Мастер Иллюзий +2822

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Люциус Малфой/Гарри Поттер, Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Групповой секс, Мужская беременность, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 653 страницы, 49 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Люблю всем сердцем» от Хельгасик
«Спасибо за Тигрёнка)» от Zhuzhe4ka
«Лучший на фэндоме! » от Feva
«Любимейший шедевр!!!» от Ketsunne
«За огромный труд!» от le57plys
«Выше всяких похвал! » от Krisrain
«Это просто шедевр! » от Awesome Eksi
«Отличная работа!» от 282286ac
«Потрясающая история!» от 11Ди
«Аплодирую стоя!Великолепно!» от Ane4ka_Anuta
... и еще 48 наград
Описание:
Мастера Иллюзий не рождались уже три столетия, о таком виде волшебства просто забыли. Как же получилось так, что загнанному в тесные рамки Героя, мальчишке, жизнь среди цирковых артистов нравится больше, чем слава Избранного, а найденные в потайных уголках чужих библиотек книги с подозрительными заклятиями, больше чем «одобренные» Министерством. Ну, а в остальном, как обычно - страсть, любовь и… интрига. Шляпа ведь – была права.

Посвящение:
Вам всем посвящается!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читателей, которых шокируют тройнички, просьба - не читать!
Отказ: Взяли поиграть и вернули обратно. А так, нас тут вообще не стояло.
Иллюстрации к фику - авторы: Тень Севера, Теххи. Автор коллажа-заставки - ДавыдоФФ.

Глава 10. «Не всё благополучно в Датском королевстве».

30 мая 2012, 05:58
Люциус Малфой прикрыл глаза и совсем неаристократично помотал головой, отгоняя видение: «Бред! Это не может быть Кассиус! Не-ет! Он же пропал больше тридцати лет назад. Но как похож! А ещё эти волосы и борода a la Мерлин, такую причёску и бороду предпочитал носить дед». Лорд вновь повернулся к итальянскому министру, который разговаривал с человеком, так напоминающим ему… «Нет, показалось!» - возле синьора Медичи стоял высокий черноволосый молодой человек, чья внешность выдавала его принадлежность к Высшим чистокровным семьям Магической Испании. Люц ещё раз огляделся в поисках померещившегося ему артиста, но не найдя никого похожего, объяснил своё видение хроническим недосыпом и, наплетя какую-то чушь Фаджу, с гордым видом аппарировал в своё поместье. Там его уже ждал вернувшийся раньше Северус:
- Ну, как прошло Министерское развлечение? Забавно? – но, увидев отсутствующий взгляд друга, он положил руку ему на плечо и, развернув к себе, спросил уже серьёзно: - Что случилось?
- Ничего.
- Ты сам не свой, я же вижу. Что произошло?
- Пойдём в кабинет, выпьем.
- Даже так? Это уже серьёзно.
Они устроились в кабинете с бокалами столетнего коньяка в руках. Сев молчал, не пытаясь торопить друга. Судя по состоянию Люца, его что-то очень сильно «зацепило». Это было редкостью. Обычно вне пределов этого дома и при общении с другими людьми лорд Малфой был неизменно холоден и невозмутим. Только Северусу да ещё, пожалуй, Тигрёнку удавалось видеть его настоящим. Что же могло так вывести его из себя? Зельевар не пытался торопить события, он ждал, но Люц по-прежнему молчал, уставившись в свой бокал. Наконец он поднял голову и начал рассказ, не глядя на собеседника:
- У моего отца был младший брат на двенадцать лет моложе его. Кассиус, - он помолчал, отпив янтарную жидкость и задумчиво покачав хрустальный бокал в руке. - Кэс всего на десять лет старше меня, и был моим лучшим… единственным другом детства. Мы с ним играли, дурачились и ходили на пикники. Это он первый научил меня держать меч в руке и ездить верхом. Он и дед были единственными людьми, которые любили меня по-настоящему: отцу я нужен был только как наследник и способ выслужиться перед Тёмным лордом, а мать… даже не знаю, что было нужно ей, но уж точно – не я. Дед был занят своей научной работой, Кэс помогал ему по мере сил, но всё свободное время проводил со мной. Он был моим лучшим другом, старшим братом, которого у меня никогда не было, а потом… потом дед умер, а Кассиус… даже не захотел возвращаться в поместье после похорон. Отец сказал… - Люциус скривился, имитируя презрительную мину, вечно сиявшую на лице его незабвенного папеньки, и его визгливый голос, - «Этот сквиб даже не соизволил зайти попрощаться. Чего ещё было ожидать от неблагодарной скотины, позора рода?» Я разом лишился всех, кто мне был дорог. Потом, когда вырос, я, конечно, понял, что Кэсу невыносимо было возвращаться в Малфой Менор, где ненавидящий сквибов брат всячески унижал его, но тогда мне было очень больно и обидно, что он меня предал, оставив один на один с моим папашей. Мог, хотя бы сову послать… - Люциус одним глотком допил обжигающую жидкость и поставил пустой бокал на стол.
- Сегодня мне показалось, что я видел его… в цирке.
