Ловкий преступник +321

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Super Junior

Автор оригинала:
Poisonpickles
Оригинал:
ссылка не указана

Основные персонажи:
Донхэ (Ли Донхэ), Ынхёк (Ли Хёкджэ)
Пэйринг:
Ынхёк/Донхэ
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, AU
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что может скрасить неудачный день полицейского, оставшегося на задании без напарников? Возможно, симпатичный подозреваемый, служебный пистолет в кобуре, обладающий невероятной силой убеждения и хороший секс на капоте машины, объявленной в угон? Ну а почему бы и нет?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Автор вдохновлялся фотосессией "Ceci".
6 мая 2012, 23:36
- Без меня, - говорит Кюхён и, прислонившись спиной к дверце служебной машины, листает страницы какого-то грязного журнала.

- Это не игра, Кюхён. Нам нужно работать, - разочарованно отвечает Хёкдже, когда его напарник равнодушно пожимает плечами, мол: "Да плевать я хотел".

- Я тоже остаюсь, - с пассажирского сидения подает голос Шиндон. Он снова уплетает свежую выпечку.

Хёкдже недовольно переводит взгляд с одного полицейского на другого. Все они давали присягу служить букве закона, но этим двоим откровенно лень. Даже не шевельнутся лишний раз. Взгляд Хёкдже останавливается на Шиндоне, зрачки презрительно сужаются.

- Ты, стереотипный коп, поедающий пончики, сейчас же поднимай свою жирную задницу и приступай к работе, пока не сросся с креслом и полицейским значком.

Шиндон смотрит на него, удивленно разинув рот.

- С таким отношением я точно ничего делать не буду. Сам все разгребай! - кричит он и закрывается в салоне.

- Нервный ты что-то. Я с тобой таким тоже никуда не поеду, - говорит Кюхён и, захлопнув журнал, отталкивается от машины. - К тому же у меня есть дела поважнее.

Хёкдже смотрит ему вслед. Кюхён определенно направляется в сортир. В его руке по-прежнему зажат журнал.

- Ладно... А знаете что? На хуй вас. Обоих. Я поеду на задание один, и когда меня застрелят из-за того, что меня никто не прикрыл, вы оба потеряете работу!

Хёкдже садится в свою машину и громко хлопает дверью.


Когда по полицейской радиочастоте сообщили о подозрительном автомобиле, специфической задачей их команды стала проверка связи между этим самым автомобилем и недавно совершенным ограблением. Хёкдже мгновенно подорвался с места и был готов к работе. Только вот напарники его энтузиазма явно не разделили. Хотя он не мог их винить. Сегодня определенно царил один из самых жарких дней года, а их одежду никак нельзя было назвать легкой. Одной рубашки с длинными рукавами хватало более чем достаточно, но для того, чтобы спрятать кобуру с пистолетом, Хёкдже приходилось надевать поверх еще одну кофту и вдобавок кожаную куртку. Завершали экипировку брюки и жаркие туфли, надетые на толстые носки.

Хёкдже стонет, чувствуя как с кончиков белых, вьющихся волос падает и скатывается по шее капля пота. Остановившись на светофоре, он снимает куртку и бросает на сидение рядом. Легче все равно не становится.
С тяжелым вздохом офицер открывает блокнот и старается запомнить номерной знак разыскиваемого им автомобиля. Рядом с номером исчерпывающая пометка: "машина темно-зеленого цвета". Убиться. Ну, хотя бы номер известен. Тачка предположительно была замечена при побеге преступника, совершившего ограбление, в ходе которого пострадало несколько людей. Хёкдже восстанавливает в памяти полицейский отчет. Грабитель не оставил после себя никаких улик, к тому же, никто не видел его лицо. Получается, что даже при всем желании коп не сможет идентифицировать подозреваемого. Тем не менее, работа есть работа. Все, что ему нужно делать в данный момент – кататься по округе, искать некий автомобиль. Темно-зеленый.
"Проще сказать, чем сделать", - думает Хёкдже, пока не замечает соответствующую описанию тачку. Она припаркована в стороне от заброшенной дороги, примерно в миле от города. Наводка не подвела.
- Похоже, сегодня мой день, - бормочет офицер и останавливается у обочины, даже не беспокоясь о том, чтобы включить сирену.

