятать целый багет? М? – Генрих придирчиво оглядел молодого парня, который тут же отреагировал на вопрос деда, склонившись к его уху: – Твой багет вмещу, мой ласковый изюм! – облизнулся, чмокнув деда в щечку. Генрих широко раскрыл глаза, ощущая легкий аромат цитрусовых рядом с собой. – Че, встал дружок? – ржет Том, пялясь на деда. – Я те щас своего дружка, знаешь, куда вставлю? – Кажется, гомосятиной потянуло, видимо, кто-то забыл закрыть задницу... – продолжает дурковать Том. – Я порву твою задницу на мелкие шмотки! – Он такой милый... – Мик расхохотался. – Через десять минут начинаем! – отошел от мужчин. – Генрих, почему вы такой? – Джеймс потянулся к стакану с виски. – Потому что бабы любят ублюдков! А ты такой, потому что в мире невозможно без мудаков, чуешь разницу? Том обнял любимого парня, утыкаясь в его волосы, и тихо зашептал: – Последняя ночь, мальчик, и ты будешь полностью моим! – ткнулся бедрами в аппетитную попку. Билл тут же раскраснелся, прикрывая глаза и отдаваясь родным рукам. – Когда главная часть праздника закончится, я сотворю с тобой такое... – продолжал изводить любимого своими речами. – Какое? – ухмыляется Билл, даже не замечая, что их слушает дед, который тут же ответил за Тома: – Заставишь его вылавливать презервативы из бассейна? – Нет! – Том прижал к себе брюнета. – И вам не обязательно знать! – Думаешь, что я ничего не понимаю в ваших игрищах? – Не думаю! Я уверен, что вы тот еще извращенец! – посмеивается. – Не был бы я извращенцем, не принял бы таких извращенцев, как вы... – Не были бы мы извращенцами, вам было бы скучно жить! – Так я же сам себе извращенец, чего это мне скучать? – Ну, хватит вам! – возмутился Билл. – Нашли, блин, друг друга! У нас сегодня праздник, а вы... – Не у нас, а у вас, у пидорасов! – критично подметил дед. – И вообще, те ушлепки, что трутся напротив нас по другую сторону бассейна, тоже в задницу дают? – Генрих! – Джеймс строго посмотрел на старика, в то время как Марк заливисто рассмеялся, не находя слов для описания тех чувств, что вызывал в нем этот дед. – Так, а что? Научись называть всё своими именами, Джеймс! Вот твое имя в переводе с древнегреческого – жалкий сосунок! Думаю, тебе не стоит обижаться! – Деда... – Билл погладил Генриха по плечу. – Деда-деда, где уже сиськи с размером в дыни? Вы обещали! – А Гертруде мы обещали, что тебя не придется снимать с чужих округлостей! – Джеймс сверкнул глазами. – Так и не надо меня снимать! Повишу-повишу, да сам отвалюсь, как старый геморрой! – Так, я в туалет... – Марк поднялся со своего места и направился в нужную комнату. – Будь осторожен, пидорасы повсюду! – хохотнул дед. – И не заметишь, как тебе в задницу вставят инородное тело! – Да вы, похоже, грезите этим! – Том не упускал шанса подколоть старика. – Я грежу моментом, когда всех слабозадых округа посадят на колы! Ох, вам наверно приятно будет, да? – Моему Биллу приятен только мой член, дедушка! – Так, я не могу этого выдержать! – Джеймс поднялся и пошел прочь. – Пошел твоему папке вдувать, – кивает на Тома, – в отместку за то, что ты его сыну вдуваешь по самую печень! – У меня, конечно, большой, но до печени не достаю! – Твой большой потеряется рядом с моим огромным! – Ваш огромный сдуется, когда вы узнаете, как я умело орудую своим большим! – Вот же!!! – Билл отталкивает от себя любимого, толкая его в бассейн. – Остудись! – и ржет, когда видит, как Том плюхается в воду. – Ты за это ответишь! – выныривает Том, тут же стягивая с себя промокшую майку, оголяя красивое тело. – Иди сюда! – подплывает к бортику. – Иди-иди, я тебе говорю! – Нет уж, – смеется. – А вы когда-нибудь видели, как коровы срут в воду? – поинтересовался дед, замечая, что за диджейский