Моя любовь как дым 55

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Автор оригинала:
patolozka
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/10337773/1/My-Love-Is-Like-Smoke

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Северус Снейп, Северус Снейп, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Underage
Размер:
Мини, 9 страниц, 2 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Гарри и Северус убиты на войне. Близкий друг находит серию писем, раскрывающих секреты любви и доверия и историю, которая началась раньше, чем кто-либо заметил.

Посвящение:
Аленю, которая помогала мне с переводом :З

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 1

пока не публиковалась
— Ты снова пришла сюда, не так ли? — спросил Рон раздраженно.

— Да.

— Но, Миона, ты беременна!

Ведьма скрестила руки и вопросительно посмотрела на мужа:

 — И что? Я здоровая молодая женщина, ожидающая нашего первого здорового ребенка, Рональд Уизли, я не какая-то старуха в шаге от смерти.

 — Сейчас ты чувствительна и уязвима, а этот дом полон зла!

Она поморщилась, посмотрев на него.

 — Этот дом принадлежал Гарри!

Рон сделал резкий вдох. Его воспоминания казались живыми, как будто все произошло вчера. Повисло долгое молчание, прежде чем они одновременно выпалили:

 — Прости, Рон!

 — Извини меня, Миона!

Девушка улыбнулась, и Рон улыбнулся в ответ. Это была его упрямая жена, и он никогда не хотел изменить её.

 — Я должна сделать это, Рон! Я должна…

 — Хорошо, — согласился он наконец, — но ты будешь связываться со мной с помощью Летучего Пороха каждые несколько часов.

Гермиона закатила глаза:

 — Ты будешь на работе, Рон, аврорам это не понравится, и к тому же — ты знаешь, что Летучий Порох вреден для малыша. Я пришлю тебе Патронуса в полдень.

Рон вздохнул.

 — Я бы хотел, чтобы мама и папа были здесь. Мама отговорила бы тебя от этого или пошла бы с тобой.

 — Они отдыхают в Египте, и они заслужили это, — мягко напомнила ему девушка.

 — Да, я знаю, — Рон поднял голову. — Итак, когда ты пойдешь туда?

 — Сразу после твоего ухода.

Рон кивнул и продолжил завтракать.

***



Дом казался спокойным и угрожающим одновременно, когда Гермиона появилась там. Портрет Мадам Блэк был закрыт черными шторами и молчал. Она вошла в кухню, сняла зимнее пальто и поставила сумку. Звук её шагов эхом разносился по дому. Девушка была одна, но она не позволяла себе бояться. Этот старый дом принадлежал Гарри, и он попросил её сделать это для него — взять всё, что могло быть ценным, продать это, а выручку отдать сиротам войны, детям без дома, детям без родителей, душам без надежды на будущее.

Завещание Гарри не было найдено, пока не прошло три месяца со дня его смерти. Никто не знал почему. Это было тайной. Похороны состоялись сразу после окончания войны, через два дня после момента, когда каждый видел его смерть — посреди сражения его зелёные глаза блеснули победной вспышкой. Когда он упал после поражения Темного Лорда, все думали, что он просто выдохся после боя. Но его сердце молчало, и дыхание остановилось. Гермиона не могла поверить в это, Рон не мог, как не могли поверить все остальные. Но они были вынуждены — они видели это собственными глазами.

И затем, через три месяца после смерти Гарри, Фоукс принес завещание в Нору. Гарри написал его перед Финальной Битвой — его почерк казался дрожащим и небрежным — вместе со списком имущества, которое принадлежало ему, в нем были отдельные письма друзьям и семье.

Гермиона тоже получила письмо. Не короткое, не длинное — несколько слов любимой подруге. Она перечитывала его снова и снова. В нём была просьба. Гарри просил её о помощи, и девушка никак не могла отказать.

Поэтому она была здесь, в этом странном старом доме, пытаясь выполнить последнее желание её лучшего друга, чтобы он мог покоиться с миром.

***



Гермиона стояла у окна. Снег падал на улицы Лондона; зима заканчивалась, но погода всё ещё оставалась холодной. Она только что отправила Патронуса Рону и сейчас думала о том, чтобы приготовить что-нибудь поесть или, по крайней мере, сделать чаю. Девушка составила список вещей из кабинета, библиотеки и гостевых комнат, но она не могла заставить себя войти в комнату Гарри — слишком больно, слишком много воспоминаний… Она чувствовала себя так, будто она тревожит уединение своего мертвого друга.