Хёкдже снова надевает куртку и выходит на солнцепек, делает несколько шагов и заглядывает в окно со стороны водителя. К его удивлению, в салоне действительно кто-то есть – молодой парень полулежа раскинулся в кресле. На нем белая рубашка и джинсы на стильных подтяжках. Его скрещенные ноги закинуты на рулевое колесо. Ботинки начищены до блеска. Если бы у Хёкдже имелся ордер на арест, в нем, пожалуй, была бы прописана строка: "вероятно, самый охеренно привлекательный парень". Безупречно уложенные каштановые волосы, правильные черты лица, сочные губы. И глаза, широко распахнутые, когда Хёкдже барабанит пальцами по двери. У парня темный, заинтересованный взгляд. Вряд ли опасный.

- Извините, - говорит Хёкдже. - Могу я увидеть ваше удостоверение личности?

Улыбка-усмешка, что моментально трогает губы незнакомца, пожалуй, может называться привлекательной, даже милой. Парень слегка наклоняет голову, заглядывает в глаза Хёкдже и передает ему свой бумажник, так, словно ему совсем нечего скрывать.

- Я что-то сделал не так, офицер?

У него мягкий голос, но тональность язвительно меняется, когда парень подчеркивает звание полицейского. Дразнит.

- Ваш автомобиль был замечен на месте преступления, - говорит Хёкдже, изучая бумажник потенциального подозреваемого. - Скажите, где вы были вечером в прошлый четверг, примерно в восемь часов?

- В четверг? Мм... Я был в баре с друзьями. Обычная встреча старых приятелей, - парень пожимает плечами.

"Забавно", - думает Хёкдже. - "Ограбление произошло как раз в баре. Этот парень играет со мной?"

- Извините, но здесь нет удостоверения личности, - говорит полицейский, возвращая бумажник его владельцу. - Я вынужден попросить вас выйти из машины.

Ни удостоверения личности, ни водительских прав. Ему придется отвезти этого парня на допрос.

Незнакомец хмурится, проверяя бумажник.

- А, наверное, переложил... - говорит он и, отвернувшись, шарит рукой по заднему сидению и полу. Хёкдже не видит, что конкретно он делает, поэтому инстинктивно берется за кобуру под курткой. Когда парень разворачивается назад и протягивает ему удостоверение личности, офицер с облегчением выдыхает.

"Ли Донхэ, 25 лет". Благодаря годам работы в полиции, Хёкдже может определить, что документы не поддельные. Перечитав имя во второй раз, он возвращает удостоверение. Продумывает следующий шаг.

- Мне все равно придется отвезти вас на допрос, поэтому, пожалуйста, выйдите из машины...

Подозреваемый, Донхэ, выглядит несколько раздраженным. Словно его необоснованно отвлекли от дневного сна. Тем не менее, он выбирается из салона и, обойдя автомобиль, кладет руки на разгоряченный капот.

- Что вы делаете? - спрашивает Хёкдже, удивленно изогнув бровь.

- Вы ведь захотите меня обыскать, верно? - спрашивает Донхэ и послушно ждет.

- Похоже, вам не впервой, - замечает офицер и становится позади парня. Спокойно изучает его фигуру.

- Возможно, - в голосе шатена сладкие нотки.

Хёкдже хлопает руками по плечам Донхэ, а затем вниз-вверх по его бокам. Он немного колеблется перед тем как положить ладони на бедра незнакомца, но затем неторопливо, с нажимом, ведет по его ногам, проверяя не спрятано ли в его одежде оружия. Опустившись до его лодыжек и присев на корточки, офицер внезапно думает о том, что у него был достаточно дерьмовый день и лишь немного веселья может скрасить его продолжение. Проведя по ногам парня вверх, он хлопает по его заднице. Гораздо сильнее, чем требуется. Затем он снова кладет руки на бедра подозреваемого и, обведя его талию, перемещает ладони на живот. Немного помедлив, хлопает парня по груди, чувствует под его рубашкой крепкие мышцы. Становится еще интереснее. Улыбнувшись своим мыслям, Хёкдже опускает руки и вместо того, чтобы снова похлопать по штанинам Донхэ, касается его паха, слегка сжимает пальцы.

- Стоит ли мне обыскать тебя обнаженного? Чтобы точно убедиться в том, что при тебе нет оружия? - шутливо спрашивает офицер, прижавшись к спине парня и выдыхая слова точно над его ухом.

