Hear no evil / Не слышу зла +75

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Автор оригинала:
Gaelicspirit
Оригинал:
http://gaelicspirit.livejournal.com/14059.html

Основные персонажи:
Дин Винчестер, Сэм Винчестер
Пэйринг:
Дин, Сэм
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Экшн (action), POV, Hurt/comfort
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 231 страница, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Охота на неведомого монстра усложнилась состоянием одного из братьев.
Таймлайн - между 2-15 "Tall Tales" и перед 2-16 "Roadkill".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Беты - Илерена, Alrami, volhinskamorda. За помощь в поиске опечаток спасибо galiandra.

Глава 4

8 июля 2014, 20:42

Истина - это больше, чем факты.
Автор неизвестен



***
Сказанные в один голос слова рассеялись в воздухе, когда утреннее солнце сделало бледную кожу брата почти прозрачной.

- Дин?

Сэм поднялся на ноги, живот свело ледяной судорогой. Он подбежал в тот миг, когда колени Дина подогнулись. Сэм поймал здоровой рукой его локоть и, плавно развернув, уверенным движением усадил брата на кровать.

- Оу... - голос Дина был слабым, все еще влажное тело вздрогнуло под пальцами Сэма. В неуклюжей попытке поймать равновесие он схватился руками за матрас. - Думаю, я, ээ... встал слишком резко...

Надавив на прохладную влажную шею Дина, Сэм наклонил его голову, заставляя сидеть неподвижно. Белеющее лицо Дина тут же заставило забыть подобное озарению открытие. У его брата и раньше бывали сотрясения, но всегда он мог перетерпеть боль, не выпуская ее из-за нерушимой стены, выстроенной вокруг реального мира.

Потеря слуха усугубила его травму, Дин не знал, как с этим справляться. Со стоном отчаяния Дин прижал к голове ладонь и крепко зажмурился. В уголках глаз собрались морщинки.

- Твою ж мать, - произнес он дрожащим выдохом.

Похлопав Дина по шее, Сэм отошел в другой конец комнаты. Он вернулся с тайленолом и бутылкой воды и, присев перед братом, попытался сунуть две таблетки в его кулак.

- Черт, Сэм, я сказал, нет! – слабое возражение переполнял кипящий гнев.

- Идиот, это тайленол, - проворчал тот, толкнув Дина в плечо, чтобы открыл глаза. – Не будь ты упрям как осел, наверное, понял бы, что я слушаю тебя впервые за все это время.

Дин взглянул на таблетки в руке Сэма. Когда до него дошло, он облегченно вздохнул, схватил их и проглотил насухую раньше, чем брат открутил крышку.

- Фу, Сэм... - Дин наморщил нос, после того, как принял бутылку и шумно глотнул. - От тебя несет как от трупака.

Сэм удивленно вытаращился и забрал воду. Снова подперев лоб рукой, Дин опустил в пол невидящий взгляд, отчего Сэму стало только тревожнее.

- Я... Я в самом деле чувствую... грязь на тебе. И, наверное... чувак, я чую... кровь.

Сэм неосознанно посмотрел на свою руку: бинт порозовел в некоторых местах.

- Она… она пахнет как… металл, - продолжил Дин. – И соль. Думаешь, я чую кровь?

Дин поднял голову, и Сэм поразился беззащитности его взгляда. Он сглотнул. На лице брата, который был для него якорем, редко удавалось прочитать такие открытые эмоции. Сэм не мог делать вид, что не замечает. Он встал на нетвердых ногах, дошел до стены и оперся плечом о дверь в ванную. Солнечный свет согрел его голую спину, а все еще бледное лицо брата скрылось в тени.

- Какого черта со мной происходит? - Дин осторожно провел пальцами по влажным волосам, взъерошив темные пряди.

- Приятель, ты просто человек, - тихо произнес Сэм, понимая, что брат не слышит. – Вот и все. Ты… Ломкий. Хрупкий. Настоящий. Ты придешь в норму.

Дин потер лоб и, обращаясь к полу, сказал:

- Помнишь, отец говорил об этом? Отключить одно из чувств, чтобы использовать остальные.

Сэм поморщился.

- Он так говорил?

- Только я всегда думал… Не знаю… Что услышу что-то новое… Закрою глаза и прислушаюсь, но… – Дин снова застонал, сжав пальцы в волосах и почти уткнулся носом в колени.

- Дин? - Сэм наклонился, сжал голое плечо брата, водя пальцем по капелькам воды на коже. - Что с тобой?

Дин молчал. Его мышцы подрагивали под пальцами Сэма, будто прикосновением он только делал брату больнее.

Сэм беспомощно поморщился. Доктор Уайлд предупреждала, что боль может быть сильной, и казалось, внезапный звуковой натиск, время от времени бьющий по Дину, выше его сил.

- Тише, - прошептал он, забыв, что Дин не слышит. Просто нужно было это сказать. Нужно было хоть что-то сделать. - Успокойся, Дин.

- Чувак, - наконец выдохнул тот, немного расслабляясь. - Это полный трындец.

Сэм облегченно кивнул, когда боль наконец отпустила, и Дин завалился набок в его руки.

- Тебе бы в душ, приятель, - прошептал Дин, позволяя силе притяжения уложить себя на кровать.

- А ты как? - не раздумывая спросил Сэм. При мысли покинуть брата все внутри заледенело.

- Оставь меня одного на минутку, - пробормотал Дин и тяжело вздохнул. Он осторожно перевернулся на спину и накрыл глаза рукой. - Просто хочу... хочу полежать немного.

Сведя брови, Сэм внимательнее пригляделся к брату: из левого уха на шею струилась тонкая малиновая полоска. Он подхватил полотенце с батареи в ванной, смочил теплой водой и вернулся к Дину. Аккуратно, прикусив нижнюю губу, Сэм принялся вытирать кровь.

- Чувак! - Дин неуклюже отмахнул его руку и поморщился. – Какого хрена?

Без лишних слов Сэм сунул ему под нос окрашенное розовым полотенце.

- Вот дерьмо, - выругался Дин и коснулся уха, размазывая кровь.

- Эй! Не трогай! Господи, чувак, подожди минутку, - выпалил Сэм, отведя в сторону руку Дина, пока не закончил вытирать кровь. Он со вздохом присел на кровать, и брат повернулся к нему лицом.

Мгновение они смотрели друг на друга и, осторожно скрывая боль, прятали нужду друг в друге за обычной нерешительностью. В тишине, висящей между ними, Сэм слышал, как гудел кондиционер, как в коридоре хлопали двери, как кто-то кого-то звал, слышал, как легкие наполняются воздухом, как воздушный шарик — гелием, как сердце гонит по венам кровь.

Глядя на Дина, он точно знал, видел, чувствовал, что тот... не слышит совсем ничего.

- Лежи тихо, - отчетливо проговорил Сэм.

- Зачем? – Дин уставился на его губы, жаждущий общения, связи с единственным, на кого ему было не все равно.

- Просто полежи спокойно одну минуту, - Сэм спустился с кровати и глянул в сторону. – Решу, как закончить эту охоту без тебя, - сказал он сам себе.

Он не до конца понимал, в чем дело, но им слишком досталось – Дину слишком досталось – и нельзя было позволить этому призраку лишить их того, что держало их на поверхности.

- Сэм, - позвал Дин.

Резкие нотки в усталом голосе брата прервали его размышления. Сэм вопросительно поймал взгляд старшего.

- Я думаю... наверное... Ала вернулся, - тихо проговорил Дин. Сэм быстро развернулся к нему.

- Что?!

- Я вспомнил, - Дин неуклюже подтянулся на локтях. – Я вспомнил, что видел на кухне – прямо перед тем, как все взлетело на воздух.

Сэм шагнул вперед, заинтересованно наклонил голову.

- Что ты видел, Дин?

- Я помню… птиц.

Сэм нахмурил брови.

- Птиц… – повторил он.

Дин сел, положив ногу на ногу, и полотенце съехало. Он наклонился вперед, сложил руки и большим пальцем потер мозоль под кольцом. Взгляд его упирался в покрывало, и Сэм понял, брат не ждет ответа. Дин просто рассказывал о том, что терзало его.

- Иногда я вспоминаю птиц... и пока это ни о чем не говорило... То есть... Какого черта, правильно?

Легкая дрожь пробежала по телу Дина, когда прохладный воздух в комнате заставил его покрыться гусиной кожей. Сэм отступил в тень, позволил согревающим лучам солнца упасть на брата.

- Но только сейчас - ладно, чуть раньше... в ванной... Я все еще видел обрывками... когти и крылья, и... это было как... как тогда под водой в Южной Каролине.

Сэм тяжело опустился на край кровати, привлекая внимание брата. Он наклонил голову и, убедившись, что Дин смотрит на него, сказал:

- Ты потерял меня.

Дин вздохнул и покрутил шеей, будто в попытке снять напряжение и взглянул на Сэма исподлобья.

- Помнишь, я тебе рассказывал, что отец уже охотился на Ала?

Сэм кивнул.

- Только я все равно не помню.

Дин опустил глаза.

- Знаешь... Этому есть причина. Я заставил тебя забыть.

- Да? – Дин не отреагировал на его недоверчивый вид, и Сэм ударил по кровати. – Что ты несешь?

- Когда отец бился с Ала, мы с тобой упали в воду. Я… я не мог найти тебя, - Дин отвел взгляд и сжал губы. На мгновение его лицо приняло нечитаемый вид. – А когда нашел, то увидел… я увидел, как монстр тянется к тебе. В своей настоящей форме.

- Птица? - Сэм удивился вслух. - Я думал, это был дух бури...

Дин пожал плечами, словно услышал.

- Я никому не говорил, когда мы уехали от пастора Джима, но под водой Ала выглядел как птица, и он тянулся к тебе... Я схватил тебя, но не знаю, чувак. Если бы отец его не убил... я не знаю.

Сэм задумчиво потер верхнюю губу. Что за бред? Ала был духом бури - в своей истинной форме или нет. О приближающихся ураганах не сообщали, молний, по которым двигался монстр, не было, даже погода ожидалась не слишком пасмурной. Здесь творилось что-то другое, и Дин в своем болезненном состоянии связал это с той охотой много лет назад. Что-то заставляло его думать о птицах.

Сэм чувствовал, как брат мысленно клянет сам себя, но знал, что тот не примет его поддержку. Глубоко задышав, Дин опять обхватил голову.

- Дин, - тихо позвал Сэм и тронул его ладонь. - Дин, посмотри на меня.

Дин подчинился, будто услышал, блестящие от боли глаза покраснели. Он ждал.

- Послушай, я ничего не знаю об ала. Вообще ничего. Но мы во всем разберемся… как-нибудь… - пообещал Сэм, стараясь говорить четко.