- На самом деле?
- Не-ет, померещилось. Как дела… здесь?
- Он не вернулся.
- Мордред побери! Мы перегнули палку. Не надо было затаскивать мальчишку в нашу постель.
- Пожалуй.
- Да ещё ты! О чём ты вообще думал?! Я и так не знаю, какое чудо удерживало Тигрёнка от побега! Зачем тебе понадобилось включать его в игру?!
- Затем… если бы я не притянул его руку, я бы притянул его… Ты же видел его глазищи, от одного взгляда крышу срывает напрочь.
- Мда-а, и что нам теперь делать? Где его искать?
- Нигде. Мы не знаем ни кто он, ни откуда. Даже имя нам не известно. Остаётся только ждать. Мне кажется – он вернётся.
- Интере-есно! Что это заставляет тебя так думать? Он получил копию рукописи, больше его здесь ничто не удерживало.
- Ты ошибаешься, Люц. Ему нравились тренировки, кроме того, малышу, по-моему, доставляла удовольствие наша «игра». Единственное, что меня беспокоит – мы не предупредили его, чтобы не высовывался. Он может попасть в заварушку, когда мы пойдём в рейды.
- Ты не узнал, где намечаются нападения? Лорд не доверяет мне после провала в Министерстве. Вчера он сказал только, что нападения планируются в двух местах, ориентировочно 29 августа, то есть – послезавтра. Но где?
- Хогсмид и Косая аллея. И мы с тобой точно участвуем, только вот в каком из этих мест – не знаю.
- Ты предупредил?
- Лично Дамблдора. Он пообещал, что Орден организует там засады.
- Это может тебя выдать.
- Нет, если ловушки будут организованы грамотно. Не волнуйся, Шеклбот мастер на такие представления.
- Да-а? А если там будет Грюм?
- Не каркай! Что там в Министерстве?
- Да ничего. Фадж делает вид, что его это всё не касается. Кстати, я услышал один настороживший меня слух.
- Какой?
- Ожидается заседание Визенгамота, маги недовольны, что Фадж прошляпил появление Тёмного Лорда, его собираются подвергнуть импичменту.
- Тоже мне слух! Это и так было понятно! Им же нужен козёл отпущения.
- А это и не сам слух. Как ты думаешь, кого пророчат на роль нового Министра?
- Это тоже не тайна – Скримджера.
- А кто будет вместо него главой Аврората?
- И к чему ты клонишь?
- Слух заключается в том, что на это место собираются назначить Грюма.
- Не может быть! Он же – псих! Его из заместителей на должность руководителя группы быстрого реагирования, за это выперли. Кроме того, Грозный Глаз – человек Дамблдора, а Скримджер не потерпит у себя под боком чужие глаза и уши.
- Ты уверен?
- В чём? – Северус с интересом посматривал на своего ехидно улыбавшегося любовника.
- В том, что Грюм – человек нашего добрейшего?
- Та-ак, Люц, я, конечно, не люблю этого психа, но какие у тебя основания…
- По данным моего осведомителя, Грюма на должность Главного Аврора выдвигает сам Скримджер.
Зельевар задумался. Это могло быть правдой. Он вспомнил, сколько раз за последние месяцы на собраниях Ордена Феникса между Грозным Глазом и директором возникали споры. Он сам однажды стал свидетелем разговора, где Грюм напрямую обвинял своего бывшего наставника и давнишнего друга в мягкотелости и потере хватки. И вообще, с момента возрождения Тёмного Лорда в Ордене многое изменилось. Появилась какая-то нервозность, недоверие, а ошибки, допущенные Альбусом, заставляли даже его, обязанного старому магу по гроб жизни, сомневаться в непогрешимости наставника. Победитель Грин-де-Вальда сильно постарел и сдал, каждое его слово уже не воспринималось как непреложная истина, он терял контроль над ситуацией. Частично в этом была виновата компания по дискредитации, проведённая Фаджем, и частично – его собственные ошибки. Грюм вполне мог переметнуться под крылышко Скримджеру, если тот пообещал ему свободу действий. Это было плохо, очень плохо. Страдающий паранойей и склонный к садизму боевой маг с опытом многочисленных схваток за плечами мог наломать таких дров, что и Тёмному Лорду не снилось. Это ведь именно Аластор Грюм требовал после стычки в Министерстве взять в заложники наследников всех чистокровных семейств, обучающихся в Хогвардсе. Причём без разделения на детей Пожирателей и нейтралов. Тогда у старого аврора и директора и произошла особенно яростная стычка. Дамблдор отстоял свою точку зрения, и наследников не тронули. Северусу даже страшно было подумать, к чему могла привести подобная мера. Во всяком случае, гражданская война в Британии, даже если бы удалось обезвредить Лорда, не кончилась ещё бы лет сто. Если, конечно, в Британии вообще остались бы маги. Мысли зельевара с бешеного аврора и теряющего власть директора плавно перетекли на крестника:
- Люц, мне кажется, надо каким-то образом перевести Драко в Шармбатон.
- Почему не Дурмстранг?
- Так ты уже думал об этом?
