А Пушкин нам наврал +224

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Wolfgang Amadeus Mozart, Русские писатели и поэты, Antonio Salieri (кроссовер)

Основные персонажи:
Вольфганг Амадеус Моцарт, Антонио Сальери
Пэйринг:
дайте-ка подумать
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Пародия
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за эту работу)» от Vespertilio
Описание:
Моцарт и Сальери разбираются с Пушкиным - его фанфик им не пришелся по душе.

Посвящение:
Автору фанфика "Ti amo" - как по мне, так кучерявый реально решил исправить свой косяк за то, что он написал в 1830 году.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Если автору не нравится произведение классика - автор переписывает произведение классика. Все просто, как устройство карбюраторного движка.

АПД. ау, оос, спойлеры, рассинхрон со временем, в общем, я всегда так пишу.
2 мая 2014, 16:46
Сальери: Сань, хуйню написал.
Моцарт: Согласен.
Пушкин: Пацаны, вы чё??
Сальери: Хуясе "мы чё"! Не ты ли давеча писал о том, как герра Моцарта я отравил?
Пушкин: Хуясе "давеча", уж 200 лет прошло! Ну было дело, признаю.
Моцарт: Антоха, можно я его убью?
Пушкин: Да поздно уж, давно я умер сам. И вы, что характерно, тоже.
Сальери: Но ты таки сейчас отхватишь по еврейской роже.
Пушкин: Я не еврей.
Сальери: Все равно отхватишь.
Пушкин: Ну ладно, не травил, доволен?
Сальери: Не доволен. Народ изволит отравителем меня считать.
Пушкин: Да как по мне, народу давно уж срать. У них теперь другие развлечения.
Моцарт: А мне обидно прост (((
Сальери: Вольфганг, ты знаешь, как я тебя любил.
Моцарт: А чё это "любил", ужель меня ты более не любишь?
Пушкин: Ну я пошел, короче, меня Онегин звал бухать, он дюже наебениваться любит.
Сальери: Нет, кучерявый, за слова обязан ты ответить. *Моцарту*: Тебя я как любил, так и любить продолжу.
Моцарт: Продолжи прямо здесь.
Сальери: Тогда Санёк откинется повторно.
Пушкин: Да, пацаны, вы это, друг друга возлюбите уж где-нибудь подальше от меня.
Сальери: Договоришься ты сейчас. Как ситуацию решать изволим?
Пушкин: Ну хочешь, я вселюсь в какого-нить автора успешного, напишет он - я! - про вас реальную историю?
Сальери: Ты точно не еврей? А то уж больно хитрая ты жопа.
Пушкин: Да не еврей я, арапом Петра Великого клянусь!
Моцарт: Так что ты говорил про "автора" и "вселюсь"?
Пушкин: Идея, в общем, такова, хотя, по сути не нова...
Сальери: Задрал ты эпитетами сыпать.
Моцарт: Да-да, Антоху не беси, он парень горячий, кавказский...
Пушкин *тихонько*: Бля, ну кто же знал, что вы такие мудаки.
Сальери: Саня, не доводи до греха.
Моцарт: До греха Сальери довожу я.
Пушкин *с проклятиями*: Да избавьте меня уж от подробностей! В общем, есть тут автор на примете, он в целом молодец.
Сальери: Дерзай, кароч. И не дай бог тебе нас наебать.
Моцарт: Иначе знаешь, что мы сотворим?
Пушкин: Ну, судя по твоей довольной харе, вы будете греху содомскому активно предаваться, и очи мои бедные все это будут созерцать.
Сальери: Ты в корень зришь, красава.
Пушкин: ...

чуть позже:

Сальери: Ну и че? Опять все то же написал.
Пушкин: Антох, да я ебал. Мне в голову другого ну не лезет.
Моцарт: Не помню. Не было такого.
Сальери: Не травил!
Пушкин: Я, типа, написал, что ты Вольфганга уважаемого из жалости убил.
Сальери: Таки вы странные, евреи.
Пушкин: Я не еврей же, ну!
Сальери *передразнивая*: Я не травил же, ну!

Моцарт: Я погляжу, вы идиот.
Пушкин: Я Пушкин.
Моцарт: А я - нет.
Сальери: Слава богу, товарищ Амадеус. И, к слову, бухал бы ты поменьше...
Моцарт: И что тогда?
Сальери: Тогда тебя бы хер кто отравил.
Моцарт: Да не травил меня никто. Я просто гений, а гении уходят рано...
Сальери: Люблю тебя за скромность, что скрывать.*Пушкину*: И что ты там про человека в черном написал?
Люди в черном: Ну да, нам тоже интересно.
Пушкин: Да ладно вам, не сильно я и черный.
Сальери: Так это ты?! Какого ... лысого Бондарчука ты к герру Моцарту приперся и реквием потребовал писать?
Пушкин: Такое дело... Стэндап я практикую.
Моцарт: А получается какое-то говно.
Пушкин: Увы, стэндап - не мой конек.*пытается незаметно свалить*
Сальери: Остановись, мгновенье.
Пушкин: Ты прекрасно?
Сальери: Нет, ты должен мне косарь.
Пушкин: Когда же это я успел?
Сальери: За моральный ущерб. С тебя, жида, хоть штука - и то хлеб.
Моцарт: А мож, пойдем бухать?
Пушкин: Онегина возьмем; я повторюсь - он дико любит огненную воду.
Сальери *Моцарту*: Ты набухался уж на 200 лет вперед. *Пушкину*: Верни косарь паскудатварь, и можешь ухуяривать отсюда. Так вижу, толку от тебя мы не добьемся.
Пушкин: Чего ты, кстати, на меня все бочки катишь? Ведь я - поэт, и я так вижу.
Моцарт: А я - дурак, вот справка. А это значит, что тебе я жопу на глаз твой иерусалимский натяну.
Сальери: Герр Моцарт, не ожидал от вас сих дивных оборотов речевых. *записывает*: Что там после "глаза"?
Пушкин: Заебали.
Моцарт: Спасибо, кучерявый, что напомнил. *обращается к Сальери*: Ну что, покажем Сане мастер-класс?
Пушкин *быстро убегает, кричит издалека*: ПОШЛИ ВЫ В ЖОПУУУ!
Сальери: Пожалуй, мы последуем его совету, не так ли, Амадеус?
Моцарт: Конечно, герр. Всегда готов.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.