Дин не двигался. Сэм даже не видел, как он дышит. Выжидающий взгляд брата был устремлен на его губы.

- Я нарыл кое-что про этот дом, - признался Сэм. – Дом Куперов. Джордж говорил, у него богатая история, и я подумал…

- Что ты нашел, Сэм? – прервал его Дин, тень его обычного «давай уже к делу» появилась сама собой.

- Ну, двое предыдущих владельцев умерли при странных обстоятельствах. Один утонул в раковине, другой свалился с лестницы в подвале... эээ... подожди... - Сэм спрыгнул с кровати, подошел к ноутбуку и повернул экран, чтобы не было бликов. – Так, что тут еще? Электрический ток и пожар.

- Чувак!

Сэм резко обернулся.

- А, да, извини. Я сказал, электричество и пожар.

- Пожар, да?

Сэм кивнул.

- Может, это все просто несчастные случаи.

- Да, но… – Сэм опять подошел к Дину ближе, солнце теплым лучом пробежало по лицу. Он поражался тому, насколько сосредоточен на своих губах, на том, чтобы чувствовать их, когда пытается уместить мысли в слова, которые поймет брат.

- Добавь к этому списку Камиллу, умершую от сердечного приступа, при том, что она была абсолютно здорова, и утечку газа…

- Камилла умерла в доме? – спросил Дин, недоумение прорисовало морщинку между его бровей.

- Нет… на церковном пикнике, но это был ее дом.

Дин глубокомысленно кивнул и посмотрел в окно, щурясь от света. Сэм подавил улыбку, поняв, что ни один из них не повесил шторки обратно.

- Ладно, тут может быть связь, - согласился Дин. – Вернемся в дом, осмотримся.

Сэм опустил голову, уперев руки в боки. Тащить Дина обратно в этот дом совсем не хотелось. Скрипнула кровать, и Сэм увидел, как Дин с легким стоном ложится обратно, в который раз прикрыв глаза рукой. В каждом его движении читалась усталость.

- Твоя очередь в душ, - пробормотал Дин. – Дай мне полежать минутку.

Сэм ничего не ответил. Он зашел в ванную, осторожно наступая на влажную плитку, поднял к носу руку и вдохнул.

- Не так уж и воняет, - проворчал он, снял боксеры и сдвинул шторку душа. - Когда откапывал, было хуже...

Сэм положил руку на душевой кран и замер. Он забыл рассказать Дину о Камилле.

***

Он чувствовал, как дышит, как раздвигаются ребра. Чувствовал, как бежит по жилам кровь, насыщенная кислородом.

Закрывая глаза, он видел прошлые охоты, демонов, призраков, адских тварей, жаждущих убивать.

Вот оно... то, что я знаю.

Вытянув руки вдоль тела и приоткрыв глаза, Дин глубоко вдохнул. Голова кружилась, хотелось полежать еще немного, вцепиться в кровать и удержать ее от вращения. Из опыта бесчисленных «наутро после», он знал, что ему нужно встать и поесть.

Дин перекатился набок и почувствовав, как ноги соскальзывают с покрывала, знал, что должен был слышать, как шуршит ткань. Он подвигал челюстью, отчего на мгновение заложило уши, и все внутри сжалось в ожидании резкого потока звуков. Но ничего не случилось. Хотя бы сейчас он был свободен от боли.

Он встал, и миг спокойствия разрушился. Боль осколками впилась под кожу, коснулась подбородок, поселилась за ушами. Дин со вздохом подошел к сумке, вынул боксеры, джинсы и серую майку. Быстро одевшись, он откопал среди одежды рубашку с длинными рукавами и случайно задел пальцами кожаные ножны.

Нахмурившись, Дин вытащил нож, повернул лезвие к солнечному свету, наблюдая, как оно блестит и сверкает, ослепляя глаза. Нож считался тихим оружием. Дин мог уделать любого урода, не давая о себе знать. Он пользовался им, когда хотел остаться незамеченным.

Если я вижу... то могу охотиться. Если я никогда не оставлю неприкрытой спину... Если всегда буду настороже... Я все еще смогу защитить его. Все еще в силах выполнять свою работу. Мне необязательно... слышать опасность. Верно?

Подойдя к сумке с оружием, Дин вытащил свой сорок пятый. Опустив веки, он провел рукой по стволу, нашел под пальцами впадины и линии, знакомые как собственное тело. Он вытащил магазин, положил на стол и начал спокойно разбирать пистолет.

Разложив детали, Дин вздохнул и закрыл глаза. Не обращая внимания на объявшую его удушающую тишину, он начал собирать пистолет. Пальцы двигались уверенно и изящно. Он погрузился в движение, в то, что для него было так же естественно, как слух, как дыхание.

Дин отреагировал на запах мыла быстрее, чем на прикосновение руки к своему плечу. Тело ответило прежде, чем Дин успел что-то понять. Он резко развернулся и открыл глаза, палец напряженно замер на спуске. Сэм моргнул в полном недоумении, когда в грудь уперлось дуло пистолета, и поднял руки вверх, отступив на шаг.

Дин резко вздохнул и опустил оружие.

- Не подкрадывайся ко мне, чувак, - прорычал он, злясь на себя за бездумную реакцию. Нужно быть лучше, быстрее, резче.

Сэм помотал головой, провел рукой по волосам. Когда он отвернулся, Дин заметил, что брат что-то говорил. Разобрать слова оказалось сложно, и мышцы напряглись по всему телу. Но он не окликнул Сэма, только выпустил воздух из легких, сунул пистолет за пояс джинсов и вроде бы почувствовал себя лучше, нормальнее с этим знакомым весом за спиной.

- Одевайся, - скомандовал он и, заметив, как вздрогнул Сэм, добавил уже тише: - Сходим поесть.

Во взгляде младшего читалось «как ты можешь думать о своем желудке в такой момент», но он послушно полез в свою сумку. Дин осторожно наблюдал за братом. Он знал Сэма лучше, чем кто-либо, и по скованным движениям рук, когда тот натягивал джинсы, по нерешительности, когда копался в трех чистых майках, по расстройству, с которым сдувал челку с глаз, видел: он что-то скрывает.

И мог поспорить, он знает, что именно.

- Хватит уже нервничать, Сэмми, - сказал он, чувствуя, как слова намеренно мягко выскальзывают из губ. – Не выдумывай, как оставить меня здесь.

Сэм быстро поднял голову, сжав в здоровой руке темно-синюю футболку с вычурным рисунком. Дин видел его вопросительное лицо, необъяснимую надежду в глазах.

- Нет, здесь я не остаюсь. Я просто говорю: ничего не придумывай. Потому что я не позволю тебе бросить меня.

Сэм вздохнул, опустив плечи, натянул рубашку через голову и убрал влажные пряди с лица. Будучи на взводе, он активно жестикулировал. Широко разводил руки, будто стараясь объять все проблемы, которые тащил на своих широких плечах, крепко сжимал кулаки в полном разочаровании - или желании перебороть брата - в ситуации, бросающей их из крайности в крайность, когда он пытался поймать равновесие.

Дин видел, как разбушевался брат, видел, как поток слов стремительно срывается с его губ. Пытаться выхватить хоть какой-то смысл на голодный желудок было слишком – Дин и так держался на одних обезболивающих и ушных каплях. Он отвел взгляд, не пытаясь уследить за речью Сэма.

Сэм подошел ближе, грубо схватил его за руку и развернул к себе. От резкого движения Дин покачнулся на ногах, стены номера угрожающе накренились. Злость прочертила линии между его бровей, губы угрожающе поджались.

- Отпусти меня, чувак!

Сэм только усилил хватку, заставляя Дина посмотреть на него. И он сосредоточился на губах брата.

Тебе стоило бы здраво рассуждать об этом.

- Я так и делаю, Сэм. Я иду.

Нет, Дин, пожалуйста, просто... пожалуйста... подумай об этом, ладно?

- Я уже подумал! Я не могу по-другому.

Он вырвался из рук Сэма и медленно отвернулся, на мгновение прижав ладони к пылающим глазам.

Спустя пару секунд Дин продолжил, глядя на него:

- Я не просто твой брат, Сэмми. Это не значит только... присматривать за тобой. Чувак, я охотник. Я только это и умею.

Сэм опустил взгляд, потирая переносицу. Дин видел, как он впитывает эти слова, пропускает через себя. Он уловил спертый запах сигаретного дыма и пота в воздухе, догадываясь, что тихо включился кондиционер. Он сглотнул. Нужно было срочно выйти из этой комнаты.

- Ну же, Сэм, давай просто... давай просто осмотрим дом, ладно? Ты будешь рядом. Со мной ничего не случится, если ты за мной присмотришь, правда?

Сэм поднял глаза, вскинув брови.

Я был там, когда ты взлетел на воздух, помнишь?

- Ой, брось, - Дин ощутил, как внутри закипает раздражение, давит на грудь, заставляет сердце бешено нестись. Он начал расхаживать по комнате, сжимая кулаки - четыре шага в одну сторону, четыре в другую.

Он знал, Сэм смотрит на него, но боль не давала слишком быстро повернуться, и он довольствовался только взглядом на брата, когда шел в его сторону.

Сэм махнул рукой с просьбой прекратить эти хождения.

- Что? - Дин наклонил голову.

Эта охота сложнее, чем кажется.

- В смысле?

Сэм подозвал его жестом и сел за ноутбук. Ничего не понимая, Дин сдвинул брови. И усмехнулся, когда Сэм указал на чистую страницу и начал печатать.

- Классно, Сэмми.

Он смотрел, как пальцы брата порхают по клавиатуре, история о кладбище и теле Камиллы представала перед его глазами понятным шрифтом.

Так проще, чем читать по губам, уверен на все сто, подумал он. На экране появились слова о перевернутой позе тела, и Дин настороженно распрямился.

- Подожди, ты хочешь сказать, ее похоронили лицом вниз?

Сэм помотал головой, продолжая печатать: «Я так не думаю. Мне кажется, она перевернулась в могиле».

- Так, дай-ка секунду подумать, - Дин потер верхнюю губу. - В некоторых практиках считается, что если ведьму похоронить лицом вниз, то она отправится в Ад.

«Камилла не была ведьмой», - написал Сэм.

- Уверен?

«Более чем».

- Почему?

«Поболтай побольше с Джорджем и поверишь мне».

- Так ты думаешь, ее могли... похоронить заживо, а потом она очнулась в ящике, хотела выбраться... у Баффи это, конечно, получилось, но только с суперсилой.

На лице Сэма появилась усмешка.

- Даже не пытайся. Я знаю, ты тоже смотрел. – Дин игриво прищурился.

Для общего развития, сказал Сэм.