- Да. Возьми, передай пожалуйста, Шеклботу, - аристократ протянул другу «бездонный» мешочек с галлеонами и свиток с гарантийным письмом в любой гоблинский банк мира. - Я перевёл на международный счёт миллион галлеонов, а здесь ещё пятьдесят тысяч. Деньги сняты со счёта, о котором Лорд не знает. Пусть твой аврор передаст это моему сыну. Кстати, ты так и не ответил, почему Шармбатон, а не Дурмстранг?
- Розье отправили к новому директору Дурмстранга вести переговоры о сотрудничестве, и у меня есть основания опасаться, что эта договорённость будет достигнута.
- Тогда разумеется. Кстати, ты не знаешь, где они прячут моего сына?
Северус помолчал, прежде чем ответить. Доказательств у него не было, но его многолетний шпионский опыт подсказывал доверять сложившемуся впечатлению:
- Я не уверен, что в этой истории замешан Орден Феникса…
- Что-о?!
- Письмо и воспоминания мне передал Кингсли и сказал, что это его личное дело, не касающееся Альбуса. Больше я ничего у него узнать не смог.
- Да-а, странные дела творятся в Датском королевстве. Скажи ему, что я требую информации.
- Хорошо…
Они ещё немного посидели в кабинете и отправились спать. Настроения для вечерней тренировки не было, обоих грызла глухая тревога о пропавших невесть куда Драко и Тигрёнке. Кроме того, оба чуяли приближение какой-то опасности. Никто из них не заметил, как исчез с портрета Максимус Малфой, до этого внимательно следивший за их разговором.

Маркус заметил изумлённый взгляд Люциуса, устремлённый на разговаривающего с итальянским министром Кэса и похолодел. Надо было срочно что-то делать. Ещё минута, и Люц узнает своего дядю, а в планы последнего это, судя по всему, пока не входило. Как назло, поблизости не было никого, кто бы смог отвлечь аристократа, и тут из зверинца во всей своей породистой красе появился Диего. Юноша, ослепительно улыбнувшись кому-то из «пытающих» его сейчас журналистов, извинился и ринулся к дрессировщику:
- Диего, выручай! Здесь племянник Кэса, сейчас он его узнает, и будет скандал. Ты же знаешь, как эти лорды щепетильно относятся к репутации рода? Ты говорил, что знаком с синьором Медичи.
Лицо испанца потемнело, он до сих пор не простил своей семье вероломства:
- Дьявол! Да, когда мне было семь лет, и меня ещё не прятали, надеясь на пробуждение магии, синьор Джакомо был частым гостем в нашем доме. Что я должен сделать?
- Улыбаться как можно обворожительней и подойти поприветствовать старого друга своей семьи, а я утащу Кэса.
Так они и сделали. Стоило только Марку шепнуть на ухо Кассиусу: - Здесь Люц, - как ловкий иллюзионист незаметно растворился в толпе, а его место рядом с гостем занял Диего. Дальнейшее «представление» Маркус досматривать не стал и так же не заметно исчез вслед за Кэсом, попутно шепнув всё схватывающему с полуслова Гидеону глядеть в оба и кивнув на Люциуса.
Поздний вечер, в отличие всего остального суматошного дня, был на удивление спокоен… до тех пор, пока на портрете не появился Максимус. Старый хитрец пересказал им разговор, подслушанный в кабинете, и поинтересовался у собственного отпрыска:
- Насколько я понял, у тебя, сынок, есть какой-то выход на этот самый Орден?
- Да, отец, но рассказать – какой – я вам не могу, это не моя тайна.
- Значит, ты можешь узнать всё, что они обсуждают или собираются сделать?
- Нет, этого я гарантировать не могу. А что ты предлагаешь?
- Ты говорил, Марк, что они чаще всего собираются в старом городском особняке Блэков? Так?
- Да, насколько я знаю, - юноша не мог понять, что задумал старый интриган. Задумки призрака были чреваты. Он, конечно, не был тёмным магом в полном смысле этого слова, но понятия о справедливости и правде у него были весьма специфичные. Как, впрочем, и у всех Малфоев.
- А где в особняке они чаще всего собираются?
- В столовой, насколько я знаю. А что?
- Там есть портреты? – Максимус хитро улыбнулся, сразу став похожим на доброго дедушку-Мерлина. Марк втайне подозревал, что у аристократа эта такая манера располагать к себе людей. Когда надо, тот был отнюдь не безобиден.
- А-а, вот вы о чём! Да, там висит портрет, кажется, Ориона Блэка. Да, точно! Отца Сириуса. Крёстный говорил, что его отец и при жизни не очень переваривал свою сварливую жену, так что после смерти не пожелал даже находиться с ней в одной комнате.
- Хмм. Насколько я помню этого молодого человека, он мог стать неплохим учёным, мы даже одно время общались. Правда, его жена на самом деле была жуткой стервой, подстать своей подруге – моей невестке. Э-эх! Ладно, это всё в прошлом. Так значит, ты теперь – наследник Блэков?