пульт встал какой-то чернокожий парень. – Как темное гавно летит и разбивается о воду? – Вы хотите сравнить меня с кучей коровьего дерьма? – быстро понял Том. – Нет, хочу сравнить с ним Билла! – толкает внука в воду, брюнет летит, громко вопя. – Так тебе и надо! – Том подплывает к любимому, который тут же хватается за него, оплетая ногами его бедра, прижимаясь пахом к подкаченному животу. – Деду просто нравится смотреть на нас счастливых, да, деда? – Билл прижимается щекой к щеке Тома и смотрит на улыбающегося Генриха. – Отлично выглядите! – к бортику подошел мужчина с черной бородой и присел на корточки, разглядывая молодоженов. – Привет, Ал! – Билл протянул ему руку. – Рад, что вы пришли! – кивает за плечо мужчины, указывая на молодого парнишку с ярко-зеленой челкой. – Ну, а как же... Здорово, Том! – протягивает руку. – Хорошо вам в одежде в воде? – Мокрая джинса хорошо сдерживает стояк! – смеется Том. – Твой друг не хочет с нами познакомиться? – Ники стесняется, выпьем еще немного, и познакомитесь! – посмеивается. – А вы и есть тот самый деда? – Ал поднял взгляд на притаившегося деда, тот разглядывал что-то и не совсем следил за тем, что происходило в бассейне. – А ты тот, который Тома в зад трахнул? – уставился на бородатого мужика. – А вы, я смотрю, осведомлены... – Да, я к тому, чтобы мой внук не терялся и как следует вогнал бы этому индюку по самые яйки, че зря, что ли, он их брил? – Мне кажется, что Том не из тех мужчин, которые пойдут на это! – А мне кажется, что Том, в принципе, не мужчина, раз спит с моим внуком, но меня же никто не спрашивает! – Деда, ну хватит! Ал не делал ничего такого с Томом! – Билл устало уложил голову на плечо любимого парня, целуя его в шею. – И я тоже не собираюсь! – Дамы и господа! – проговорил в микрофон Мик, который появился возле столов с выпивкой. – Мы можем начинать! Сегодня мы празднуем мальчишник, сегодня у парней последняя ночь для того, чтобы проверить свои отношения! А искушений будет много! – Давай, вылезай, – шепчет Том, подталкивая парня к бортику, – надо снять мокрую одежду. – Тебе лишь бы раздеться, да? – Билл прикусил аккуратное ушко. – Не искушай, иначе сделаю это с тобой на глазах у твоего папаши! – И первое испытание, – все еще выговаривал Мик, – которое должны пройти наши молодожены, заключается в том... Ох, они уже и в воду забрались, – хохотнул, – какие молодцы! Оставайтесь там! Итак, испытание, которое называется «Среди русалок». Вам необходимо продержаться в воде более десяти минут, при этом вас будут окружать самые разнообразные русалки! – Я готов пройти испытание за них! – орет дед, принимаясь снимать с себя пиджак. – Пидорасам ничего не будет, а старичка порадуете! – Для вас заготовлено отдельное испытание, так что... Уже спустя несколько минут бассейн заполнили полуголые девушки, которые тут же набросились на парней, оттаскивая их друг от друга. – И почему заморышам заднеприводным везет сильнее, чем мне? – Генрих, успокойтесь... – посмеивается, Марк, хлопая мужчину по колену. – Ох, не трогай меня, милок, не буди мой наконечник!!! А Билл и Том громко ржали под веселую музыку, не даваясь красивым искусительницам. Девушки задорно обольщали их, обнимая, лаская ладонями их тела, но ответной реакции так и не получили. – Атууууй!!! – дед прыгнул во всю эту кучу баб. – А Генрих не так прост, – посмеивается Мик в микрофон. – Я вас спасу! – кивает парням, которые почти захлебывались от смеха. – А ну, дамы, позвольте мне... – Я больше не могу... – Билл ткнулся носом в затылок супруга, обнимая его со спины, поглаживая рельефный пресс. – Возбудился что ли? – Нет же... – тыкается расслабленным членом в задницу Тома. – Хотя еще несколько таких движений