- В задницу развитие. Давай к делу.

- Да, прости… значит, или похоронена заживо, или... что? Кто-то напугал ее так, что она буквально... в гробу перевернулась? Как в той старой поговорке?

Сэм открыл несколько сайтов, найденных утром. Он указал на параграф, в котором говорилось о неупокоенных духах, о том, как они передают послания, показывают свои изувеченные тела. Сломанные после смерти, будто вывернутые, кости, открытые в безмолвном крике рты, выгнутые будто под пытками спины.

- Чувак… это… – Дин покачал головой, рассеянно потирая левое ухо, пульсирующее болью. – Я никогда о таком не слышал, а ты?

Пожав плечами, Сэм напечатал: «Посмотрим в дневнике отца».

- Хорошая идея, - кивнул Дин и поморщился. Заметив на пальцах кровь, он подхватил с изножья кровати влажное полотенце и промокнул ухо. – Давай поищем за завтраком… – он взглянул на часы. – Или обедом.

Сэм с беспокойством выхватил у него полотенце. С молчаливым вызовом Дин уставился на брата.

- Все нормально, Сэм, - сказал он спустя мгновение. - Не болит... не сильно.

Глаза Сэма чуть ли не метали молнии, и Дин едва не отступил назад под таким напором эмоций.

Врешь.

- Ну и что?

А вот то!

- Я и раньше охотился раненый. Это ведь то же самое? - Дин ощутил, как в груди нарастает негодование. Не дождавшись ответа, он с рыком отпихнул брата. - А? Скажи мне. Чем это отличается?

Тем, что я...

- Что? Скажи, черт тебя побери!

Тем, что я не знаю, как тебя защитить!

Дин прекратил толкать брата. Тот замер. Перестал дышать.

- Тебе и не нужно, Сэм.

Казалось, взгляд младшего вот-вот сломает в нем все преграды.

- В этот раз… мы присмотрим друг за другом.

Сэм почувствовал, как грудь сковало тяжестью, он опустил голову, пряча навернувшиеся слезы. Спустя мгновение он ответил кивком.

Ладно, разборчиво сказал Сэм. Но только если ты подождешь в машине.

- Что?

Не возвращайся в этот дом, Дин.

- Чувак… а если, в доме есть то, что желает навредить Джорджу и Рен. Черт, да может, это сам дом!

Я знаю.

- Тогда почему…

Дин замолчал на полуслове. Он понял. Защищать Сэма. Единственное, что он умел, единственное, что придавало ему сил. Только это и останавливало его многие годы, вынуждая смотреть, как отец и брат разбегаются целыми и возвращаются сломленными. Оберегать брата – это все, что он знал.

- Ладно, Сэм.

Тот удивленно моргнул.

Ты не шутишь?

- Твоя взяла, - кивнул Дин. - Я буду умницей. А теперь... пойдем купим гребаной жратвы?

***

Миннесота, 1994

Я знаю, что это он, еще до того, как слышу свое имя.

Шаги выдают его издалека. Он осторожно переступает с пятки на носок, и я едва слышу, как он приближается. Раньше я думал, эту привычку он перенял у моряков, но потом заметил, что у Джима самая обычная походка.

Так тихо, почти беззвучно, движется только отец, но я все равно настораживаюсь.

- Дин, ты спишь?

- Не сплю.

- Как ты, сынок?

Он зовет меня по имени, и мое тело расслабляется. Он вернулся. Папа вернулся. Впервые за эти недели я чувствую себя в безопасности и хочу спать.

- Все нормально.

- Сэму уже лучше?

- Кажется, - неуверенно говорю я. Кошмары все еще мучают Сэма, но уже не так часто. – Ну, я делал кое-что для него.

- Хорошо, - отец садится на край моей кровати, матрац прогибается, и я сползаю к нему. Он не спрашивает, что такое я делал. Он ничего не говорит. Просто сидит. И дышит.

- Папа?

- А?

- Ты, эээ… ты нашел то, что искал? – я хочу спросить не ранен ли он, могу ли я чем-то помочь. Но сомневаюсь, что он ответит.

- Не совсем, - вздыхает отец. – Но я был близок к тому. На этот раз точно.

Я лежу в темноте и слушаю, как дышат мои самые близкие люди. Сэм посапывает с открытым ртом, отец тихо втягивает воздух. Я чувствую, он занят мыслями, и решаю не надоедать.

- Мы опять уезжаем, да?

- Вы уже долго здесь пробыли, так?

Умом я мгновенно понимаю - да, но сердце кричит тихое «нет». Я еще не закончил ловец снов. Не знаю, как прикрепить три бусинки. И я не уеду без этой защиты для Сэма. У него должна быть возможность оставить страх позади. Собрать себя воедино. Или…

- Потому что если вы не хотите ехать, то…

- Нет, папа, - я вскакиваю с места, потрясенный, что он так подумал из-за моего замешательства. – Нет, мы хотим. Просто я… Я должен кое-что доделать.

Он поворачивается к Сэму. В бледном свете луны, что проникает в комнату сквозь окно между кроватями, темные глаза отца таинственно поблескивают. За прошедшие недели он отрастил бороду, и она скрывает губы. Мне не видно его лица, но я чувствую, он не слишком доволен.

- Это для Сэма, - я пытаюсь скрыть отчаяние в голосе. Если я хочу, чтобы он согласился остаться еще ненадолго, нужно держать равновесие.

Отец наклоняет голову в немом вопросе. Я смотрю на брата и вдруг понимаю: он не спит. Не знаю, долго ли он нас слушал, но сейчас весь замер, будто боится, что это иллюзия

- Эй, - говорю я ему. – Ты в порядке?

Он кивает, а потом переводит взгляд на отца.

- Пап?

Отец встает, и я сдвигаю ноги на нагретое место. Он подходит к Сэму и садится на его кровать.

- Привет, малыш, - тихо произносит он, притягивая младшего в теплые объятия.

Мне физически больно видеть то, что я хочу, но не могу получить. Встряхнувшись, я прогоняю непрошеные мысли, всплывающие при виде отца, обнимающего брата.

- Мы уезжаем? – глухо спрашивает Сэм, уткнувшись в отцовское плечо.

Папа оглядывается на меня. Я жду, задержав дыхание.

- Скоро, - отвечает он. – Нужна пара дней на… переподготовку.

- Но мы поедем вместе с тобой, да? – Сэм отстраняется и смотрит на отца.

Джон кивает, улыбаясь глазами. Я вижу морщинки у его глаз. И что-то ломается внутри меня.

- Вы едете со мной, вы оба нужны мне.

- Ты нашел охоту?

- Возможно, - отвечает он мне. – Ложитесь спать. Утром поговорим об этом.

- Джим знает, что ты здесь? – спрашиваю я.

- Да, знает.

- Ладно, - я ложусь на подушку и вижу, как отец встает с кровати Сэма, подходит к двери и оглядывается на нас. – Пап?

Он качает головой в ответ на мой вопросительный тон.

- Вы молодцы, мальчики, - говорит он. – Правда.

Он выходит из комнаты, и я перевожу взгляд на Сэма. Он безмолвно смотрит на меня. Так хотелось бы узнать, о чем он думает, но слишком темно, я не вижу его глаз. Чувствуя, как тепло постепенно уходит, я со вздохом натягиваю фланелевую простынь на плечо и зарываюсь в подушку.

- Дин?

- М-м?

- Я не ненавижу его, - шепчет Сэм.

- Я знаю.



***

В Линч Хайтс была только одна закусочная, и Сэм гнал к ней, словно ужаленный.

Они подошли к самому дальнему столику, и Дин сел спиной к стене. Сэм знал, брату нужно все видеть, чтобы чувствовать себя более-менее в безопасности. Он с воодушевлением наблюдал за Дином, за тем, как он с легкостью очаровывает официантку, заказывая, как и обычно, чизбургер, картошку фри, содовую и пирог.

Официантка отошла от их столика явно более легким шагом, чем подходила, и Сэм улыбнулся, демонстрируя ямочки на щеках.

- Ты бесподобен, - тихо сказал он, когда Дин проводил ее взглядом. – Не услышал ни слова, но ведь какая разница, да?

- Эти короткие юбочки творит со мной чудеса, - сказал Дин слишком громко. Сидящий за стойкой слева от Сэма мужчина окинул их хмурым взглядом. Сэм пихнул брата под столом. Тот дернулся и тут же нахмурил брови, увидев, как Сэм подносит палец к губам.

- Ах да, - Дин поднял руки в знак поражения и закатил глаза. – Ошибся.

Сэм услышал, как звякнул колокольчик над входной дверью, и тень недоверия на лице брата заставила его обернуться. Когда к столику подошел Майк, он улыбнулся в знак приветствия. Сэм протянул руку, когда Майк встал с его стороны.

- Привет, приятель, - сказал он.

- Как твоя рука? – спросил Майк, затем кивнул Дину.

- Нормально, - Сэм рассердился при виде того, как насторожился брат.

- Что он здесь делает? – угрюмо спросил Дин.

- Я позвонил ему, - осторожно ответил Сэм.

- Когда?

- Чуть раньше.

- На фига?

Сэм посмотрел в пол и начал подбирать слова, которые не разрушили бы уже и без того пострадавшее эго брата. Тяжелый вздох Дина привлек его внимание, и они встретились глазами. Дин глядел на него с легким обвинением, а Сэм в ответ упрямо выставил подбородок.

- Забудь. Что хочешь, то и делай, Сэм.

Он услышал в Диновых словах скрытый смысл. Спокойное заверение «я покажу тебе, что все еще на что-то гожусь».

- Дин...

Дин поднял руку и, когда официантка принесла заказ, за чарующей улыбкой скрыл холодный взгляд.

- Мне только салат, спасибо, - сказал Майк. – И колу.

Сэм оценивающе оглядел того, кто ночью обнаружив его за подозрительными делишками, так и не позвал старика или, чего хуже, не позвонил копам.

- Спасибо, что пришел, - сказал Сэм. Он заставлял себя не смотреть в глаза брата, полные тьмы. Дин бы вряд ли уследил за разговором, если б они не сидели лицом к лицу, и Сэм это знал.

- Ты сказал, вам нужна помощь, - ответил Майк, так же не глядя на Дина.

- Да, вот, слушай, - Сэм ткнул вилкой салат. – Мы думаем, в доме что-то происходит. Несколько последних жильцов были… – Он отвлекся на движение брата. – Ну, были…

Дин вытащил отцовский дневник и начал листать в поисках чего-нибудь про людей, зарытых лицом вниз или перевернувшихся в могиле. Того, о чем они договорились, когда Дин еще не знал, что Сэм заменит его на время охоты другим человеком.

- Были? – продолжил Майк.