- Ну, я. Хотя, если Белла или Драко оспорят завещание…
- Да владей на здоровье, Золотце. Кому нужен этот рассадник богартов! – Дрея даже передёрнуло от воспоминаний. Ни старый дом, ни его покойная хозяйка ему не нравились, и он вспоминал свои с матерью светские визиты к сумасшедшей старухе, как страшный сон.
- Максимус, но ведь я – несовершеннолетний, - Марк с сомнением поглядывал на радостно потиравшего руки призрака на портрете.
- Это неважно. Ты дашь мне допуск в этот дом?
- Как? Там «Фиделиус».
- Я же призрак, на меня это заклинание не распространяется, если сам хозяин или Хранитель дадут разрешение.
- Хорошо.
- Что хорошо? Разрешение по всей форме.
- А-а, это. Я, Маркус Гарольд Джеймс Поттер-Малфой, даю разрешение призраку Максимуса Люциуса Малфоя в любое время дня и ночи посещать особняк Блэков в Лондоне.
- Отлично, мальчики, отправлюсь-ка я на разведку. Чует моё сердце, что в ближайшее время там может произойти что-то интересное, - и изображение на портрете исчезло.
Марк переглянулся с Дреем с Герми и попытался, было, слинять из дома:
- Кэс, у меня тут одно незаконченное дело осталось. Я пойду по…
- Нет. Никому не отлучаться из дома. В крайнем случае – только в Сноукастл.
- Что случилось?
- Ну, во-первых, ты в курсе, какое сегодня число?
- 27 августа, и что?
- Завтра за тобой на Тисовую улицу зайдут старшие Уизли. Если ты не забыл, занятия в школе начинаются через четыре дня.
- А-а, покупка учебников и принадлежностей. Так завтра утром я буду на Тисовой. Пожалуйста, Кэс, я на самом деле оставил незаконченным одно дело.
- Нет, Марк.
- Почему?
- Вот как раз к этому я и веду. Во-вторых, Орденом была получена информация, что Лорд и его Пожиратели активизировались почти после месячного затишья. На 29 августа ими планируются карательные рейды в Хогсмиде и на Косой аллее. Вы будете сидеть тише воды ниже травы, понятно?
- Понятно. Только как же Драко с Герми? Им же тоже нужны учебники и одежда.
- Марк, совы со списками прилетели позавчера, мы уже успели всё купить, - Герми смутилась. - Я… Мы… Нам очень неудобно, но Кэс…
- Ничего неудобного! Вы – члены моей семьи, и, соответственно, подготовку к школе я беру на себя. И если кто-нибудь из вас ещё раз заикнётся о возмещении расходов, - Кэс состроил страшную рожу театрального злодея и прорычал: - Зааважу на месте! Ну, или, в крайнем случае, отшлёпаю.
Пришлось Маркусу остаться дома. Он пытался поддерживать разговор с Драко и Герми, но у него не очень-то получалось. Подруга не раз и не два ловила его застывший взгляд, а на вопросы он отвечал невпопад. Как ни странно, с Дреем происходила та же история. В конце концов, Малфой просто извинился перед ними и ушёл из гостиной. Гермиона удивлённо проводила его взглядом:
- Что это с ним?
- А? – Марк опять задумался, не расслышав вопроса, - Что ты спросила?
- Да что с вами сегодня такое, ты можешь ответить? – девушка окинула друга возмущённым взглядом, сразу напомнив ему прежнюю Гермиону. - Вас обоих как будто подменили.
- А ты поставь себя на его место, он ведь до последнего момента боялся, что отец от него отречётся по приказу Воландеморта.
- Ой! Я должна… - она хотела пойти за Драко, но Марк удержал её за руку.
- Не надо, он не обрадуется, если ты увидишь его слабость.
- Что за чушь?! Я не раз видела и тебя, и Рона в «разобранном» состоянии и…
- Мы – это мы, а он хочет быть для тебя Рыцарем, а рыцари не плачут, - юноша извиняющимся жестом погладил её руку, заставляя вновь опуститься на диван.
- Ну, хорошо, а с тобой-то что происходит?
- Считай, что меня Шаазз покусала, - Марк попытался обернуть всё в шутку, но Герми на то и была гриффиндорской всезнайкой, чтобы вцепляться бульдожьей хваткой в любую ниточку информации и распутывать до конца весь клубок.
- Не хочешь говорить – не надо, только смотри, как бы твои тайны не вышли тебе боком.
- С чего ты взяла, что мне грозит опасность?
- Могу объяснить. Во-первых, ты явно опять влез в какое-то старинное поместье, а учитывая то, что ты торчал там больше недели, в нём очень богатая библиотека. Так?
- Ну, так, - Марку стало интересно, что же сможет Герми «высосать» из такой скудной информации, - И что?
- Во-вторых, ты нарушил свои принципы и вступил в контакт с его обитателями…
- А это с чего ты взяла? – юноша невольно подобрался, его подруга была близка к разгадке его тайны.
- Ты вчера тренировался с ребятами в бое на мечах.
- Ну?
- Ты использовал новые приёмы, и вообще, движения кажутся более отточенными, к тому же ты параллельно использовал против Дрея какое-то проклятие. Раньше ты так не умел, а сочетать магический бой с фехтованием – это спорт чистокровных.