и я буду готов! А потом были танцы, когда немногочисленные гости заливались алкоголем и смотрели на танцующих девушек. Дед, довольный своим купанием, гонял по периметру гостиной, не зная, у какого шеста задержаться. У одного крутилась брюнетка, что уже давно избавилась от лифчика и оставалась в трусиках, ткани на которые ушло меньше, чем на заплатку. Или же смотреть на рыжую бестию с длинными волосами и хорошей грудью, которой та профессионально трясла. – Теперь же настоящее испытание, для нашего любвеобильного деда, который очень хочет помочь счастью молодых. – Я готов! Какого бы размера груди мне это не стоило! – подорвался дед. – Но вам в помощь идут еще, – заглянул в бумажку с текстом, выискивая имена, – Джеймс и Марк! Мужчины пытались возмущаться, однако же, все равно вышли к диджейскому пульту, где их уже ждал дед. Генрих поправил седые пряди, натягивая огромные трусы почти до сосков и готовясь к миссии. – Я горжусь вами, мужчины, вы приняли своих сыновей такими, какие они есть, не пытаясь изменить или отказаться от них. Но понимаете ли вы, что значит любить мужчину? Мы поможем вам осознать это! – после окончания его слов, свет на шестах погас, а Мик хитро улыбнулся. – Выбирайте себе по шесту! – Третий! – забивает место дед. – Мы будем танцевать? – Марк расхохотался. – Тогда первый! – Я убью вас, – Джеймс сорвал с себя галстук, так как становилось все жарче. – Второй! – расстегнул несколько верхних пуговиц рубашки. – Подойдите к своим шестам! – командует Мик, посматривая на смеющихся молодоженов. – Нет, Генрих, не залезаем на подиум, а просто подходим! – остановил он мужчину. – Ваше задание... Молодоженам всегда нужны деньги, все, что оставите в трусах ваших танцовщиц будет отдано Тому и Биллу! Так вот, вам необходимо заставить своих танцоров как можно быстрее оголиться! Чем больше денег даете и, чем интимней места, в которых вы их оставляете, тем быстрее они это делают! Стартуем!!! Зазвучала музыка, а шесты зажглись светом, и каково же было удивление мужчин, когда они увидели перед собой молодых парней. Рядом с Генрихом стоял ковбой, у Марка был мед-брат, а у Джеймса молодой полицейский. Выпитый алкоголь давал о себе знать... – Давай, раздевайся, мудак! – кричит дед. – Денег у меня все равно нет!!! – подтянул труселя и хлопнул ладонью по подиуму, по которому гордо расхаживал молодой стриптизер. – Я кому сказал, жопа твоя налимомненная!!! – Эй, ну это чушь! – возмущался Джеймс, стараясь не смотреть на парня в полицейском костюме. – Давай, ушлепок! Показывай свой наконечник!!! Че, слабо, да? – перекрикивал музыку Генрих. – Эти пидорюги столько моей крови попили, что ни в какие трусы не влезет! Какие им еще деньги? Загадили мои лучшие простыни! Раздевайся, я тебе говорю! Том громко хохотал, наблюдая за тем, как его отец отдает мед брату купюру за купюрой. Парень красиво танцует, извивается и, наконец, стаскивает с себя халат, оставаясь в одних белых трусах. – Папа, ну даваааай! – подбадривает Билл Джеймса. – Ну, папа, всунь ему! – Джеймс, ничего не суй, ты же не гей!!! – орет дед и вновь обращается к своему танцору: – Ну, индюк! Снимай уже чего-нибудь!!! – почти прыгает на месте. Ковбой откидывает шляпу, продолжая крутить задом. – Эх, была - не была! – Джеймс достает из кармана бумажник и подзывает полицейского, тот приседает на колени, подставляя пах мужчине. – За тебя, Билл! – пихает сотню в трусы парня, чувствуя чужой член и быстро вынимает руку. Танцор тут же стягивает штаны и майку, оставаясь в темных боксерах. – Джеймс! Пидорас! Я так и знал! А ты ковбой снимай трусы, ну, сколько можно?! Я ж блять, если проиграю, целый вечер буду за тобой ходить, понял? Я узнаю, где ты живешь, и скажу твоим