Прочистив горло, Сэм опять повернулся к нему.

- Погибли при странных обстоятельствах.

- Ну… и? – Майк недоверчиво поморщился. – Дом хочет сжить Джорджа и Рен?

- Возможно, - Сэм пожал плечами. – Не первый раз такое попадается.

- Ну и жизнь у вас, парни, - Майк тряхнул головой, наблюдая, как Дин ест чизбургер и одновременно листает дневник. – Что он читает?

- Охотничий дневник нашего отца. Ищет идеи, - ответил Сэм с полным ртом салата.

- Идеи насчет... дома?

Сэм покачал головой.

- Насчет Камиллы, перевернутой в гробу.

Официантка принесла заказ Майка, и они замолчали. Дин на мгновение посмотрел ей вслед, а потом вернулся к дневнику. Сэм хмуро свел брови. Молчание брата резало будто ножом, взывая к совести. Дин знал, какое впечатление производит его молчание.

- И как, что-нибудь отыскал? – спросил Майк, вовлекая Сэма обратно в диалог.

Сэм, двигая челюстями, глядел, как Дин упорно таращился в одну и ту же страницу дневника.

- Да, - тихо ответил он. Но при тебе ни за что не скажет.

- Значит, вы хотите осмотреть дом, - продолжил Майк, нанизав на вилку лист салата. Он совсем не хотел быть свидетелем братской ссоры.

- Да, то, что от него осталось, - кивнул Сэм. – Нужно проверить… Не знаю, вернется ли туда Джордж.

- Он уже там, - сказал Майк.

- Он там? – удивленно спросил Сэм. – Ха.

- Я отвез их сегодня утром забрать все необходимое.

- Эй, Дэн… э-э-э… Майк, - вдруг сказал Дин, привлекая к себе их внимание. – Что ты знаешь о смерти Камиллы?

Сэм заметил, как Майк настороженно взглянул на Дина.

- Ну, - Майк пожал плечами. – По правде говоря, я знаю только то, что сказал Джордж.

Сэм почувствовал мгновенное напряжение брата – слова Майка он мог и не разобрать. Он поднял палец, привлекая внимание Дина, и по уверенности в его глазах уловил, что тот все понял. Это было нужно Дину.

- Знаю, что-то тревожило ее последнее время. Она все время хотела поговорить с мужем, а потом уехала на церковный пикник и там умерла от сердечного приступа.

Со странной гордостью Сэм повторил сказанное. То, что Дин понимал лишь его и не пытался уследить за другими, придавало сил.

- А раньше на здоровье не жаловалась? – спросил Дин, посматривая то на Сэма, то на Майка.

Майк качнул головой.

- Этого я не знаю.

Дин опустил взгляд. Он пожевал нижнюю губу и подвигал подбородком, борясь с напряжением в голове, и сдвинул брови сильнее.

- Дин? – Сэм наклонился ближе. Брат выглядел совсем бледным, глаза его, казалось, немного потускнели. Заметив, что Дин и не пошевелился, Сэм ещё раз позвал его по имени и постучал по столу.

Дин отстранённо посмотрел на руку Сэма и медленно поднял взгляд. От спрятанной в нем боли, от напряжения, которое сковало тело старшего, внутри у Сэма все похолодело.

- Ты как? – спросил он.

- В норме, - напряженно ответил Дин. – Мы осмотрим этот дом или что?

Сэм прищурился, глядя на съеденный лишь наполовину картофель фри и нетронутый пирог. Заметив его хмурое лицо, Дин отодвинул тарелку.

- Да, конечно, - Сэм кивком указал на выход. Пока он и Майк стояли у кассы, оплачивая заказы, Дин ждал у двери.

На этот раз он без возражений скользнул на пассажирское сиденье Импалы.

- Что с ним? – спросил Майк, убирая сдачу.

- В смысле, помимо глухоты? – Сэм недовольно ответил вопросом на вопрос.

- Если с остальным все в порядке, подожди, пока барабанные перепонки заживут, и тогда с ним все будет хорошо.

- Не слишком обнадеживает, с нашим-то занятием, - тихо сказал Сэм, глядя сквозь ветровое стекло на угрюмый профиль Дина. – А еще… его иногда накрывает… болью, и…

- И что?

- У него из уха утром опять текла кровь, - Сэм смотрел вниз, носком поношенного ботинка рисуя круги на земле.

- Бывает. Это нормально, - небрежно ответил Майк. – Проследи, чтобы он капал в уши. Я ему совсем не нравлюсь, да?

Сэм поднял взгляд, услышав резкие ноты в его голосе.

- Дело не в тебе, приятель. А в том, кем он видит тебя.

Майк нахмурился.

- Кем? Помощником?

- Конечно, - кивнул Сэм. – Дин не просит помощи, - он оглянулся на брата. – Он сам ее оказывает.

- Каждому в свое время что-то нужно.

- Ну да, - Сэм подбросил ключи на пальце, идя к водительской двери. – Только заставь его в это поверить, у тебя это лучше получится.

Майк покачал головой.

- Я встречу вас у дома.

Сэм плюхнулся на водительское сиденье, захлопнул дверь и завел машину. Прежде, чем сдать назад, он взглянул на Дина, который смотрел в боковое окно.

- Ты мог бы и повежливее с ним вообще-то, - сказал он, понимая, что брат не прочтет его слов. – Он пытается помочь.

Дин не шелохнулся. С тяжелым вздохом Сэм выехал со стоянки и повел к дому Куперов, мимо магазина, где работала Сэйди, мимо бара, о котором она упоминала, мимо полицейского участка, продуктового магазина, библиотеки. Неестественная тишина в салоне, словно вода, заполняла легкие, превращала дыхание в пытку.

- Знаешь, Дин, - он просто хотел увериться, что все еще может говорить, все еще слышит себя. Все еще здесь. – Тебе не обязательно заниматься одной только охотой. Ты мог бы жить другой жизнью.

Старший прислонился к окну, обхватив себя руками. При виде него Сэму вспомнились слова Бобби о старой супружеской паре. Они с Дином почти все время были рядом и даже знали дыхание друг друга. Ни у кого больше Сэм такого не встречал.

- У тебя могла бы быть другая жизнь, - тихо повторил он. - Но ты не хочешь. Верно?

Отец приучил их жить в постоянном ощущении опасности. Из-за груза ответственности у них не было шансов на что-то иное. Поэтому они так сошлись, и близость эта не раздражала, не давила, она помогала им понимать друг друга на уровне мыслей. Дин мог читать его. Лучше, чем кого-либо. А теперь, когда Дин был словно отрезан от мира, их незримая связь дарила ему покой.

Сэм осторожно, чтобы не напугать брата, коснулся его плеча. Тот слабо дернулся, но повернул голову. Взгляд его казался ясным, веснушки выделялись на лице темными пятнами, губы были сжаты в тонкую линию – знак беспокойства.

- Я буду осторожен, - сказал Сэм.

- Само собой, - ответил Дин, его голос прозвучал как со старой аудиопленки, поцарапанной, но прочной. - И не думай, что я буду сидеть в чертовой машине и ждать.

Сэм кивнул.

- Я серьезно, Сэм.

- Я знаю.

- Поверить, нахрен, не могу, что согласился…

Сэм вырулил за синим пикапом Майка. В блестящем полуденном свете разрушенный дом Джорджа пробуждал воспоминания, топил ледяное беспокойство, превращая его в бурлящий страх.

- Сэм.

- Что? – Он оглянулся на брата.

- В дневнике написано, что тело неупокоенного духа может перевернуться в могиле, если его послание… ну, типа… не достигло адресата.

Сэм снова посмотрел на выгоревший дом.

- Да, - вздохнул он. – Этого я и боюсь.

Они вышли из машины и одновременно захлопнули двери. Дин подошел к переднему крылу и прислонился к теплому металлу, сунув пальцы в передние карманы джинсов. Выискивая Джорджа и Рен, Сэм разглядывал почерневшие обломки досок и едва стоящие стены.

- Сэм?

Он обернулся и увидел старика, ведущего Рен от гаража, что все еще стоял в нескольких шагах от дома.

- Это ты?

- Да. Привет, Джордж.

- Привез с собой брата?

- И Майка, - Сэм кивнул в сторону мужчины.

- Мы с Рен попытались спасти хоть что-то из наших вещей, - сказал Джордж, подводя Рен к пикапу, чтобы ей было за что держаться. – Мало что уцелело. Боюсь, только мои воспоминания.

- Джордж, - спокойным тихим тоном позвал Майк. Он начал объяснять, почему на самом деле они вернулись. – Нам нужно проверить кое-что в доме.

Джордж нахмурился.

- Зачем?

- Ну… ЭМП, - сказал Сэм.

- Повтори? – Джордж наклонил голову, недоумение скользнуло в его дымчатых глазах.

- Я работал над вашей проблемой, и, ну… - Сэм посмотрел на Дина, но тот лишь пожал плечами. Он понятия не имел, что искал Сэм. – Я думаю, в вашем доме что-то есть… И оно хочет причинить вам вред.

Джордж засмеялся, но опомнился, увидев серьёзное лицо Сэма.

- Что-то внутри?

- Это не чуднее, чем слышать вашу песню или считать, что вас преследует жена, - настаивал Сэм.

- Ками не преследовала, - возразил Джордж. – Не говори так, будто это плохо. Она пыталась что-то мне рассказать. То, что не успела тогда в воскресенье.

- Я думаю, она имела в виду, пора уходить из дома, - не унимался Сэм. – Мы быстро, обещаю.

Мгновение Джордж с осторожностью изучал его. Сэм нетерпеливо облизнул губу. Если бы старик и девчонка не остановились на одном с ними этаже, они бы вернулись ночью и проверили… или… нет.

Он оглянулся на Дина. От брата, обычно разговорчивого, исходило тревожное спокойствие. Словно продолжать охоту было неправильно, как если бы Дин вдруг снова стал ребёнком, неспособным защитить себя.

Лучше мы просто уедем… пусть Дин вылечится. Может, нам не стоит завершать дело, думал он.

- Ладно, - наконец сказал Джордж. – Пойдём, но Рен останется с твоим братом.

- Отлично, - кивнул Сэм и повернулся к багажнику за приёмником ЭМП. Дин, хмурясь, подошёл к ним.

- Ты в дом? – спросил Дин потише.

- Да, - кивнул Сэм и поднял взгляд. – Рен остаётся с тобой.

- Что? – Дин вцепился в его плечо. – Нет, Сэм, ты не оставишь меня с ней.

Сэм недоумённо наклонил голову.

- В чем проблема, Дин? Она просто девчонка - слепая девчонка.