Такой вывод парню крыть было нечем:
- И всё?
- Нет. Когда ты переодевал футболку после репетиции, я видела на твоем боку синяки от пальцев. Мне кажется маловероятным, что они появились в тренировочном бою, - девушка замолчала, ожидая ответный комментарий друга, но он молчал, и она продолжила: - Судя по размеру отпечатка – тебя крепко схватил мужчина. Из всего вышеизложенного я делаю вывод, что ты опять влип в какую-то историю, а твоё сегодняшнее поведение это подтверждает. Что скажешь?
- Герм, я очередной раз убеждаюсь, что ты – гений. Но не волнуйся, я всё держу под контролем, он… не знает, кто я, а, учитывая ту личину, что я ношу в Хогвардсе, и не узнает никогда.
- Ты его любишь?
Марк изумлённо посмотрел на девушку:
- Что-о?! Нет… То есть… Нет, конечно! Это просто… Ну, в общем – физиология, - тут только до него дошло, что Герми вовсе не шокирована гомосексуальной связью, непривычной для магглорожденных, - А тебя не волнует, что я…
- Марк, я уже пять лет живу в этом мире, и нужно что-нибудь посерьёзней, чтобы меня шокировать. На самом деле, если честно, мне всё сложнее и сложнее понимать именно родителей и всех моих знакомых магглов – наверное, я меняюсь. Кстати, когда Зиг и Гидеон считали меня мальчиком, они столько порассказали о твоих рождественских приключениях во Франции, что это, пожалуй, шокировало меня сильнее, - девушка всё-таки смутилась и, подскочив с дивана, поглядела на часы: - Ой! Уже целый час прошёл, пойду искать Дрея. Спокойной ночи, Марк и… будь всё-таки осторожен.
Она выпорхнула из комнаты, а юноша остался сидеть, задумчиво глядя на пляску огня в камине. Герм затронула вопрос, на который он и сам не мог ответить. Да, если честно, и не пытался. А если ещё честнее – боялся даже себя спрашивать. Кем были для него Сев и Люц? Ещё недели две назад он ответил бы, что сексуальной фантазией. А сейчас? О предметах вожделения так не волнуются. Но любить? Нет, парень не считал то, что он чувствует по отношению к этим мужчинам, любовью. Марк попытался подобрать подходящее слово. Привязанность. Да, он был к ним привязан, а вот, что выйдет из этого дальше, не знал и сам покойный Мерлин, хоть и был великим волшебником.

На следующий день Марк, поворчав для порядка, с утра пораньше отправился на Тисовую улицу к Дурслям. Смена личины произошла автоматически, в чём парень убедился, посмотрев на своё отражение в зеркале прихожей. Получил от тёти стандартный выговор за то, что слишком поздно приготовил завтрак, поймал злобный взгляд дядюшки и увернулся от подлого пинка Дадли. Всё как всегда. Юноша как вспомнил, что такую «семейную жизнь» он считал нормальной в течение почти тринадцати лет, так скривился: «Хорошо, хоть в последний год я избавлен от необходимости общаться с ними». Чтобы родственники сильно не доставали, он «напомнил» дяде с тётей, что сегодня за ним придут мистер и миссис Уизли. Услышав фамилию человека, которому он был обязан разгромом своей гостиной, дядя Вернон прекратил шпынять племянника и надулся, как мышь на крупу. Тётя Петунья постаралась отправить «крошку Ди» в гости к Полкисам, чтобы не нахватался скверны от этих ненормальных, а сама ушла на кухню. К счастью, ждать долго не пришлось, через час раздался громкий стук в дверь, и открывший её Гарри (в этой ипостаси я буду называть его настоящим именем) оказался в горячих объятиях Молли Уизли. Когда же добрейшая матушка Рона его отпустила, Артур пожал юноше руку. Они мало изменились с того времени, как он видел их в последний раз. Разве что волос на голове отца семейства поубавилось, а морщин прибавилось. Миссис Уизли же не изменилась вовсе. Но это только внешне. Аппарировав с ними на Косую аллею, Гарри обратил внимание, какой тревогой загорались глаза этой доброй женщины каждый раз, как в поле её зрения возникало что-то подозрительное. Но она пыталась не показать своей тревоги, чтобы не расстроить его. Поход во Флориш и Блоттс, к мадам Малкин, в аптеку занял довольно много времени. Периодически они встречали других учеников Хогвардса с родителями, но обычного ажиотажа, предшествующего началу учебного года, не наблюдалось. Потом они, уставшие, но купившие всё, что было необходимо, устроились отдохнуть и перекусить за столиком кафе Флориана Фортескью. Миссис Уизли суетилась, подкладывая ему самые аппетитные кусочки:
- Мерлин великий! Гарри, ты так и не поправился. И подрос всего на пару дюймов за два года. Эти магглы тебя совсем не кормят. С самого начала каникул прошу Дамблдора разрешить забрать тебя к нам в Нору на лето, но он упёрся, как гиппогриф – нет, и всё. Дескать, защитные чары на нашем доме могут не выдержать натиска Пожирателей! – она презрительно фыркнула, возмущённая упрямством старого мага. - Как будто нельзя было наложить на наш дом «Фиделиус» или, по крайней мере, отправить тебя на… - женщина вдруг замолчала, оглянувшись вокруг и продолжила, - Ну, ты понимаешь? Кстати, Рон с Невиллом Лонгботтомом живут там с самого июня. Только уж ты прости, директор запретил им писать тебе письма, сов могут перехватить. А Гермиона с родителями уехала куда-то за границу. Не знаю, вернётся ли она в Хогвардс или продолжит обучение в какой-нибудь другой школе…
Гарри чуть мороженым не поперхнулся. Он, конечно, много ожидал от бывшего наставника и кумира, но чтобы такое! Едва справившись с напавшим на него вдруг кашлем, парень спросил:
- А откуда стало известно, что Герми с родителями уехали?