соседям, что ты пидор! – разорялся дед. – Отец, не подведи! – Том вскрикивает, видя, как Марк пихает купюру прямо в трусы стриптизеру. – Ну, миленький, ну, порадуй дедушку, покажи свою мошонку! Деду жить осталось всего ничего... – стриптизер стаскивает с себя кожаную жилетку. – Вооот! Пошло дело! Теперь штаны свои снимай нафиг! Белье помеха для секса, тебя разве не учили? Джеймс начинает хлопать, когда полицейский остается только в одной фуражке, срывая с себя и нижнее белье тоже. – Ладно, щас дам денег! – дед подзывает к себе ковбоя, и когда тот приседает перед ним, хватает парня за яйца. – Раздевайся, паскуда, иначе оторву! – Давай, деда, не сдавайся!!! – Билл подпрыгнул, хлопая в ладоши. Ковбой все-таки начал раздеваться, красиво танцуя и двигаясь в такт музыке. Том притянул к себе любимого парня, усаживая того на свои колени. Сразу же впиваясь в раскрытые губы, чувствуя жар податливого рта. Билл улыбался в поцелуе, обнимая мужчину и ерзая на его паху. – И побеждает Марк!!! – провозглашает Мик, заставляя парней оторваться друг от друга. – Я тебя запомнил, ковбоище чертов!!! – ругается дед, поправляя семейники. Потом вновь звучала музыка, алкоголь лился рекой, а счастливый дед проверял шесты на прочность. Он казался живее всех живых, мотаясь от одной танцовщицы к другой. Полуголые мужчины и девушки купались в бассейне, веселили гостей и виновников торжества. – Меня зовут Ники! – к Биллу подсел молодой парень. – Билл! – пожимают друг другу руки. – Тут весело... – разглядывает своего мужчину, который вместе с Томом плавает в бассейне, то и дело отгоняя от себя то баб, то мужиков. – И зачем столько танцовщиц и стриптизеров? – Так гостей мало, а хотелось веселую и шумную вечеринку. Да и не думаю, что кому-то из них тут что-то обломится. – Ал может... – Не может, не думай о таком, идем лучше поплаваем! Том нашел своего парня в другом конце бассейна, как раз в тот момент, когда к нему клеился какой-то мудак в ковбойской шляпе. – Мою невесту решил увести? – Том подвинул ковбоя, собственнически обнимая Билла. – Да куда уж там! – отзывается стриптизер и, хлопнув Тома по плечу, отплывает в сторону. – Ревнуешь? – Билл обвил ногами его талию, наслаждаясь теплой водой и руками любимого мужчины. – Сегодня у тебя есть последняя возможность изменить мне... – целует в щеку, прижимаясь губами к самому уху. – Я бы на твоем месте не упустил такой шанс... – Идиот? – смеется. – Том, ты такой идиот! У тебя же точно такая возможность, а ты даже и не думаешь мне изменить, ведь так? – Ну, как сказать... – посмеивается. – Тот блондинчик весьма неплох! – Я тебе яйца оторву и в мясорубке прокручу! – Ты говоришь, как твой дед, честное слово! Они рассмеялись, обнимаясь и обращая внимание на голос в микрофоне: – А теперь... Интрига вечера! – провозглашает Марк, обнимаясь с каким-то парнем. – По старой традиции! Торт!!! Все гости оглянулись на Мика, к которому только что подкатили огромный торт. – Да лааадно?! – орет Марк, толкая в плечо Джеймса, на коленях которого восседает какой-то парень. – Твоего отца понесло! – Том ткнулся носом в висок любимого. – Кажется, он снял себе Рона. – Заткнись, а! – Итак, молодожены, специально для вас! Специальный гость! Сексуальный и неподражаемый! Огонь Германии!!! В зале гаснет свет, несколько ламп направлены прямо на торт, освещая всё его великолепие. Том и Билл вылезли из бассейна, обтираясь полотенцами и устраиваясь на одном из диванов. Зазвучала медленная мелодия, такая красивая. Верхняя крышка торта отодвинулась в сторону, открывая путь на выход для одного соблазнительного гостя. На свет появился огромный разноцветный помпон. Дальше темные пряди волос, длинные, шелковистые... А музыка набирала