- Она... нет, она какая-то... всегда появляется из ниоткуда... а ещё трогала моё лицо... - Дин оглянулся на Рен, которая стояла у пикапа Майка. Её фарфоровое лицо было спокойным. - С ней... что-то не так.

Сэм захлопнул багажник, закатывая глаза.

- Ну, и переживём. Будь умницей.

- Выкуси, - огрызнулся Дин вслед уходящему Сэму.

Сэм обернулся на брата. Образ помрачневшего от гнева и разочарования Дина, стоявшего у чёрного бока Импалы, отпечатался на его сетчатке.

Обязательно надеру ему зад.

Втроём они подошли по траве к дому. Джордж перешагнул обломки, почерневшие от гари, влажные после тушения пожара. Сэм опознал фоторамки, посуду, обрывки книг, обломки ламп, обгоревшие остатки китайских колокольчиков Рен. Он осторожно переступил через вход, помня предупреждение Джорджа о слабых досках, и прошёл внутрь.

Запах влажных углей разбудил эхо голосов из прошлого. Сэм прошёл по бывшему коридору, и в задней части дома повеяло смертью и гнилью – тем, что он помнил слишком хорошо.

Эта часть дома осталась на удивление нетронутой. Кухня, расположенная впереди, взорвала гостиную и часть второго этажа, оставив целыми задние спальни, коридор и рабочий кабинет Джорджа. Пока Майк с Джорджем тихо обсуждали увиденное, Сэм ходил с измерителем ЭМП по дому, вцепившись взглядом в шкалу. Когда Сэм подошёл к кабинету, измеритель взревел, привлекая внимание Майка и Джорджа.

- Что за черт? – Майк поспешил к Сэму. – Оно… умирает?

- Тут сильная сверхъестественная активность, - объяснил Сэм, поднимая прибор под потолок комнаты. – Что над нами?

- Спальни, - с сожалением сказал Джордж, осторожно держа в руках разбитые фигурки резных птиц.

- Поднимусь туда, - Сэм пошёл к выходу из комнаты.

- Стой! – крикнул Майк. – Лестница разрушена.

- Ну, тогда заберусь так.

- С твоей-то рукой? - Майк покачал головой, хватая Сэма за плечо. - Не горю желанием зашивать её в третий раз.

Сэм закатил глаза.

- С моей рукой все прекрасно. Просто... подсади меня.

Майк поднял бровь.

- Подсадить? Ты хоть понимаешь, что ты дюйма на четыре выше меня?

- Ну и?

- Давай лучше ты меня, - возразил Майк.

Они посмотрели на перекрытие, висящее в футе над головой Сэма. Сэм вздохнул. Нужно было самому залезть туда и проверить комнаты – слишком долго объяснять Майку, как пользоваться детектором.

- Послушай, мне нужно увидеть, чем вызваны такие показания, - начал Сэм. – Просто помоги мне подняться. Я посмотрю, и мы сможем уйти.

- Я иду с тобой, - отрезал Майк.

- Готов поклясться, ты упрям, как мой брат, - пробубнил Сэм и начал поиски, на что бы встать.

- Да? Что ж, сочту за комплимент, - Майк взял стул. - Джордж, подержи.

Будто в замедленной съёмке Джордж с отстранённым взглядом подошёл к ним.

- Вы слышали?

Сэм и Майк коротко взглянули на него.

- Что? - спросили они в один голос.

- Музыку. Это она, это Ками, - Джордж медленно оглядел разоренную комнату, напевая мотив.

- Джордж… – Майк шагнул к старику и помахал рукой перед его глазами. – Эй, Джордж, ты с нами?

- Я стою прямо перед вами, разве нет?

- Я ничего не слышу, приятель, - тихо произнёс Майк, кладя руку на его плечо.

Джордж посмотрел на лицо друга. Печаль старика вдруг стала такой ощутимой, что Сэм отступил на шаг. Горе охватило его, руки вдруг стали тяжелыми, и он их опустил. Сердце замедлило ритм, набивая узор сожалений, кожу покалывало от нужды в прикосновениях, которых никогда больше не будет. В голове слышался чей-то плач.

«Мы духи, скрытые завесой…»

Майк непонимающе прищурился, взглянув на Сэма.

- Что это было?

Джордж выронил сломанную деревянную птицу и тоже посмотрел на Сэма.

- Что это было?

Когда стены вокруг поплыли перед глазами, Сэм почувствовал, как подкашиваются ноги, как воздух быстро вырывается из груди.

- Что. За. Хрень?

Сэм поморгал, чтобы прояснить зрение, и подавил подступившую тошноту.

- Что за ерунда… Завесы? – спросил Майк, приближаясь к нему.

- Вы тоже слышали? – Сэм осторожно встал и прислонился к полуразрушенной стене.

- Слышали? – Джордж подошел ближе, придержал Сэма за руку. – Ты сам сказал это, сынок.

- Я сказал? - выдавил Сэм. Майк кивнул.

- Прямо после того, как сменил, по крайней мере, три оттенка серого.

Сэм поёжился.

- Нам надо подняться туда, - заявил он и, пошатываясь, отстранился от стены. – И поскорее.

- Так что это такое ты говорил? – настаивал Майк.

- Да откуда я, черт возьми, знаю, - огрызнулся Сэм.

- Это надпись на медальоне Рен, - признался Джордж. Сэм и Майк посмотрели на него.

- А?

- После аварии Рен жила в приюте. Она забрала лишь свои вещи и медальон. Внутри была только эта надпись.

- Что она значит? – спросил Сэм, глядя вниз на битое стекло и обломки обугленных деревяшек под ногами. Джинсы от сажи стали пыльно-черными.

- Она говорила, не знает, - пожал плечами Джордж. – Разговоры о семье и случившемся всегда расстраивают её, и мы с Ками просто забыли об этом.

Майк и Сэм переглянулись.

- Думаешь о том же, что и я?

Сэм поднял бровь. Если бы вместо медбрата перед ним стоял Дин, Сэм бы ответил однозначное «да».

- Кто знает. Как думаешь, стоит проверить те комнаты?

Майк нахмурился.

- Ну, да, но... Может, Камилла что-то знала о родителях Рен и хотела рассказать Джорджу?

- Не спеши с выводами, - посоветовал Сэм. – Слишком в духе Дина. Мы не можем действовать на одном только инстинкте - в первую очередь нужно все здесь осмотреть.

Он забрался на стул, и, почувствовав, что Джордж придерживает ступени, отпустил стенную перекладину.

- О, так ты Скалли, а он Малдер, да? – сказал Майк, поддерживая ноги Сэма, уцепившегося за балку.

- Почему это первое место, куда все идут? – Сэм проигнорировал колкость, здоровой рукой подтянулся на балке.

- Признай, - сказал Майк, подталкивая Сэма. Когда Сэм лёг грудью на перекрытие и немного подвинулся вперёд, они оба, вздохнули, - твоя работа не слишком популярная.

Сэм нагнулся, чтобы схватить Майка за руку.

- Не такая популярная, как… – с низким ворчанием он подтянул наверх крепко сложенного мужчину, - чёрный ковбой-медбрат и Джастин-Целитель?

Майк перевернулся на спину, пытаясь отдышаться.

- Да, - выдохнул он. – Типа того.

- Ну что, готов?

- Чувак, только Билл Мюррей был бы готов к такому, - Майк поднялся на ноги. Сэм усмехнулся.

- Жаль, Дин не слышит, - сказал Сэм. – Ты бы ему понравился.

- Он услышит, - уверил Майк, когда складки между бровями Сэма стали глубже. – Просто иногда нужно время.

- Точно, - он наморщил нос: со всех сторон коридора ударил резкий запах. – Эй, Джордж!

- Что?

- У вас были животные в доме?

- Животные? Нет… никого.

- Чувствуешь? – спросил Майка Сэм, уже видя ответ на его лице. – Будто кто-то сдох.

Когда они осторожно пошли вперёд, пискнул приёмник ЭМП, а потом внезапно взвыл перед первой же неприметной дверью. Сэм встал, глядя, как стрелка измерителя полностью погружается в красное поле. Он приподнял бровь.

- Чья это комната?

Майк пожал плечами.

- Понятия не имею.

Сэм подёргал ручку. Заперто. Он вытащил набор отмычек из кармана куртки.

- Почему ты просто не выбьешь её? – удивился Майк.

- Ну, теперь ты меня пугаешь, - проворчал Сэм с отмычкой в губах. - Мы не знаем, что там - вдруг кого-то спугнём?

Он посмотрел на Майка, но тот лишь пожал плечами в ответ.

Щёлкнул замок, и Сэм удовлетворённо кивнул. Сунув отмычки обратно в карман, он встал и расправил плечи. Он искоса посмотрел на Майка, вдруг отчаянно желая увидеть зелёные, а не темно-карие глаза. «Семейное дело» – это они вдвоём с братом, невзирая на то, как надоедали друг другу, какие давали страшные обещания, какое будущее могло поджидать обоих.

Они должны были заниматься этим вместе. Или вовсе ничего не делать.

- Ничего не выйдет, - сказал Сэм себе, повернул ручку и осторожно открыл дверь.

Запах смерти вырвался наружу и окружил их будто живое существо, заставляя зажать рты руками. Глаза Сэма заслезились, когда дверь распахнулась настежь. Комната выглядела довольно скромно: кровать с белым покрывалом, комод, пустой стол. Занавесок на окнах не было, в открытом шкафу висела лишь пара брюк.

А на полу лежали дюжины мертвых птиц.

***

Дин, впиваясь взглядом в голубую рубашку брата, видел, как тот исчез в доме.

Это неправильно. Всё это. Мне нужно быть там...

Он чувствовал запах пепла, грязи, налипшей на шины, заметно уловимый аромат скошенной где-то неподалёку травы. Когда он сосредоточился, то понял, что чует запах смазки, моторного масла, покрытия... и, он мог поклясться, что от задней части автомобиля Майка несло навозом.

Боковым зрением он увидел, как Рен медленно идёт к нему вдоль пикапа, вытянув руки вперёд. Он почувствовал, как напряглось его тело - необычно, не так, как отзывалось на женщин. Что-то странное было в её прикосновениях, в том, как она ощупывала его лицо, из-за чего сердце сжималось, а легкие упирались в ребра.

Дин не хотел, чтобы она опять его трогала. Не спуская с девушки взгляда, он осторожно, чтобы она не услышала, подвинулся к багажнику Импалы. Он не заметил, как хрустнула под ногой палка. Посмотрев вниз, он выругался.

Рен двигала губами, будто звала по имени. Он вздохнул. На уши давило, и он потёр шею под подбородком, пытаясь ослабить боль.

- Я здесь. Просто... остановись, ладно?

То есть, ты остаёшься у грузовика, я у своей машины. Мы... мило пообщаемся и... о, чёрт, ты хочешь подойти ближе, да?