- Так Дамблдор сказал. Где-то через неделю после начала каникул.
Юноша сопоставил в уме даты, и получилось… что директор знал о нападении на семью Гермионы. Насколько помнил парень, в доме погибли трое Пожирателей. Если учитывать размеры пожара и взрыв, идентифицировать тела, скорее всего, не представлялось возможным. Значит, Орден Феникса, а точнее – некоторые посвящённые в дело его члены, считая Герми и её родителей погибшими, специально не дали огласки происшествию. Возникал вопрос: почему? Ко всему прочему Гарри было интересно, почему Орденцы забрали на Гриммо 12 Рона и Невилла, да ещё в самом начале лета.
- Гарри, что с тобой? Ты меня не слушаешь? – миссис Уизли пощупала лоб мальчика: - Жара нет. Ты не заболел?
- Нет, что вы. Я просто устал. Целое лето просидел в доме, а тут такая толпа народу. Голова немного болит.
- Шрам? – наклонившись к мальчику, с тревогой спросил мистер Уизли.
- Нет, нет! Просто голова. Шрам не беспокоил меня с… того времени, как… погиб Сириус.
- Прости меня, Гарри, я не хотел тебе напоминать о крёстном.
- Да ничего, я уже привык, - юноша вымученно улыбнулся. Он на самом деле уже не чувствовал такой острой боли, как после гибели Сириуса, но в душе ещё что-то саднило. Парень наблюдал за знакомой ему с одиннадцати лет супружеской парой и видел их как будто новыми глазами. Идеальные родители, которые могут обеспечить ребёнка лаской и заботой, но… он уже не был ребёнком. Вкусив вольной жизни Ночного охотника, юноша уже не смог бы вынести такую полную опеку.
- Дамблдор разрешил вам забрать меня в Нору на оставшиеся дни?
- Я сожалею, мой дорогой, но – нет, - Молли извиняясь за чужое решение, погладила его по щеке. - Нам пора возвращать тебя к родственникам.
- А как…
- Первого сентября за тобой прибудет Кингсли и вы портключом перенесётесь в Хогсмид. Надеюсь увидеться с тобой на Рождественских каникулах.
- Да, конечно. Нам пора?
- Да, мальчик мой. Прости, что не можем забрать тебя с собой, но, возможно, Альбус прав, и в Норе мы не сможем тебя защитить так же хорошо, как в доме твоих дяди и тёти.

Они доставили его на Тисовую улицу и помогли занести купленные вещи и книги в комнатушку мальчика. Гарри тепло распрощался с ними, обещал писать из Хогвардса и… занялся делом. Прежде всего, обновил чары Иллюзий, внушавшие его родственникам ложные воспоминания о его жизни в доме, затем собрал все свои вещи и аппарировал в дом Кэса. Было уже слишком поздно, чтобы отправляться куда-либо, да и он обещал Кэсу не отлучаться из дому. Поэтому он просто лёг спать, не дожидаясь возвращения остальных из цирка.
Марка разбудил кошмарный сон. Он не помнил, что же ему снилось, но точно был уверен, что это как-то связано с Воландемортом. С тех пор, как он научился блокировать своё сознание, кошмары стали редкостью и вдруг… Юноша попытался сосредоточиться и вспомнить, что же ему снилось. Ничего не вышло. Он просто чувствовал какую-то опасность. Единственное, что Марк смог ощутить – угроза не касалась его лично. Значит, опасность грозила кому-то из близких ему людей. Повертевшись в постели ещё с полчаса и увидев, что за окном начало светать, парень поплёлся на кухню. В доме все ещё спали, а он маялся, не в силах заглушить тревогу. И чем больше он думал, перебирая возможные варианты, тем сильнее было предчувствие беды. Наконец, он не выдержал и отправился в спальню Кэса. Дверь была заперта на какое-то заклинание, но Марк не обратил на это внимания и, автоматически воспользовавшись старинным Отпирающим Замки, которое обычно использовал во время проникновения в поместья, вошёл в комнату. И замер как вкопанный. В зыбком и сером рассветном полумраке, на кровати ясно виднелись силуэты двух обнявшихся мужчин. Они спали. Вот тогда-то Маркус вспомнил и о заклятии, наложенном на двери спальни сквиба и о когда-то сказанных словах Максимуса об ориентации его сына. Он хотел, было, незаметно отступить и уйти, но едва слышный шорох его шагов уже разбудил любовников. Послышался чей-то шёпот и ругательства Кэса:
- Ё….я мантикора!!! Марк!!! Тебя когда-нибудь учили стучаться?