Она вздохнула и направилась к лестнице. Гермиона подошла к двери в комнату Гарри и заметила, что дверь открыта. Она не могла бы оставить дверь открытой! Девушка остановилась и поколебалась мгновение. Затем она потрясла головой и решительно шагнула через порог.

Большая кровать с пологом цвета красного вина стояла в центре комнаты, прикроватная тумбочка, резной гардероб, стол и кресло рядом с ним — всё было сделано из тёмного дерева, но стены были белыми, и комната выглядела чистой и приятной. Гермиона не могла сопротивляться — она подошла к тумбочке, села на кровать и взяла фото родителей Гарри. Они танцевали и улыбались ей, не зная, что их единственный сын мёртв.

Она вернула фотографию на место и выдвинула ящички. Там были подарки, маленькие вещички, которые друзья дарили ему на Рождество или по другим случаям. Они нравились ему; Гермиона могла вспомнить его улыбку каждый раз, когда он получал маленькие безделушки. Он любил их всех. Девушка увидела открытки, которые она посылала ему летом или на каникулах, когда она была дома. Маленькая фигурка игрока в квиддич тоже была здесь — Рон подарил ее на прошлый день рождения. Гарри любил ее и носил с собой на удачу.

О, мой… Гермиона закрыла глаза и просто дышала в течение какого-то времени. У Гарри было будущее, да, оно было предопределено, и он должен был выбрать правильный путь. Он мог бы быть жив, быть с ними, быть счастливым, если бы только… Если бы только он не принял верное решение.

Она закрыла ящик и начала вставать, но услышала странный звук — как будто что-то упало на пол. Гермиона наклонилась и посмотрела под тумбочку. Там лежал сверток, маленький сверток, аккуратно перевязанный красной лентой. Она подняла его так, чтобы можно было рассмотреть его. А затем она снова села, держа в руках несколько пергаментов. Пергаментов, принадлежавших Гарри. Это были его письма, перевязанные красной лентой.

***



Снейп, было время, когда мне следовало ненавидеть тебя. Я ненавидел, и сейчас я должен чувствовать тоже самое. Так почему единственный, кого я ненавижу, это я?

Поттер, у меня нет времени на твои глупости. Не мешай мне снова.

Да, конечно, у тебя твои драгоценные эксперименты, твои блестящие студенты-змеи. Кто я такой, чтобы тревожить тебя, да?

Поттер, я скажу это один раз и не буду повторять: чего ты от меня хочешь?

Правду, сэр, я хочу правду. Вы — единственный, кто может сказать мне. Я хочу знать одну вещь: как я могу победить Его, когда никто больше не может сделать этого, даже Дамблдор?

Тренировки, учёба, практика, Поттер, и твоя чёртова удача…

Обучите меня.

Нет.

Что? Почему?! Как я должен сделать это в одиночку, по-вашему? Я нуждаюсь в Ваших навыках, Ваших методах, Вашей беспощадности…

Не играй со мной в эти игры, Поттер. Игры для слизеринцев; ты же чертов смелый и глупый гриффиндорец. Пользуйся собственной головой.

Обучи меня, Снейп. Ты был прав, мне не нужно быть тобой, но мне нужно знать, как сражаться против Него. Ты знаешь Его, ты знаешь Его методы, возможно, ты даже знаешь, как Он думает. Научи меня не чувствовать страх. Обучи меня.

Я оставил тебе «Тёмные искусства Средних веков» в твоей комнате. Прочитай их, запомни, и тогда, возможно, я подумаю об этом.

***



Гермиона отложила первую стопку пергаментов. Должно быть, они были написаны летом после смерти Сириуса. Тогда Гарри с начала шестого года обучения начал получать огромное количество отработок со Снейпом, хотя он не был плох в Защите от Темных Искусств. Снейп, должно быть, учил его в течение того времени. Гермиона покачала головой. Гарри никогда не упоминал этого, но с того времени он никогда не отзывался плохо об их противном профессоре. За исключением одного случая — тот ужасный вечер в туалете.

***



Снейп, чёрт возьми, где ты был? Я всю ночь прождал тебя под дверью!