Рен осторожно преодолела короткое расстояние между машинами, и мягко постукивала по чёрному краю Импалы в поисках Дина. Он вынудил себя стоять спокойно, не увиливать от рук девушки, которая всего лишь не хотела быть одна в окружающей её темноте.

Отчасти ему хотелось подойти к ней, сказать, что он теперь понимает, каково это – уйти на обочину жизни, от мира, от всего, что было важным. Он хотел сказать ей, что тоже знает потери и одиночество.

Но что-то в нём отказывалось отступать. Что-то велело защитить тех, кого он любит. Дин с опаской посмотрел в её слепые глаза, втягивая живот, будто хотел отстраниться от девушки.

- Послушай, Рен... Я… знаю, для тебя это сложно, и все такое, но… - он замолчал, когда она напряглась и нерешительно заговорила.

Он сосредоточился на её губах в попытке уловить смысл, как с Сэмом. Но сейчас это были всего лишь бессмысленные движения. Он ничего не понимал.

Но она продолжила говорить, взмахнула руками будто крыльями феи, пытаясь донести до него что-то важное. Он почувствовал, как запульсировал один из порезов на лбу, когда легкий ветерок коснулся кожи, принося с собой запах пота и смерти. Одновременно с Рен Дин настороженно оглянулся на дом.

Три человека, исчезнувших внутри, должны были уже вернуться. Ему хотелось позвонить брату, услышать, что все хорошо, но он знал, это будет пустая трата времени. Крепче сжимая губы, он ударил ногой по земле.

Дурацкая трата времени... Я должен что-нибудь сделать. Хотя бы что-то.

Он обвёл взглядом остов дома, отметил повреждения от взрыва. Здание словно выдохнуло наружу частицы себя по всему двору. Странно, что цветы по краям дома остались целы. Белые высокие цветы, с бутонами как у лилий.

Дин задумчиво наклонил голову. На задворках сознания заскользили дразнящие воспоминания. Изображения из дневника отца, обрывки голосов из прошлого, обучающие, объясняющие, предупреждающие. Он прислушался сильнее и с опозданием осознал, что голоса-воспоминания, казалось, стали громче, отражались эхом, ранили повреждённые уши.

Он вздрогнул и прислонился к Импале, отвернувшись от цветов. Голоса перемешивались, становились всё резче. Дин со стоном зажал уши руками, безуспешно пытаясь блокировать звук, идущий изнутри. Всё крепче на него давила боль, и он наклонил голову. Стон превратился в беспомощный крик, мелкие острые камешки на дороге впились сквозь джинсы в его ноги, когда он упал.

Он почувствовал на лбу чью-то ладонь.

- Мы духи, скрытые завесой…

- Твою мать! – Дин резко отдёрнулся от прикосновения и упал на землю. Пятками отталкивая камни, он начал отползать от девушки.

Рен подходила ближе, Дин читал в ее лице то ли беспокойство, то ли сожаление. Она тянулась к нему, продолжая двигать губами. Дин бросил взгляд на дом, снова замечая цветы. Вдруг он понял.

- Отойди, - выдохнул он, глотая вкус олова и соли, заполнивший его рот. – Ты просто… просто отойди от меня к чертовой матери.

Рен шагнула к нему, уголок её тонких розовых губ изогнулся в улыбке. Отчаявшись, Дин облизнул пот с верхней губы и неуклюже потянулся за пояс джинсов.

- Отойди! – он вытащил пистолет и направил его в грудь Рен.

Она замерла, когда почувствовала дуло, подняла тонкие пальцы к оружию, провела по стволу, а потом потянулась к Диновой руке.

- Я сделаю это, богом клянусь, - предупреждающе сказал Дин.

Улыбка исчезла с лица Рен. Девушка теперь смотрела прямо на него - вся слепота ушла. Он выдохнул от неожиданности, от понимания, что его видят.

- Enosis(1), - сказала она.

Едва звук достиг ушей Дина, земля окончательно ушла из-под ног.

Осталась только боль.

***

Он думал, мёртвые птицы – это пугающе. Но тут он увидел брата, который тычет дулом пистолета прямо в грудь слепой девушки.

- Дин!

Даже Рен будто не слышала его крик. Оторвав взгляд от возмущённых Джорджа и Майка, он побежал через двор. Когда Сэм оказался рядом с Дином, Рен произнесла:

- Enosis.

Сэм резко остановился, чувствуя, как его пошатнуло. Он будто уходил под воду, голова закружилась. Только что он стоял около брата, и вот уже отступил в сторону. Ему нужно было вдохнуть, он знал, но не мог.

Крик боли будто вытащил его из тьмы. Не удержав равновесие, он завалился вперёд, ударился о брата и приложил его о бок машины. Пистолет выпал из руки Дина.

- Эй, Дин, - выдохнул Сэм, поняв, что пронзительный крик принадлежал его брату. – Тише.

Раненой ладонью он взял Дина за руку, другой – приобнял за спину и оттащил от Рен.

- Какого дьявола тут происходит? – требовательно спросил Джордж и подошёл к теперь уже дрожащей Рен. – Почему он наставил на тебя пистолет?

Девушка повернулась к Джорджу, дорожки от слёз на её лице блестели в угасающих лучах вечернего солнца.

- Я н-не знаю… Не знаю… – всхлипнула она. – Я просто хотела, чтобы он… не был один…

Дин уворачивался от рук Сэма.

- Отцепись, - прорычал он, все так же прижимая ладонь к голове. – Пусти, Сэм!

Будто по воле Дина, Сэм подался назад. Он быстро подхватил пистолет и сунул его за пояс, прежде, чем Дин успел пошевелиться. Суровый взгляд брата Сэм встретил спокойно.

- Я жду объяснений! – настаивал Джордж.

Сэм со вздохом опустил руки.

- Я знаю, - сказал он. – Но прямо сейчас мне нечего сказать.

- Песня Ками, мёртвые птицы в комнате Рен… Мой дом разрушен… - голос Джорджа содрогнулся под весом обрушившихся потерь.

- Пойдём, Джордж, - позвал Майк. – Давай я отвезу вас с Рен обратно в гостиницу немного отдохнуть.

- Сначала я узнаю, почему он, - Джордж трясущимся морщинистым пальцем указал на Дина, - наставил пистолет на мою девочку.

Дин сидел неестественно тихо, прислонившись спиной к двери Импалы.

- Я поговорю с ним, - пообещал Сэм, подняв глаза на Джорджа. – Я узнаю.

Вопросы без ответов кружились вокруг них как волны вины и разочарования, секреты прорывались сквозь туман и превращали правду в ложь.

- Когда выяснишь, - Джордж сунул руку в карман, - придёшь ко мне, - он бросил Сэму ключ. – Мне нужно чёртово объяснение.

Он кивнул, затем медленно поднялся на ноги. Во взгляде Майка он видел замешательство.

- Что? – спросил Сэм.

- Он же что-то знает, - тихо сказал Майк, не глядя на Дина, но было понятно, о ком речь. – Разве нет?

Сэм повёл плечом и оглянулся на дом.

- Надеюсь.

- Позвони мне, если… - он коротко посмотрел на Дина, - если вам что-то понадобится, ладно?

С быстрым кивком Сэм пожал ему руку. Джордж и Рен забрались в пикап. Взгляд старика ножом вонзился в сердце Сэма.

- Мне бы пива, - сказал Дин, сидевший на земле. Сэм посмотрел вниз, качая головой.

- Тебе бы рассказать, как всё было, - сказал он, так, чтобы Дин «услышал».

- Сначала то, что важнее, - Дин вздохнул и встал, придерживаясь за Импалу. – Не спорь. Просто поехали.

Поймав взгляд брата, Сэм устало признал, что это был адский денёк.

- Отлично. Куда?

- К Сэйди, - ответил Дин.

- В магазин с запчастями?

Дин закатил глаза.

- Ты вообще слушал? Джудо. Клуб, где она работает, - он обошел машину, и пробубнил, взмахнув рукой: - Магазин, блин…

Скривив губы, Сэм передразнил брата и опустился на водительское сидение.

- Что ты... - начал он и повернулся к Дину.

Тот только смотрел в окно.

- Зашибись, - огрызнулся Сэм и сквозь брызги гравия вывел машину на дорогу.

В голове его метались мысли, отчего дико болели глаза. Он устал одновременно вести расследование и заботиться о брате. При взгляде на Дина Сэма укололо чувство вины: поменяйся они местами, Дин безо всяких жалоб нёс бы ответственность.

Дин просто делал бы всё, что мог.

Шум бара казался Сэму защитным покрывалом, где поговорить наедине в толпе народа. Песню, орущую так, что её слова можно было разобрать за десятками разговоров, он не узнал, но голос был знакомым. Кто-то из посетителей – явно фанат Alice In Chains. Да вот жаль, Дин не слышит. Его привычка стучать пальцами по ноге в такт музыке как способ сосредоточиться обычно выводила Сэма из себя. Пока не исчезла.

«Держу пари, что ты не так поняла меня, и неуверенно бежишь от неведомой силы»

Сэм повел Дина, придерживая за рукав, через толпу татуированных байкеров в банданах поверх седеющих волос, мимо студентов, играющих в бильярд, бизнесменов с развязанными галстуками и расстёгнутыми воротами, одиноких женщин в слишком коротких юбках и со слишком большими вырезами.

Они уселись бок о бок, облокотились о край барной стойки, одновременно наклонив плечи. Сэм заказал два пива у седого бармена, худого и неприветливого. Бросив взгляд на пояс мужчины в поисках оружия, Сэм посмотрел на Дина – тот отвёл глаза от пояса бармена и незаметно кивнул.

С кружками в руках они повернулись друг к другу.

- Выкладывай.

- Рен не то, что ты думаешь.

- Она не слепая девчонка, потерявшая родителей? – нахмурился Сэм, отмечая «что» вместо «кто» в Диновом утверждении.

- Нет, - Дин глотнул пива, быстро оглядел бар, будто разыскивая кого-то.

Видимо, Сэйди. Раненый или нет, Дин своего не упустит.

- Как думаешь, что значит «энозис»? – Сэм вдруг заметил, как округлились глаза Дина.

- Ты это слышал? – спросил Дин. Сэм кивнул.

- В доме тоже случилось что-то странное, - он повернулся обратно к стойке, потерянный в мыслях. Не успел он продолжить, как Дин потянул его за руку, заставляя повернуться. – Извини, - вздохнул Сэм. Медленно и отчётливо артикулируя, он рассказал брату о птицах и о словах, которые вроде как проговорил во время осмотра дома.

- Чувак, - сказал Дин, потирая лоб. – Я два раза слышал это.

- Ты… что?