- Что ты за коп? - удивляется Донхэ, даже не думая жаловаться на подобные методы обыска.

- Я определенно служу не в самом профессиональном отделе, скажем так...

- Мм... Пожалуй, термин "грязный коп" обретает новый смысл.

Хёкдже смеется.

- Я не со всеми подозреваемыми трахаюсь, если ты об этом. Просто иногда случается так, что мне хочется отдохнуть и получить некоторую... разрядку, - говорит он, касаясь губами уха Донхэ.

- Я буду наказан, если откажусь сотрудничать, офицер? - спрашивает шатен. Его голос звучит равнодушно.

- Почему ты притворяешься, будто тебе не нравится происходящее, когда... - Хёкдже сжимает возбужденный член Донхэ через джинсы. - ...это определенно не так?

Подозреваемый разворачивается настолько резко, что Хёкдже не успевает среагировать, пойманный врасплох. Донхэ заламывает его руки за спину и, подтолкнув вперед, прижимает к капоту щекой.

- Ты и правда ужасный коп, - насмешливо говорит он и кладет руку на пах офицера. - И у тебя стоит похлеще моего.

Хёкдже улыбается и наигранно стонет, несмотря на то, что щека горит, а в заломленных назад руках - боль.

- Я же говорил... Мне нужна разрядка. Поможешь?

- С чего бы? - спрашивает Донхэ. - Или ты меня отпустишь, если я соглашусь взять у тебя в рот?

Вместе с этими словами по телу Хёкдже пробегает дрожь.

- Если докажешь мне, что ты хороший мальчик, разумеется, я тебя отпущу, - дразнит блондин.

- Я не настроен играть роль хорошего мальчика, офицер, - серьезно говорит Донхэ. - Что ты собираешься с этим делать?

Донхэ ослабляет хватку всего на мгновение, но Хёкдже этого вполне достаточно. Воспользовавшись выпавшим шансом, он вырывается и, быстро развернувшись, хватает шатена за горло.

- Послушай, я тебя недооценил. Думал, что смогу с тобой немного развлечься, подразнить, а потом посмеяться над этим. Знаешь, у меня был по-блядски ужасный день. К тому же ты сам виноват, что так заводишь своим видом. А теперь давай просто обо всем забудем. Я отвезу тебя на допрос, а потом ты либо сядешь в тюрьму, либо нет.

Донхэ смотрит на него, не отводя взгляда. Тяжело сглатывает, рука Хёкдже довольно сильно сжимает его горло. На лице офицера неожиданно не отражается никаких эмоций.

- А я подумал, что ты грязный извращенец. Впрочем, так и есть. Только ты достаточно умен, чтобы признать свою тупую ошибку. Ты коп, тебе нельзя вот так играть с другими людьми!

Донхэ и не пытается скрыть своей злости. Хёкдже устало вздыхает и ослабляет хватку на его горле.

- Я был угнетен, поэтому допустил ошибку. Не стоило вмешивать тебя, приношу свои извинения. Ты доволен?

Хёкдже старается, чтобы последний вопрос прозвучал не слишком раздраженно. Донхэ ненадолго задумывается, кивает, а затем вдруг ударяет офицера кулаком в челюсть. Хёкдже откидывается на капот машины.

- Это еще бля за что? - негодующе спрашивает блондин, готовясь ударить в ответ.

- За то, что ты мудак, - усмехаясь, отвечает Донхэ и, раздвинув коленом ноги офицера, похлопывает руками по его бедрам и вокруг икр, повторяя недавние действия Хёкдже. - И за то, что завел меня, но так и не удовлетворил.

Хёкдже бросает на него злой взгляд и трогает свою челюсть, словно проверяя, не сломана ли она.

- Ты осознаешь, что напал на офицера полиции?

- А ты осознаешь, что сексуально меня домогался? Это была всего лишь самооборона, - говорит Донхэ, пробегаясь ладонями по бокам блондина.

Хёкдже отчаянно стонет. Лучше бы он и не пытался играть с этим парнем. Он отрывает спину от капота, садится и отталкивает от себя Донхэ. Пытается уничтожить его взглядом. Донхэ лишь мило, насмешливо улыбается и именно в этот момент терпение Хёкдже трещит по швам. Он задумывается на секунду и решает, что находится как раз в выгодном положении, чтобы врезать наглецу. Что он и делает.