обороты, становясь все ритмичнее и быстрее. А танцовщица появилась уже на половину, оголяя свое тело, изгибаясь в тусклом свете. Торт распадается на части, выпуская на свет танцующего, который явно дает понять кто он, оборачиваясь к молодоженам: – С праздником, пидорасы!!! – дед ритмично двигает бедрами, поднимая помпоны верх и скидывая с себя парик. Зал взрывается аплодисментами! Генрих подходит к парням, изображая походку молодой кисы: виляя задом и вытягивая ногу за ногой, показывая всю свою волосатость. Он ведет ладонями по груди, задевая соски, натягивая семейники по пояс. Ставит ногу на диван, крутит задом, эротично откидывая голову назад, берет с подлокотника стакан с чем-то, выливает себе на грудь, тут же растирая напиток ладонью. Из зала слышны громкий свист и выкрики типа «Браво!» – Я ж всех перетрахаю! – орет дед, забираясь на диван, круто разворачиваясь и хватаясь за молоденького танцора, тот прилипает языком к груди Генриха. – Фух, проваливай, не для тебя я соски полировал! Билл ржет, словно сумасшедший, видя, как дедок двигает руками так, будто хорошенько натягивает кого-то. Том хлопает, одновременно стирая со щек слезы от смеха. – Давай-давай!!! – хлопает Марк. Дед спрыгивает с дивана и подходит к Тому, разворачивается к нему задницей и крутит ею перед парнем. – Возраст нам не страшен! Ты посмотри какая! – Генрих! – Том отвешивает отвисшей ягодице несильный шлепок! – Генрих, прекратите, я умру! – Деда, ты лучший!!! Он обошел бассейн, пританцовывая, вернулся к торту, и музыка как раз стихла, Генрих заговорил: – И еще многое будет сказано, большая часть из которого будет забыта! – смотрел на парней. – Но я скажу так, что никогда не забудете... Счастье заключается не в красоте и модных шмотках, не в размере груди, в вашем случае - даже не в размере члена! Любовь не проявляется в постоянных признаниях, не доказывается клятвами и обещаниями. Вы можете наслаждаться жизнью, думая, что любите, что счастливы... Но поймете вы это лишь тогда, когда ваши вставные челюсти будут полоскаться в одном бокале! Когда будете одну трость на двоих делить. Только когда вам стукнет за шестьдесят, вы вдруг поймете, что Он, тот, что храпит рядом, и есть ваша вторая половинка. Вы поймете вкус настоящей любви, когда Он будет выносить за вами ночной горшок, потому что со временем сил на туалет не останется... Наслаждайтесь молодостью, но не забывайте, что в старости самое страшное - остаться одному... Билл ткнулся лицом в шею Тома и тихо всхлипнул, понимая всю серьезность и важность сказанного. – Так, кажется кому-то пора наверх... – Том обнял парня. – Генрих, ты чудо! По залу поползли аплодисменты. – А теперь отдыхаеееееем!!! – орет дед и с разбегу плюхается в бассейн. Том махнул Мику, дал знак, что они с Биллом уединяются, парень кивнул в ответ. Комната встретила их теплой обстановкой. Неяркие ночники освещали путь влюбленных до роскошной кровати с кованными спинками. Окна были зашторены тяжелыми занавесками от потолка и до самого пола. На стенах висели картины с изображением воздушных шаров, волн океана и чего-то еще... Билл слез с любимых рук, перебираясь на кровать и принимаясь снимать с себя мокрые плавки. Том занимался тем же, стаскивая влажное после бассейна белье и заглядывая в глаза супругу. – Представляешь, скольких поимели на этой постели? – брюнет сел, поглаживая приятное покрытие. – Не знаю, скольких поимели, но могу сказать, что сегодня не поимеют никого... – он улыбнулся, вставая коленями на кровать, оглядывая милого юношу перед собой. – Сегодня я буду тебя любить... – Любить будешь завтра! – возмущается, так же вставая на колени и обвивая его шею руками. – Завтра! Когда типа первая брачная ночь! А сегодня надо