Это было глупо, Поттер, ты знаешь, что у меня есть некоторые обязательства…

Обязательства? Как насчет твоих обязательств передо мной? Ты обещал мне! Только магия двух волшебников может…

Не веди себя как ребёнок, Поттер. Кто-нибудь из твоих друзей мог сделать это с тем же успехом. Ты не нуждаешься во мне. Так что успокойся и приготовься к нашей следующей встрече.

Ты посылаешь их на смерть, Снейп? Так? Я могу умереть, я готов к этому, но не они!

А как же я? Ты не хочешь позволить мне жить долго и счастливо?

Снейп, я не… Я просто… Ты сказал мне, что… Черт! Ты такой ублюдок! Ты спокойно ходишь на каждую встречу с Волдемортом, где тебя могут убить в любой момент, а сейчас ты заставляешь меня чувствовать себя виноватым! Ненавижу тебя!

Поттер, успокойся и приходи на наше занятие. Сейчас я занят и очень устал.

***



Днем ранее Защита была отменена, и Снейпа не было на ужине. Рон шутил по этому поводу, но Гарри был бледен, как лист бумаги, тем вечером. Она, Гарри и Рон пошли в туалет Плаксы Миртл, и Гарри взорвался, как только они пришли туда, и спорил с Роном о Снейпе. После этого Гарри нигде не было до завтрака. Но пока Рон обижался, Гермиона беспокоилась о Гарри. Должно быть, это была встреча Пожирателей Смерти, поняла она сейчас. Гарри не согласился. Он беспокоился о его профессоре, потому что он наконец-то нашёл кого-то, кто мог понять его.

***



Снейп, я действительно прошу прощения.

Принято. Возьми с собой плитку шоколада.

Ты ешь шоколад?

Нет, он мне нужен для полуночного зелья, вместе с тремя каплями крови девственниц и одним очень острым зубом вампира. Конечно, я ем шоколад! Это единственный способ выжить среди вас, болванов. Если бы ты обращал больше внимания, ты бы знал.

Есть ли ещё что-то, чего я не знаю?

Выясни это сам.

***



Следующий смятый и сложенный пергамент был списком. Довольно долгим. Гермиона не могла не улыбнуться, когда читала первые строки.

***



Снейп приходит в 7:03, пьет чёрный кофе и уходит точно в 7:15, не считая одного дня, когда Дамблдор остановил его из-за экстренного случая или, может быть, для веселья. Никогда нельзя быть уверенным, если имеешь дело с этим старым глупцом.

Снейп не любит курицу; он предпочитает говядину и свинину, а когда нет другого выбора, он ест овощи и быстро покидает зал.

Снейп презирает десерты, если это не ванильное мороженое или шоколадный торт.

Однажды я видел, как он пил что-то, выглядевшее как банановый коктейль. Но, должно быть, это была игра света.

Он всегда пользуется вилкой и ножом, он никогда не ест руками. Возможно, он думает, что это неприлично, возможно, это из-за зелий и их испарений.

Когда он пьёт свой утренний кофе, он закрывает глаза от удовольствия. Это почти незаметно, но я видел, как он ест шоколад из Сладкого Королевства и хорошо знаю это выражение лица.

У него уверенные руки, сильные и элегантные. Когда они дрожат, он напряжен или обессилен, но он никогда не позволяет заметить это, только руки выдают его.

У него замечательные глаза. Я думал, что они чёрные, но после одного из наших занятий я узнал, что они темно-карие. Однако, он всё равно может убить тебя одним только взглядом, не важно, чёрные глаза или карие.

Его нос был сломан дважды. В первый раз то был его пьяный отец, во второй раз — я. Но он не убил меня, когда это случилось, поэтому я думаю, что немного нравлюсь ему. Чушь! Но Дамблдор и Макгонагалл не были бы рады… Он просто не хотел, чтобы они ему надоедали.

У него шелковистые волосы. Я трогал их однажды, хотя я не знаю, как это случилось. Он стоял, я резко повернулся, посмотрел на него, и моя рука приблизилась к его голове. Тёмные глаза расширились в удивлении, но мужчина замер на месте, и я не остановился. А затем это случилось. Вот так.

Его прикосновения нежны, сейчас я знаю это. Его поцелуи медленны и аккуратны, его объятия хрупки и его глаза полны смущения, но это не важно. Сейчас я знаю этого человека, знаю его почти полностью, и я хочу его.