Не сумев блокировать удар, Донхэ падает навзничь и ударяется головой о землю. С разбитых губ на язык капает кровь. Он судорожно глотает воздух и невнятно рычит какое-то ругательство.

- Это чертовски больно, - говорит он и вытирает тыльной стороной ладони кровь с губ.

- Да, так и должно быть, - отвечает Хёкдже, не осознавая, что стоит слишком близко.

Донхэ подсечкой сбивает его с ног, и полицейский резко падает на спину. Это настолько больно, что он едва не кричит, заходится кашлем и задыхается. Дождавшись, когда утихнет боль, он смотрит на Донхэ. Тот спокойно лежит и, улыбаясь, безмятежно пялится в небо.

Прейдя в ярость, Хёкдже набрасывается на него. Наваливается сверху и прижимает к земле его запрокинутые над головой руки. Смотрит как Донхэ меняется в лице. Под весом полицейского в его спину больно впиваются камни.

- Съебись, - устало говорит Донхэ.

- Прекрати пытаться выбить из меня дерьмо.

- Я еще и не начинал, иначе уже преуспел бы.

- Вот как?

Хёкдже дергает на удивление несопротивляющегося Донхэ за запястья, заставляет его подняться, силой тащит назад к машине и заваливает спиной на капот. Быстро выхватывает из кобуры служебный пистолет и прижимает дуло к виску Донхэ.

- Давай посмотрим, как ты сделаешь это теперь?

Глаза Донхэ на мгновение расширяются, а затем он снова принимает скучающий вид.

- О, посмотрите-ка, коп с большой пушкой. Ты так крут, - говорит он, явно провоцируя офицера.

Вместо того чтобы ответить, Хёкдже немного отстраняется и сдергивает с плеч Донхэ подтяжки.

- Что ты делаешь? - в голосе шатена слышится беспокойство.

Хёкдже лишь сильнее прижимает пушку к его виску.

- Расстегивай рубашку, - требует он, глядя прямо в глаза Донхэ.

Он вопросительно приподнимает бровь и ждет, не отводя руку с пистолетом, пока парень не подчинится. Донхэ расстегивает рубашку, и Хёкдже видит его хорошо натренированный и слегка загорелый торс.

- И что теперь? - спрашивает он, опираясь на локти.

Хёкдже расстегивает джинсы Донхэ и наблюдает за тем, как они, уже не поддерживаемые подтяжками, легко соскальзывают на землю после первого же рывка. Донхэ не пытается остановить офицера, просто смотрит на него неотрывно. Более того, он по собственной воле приподнимает бедра, позволяя Хёкдже стянуть с него боксеры. Пистолет у виска явно ничуть не пугает парня.

Хёкдже просто пялится. Ну а как не пялиться? Человек, которого он совсем недавно мысленно охарактеризовал охеренно привлекательным, лежит обнаженным совсем рядом, на капоте автомобиля. Поправочка - почти обнаженным. Исключение составляет распахнутая рубашка, которая спадает с его плеч, оголяя мускулистые руки. Его былой скучающе-раздраженный взгляд теперь горит смесью гнева и похоти.

Полицейский наклоняется вперед, упирается одной рукой в поверхность капота, совсем рядом с головой Донхэ. Другую руку, в которой зажата пушка, он чуть опускает вниз. Ведет стволом пистолета по груди шатена. С упоением наблюдает за тем, как Донхэ едва не прикрывает глаза, когда он намеренно задевает рукоятью его член, надавливает, движет вдоль.

Донхэ резко садится, и его губы оказываются совсем рядом с губами полицейского, но все же не касаются их. Он заглядывает в его глаза и, наклонившись сильнее, стаскивает с его плеч кожаную куртку. Хёкдже отступает на шаг, чтобы расстегнуть кобуру и сбросить ее на землю. Донхэ поддевает пальцами его ремень, притягивает копа назад к себе, быстро расстегивает металлическую пряжку и дергает ширинку на его брюках вниз. Хёкдже хватает его за волосы и снова приставляет пушку к виску парня. Затем усмехается и ведет стволом по его щеке, слабо мажет по губам.