поиметь... – он пошло облизнул пухлые губки и начал целовать шею мужчины, спускаясь легкими укусами на его торс, вставая на четвереньки. Том вздрогнул, когда стоящего колом члена коснулись теплые губы, он уместил свои руки на плечах парня, поглаживая еще влажную кожу. Билл вобрал член по самое основание, прикрывая глаза и обволакивая губами горячую плоть. Внутри бьется привкус смазки, язык уверенно скользит по стволу. Он двигает головой, почти выпуская изо рта до красной головки, и вновь вбирая, тыкаясь носом в гладкий лобок. Том сжимает в кулак пряди его волос, второй рукой оглаживая спинку, которую парень так красиво выгибал, словно кошечка. Мужчина осторожно двигал бедрам, притягивая любимого за волосы, врываясь в его рот и от этого громко вздыхая. Ощущение теплой влажности окутывало сознание, заставляя прорываться вперед, все ритмичнее входя в его рот. – Прекращай, Билл! – оттаскивает его за волосы, бросая спиной на кровать. – Слабак! – разводит ноги в стороны, проводит ладонями по внутренней стороне бедер, облизывая покрасневшие губы. – Сказал же, что не собираюсь тебя тупо трахнуть! – рычит, склоняясь над довольным личиком. Целует, нежно покусывая пухлые губки. Билл впивается ногтями в его бока, царапая, возбуждая, побуждая к большему. – Иногда мне так хочется, чтобы ты отбросил все свои нежности и просто трахнул! – Вот же искуситель! – впивается зубами в его шею, оставляя красный след. – Это до безумия возбуждает меня... – приподнимает бедра, касаясь его паха, демонстрируя свой стояк. – Ведь ничего, если я хочу быть шлюхой для одного тебя... – О, заткнись... – схватил его за шею, сжимая ее пальцами, заглядывая в карие глаза. – Да! – ведет ладонями по его спине, спускаясь на ягодицы. – Вот я бы тебя мастерски оттрахал! – сжимает половинки, слушая рычание возбужденного мужчины. – Деда своего наслушался? – громко вздыхает, садясь на колени, перехватывая его руки. – Я твой муж, теперь будешь слушаться только меня, понял? – с легкостью сжал тонкие запястья, устраивая их над головой юноши, привязывая красной лентой к спинке кровати. – Будешь хорошо меня трахать, буду только тебя слушаться... Том рычит, прижимаясь членом к его члену, двигая бедрами, касаясь его возбужденной плоти. Билл выгибается, чуть постанывая, ощущая, как тягучий жар заполняет низ живота. Они соприкасаются членами, двигаясь друг другу навстречу, но лишь сильнее возбуждаясь, будто щекоча растревоженные нервы. Том подхватывает его под ягодицы, заставляя перевернуться, встать на колени. Билл недовольно урчит, чувствуя легкую боль в запястьях. Его тут же накрывает горячее тело, а твердый орган ложится аккурат между ягодиц, начиная скользить между ними. Том быстро двигает бедрами, проходясь сочащейся головкой по сомкнутой дырочке. Его любимый все сильнее выгибает спину, выпячивая попу, заставляя его чуть ли не входить в готовый на всё зад. – Ну, Том... – скулит, виляя попкой. Но мужчина не отвечает, лишь прекращает свои движения, отстраняется от худого тела, тянется за смазкой, и вновь шлепает по розовой округлости. И еще раз. Билл вскрикивает, когда сильные ладони сжимают ягодицы, разводят их в стороны, тут же проходясь холодными пальцами по сжатому колечку. Том хорошенько смазывает, но не проникает внутрь. Билл ерзает, пытаясь выпутаться из лент, чтобы обнять, чтобы притянуть к себе... – Тише, родной, – к его уху, – сказал, что буду любить сегодня, – облизывает мочку, обжигая дыханием. – Возьми... – изнывает. – Том, возьми... Мужчина пристраивается головкой, осторожно погружаясь в жаркую негу. Член окутали шелковистые стенки, сжимая, поначалу причиняя небольшой дискомфорт. Билл вздрогнул, напрягаясь, принимая в себя любимого мужчину, прогибаясь