- Ага. Как будто… голос в моей голове. Когда Рен трогала меня.

- Так, допустим.

Дин в недоумении поднял руки.

- И ещё кое-что.

- Я слушаю.

- Кто-то посадил олеандр вокруг дома.

Сэм подавился пивом.

- Что?

- Олеандр – растение такое, Сэм.

- Я знаю, - ответил Сэм, вытирая верхнюю губу. – Вопрос в том, как ты узнал, что это он?

- Что? Я не могу чего-то знать? – Дин сильнее потер голову и покрутил шеей. – Эта дурацкая трава ядовитая, Сэм. Её используют ведьмы. Думаешь, отец не рассказывал мне?

В попытке облегчить боль Дин потёр лицо, оставляя красные отметины и задевая порезы. Сэм с сочувствием смотрел на брата, он хотел отвести его руку в сторону.

- Значит… Олеандр, - Сэм опустил подбородок и поймал взгляд брата. – Что думаешь на этот счёт?

- Я думаю, кто-то отравил старушку, - вздохнул Дин. – Спровоцировал этот сердечный приступ.

- Думаешь, Рен?

Брови Дина взлетели домиком.

- А кто ещё, Сэм? Она просто… появилась здесь, и четыре недели спустя Камилла умерла? В тот день, когда собиралась что-то рассказать Джорджу?

- Это могло быть что угодно, Дин, - прошипел Сэм, опять отворачиваясь.

- Почему ты так яро защищаешь эту девчонку, чувак?

Сэм развернулся к нему.

- А почему ты на каждом шагу обвиняешь её? – горячо огрызнулся он. – Рен пережила стресс, Дин. Она видела, как погибли её родители. Это даром не проходит.

Глаза Дина потемнели, и между братьями выросла стена, так быстро, что у Сэма едва не перехватилось дыхание.

- Без шуток, - ответил Дин.

Сэм тоже начал тереть голову, от разговора будто стало дурно.

- Просто я не думаю, что это она, и все. Я просто… Мне чутьё подсказывает.

- Мне тоже, - огрызнулся Дин. – Да и со мной не прокатила её сцена испуганной девицы. Зато отлично подействовала на тебя.

- Может, тебя просто задевает, что она мирится со своими переживаниями, а ты нет, - ответил Сэм и тут же пожалел, что эти слова вырвались наружу.

На мгновение Дин посмотрел на него и отвернулся. Сэм положил руку на его плечо, но тот стряхнул ее.

- Дин?

Сэм обернулся на женский голос.

- Привет! - Сэйди улыбнулась. – Я всё думала, придёте ли вы.

Она подошла к стойке и улыбнулась Дину, поймав его взгляд.

- Привет, - он наконец заметил её.

- Ничего себе! Что с тобой случилось? – Сэйди пораженно оглядела порезы и синяки на его лице. Будто у неё пересохло в горле, она неосознанно провела языком по нижней губе.

- Мы были в доме Куперов, когда он взорвался, - объяснил Сэм.

- О нет! - Сэйди по очереди посмотрела на обоих Винчнстеров. - О боже, это ужасно!

- Да, - кивнул Сэм, отпивая пиво. - У Дина сильное сотрясение... А ещё он пока ничего не слышит.

Сэйди провела пальцем по краю уха Дина, призывно надув губы.

- Мне жаль, - прошептала она.

Сэм такого не ожидал. Ему казалось, девушка расстроится. Но она продолжала смотреть на Дина, а тот на неё, улыбаясь всё шире.

- Я, эээ… пойду… вон туда, - Сэм развернулся на стуле и кивнул на музыкальный автомат. – Наверное, есть что-нибудь ещё от Alice In Chains, да?

- Я бы не была так уверена, - сказала Сэйди, не отрывая взгляда от Дина. Сэм подёргал его за рукав.

- Сам справишься?

Дин поднял бровь.

- Не всегда нужны слова, Сэмми.

Сэм понуро поплёлся к музыкальному автомату. Оперевшись о прозрачную стеклянную крышку, он просмотрел диски в коллекции. Сэйди была права. Сэм вздохнул и продолжил искать знакомые названия, выбирая музыку, которая не заставит вспомнить, как Дин распевает во всю силу лёгких за рулем Импалы или отстукивает ритм по ноге. Музыку, которая подтолкнёт его к мысли, как сдвинуться с мёртвой точки в их деле.

- Кёртис, ты мудак!

Едва Сэм определился с выбором и включил Eagles «Seven Bridges Road», его внимание привлёк сердитый возглас Сэйди. Он повернулся и обвёл взглядом внезапно стихшую толпу в поисках хрупкой брюнетки, а самое главное - брата.

- Какого хрена творишь?! – продолжала Сэйди.

«Где Дин?» – выкрикивало его сердце. Причитания девушки и молчание брата заставили Сэма похолодеть, и он начал пробираться к стойке сквозь толпу.

- Ты моя, Сэйди, - бормотал другой голос. – Все это знают.

- Дин? – позвала Сэйди, и Сэм рванул на голос, попутно расталкивая двух здоровенных байкеров.

- Твою мать, - выдохнул Сэм, когда ворвался в эпицентр. Дин лежал на полу, лицом вниз, правое плечо и шею покрывала кровь. – Дин?

Сэм присел на колени рядом с братом и осторожно перевернул его, стараясь не задеть битое стекло и разлитое пиво.

- О господи, - он посмотрел на Сэйди. - Что произошло?

Девушка плакала, вытирая нос ладонью.

- Тупой идиот, - она подняла взгляд на коренастого мужчину, нетвердо нависающего над ними. - Думает, я его долбаная подружка, хотя это неправда! Подошёл к Дину с бутылкой, разбил о его шею. Дин даже не слышал шагов.

- Чёрт побери, - выругался Сэм. Стараясь не слишком тормошить брата, он приложил ладонь к порезам в попытке остановить тёплую кровь. Он похлопал Дина по щеке, позвал по имени, а при виде его бледного лица сердце пропустило удар.

- Чт…

- Дин?

- О боже, - простонал Дин, морщась от боли. – Какого…

- Тише, чувак, - сказал Сэм, хотя глаза Дина были закрыты. – У тебя сильные порезы.

- Я только поцеловал девчонку, - слабо пробормотал Дин и мутно посмотрел на Сэма. – Она… она… дала мне по башке?

- Нет! – воскликнула Сэйди.

Сэм помотал головой, отвечая обоим.

- Забудь. Давай вытащим тебя отсюда.

- Оставь его! - возразила Сэйди. - Я вызову скорую.

- Нет! - крикнул Сэм. - Мы сами. Мы знаем врача.

- Сэм, - в голосе Дина слышалось напряжение. – Тошнит.

- Потерпи, чувак, - прошептал Сэм и притянул брата к груди. – Просто держись.

Дин обвис почти мертвым грузом, почти мертвым грузом в его руках.

Крепко держа Дина, Сэм, шатаясь, поднялся и поплёлся к выходу. С каждым шагом всё Дин труднее волочил ноги. Его кровь текла по спине и окрашивала руку Сэма.

- Сэм? – робко позвала Сэйди.

- Мы справимся, - резко ответил он.

Когда они вышли в ночную прохладу, Сэм услышал девичий голос:

- Ну что за идиот!

***

Миннесота, 1994

- Бусинки означают Троицу. Ты знаешь, что такое Троица, Дин?

Я пожимаю плечами, совершенно не имея понятия.

- Что-то типа шабаша ведьм?

Пастор Джим на секунду прикрывает глаза, и я узнаю в этом выдержанную терпеливость, совсем как у отца с Сэмом. Я хмурю брови.

- Не заставляй меня угадывать.

- Это святая Троица. Отец, Сын и Святой дух. Три части одного целого, - отвечает Джим.

- Ха. Как папа, Сэмми и я.

Джим посмеивается.

- Да, вроде того. Эти три бусинки - три части целого. Они все должны быть вместе. Не будет хотя бы одной – ослабнут другие, нарушится равновесие.

Я киваю в ожидании продолжения. Нанизать три бусинки на ловец снов – последний этап. И отец тут же соберётся в путь. Он не сможет без дороги, а мы заставили его ждать слишком долго.

- Понимаешь? – спрашивает меня Джим.

- Понимаю, - я завязываю узелки, как он мне показал, вдыхая в вещичку тихую надежду на мир. А почувствую ли я мир? Как узнаю, что ловец снов работает?

- Я буду скучать по вам, мальчики, - тихо говорит Джим, поднимая взгляд на машину и отца, проверяющего двигатель, пока Сэм крутит гаечный ключ на пальцах. Они нас не видят.

- Знаю, - я не могу ответить тем же. Не могу. Это будет предательством по отношению к отцу – признать, что помимо дороги и Импалы, что-то другое может стать домом для меня.

- С тобой все будет хорошо, Дин, - на этот раз Джим сдаётся и кладёт руку на моё плечо.

- Да, конечно, - говорю я, и моя ложь никого не в силах обмануть.


***

Жарко.

Сквозь него проносилась дрожь от жара, сотрясала на кровати, вытряхивала его в задыхающееся сознание, вспышки света мелькали в уголках его глаз, ноги и руки дрожали.

На его руку легла чья-то ладонь, сжала, удерживая его. Чужая. Дин чувствовал мощь и мозоли, а кожа Сэма была гладкой. Он чувствовал кольцо. Сэм не носил колец. Дин пытался сосредоточился на прикосновении, что удерживало его в настоящем, но жар… жар угрожал затопить его, утаскивал вглубь с приливом боли и спускающейся тьмой.

Он почувствовал на лице прохладную тряпку и со стоном прижался к ней. Рука, удерживающая ткань, была тяжелее Сэмовой. Брат знал, как удержать его на месте и одновременно предложить поддержку. А сейчас ему просто не давали сдвинуться, и поэтому он так хотел покрутить шеей, остановить боль в голове.

Просто избавиться. Просто прекратить все это.

Дин почувствовал, как кто-то сжал его руку, и распахнул глаза. На этот раз он попытался разобрать нечёткую фигуру, которая склонилась над ним. Тёмное лицо, внимательный взгляд, складки у широкого рта. Дин чуял несвежий пот и незнакомый запах чужого дыхания.

- Майк? – прохрипел Дин. – Где… Сэм?

У Дина не осталось сил разобрать ответ, и он разрешил себе лечь, снова опустить веки, чтобы всё вокруг перестало кружиться, чтобы снова уснуть. Майк убрал руку, и Дин почувствовал словно уплывает по течению. Кровать прогнулась, когда мужчина вернулся, и он опять открыл глаза. Взгляд тут же уперся в огромный лист бумаги. На мгновение буквы расплылись, и он проглотил стон в попытке сосредоточиться. Он хотел увидеть совсем не эти слова.