- Ой, прости, я не подумал, что ты… что вы… В общем, извините, я уже ухожу, - юноша метнулся к двери, мысленно костеря себя на чём свет стоит. Сзади раздался тихий смех, звук поцелуя и… хлопок аппарации, а потом едва сдерживающий смех голос Кэса:
- Подожди меня на кухне, чудо.
Кассиус появился минут через десять явно после принятого душа и уселся за стол напротив юноши.

- Прости, Кэс, я, правда, не хотел. Даже не подумал, что…
- Ты думал, что я стар и мудр, как столетний питон? И у меня не может быть личной жизни? Так вынужден тебя разочаровать: сквибы, так же, как и маги, живут долго и стареют медленно, а мне всего 53 года.
- Прости.
- Ладно, чудо ты моё Гриффиндорское, что у тебя случилось?
- У меня – ничего. Только я чувствую какую-то опасность, и это ощущение нарастает. Кэс, я понимаю, что всё это вилами на воде писано, но лучше бы вы с ребятами от греха подальше отправились в Сноукастл.
- Хмм, опасность, говоришь? Какого рода?
- Боль, смерть, предательство – какая-то мешанина. Единственное, что я точно знаю, мне самому это не угрожает. Надо предупредить Ланса и его дочку и передать им портключи в замок.
- Разумно. Диего и танцовщицы вчера уехали во Францию на конкурс. Остальные – по большим городам. Остались только мы с Флайервудами. Пожалуй, ты прав. Передашь им портключи, их Охранные чары на тебя настроены, а я подниму наших и велю собирать вещи. Да-а! Стоп! А как быть с Гелертом Грин-де-Вальдом?
- Зиг и Гидеон в курсе, к тому же на них всегда амулеты, блокирующие проникновение в сознание, а Ланс… Я думал, ты ему доверяешь?
- Доверяю, но его дочь Мона – сквиб, и у неё нет амулета.
- Его я предупрежу заранее, а Грин-де-Вальда попрошу назваться мистером Гелертом. Чем не фамилия?
- Ладно, жди. Мы дождёмся тебя.
- Лучше ждите нас в замке, так будет безопасней.

На этом они и разошлись. Марк с Флайервудами смог добраться до Сноукастла только через два часа: Лансу пришлось возвращаться в цирк и забирать из сейфа аптечку с сильнодействующими препаратами. Некоторые из них были подотчётны, и их пропажа могла привести к судебному разбирательству с маггловскими властями.
К моменту его возвращения Винки уже устроила гостей в отведённых им комнатах и накормила завтраком. Мистер Гелерт вёл себя непринуждённо и, кажется, нашёл общий язык со вновь прибывшими. Марк, не видевший замок больше десяти дней, был поражён. Восстановился ещё один ярус с тремя комнатами и выходом в разбитый за крепостной стеной на террасе садик. Видно было, что и тут постарались помощники Винки. В живописном порядке располагались цветущие розовые кусты, садовые деревья и клумбы с какими-то красивыми цветами. Тёплый, уже почти осенний, воздух был напоён их ароматом. Тяжёлые, выбеленные солнцем и ветром каменные скамьи манили присесть и отдохнуть.
С трудом отогнав желание завалиться здесь прямо на травку и позагорать, хозяин замка с тяжёлым вздохом отправился к друзьям. Оказалось, о многом и без него позаботились. Дрей и Герми, узнав, что в Сноукастле появились ещё три необставленные комнаты, и прикинув, сколько гостей стоит ожидать, по проторенному маршруту совершили набег на магические магазины в Париже и только что вернулись с «добычей». В общем, с расстановкой мебели было покончено к обеду. Артисты с присоединившимся к ним Гелертом пообедали на террасе под открытым небом, наслаждаясь последними летними деньками, а потом отправились досыпать. Что неудивительно, ибо Кэс поднял свою команду в пять часов утра. А Марк вновь не мог найти себе места. Тревога не проходила. Сноукастл был надёжно защищённым местом, и все его обитатели находились за его стенами в полной безопасности. Маркус помрачнел: оставался только один вариант – Сев с Люциусом. Тревога могла быть связана с ними. Юноша хотел, было, попросить Максимуса, проверить как дела в Малфой Меноре, но старого учёного где-то черти носили. Он с утра не появлялся на портрете. Ускользнуть от Кэса без объяснений не получалось, и парень маялся, слоняясь по замку. Всё валилось у него из рук. Не спасала даже огромная библиотека и затеянный Драко турнир по фехтованию. К ужину Маркус был готов на стену лезть от тревоги. Кассиус поймал его, когда тот нарезал очередной круг по гостиной:
- Что случилось?
- Тревога не уходит.