в спине, впиваясь пальцами в мягкие подушки. По телу бежали мурашки. В животе порхали бабочки. А в мозгу тараканы устроили вечеринку. Том подхватил любимого за талию, входя в него, притягивая к себе аппетитную попку. Билл ерзал, подаваясь навстречу, чувствуя, как мужчина полностью выходит из него и вновь врывается, начиная все быстрее двигаться. Комната закружила своим однообразием, а Том прижался грудью к спине любимого, подхватывая того под живот, скользя ладонями между расставленными коленями, оглаживая вставший член. Он уткнулся в острое ушко, начиная облизывать его, шептать что-то, пуская по телу юноши новые волны возбуждения. Все вокруг сложилось в единую кашу, когда Том попал по простате, вырывая из гибкого тела красивые стоны. Он повторил, вновь внимая громкий вскрик, и продолжил двигаться в нужном направлении, ускоряя темп. Билл все-таки выпутался из шелковых лент, тут же приникая ладонью к бедру любимого, царапая упругую кожу. Он уперся локтем в подушки и начал активно подмахивать супругу, насаживаясь до предела. Том взял его член в руку, крепко сжимая, двигая по нему пальцами. Брюнет двигался то в его кулак, то насаживался на его член, почти пища от удовольствия. Его целовали куда-то в шею, оставляя мокрые дорожки, громко причмокивая, издавая сладостные постанывая. – Том... – он впился пальцами в ягодицу мужчины, сообщая, что вот-вот кончит. Том отстранился от его спины, вставая на колени, с силой сжимая его тельце, натягивая на свой член. Воздуха отчаянно не хватало. Мужчина продолжал резко врываться в дрожащее тельце, он знал, что любимый на пределе, что сейчас нужно сделать все по максимуму правильно, чтобы доставить тому большее удовольствие. Том шлепнул парня, сжимая ягодицу, причиняя Биллу боль, которая и станет сейчас той самой горсткой необходимого для того, чтобы парень красиво кончил. Повторил, оттягивая ягодицы, разминая их в пальцах, и снова шлепнул, замечая, как красные разводы появляются на его коже. – Да... – он смотрел перед собой, впившись пальцами в резную в спинку, громко выкрикивая, двигаясь всем телом, теряя контроль. Не смея больше сдерживаться, орет. Пальцы побелели, а перед глазами потемнело, когда он до упора насадился на горячий ствол и с громким ором кончил, чувствуя, как струя спермы рвется наружу... Том вошел еще несколько раз и тоже кончил, сразу же откидываясь спиной на кровать, глядя в потолок, прикрывая глаза, стараясь унять головокружение. Прохладные простыни почти током били, контрастируя с жарким телом. – Интересно... – пытался отдышаться Билл. – А в старости мы... Мы сможем так? – Закупимся резиновыми членами... – лениво хохотнул, стирая со лба пот. – Не думаю, что к семидесяти я смогу заниматься анальным сексом... – Билл повернул лицо к любимому, все так же громко дыша. – Ну, к семидесяти у нас уже зубы выпадут... Проживем на минете! – улыбается, находя ладонь Билла, сжимая ее в своей руке. – Том, ты серьезно уверен, что это то... Чего ты хочешь? – Хочу ли я прожить с тобой до старости? – Билл кивнул, всматриваясь в глаза говорящего. – Не знаю... Честно, я не думал об этом... Но я думал о другом, Билл. Думал о том, смогу ли я жить без тебя? И знаешь, – прикрыл на секунду глаза, а открыв их, продолжил: – Нет. Я не смогу... Билл закивал и подполз к любимому, утыкаясь носом в его шею, чувствуя, как он обнимает. В его руках можно расслабиться, можно забыться и просто Быть. Не имея цели, не задумываясь о будущем... Если Он рядом... – А вообще, мы за жизнь столько натрахаемся, что к старости уже не будем хотеть... – Я тебя всегда хочу, Билл... – У меня будет обвисшая задница с огромным геморроем, а мои соски будут свисать до самых пят... Том приблизился к