- Никаких слишком резких движений... - мягко говорит он и отстраняется. Ждет, пока Донхэ продолжит. И он продолжает, мимолетно кольнув копа раздраженным взглядом. Брюнет хочет его, Хёкдже уверен.

Хёкдже продолжает держать Донхэ на прицеле, наблюдает за тем, как он медленно стягивает с него брюки вместе с нижним бельем. В принципе, ему не нужна пушка, Донхэ не боится ее совершенно и делает все, что делает не потому что ему так велят. Тем не менее, пистолет заводит их обоих, волнует кровь.

Когда Хёкдже официально остается без штанов, Донхэ смело хватается за его рубашку и ловко порхает пальцами по пуговицам, расстегивая. Кажется, он недовольно рычит, когда обнаруживает под рубашкой полицейского еще один слой одежды. Хёкдже смеется и позволяет Донхэ снять с себя первую рубашку.

- Я устал тебя раздевать, - говорит шатен и дергает его вторую рубашку за планки, рвет ее пополам и сдергивает с его плеч, бросает на землю. Затем он улыбается и, откинувшись на капот, удовлетворенно осматривает результат своей работы.

- Ты хоть представляешь насколько сексуально все, что ты делаешь? - спрашивает Хёкдже.

- Даже это? - Донхэ смеется и больно тычет пальцами в ушибленную челюсть полицейского. Пошатнувшись, Хёкдже шипит от боли, а Донхэ смеется еще громче и хватает его за плечо, словно поддерживая. Ему явно в удовольствие издеваться.

Хёкдже перекручивает пистолет в ладони и резко ударяет рукоятью по щеке Донхэ. Шатен задыхается собственным криком и хватается за щеку, будто пытаясь прижать боль, чтобы скорее утихла.

- Какого хера? Это бля уже слишком грубо!

Полицейский игнорирует его крик, аккуратно кладет пистолет на капот машины, так, чтобы не соскользнул, а затем раздвигает ноги Донхэ и упирается возбужденным членом меж его ягодиц.

- Нет... Нет... - бормочет парень, зажмурив глаза и повернув голову в сторону.

- Ты знаешь, что можешь остановить меня, если действительно этого не хочешь.

Хёкдже немного выжидает, но никакого сопротивления не следует. Он обхватывает ноги Донхэ под коленями и толкается в парня сразу на всю длину, на сухую и без подготовки.

Донхэ кричит громко, настолько, что Хёкдже приходится зажать его рот ладонью. Полицейский не двигается, дожидается, пока его партнер прекратит кричать и только потом убирает руку. Донхэ тяжело дышит и с откровенной злостью смотрит на Хёкдже. Затем он обхватывает ногами его талию и, слегка приподнявшись, снова ударяет копа по лицу. На этот раз разбивает его губы в кровь.

Хёкдже даже не удивляется, только раздраженно цокает языком и, моргнув, стряхивает боль. Донхэ тянется к нему и слизывает кровь с его губ, а после откидывается спиной на капот и дергает бедрами, дразнит.
Двое мужчин, полицейский и потенциальный преступник, опьяненные тестостероном и болью, обнаженные, на капоте машины, объявленной в розыск. Кто бы мог подумать.

- Я позволил себя трахнуть только потому, что у тебя пушка, - говорит Донхэ, чуть шире раздвигая колени.

Хёкдже смотрит на пистолет - он лежит скорее ближе к Донхэ, чем к нему. Усмехается.

- Ты позволил себя трахнуть потому, что хотел этого.

Он дергает бедрами и Донхэ стонет, подтверждая истинность его слов. Хёкдже начинает двигаться и спина шатена ездит по капоту от его толчков. Донхэ закрывает глаза и вытягивает руки вверх, пытается за что-нибудь ухватиться, обрести хоть подобие опоры.

Они оба боятся прикасаться друг к другу, словно это будет означать привязанность, слабость. Хёкдже останавливается, хочет, чтобы Донхэ на него посмотрел. Донхэ не просто открывает глаза, он впивается в копа взглядом, и по краю его радужки - желание и страсть. Именно то, что хотел увидеть Хёкдже. Он склоняется над Донхэ и, прикоснувшись пальцами к его подбородку, целует парня, посасывает его верхнюю губу, дожидаясь ответа. Осторожность, с которой он проталкивает язык в рот парня, словно говорит о том, что все происходящее куда серьезнее, чем они предполагали сначала. Донхэ стонет, понимая что имеет в виду Хёкдже - он хочет, чтобы им было хорошо, без слов говорит о том, что им не должно быть больно.