***



Гермиона сложила бумагу и уставилась на стену, вспоминая и анализируя каждую улыбку, каждое мечтательное выражение на лице Гарри, которые она видела ранее. Её друг долгое время был влюблен в Северуса Снейпа, а никто не знал…

***



Северус, почему ты избегаешь меня?

Я не избегаю тебя. Ты придумываешь это.

Я ждал тебя в коридоре. Когда ты увидел меня, ты развернулся и ушёл.

Я забыл об идиотской встрече.

В 10 утра?

Да.

Северус, мне нужно понять. Ты не хочешь меня?

Гарри… Этот разговор бессмыслен. Прекрати.

Действительно? Я скажу тебе кое-что, Северус Снейп! Я знаю, что ты хочешь меня, я мог увидеть это в твоих глазах даже до того, как ты поцеловал меня. Я никогда раньше не чувствовал ничего подобного, и я хочу почувствовать это снова. У нас осталось не так много времени. Не сейчас, когда конец этой войны так близок. Так что, если ты хочешь меня — я здесь, прямо перед тобой. Не думай о моем возрасте, о нашей ситуации или о чем-то ещё. Просто возьми меня и давай насладимся временем, которое у нас осталось. Просто сделай один шаг…

***



Гермиона нуждалась в передышке. Она не видела букв, написанных яростным почерком Гарри. Её глаза светились, одной рукой она зажимала рот.

Почему ты не сказал ничего, Гарри? Почему?

Но ее друг не мог ответить. Не вслух. Ей оставалось только продолжить чтение.

***



Ничего не изменилось, Поттер. Я только хотел, чтобы ты знал.

Конечно, ничего не изменилось. Ты скучаешь по мне?

Ты был здесь полчаса назад.

Я знаю. Ты скучаешь?

Ты загоняешь свою птицу из-за этого разговора, и она умрёт от усталости.

Хедвиг нравится это, она хочет всегда быть полезной. Ты скучаешь?

Нет.

Хорошо, я буду в девять. Будь готов к долгой ночи.

***



Он был так упрям, когда у него был шанс. Гермиона знала это с начала их дружбы. Он сражался с троллями, драконами, злом, даже с обществом и прессой. Он никогда не хотел быть знаменитым, он желал простой жизни с кем-то, кто любил бы его. Гермиона не могла дать ему этого, как и Джинни, они были для него как сестры, не партнеры. К тому же, была другая часть его личности. Гарри запутался, его жизнь была слишком сложной, и у него было столько плохих воспоминаний… Но Снейп мог справиться с этим, он был таким же — он потерял так много, он через столько… Все в волшебном мире знали его историю сейчас. Но Гарри выяснил это раньше и нашёл, за что ему стоит сражаться.

Гермиона взяла оставшиеся несколько пергаментов и снова начала читать.

***



Завтра. Дамблдор предвидел, что битва будет завтра. Ты должен быть готов завершить связующий ритуал, Гарри. Нашу связь, чтобы Темный Лорд был ослаблен, тогда как наша совместная сила увеличится. Он не будет готов к этому, и тогда ты будешь способен убить его, даже если это значит, что, скорее всего… он заберет нас с собой.

Хорошо, мы так долго ждали этого. Я знаю, что ты можешь быть где угодно, чтобы ритуал сработал, но… ты будешь со мной? До самого конца?

Всегда.

***



Гермиона закусила нижнюю губу, когда прочитала последнее слово. Да, всегда. Снейп был там и упал в тот же самый момент, что и Гарри, смотря на человека, который был его партнером, в жизни и смерти. Как несправедливо для них…

Она перевернула лист и обнаружила, что последнее письмо отличалось от остальных. Оно выглядело как старая почтовая бумага: мягкая, гладкая, с крошечными рисунками цветов по краям. А затем она увидела предложения, написанные паучьим почерком Снейпа. Последние строки письма.

Моя любовь как дымка сна во время пробуждения,
Моя клятва как чувство безмятежности в душе,
Ты просил не уходить, не отдавать тебя тоске,
И я остался рядом вечно без грусти и сожаления.

Примечания:
за перевод стихотворения огромное спасибо Kat Potter-Snape :з
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.