его лицу, поглаживая его щеку, тихо произнес: – Не за красоту полюбил... И не за старость разлюблю... – А вы всегда, когда потрахаетесь, начинаете ныть? – Дедаааа!!! – в голос завыли парни, откидываясь на простынях... – Да там скучно стало! А ваши папаши стриптиз танцевали! А я видел серьгу в головке члена... Как думаете, мне пойдет такое украшение? – парни взглянули на Генриха, который крутился у зеркала со спущенными семейниками. Хорошо хоть главного органа видно не было. – О, боже... – Том заржал, – Какого хрена вы делаете в нашей спальне со спущенными трусами? – Размечтался! Не дрочил я на вас! – натянул трусы назад, – Орете вы громко, по-любому оба имитируете! – Деда, выйди... – Билл ткнулся носом в плечо парня, стараясь прикрыться простыней. А Том лежал с широко расставленными ногами, будто демонстрируя себя деду. – И это ты называл большим? – дед хохотнул. – Да у меня в три года больше был! – Только не снова! – взвыл Билл. – Да, что вы? Вот покажите свой, я тоже поржу над вашим сморщенным стручком! – Нет! Том, заткнись! – Да, пожалуйста! – Генрих развернулся к парням и спустил трусы, демонстрируя свои размеры. – Твою ж... – Том округлил глаза. – Ну, дедаааа... – Билл отвернулся, хоть и заметил, что у старика там... Там побольше, чем у Тома... – Съел, сосунок?! Будешь знать, как деда недооценивать... Том отвел взгляд в сторону, понимая, что позорно проиграл. – Ну, вот тебе было обязательно, светить тут этим? – возмутился Билл. – Он сам не поверил, а теперь пусть покроется комплексами о том, что у него маленький член! Маленький член это не приговор, Том... – Ну, понял я, понял! – фыркнул, прикрываясь простыней. – И вообще, у нас завтра свадьба, – Билл обнял любимого, – вставать рано, давайте уже спать? – Да, отлично! Я пошел! – Так зачем вы приходили? – Том остановил старика у самой двери, тот обернулся, почесал затылок и как-то неуверенно ответил: – Да, знаешь... Навалил тебе кучу в одну из сумок, потом подумал, что как-то нехорошо будет, если ты такой подарок найдешь в день свадьбы, пришел убрать. Да забыл... В какую именно навалил... – пожал плечами и вышел. – Ччччто? – дергается Том, округляя глаза. – Он же пошутил? Из-за двери донеся дедовский вой: – У моей монашки из жопы торчит хуй... А в ее хлебало я нахально вдул... Я ссал на вас, у меня ведь нет никого. Я трахал ваших собак, потому что никто не дает... День за днем я рыгал, а затеееем... А затем я вас драл! Драл и в жопу, драл и в глаз, вот такой вот мой рассказ... – секундная пауза, и начало нового куплета. – Я за движуху, я за войну, я за любую с грибами еду. – Я не выживу с ним... – простонал Том, тыкаясь лицом в подушки. – ...ядрено кончу я тебе в рот, жопу твою моей кончей продерет... – Том, он ведь милый и хороший... – ...за титьки твои подергаю я, в сосок твой вопьюсь вставными зубами... – Хороший? – мужчина скривился и вновь уткнулся в подушки. – Твои подбородки, словно волны морей, как захлестнут, так утонешь скорей... – Деда, хватит петь под нашей дверью, дай нам побыть вдвоем!!! Генрих еще громче запел: - А за углом пидорасы дрысню доедали, в соседнем квартале их деды поджидали. Двое дебилов им в руки попали и всё настал им пи... – пауза. – Спокойной ночи! – Я умру... – Том тихо посмеивался, прижимая к себе тело любимого парня. – Он специально тебя провоцирует, любимый! Всё будет хорошо, завтра всё будет хорошо... – Билл целует его в щеку, обнимая и прижимаясь к нему... – Свадьба... И она уже сегодня... – зарывается носом в темные пряди. – Главное - выдержать... – Выдержим... – пробормотал Билл, прикрывая глаза и проваливаясь в сон...

От автора: И как вы вы этот бред до конца дочитали? XDDD Но спасибо ;) Это предпоследняя часть ;)