Губы полицейского мягкие и нежные, Донхэ обхватывает руками его шею и наконец-то отвечает на поцелуй. Их языки встречаются неуверенно, но бедра дергаются навстречу друг другу неудержимо - Хёкдже снова начинает двигаться. Это дико и грубо, ритм отсутствует совершенно. Он просто трахает Донхэ, быстрее и глубже с каждым его выдохом и стоном.

Удовольствие обволакивает разум Донхэ, он выпадает из реальности, не знает куда деть руки и вцепляется в волосы копа, дергает с силой. Стонет, осознав, что причинил боль. Кусает губы.

- Да, именно так, сильнее, сильнее.

Донхэ захлебывается стонами, вскриками - сладкими, жадными. Хёкдже кладет руки на его бедра, удерживая, и начинает вбиваться в тело шатена еще быстрее и жестче. Теряет над собой контроль.

Донхэ кончает первым, так и не прикоснувшись к себе. Вдавливает пальцы в кожу Хёкдже, прогибается в спине и запрокидывает голову назад. Забрызгивает спермой собственную грудь и грудь копа. Хёкдже наблюдает за ним, и этого достаточно, чтобы подвести к грани его самого. Он делает еще несколько коротких рывков и кончает внутри партнера. Наконец-то разрядка.

Немного придя в себя, он наклоняется и целует Донхэ в изгиб шеи. Необдуманно, в знак близости и какой-то привязанности. Немного помедлив, он хочет отстраниться, выйти из парня, но у Донхэ другие планы.

Он быстр. Ловко хватает пистолет полицейского, взводит курок и приставляет дуло к виску Хёкдже. Они оба замирают, затаив дыхание. Глаза Хёкдже темные, зрачки расширены. Глаза Донхэ еще темнее. Возбуждение простреливает вновь.

Хёкдже подается вперед, снова входит в Донхэ на всю, чувствует, как пистолет слегка дрожит у его мокрого от пота виска. А затем они целуются, отчаянно, жадно, кусая губы друг друга. Донхэ обхватывает шею Хёкдже, притягивает его еще ближе к себе. Опускает пистолет за его спиной, держит совсем слабо.

Хёкдже ведет ладонями по ногам Донхэ, оглаживает его бедра, сжимает ягодицы. Донхэ разрывает поцелуй первым, чуть вытягивает шею, слизывает капли собственной спермы с груди копа. Стонет, дразнит опять же.
Хёкдже вздрагивает, не выдерживает, отталкивает Донхэ от себя, снова хватает за горло, но сразу же отпускает, ведет подушечкой большого пальца по его коже, чувствует биение пульса.

Донхэ снова направляет на него пистолет, смотрит на свою грудь, а затем встречается взглядом с Хёкдже. Тот изображает чистейшее послушание, наклоняется и ведет губами по груди Донхэ, опускается к его животу, собирает языком капли его спермы, пробует на вкус. Исследует руками и языком изгибы его тела.

Донхэ отводит пистолет и откидывается на спину, полностью удовлетворенный. Хёкдже улыбается, целует парня, влажно проводит губами по его скулам, посасывает подбородок, а затем забирает из его руки пушку.

Донхэ остается сидеть на капоте, наблюдая за тем, как одевается Хёкдже. Едва не смеется, видя, сколько одежды ему приходится натягивать на себя. Его собственные штаны и подтяжки все еще валяются на земле. Он щурится и вытягивает руку, словно хочет прикрыть глаза от мешающего заснуть солнца.

- Тебе пора, - говорит Хёкдже, поправляя часы на запястье.

Донхэ убирает руку, непонимающе смотрит на копа.

- Ты меня отпускаешь?

- Да, и тебе лучше свалить, пока я не передумал.

Хёкдже подходит к нему вплотную, кладет руки на колени парня, чуть разводит его ноги в стороны. Испытующе заглядывает в глаза.

- Почему?

- Потому что если я отвезу тебя на допрос, ты с легкостью сможешь всем рассказать, что подвергся насилию со стороны офицера полиции. Более того, есть доказательства этого самого... насилия.