- Ты думаешь, здесь нас могут достать?
- Здесь – нет.
- Тогда, в чём дело?
Но Марк не успел ответить, на портрете, привезённом с собой из дома Кэса, появился Максимус:
- Скорее сюда!
Они подскочили к картине.
- Отец, что случилось?
- Ш-ш-ш, смотрите, этот очень интересный разговор начался минут семь назад.
Фон портрета, изображавший какую-то драпировку, исчез, и перед изумлёнными зрителями предстала мрачная столовая в особняке Блэков. Они стали свидетелями весьма напряжённого разговора. Недалеко от грязного, засиженного мухами окна застыли друг напротив друга Альбус Дамблдор и Аластор Грюм. Директор Хогвардса гневным взглядом мерил соратника, тот отвечал кривой улыбкой:
- Не надо сверлить меня взглядом, Альбус, он на меня больше не действует. Да, твои… шпионы донесли тебе правильно, я на самом деле согласился поддержать Скримджера, если он предоставит мне пост Главного Аврора.
- Меня волнует не это! Почему, во имя Мерлина, ты не устроил засаду в Хогсмиде, хотя знал, знал, что там будет нападение Пожирателей?! Аластор!!! Там!!! Погибли!!! Люди!!! Тридцать семь человек!!! Кингсли сумел не допустить жертв на Косой аллее, а ты?! Чего тебе стоило оставить в деревне пост или замаскированную группу?!
- Это не твоё дело, Альбус! Ты у нас профессор, вот и учи малолетних щенков, а в мои дела не лезь! Хватит! У тебя была возможность взять власть в свои руки, но ты захотел остаться чистеньким! Конечно! Великий светлый маг Дамблдор, победитель Грин-де-Вальда! Только когда была эта победа?! Мордред его знает, сколько лет назад! А магам нужна твёрдая рука сейчас! Они же понимают только силу!
- Ты с ума сошёл?! Причём тут власть?! Я тебя про Хогсмид спрашиваю! Ведь ты же знал! Северус передал нам все сведения! Ты должен был защитить их! А ты что сделал? Кингсли вон…
- Я знаю, что сделал Кингсли, можешь мне этим не тыкать. Переловил десяток мелкой шушеры, подранил парочку Пожиратилишек и упустил командовавшего налётом Рудольфуса Лестранжа. И чего он добился? Ради защиты какой-то парочки недоделанных волшебников он прошляпил членов Внутреннего Круга! Мы же убили Долохова и ранили Грейбека.
- Т-ты положил столько народу для того, чтобы заманить в ловушку только этих двоих?! – старый маг в шоке уставился на своего соратника, - Но как же люди, Аластор? Ведь наш долг их защитить! Для этого и был организован Орден Феникса.
- Люди! Люди! Если бы я оставил там засаду, они бы почуяли и ушли. Мне же надо было, чтобы ПСы увязли, разбрелись поодиночке. И зря ты говоришь, что весь сыр-бор из-за какой-то пары Пожирателей, мы уничтожили пятнадцать, из них один – член Внутреннего Круга. По-моему, неплохой обмен. К тому же новое изобретение Отдела Тайн позволит «загарпунить» нам ещё больше. И в этом нам поможет твой карманный Пожиратель.
- Что ты задумал, Аластор?
Одноглазый аврор достал из кармана мантии небольшое оружие, похожее на арбалет, заряженный коротким зазубренным гарпуном дюймов восемь длиной.

- Хитрая штучка. Вытащить мешают зазубрины, при магическом воздействии – взрывается, и при этом оставляет шикарный След. Твой зельеварчик ведь так и не смог вывести нас на резиденцию Того-Кого-Нельзя-Называть?
- Он не знает этого места, Воландеморт использует метку вместо портключа, чтобы собрать их.
- Да, да! Что-то, последнее время, твой шпион стал малоинформативен, но я не собираюсь его раскрывать, нет. Он, может быть, даже останется в живых… если не применит к этой игрушке магию.
- Ты…
- Подстрелил твоего ручного Пожирателя своими руками. Теперь он выведет нас если не на резиденцию, то, хотя бы, на их логово, где они зализывают раны. Так что, на мой взгляд, игра стоит свеч…

Дальнейший разговор Маркус уже не слушал, он вцепился мёртвой хваткой в плечо Кэса и прошипел:
- Кэс, я должен…
- Ты слышал? Никакой магии. Тебе придётся резать по живому. Подожди!
Кассиус вышел из гостиной и через несколько минут вернулся с упаковкой ампул и одноразовых шприцов:
- Я учил тебя ими пользоваться, только учти: маггловские лекарства действуют на магов слабее, чем на магглов, тебе придётся увеличить дозу в полтора раза.

Марк не помнил, как перенёсся на Косую аллею, прямо в чуланчик для мётел, ему было не до страха за себя. Обратился в летучую мышь и на полной скорости полетел по потайному ходу. В голове билась лишь одна мысль: «Только бы успеть! Только бы успеть!»

Иллюстрации к фику: http://4founders.ucoz.co.uk/photo/art_by_ten_severa/24