- Ушёл? Куда ушёл? – Дин чувствовал, как голос поднимается из груди, как сердце будто превращается в лаву и хочет вырваться наружу. Плечо и шея горели острой режущей болью. Он скривил губы.

Сэм ушёл? Когда он весь горел? Когда он был один в незнакомом мире тишины?

Майк написал что-то ещё.

- Он с Рен? Что ты несёшь? – огрызнулся Дин, тщетно пытаясь сесть. Майк с легкостью уложил его обратно на кровать. Только тогда Дин уловил запах его кожи, пряный аромат люцерны, смешанный с антисептиком. – Гхх, - застонал он в попытке отодвинуться от жара и боли. – Твою ж… что… произошло?

Сложить воедино последние события было непросто. Он помнил мягкие губы Сэйди, запах сахара и корицы.

Он помнил боль, тошноту. Помнил, как Импала свернула на обочину, когда у Дина все поплыло перед глазами, и желудок свело судорогой. Он помнил руки брата на своей спине и на боку, как тот прижимал его к себе, когда он дрожал.

Но лучше всего он помнил жар.

Майк протянул лист. «Тебя ранили в драке в баре. Поднялась температура. Я зашил раны и напоил тебя таблетками”.

- Сколько...?

«Около 32 часов».

- Вот чёрт.

«Тебе нужно отдохнуть».

- Мне нужно к Сэму.

«Сэм в безопасности – он с Джорджем и Рен».

- Ты не понимаешь, приятель. Он не… – Дин рвано вдохнул в очередной попытке сесть и снова упал на кровать под весом своего собственного тела. – Вот чёрт!

«Тебе бы в больницу, но Сэму это не понравится».

- Само собой, - высказал Дин, не думая, насколько громко и грубо прозвучали его слова. Он хотел, чтобы жар отступил, боль утихла и тело наконец подчинилось ему. – Он… – Дин облизнул губы и прикрыл глаза, когда в них защипало от пота. – Ему нужно вернуться. Чем быстрее, тем лучше.

«Он расследует дело. Сказал, ты просил его».

- Я не просил его идти одного, - прорычал Дин.

«Не было выбора».

Дин прочитал записку, глянул на пожимающего плечами Майка и отвёл глаза. Майк был прав. Это Дин оставил брата одного без прикрытия. Поддался слабости и опять вышел из игры. Допустил ошибку.

- О боже, я всё провалил, - ошеломлённого неудачей, его накрыло разочарование.

Майк поймал его взгляд и покачал головой, но Дин отвернулся.

- Я облажался, - прошептал он ещё раз.

Не за что больше бороться. Сэм был где-то там, вёл проклятую битву. Совсем как Джон. Как должен. А Дин тихо лежал в постели. И истекал кровью.

- У тебя есть ещё те... те лекарства, старик?

Майк нахмурился, снова беря лист бумаги.

- Нет, не… – Дин схватил сильное запястье и отвёл руку Майка от листа. – Не объясняй. Просто… просто сделай так, чтобы этот грёбаный жар прошёл.

Мгновение Майк смотрел на него, и Дин подумал, что заметил неодобрение в его глазах. Но Дину было всё равно. Его тело горело, опухшая шея болела от малейшего движения, голова казалась квадратной. С этими травмами, без слуха он был бесполезен. Лучше Сэм обойдётся без него.

Майк отошёл и через некоторое время вернулся со шприцом. Дин почувствовал острое жжение в руке, и спустя несколько минут его поглотила тьма.

Ему снился океан. Дин стоял у кромки воды, бледные босые ноги медленно погружались в мягкий песок, вода обволакивала, поднимая волоски на ногах, заманивая его прохладой и обещанием вечного объятия. Он закрыл глаза и вдохнул запах соли и рыбы и полного отсутствия людей.

Внимание привлёк одинокий крик чайки, и он посмотрел в небо, наблюдая за белокрылыми птицами, которые порхали и парили на порывах ветра, поднимающихся от воды. Прямо перед ним белые перья чаек превратились в тусклые серые, птицы опускались ниже и ниже, а перья всё сильнее темнели. Когда серое стало черным, Дин вышел из прибоя, выдернув ноги из засасывающего прилива, и шагнул назад на сухой притоптанный песок.

Рядом опустилась желтоглазая чёрная птица и, посмотрев на него, рывком наклонила голову.

- Духи, - крикнула она.

- Чего? - выдохнул Дин и проснулся, поняв, что сказал это вслух.

Он лежал на кровати и пытался отдышаться. По лицу катился пот, рубашка липла к груди. Посмотрев на себя, он понял, что скомкал простынь и скинул одеяла, которыми кто-то - наверное, Сэм – укрыл его. Плечо и шея пульсировали с тошнотворным постоянством, но по крайней мере он больше не чувствовал истощающий жар.

- Сэм? – прохрипел он и сразу поймал себя на том, как привычно стало не слышать свой голос.

Когда никто не подошёл, он осторожно повернулся набок, к кровати брата. Шипя от жгучей боли из-за порезов на шее, он поднялся на трясущихся руках. Кровать Сэма была пуста и идеально заправлена.

- Майк? – позвал Дин.

Даже не слыша ни звука, он почувствовал, что в комнате пусто. Он прочистил горло и огляделся вокруг. Его окружала темнота, даже звёзды не светили в незанавешенное окно.

Сколько я спал?

Он сглотнул и начал искать взглядом хоть какое-то объяснение, почему его оставили одного. На тумбочке между кроватями белел лист, на котором днём Майк писал ему ответы. Осторожно повернувшись, чтобы включить настенные лампы, он взял его и узнал крупный почерк Майка.

«Ушёл за едой. Сэм не звонил. Отдыхай. Всё хорошо».

- Ну зашибись, - прорычал Дин, отметив, что Майку хватило ума подписать время выхода. Он взглянул на часы и понял: прошло всего пятнадцать минут.

Если рядом никого не было, а жар отступил, он решил, что пора возвращаться в строй.

- Сэм не звонил… – пробормотал он вслух. Перевернув лист, он освежил в памяти их «разговор».

Брат был с Джорджем и Рен. Следовал чутью.

- Не только чутью, - проворчал Дин и, поднявшись на ноги, осторожно потрогал опухшие раны под бинтом. Он был в джинсах и чистой майке.

Пытаясь смириться с одиночеством, он босиком поплёлся в ванную. Он был здесь один, а брат занимался расследованием. Их расследованием. Мысли сменяли одна другую, пока не оборвались.

Дин подошёл к раковине, плеснул водой в лицо и лишь потом нащупал выключатель.

- Господи, - пробормотал он, встав ближе. – Бледный как смерть…

Глаза впали, фиолетовые синяки темнели на исхудавшем лице. Желтоватая кожа выглядела почти восковой, а волосы вместо привычноно «ежика» прилипли к голове.

- Хотя бы уши не кровоточат, - сказал он, глядя, как в отражении двигаются его губы. Они были полными и почти чересчур яркими.

Отвернувшись от красноречивого отражения, он медленно потащился через комнату к столу и взял ноутбук Сэма.

- Моё чутьё никогда не ошибается, Сэмми, - сказал он и осторожно сел, прижимая раненую руку к телу. Рядом он бросил лист бумаги. – Тебе ли не знать.

Уставившись на экран, он увидел заставку из всплывающих одна за другой семейных фотографий, загруженных Сэмом, и вздохнул. Спустя пару мгновений фото с мобильника брата, спящего в Импале с пластиковой ложкой во рту, сменилось снимком Джона, печально смотревшего в камеру с неохотной улыбкой на лице, складки у его глаз говорили: «В следующий раз я надеру тебе зад».

Ему нужно было что-то делать. Порезы на шее кололо при каждом вдохе. И пусть пока не стояло вопроса о том, чтобы рвануть в бой, но будь он проклят, если собирается сидеть и отдыхать как грёбаный инвалид. Ему нужно было хотя бы что-то делать.

- Энозис, - прошептал Дин, потянувшись к клавиатуре. – Посмотрим, что у тебя за нервный срыв, дамочка.

С нажатием первой клавиши заставка исчезла, и он увидел последнюю открытую Сэмом страницу. В ней говорилось об отравлении олеандром. Дин пробежал взглядом статью. Два последних абзаца были посвящены тому, что олеандр вызывает сердечный приступ. Будучи крайне ядовитым, он не имеет вкуса, запаха, а порошок из его сока мгновенно растворяется в воде.

- Порой ненавижу, что я прав, - пробормотал он.

Сэм был с Джорджем и Рен, каждый из них мог быть убийцей или жертвой, и Дин ставил на Рен. Во рту мгновенно пересохло. Просмотр открытых сайтов заставил его вспомнить недавний разговор.

- Чёрт, Дин, - ругал он самого себя. – Ты сильнее этого.

Его память всегда была как клейкая бумага, прицепляла факты в случайной последовательности, и, чтобы вытащить сведения из глубин, нужны были лишь верные составляющие. Но после взрыва даже его хватка за эту реальность ослабла.

- Возьми себя в руки.

Он нашёл отчёт о разговоре Камиллы и Джорджа с Рен после того, как погибли её родители, перечитал его, пытаясь найти странности. Но единственное, что смутило его – в тексте не назывались имена родителей девушки.

- Ну правильно, ведь статья о Камилле и Джордже, - спорил он сам с собой, играя и хорошего и плохого полицейского, если уж Сэма не было рядом.

Он вздохнул и напечатал «enosis». Несколько сайтов, показавшихся на экране, гласили о греческом происхождении слова, и давали значение – «союз».

- Греческий, да? – пробормотал Дин, глядя опять на отчёт. Рен Деметер. – А ведь правда похоже на греческий.

Он напечатал имя Рен, открыл Википедию на странице «Деметра», где говорилось о греческой богине плодородия. Заскучав за считанные минуты, Дин прокрутил страницу, думая, что вряд ли ответ нарисуется на экране сам собой.

А потом… так и произошло.

- Оу, стоп, - пробормотал он вслух, поднимаясь обратно по странице.

…По словам Овидия («Метаморфозы», V, 551), сирены были спутниками юной Персефоны, и Деметрой им были даны крылья, чтобы разыскать Персефону, когда она была похищена.

- Охренеть, - выдохнул он, набирая слово «сирена».

В греческой мифологии Сирены (единственное число: Σειρήν Seirḗn; множественное число Σειρῆνες Seirênes) были опасными женщинами-птицами, которых изображали соблазнительницами…

- Чёрт побери, Сэм, - сказал Дин, поднимая взгляд на дверь, и впервые в жизни почувствовал себя беспомощным.

______________
1 - "воссоединение"
Примечания:
Когда Гаэликспирит писала этот фик, серии про Сирену еще не было.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.