Хёкдже проводит ладонями по внутренней стороне бедер Донхэ, проскальзывает пальцами между его ягодиц и кружит у приоткрытого входа, слегка проникая внутрь. Шатен прикусывает нижнюю губу, резко втягивает воздух носом и невольно поджимает пальцы ног.

- Полагаю, мне грех жаловаться, - говорит он и, прикоснувшись пальцами к скулам Хёкдже, приподнимает его подбородок и мягко целует. Хёкдже поражает его внезапная нежность и то, как осторожно он проводит языком по ранке в уголке его губ. Но куда больше его поражают слова парня.

- Если мы еще когда-нибудь встретимся, сможем поиграть с твоими наручниками?

Он мило наклоняет голову набок, задорно улыбается.

- Да, если встретимся, - обещает Хёкдже и отстраняется, едва удержавшись от того, чтобы накинуться на Донхэ с поцелуями.


Донхэ быстро одевается, но оставляет несколько пуговиц на рубашке расстегнутыми, чтобы было не слишком жарко. Хёкдже смотрит в сторону, пытается думать о последствиях, водит языком по ране в уголке губ.

- Ты не назвал своего имени, - заинтересованно говорит Донхэ и полицейский снова переводит на него взгляд.

- Хёкдже, - без колебаний отвечает он, уверенный в том, что парень запомнит.

- Хёкдже... - повторяет Донхэ, пробуя имя на вкус. - Значит... До встречи? - спрашивает он и протягивает руку полицейскому. Хёкдже отвечает крепким рукопожатием.

- В следующий раз не стоит так уж избивать друг друга. Секс будет лучше.

Донхэ усмехается. Коп явно пообещал, что они встретятся снова. Они разрывают рукопожатие, и шатен садится в свою машину, заводит движок. Хёкдже прячет руки в карманы и смотрит, как Донхэ уезжает без оглядки.


И только потом Хёкдже позволяет нахлынуть осознанию произошедшего. Парень, которого он только что трахнул на капоте автомобиля, безусловно, совершил преступление, в котором подозревался. Машина, проходящая по делу, взгляд Донхэ. Полицейский просто знает, что прав.
Он усмехается и встряхивает головой, пытаясь понять, когда все пошло не так, как он мог скатиться до заслуженного звания грязного копа.

Вернувшись в участок, Хёкдже выходит из машины, тянется, чувствуя боль в измученном, но удовлетворенном теле, а затем открывает дверь и направляется в свой кабинет. Ловит на себе удивленные взгляды сослуживцев.

- Вот бля, что с тобой стряслось? - спрашивает Кюхён, глядя на разбитые губы напарника и ссадину на его щеке.

- Он ушел, - просто отвечает Хёкдже, смотрится в зеркало и лепит на щеку кусок пластыря. Делает вид, что больше его ничто не беспокоит, будто на его теле нет ран, гораздо болезненнее этой. Кюхён пялится на него, очевидно думая, что Хёкдже попал в серьезную передрягу.

- Я не думал, что ты действительно что-нибудь найдешь, иначе не кинул бы тебя одного. Теперь у тебя есть что-нибудь на нашего парня?

Хёкдже подавляет усмешку.

- Нет, ублюдок оказался слишком быстрым. Я даже не видел его лица.

- Черт, - вздыхает Кюхён. - Ну, может в другой раз.

Он разворачивается и уходит, наверняка, чтобы найти Шиндона и сообщить тому новости. Хёкдже снимает куртку, морщится от боли в спине и садится за свой стол. Снимает кобуру, а затем замечает один очевидный факт.

Ли Донхэ украл его пистолет.
Хёкдже матерится, пробегается рукой по растрепанным волосам. А затем смеется. Возможно, в этом и заключался план Донхэ. Соблазнить копа, отмазаться от ограбления, заполучить бесплатную пушку.
Ли Донхэ - отличный преступник, а Хёкдже всего лишь глупый коп. Но поцелуи, прикосновения, взгляды - все это не было ложью, не было частью продуманного плана, и Хёкдже знает это наверняка. Он улыбается, с нетерпением ожидая новой встречи с этим охеренно-привлекательным парнем, и думает, что в следующий раз, когда напарники откажутся участвовать в деле, он и не попытается возражать.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.