Детка, вот это сюрприз / Baby What a Big Surprise +161

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
D.Gray-man

Автор оригинала:
sutlers
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/27419

Основные персонажи:
Аллен Уолкер, Комуи Ли, Юу Канда
Пэйринг:
Аллен/Канда
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Канда плох в сексе.

Посвящение:
maybe illusion. Этот перевод — мой тебе подарок, почти приуроченный к годовщине нашего знакомства :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Грех не перевести текст, над которым хохотала в голос :)

**Разрешение на перевод:**
Автор разрешает свободно переводить его работы.

**Благодарности:**
Oberhofer за первую вычитку и поддержку :)
31 июля 2014, 15:49
В своё свободное время Аллен любил сидеть с девушками, занимающимися стиркой. Все они были юными, привлечёнными Церковью прямиком из благотворительного госпиталя, грубоватыми, но, тем не менее, очень добрыми.

Ещё они любили поболтать. В прачечной постоянно было шумно, потому что девочки сплетничали абсолютно обо всех, начиная от Искателей и заканчивая управлением науки и Левелье, который, вероятно, будет совершенно не в восторге от известия, что в низу башни живёт бывшая проститутка, умеющая уморительно и поразительно точно пародировать.

Иногда Аллен присоединялся, но в основном довольствовался восприятием этого как белого шума, приятного гула на заднем фоне в то время, пока помогал сворачивать полотенца.

Сейчас он как раз этим и занимался, плечом к плечу с пышногрудой Аннабель, которой нравились имбирные пряники и неуместные комментарии о людях. Он только втянулся в ритм работы, как она вскинула голову и выкрикнула в ответ чему-то, что услышала:

- Неправда это, все знают, что Канда – бревно!

- Что? – воскликнул Аллен, достаточно громко, чтобы все остальные умолкли и посмотрели на него. Три мучительные секунды тишину нарушал лишь звук бегущей воды.

- Бревно. Ну, знаешь, - повторила Аннабель. Рукой она сделала жест, который должен был быть одновременно и неопределённым, и жутко непристойным. – Плох в сексе.

- Стыдоба, - кто-то ещё вздохнул, и уровень болтовни вновь возрос, когда девочки стали обсуждать, кого из Экзорцистов им бы больше всего хотелось трахнуть – как ни удивительно, но выяснилось, что Нойз Мари, потому что у Чаоджи были странные пунктики, а Лави имел тенденцию производить впечатление скользкого и противного типа.

- Она самая, - шепотом согласилась Аннабель, а затем заметила выражение лица Аллена. Её хохот был высоким и оглушительным, и Аллен великодушно воздержался, чтобы не сказать ей, что этот звук точь-в-точь как вой страдающей гиены. Он был в Африке; он знал.

***



Не то чтобы Аллен думал, что у Канды не было секса или что-то в этом роде. Хотя... ладно, в какой-то степени думал. Аллену трудно было поверить, что можно быть таким угрюмым как Канда и в то же время регулярно трахаться. Может и был какой-то единичный случай. Аллен поискал в памяти что-нибудь, что помогло бы ему вспомнить, был ли Канда хотя бы чуть-чуть менее язвительным, чем обычно, и ничего не всплыло. Канда просто был ослом, абсолютно очевидным во всём, что не касалось кромсания Акум до смерти. Повторной смерти.

С другой стороны, Аллен непрерывно думал о сексе в той смущающей манере семнадцатилетнего парня, заканчивая неуместными эрекциями в любое время и удручающе многозначительными снами о башнях и деревьях. Он думал о сексе с Линали, ласковом и медленном; с Лави, у которого были большие ладони и морщинки в уголках губ, которые хотелось целовать; даже с Комуи, который был резким и раздражающим, но внимательным тогда, когда это имело значение.

Будет ложью не сказать, что Аллен не думал, каким будет секс с Кандой. Тот всё ещё был абсурдно привлекателен, несмотря на то, что был самой большой задницей в мире. Секс с Кандой, думал Аллен, был бы действительно пылким, потому что Канда сам по себе был пылким парнем, сосредоточенным и посвящающим себя чему-то без остатка, также у него отличные плечи и волосы, которые упадут вуалью вокруг него, когда он их распустит, классные и лоснящиеся. Когда Аллен думал о сексе с Кандой, он думал о сфокусированном на нём взгляде, больших и тёмных глазах Канды, Канде, обнимающем его в кровати и медленно двигающемся внутри него, в то время как эти волосы спрячут их обоих от всего остального мира.

Но, несомненно, секс с Кандой был бы абсолютно не таким, и Аллен со стыдом признавал то, что думает об этом. Не то, чтобы он имел какую-то определённую привязанность к идее секса с Кандой. Он даже ни о чём таком не думал... часто. Канда был болваном, и для всех было бы лучше, если бы он сдох в одиночестве никем не любимый, желательно не имея шанса породить каких-нибудь мини-Канд, что бегали бы по свету, обзывая всех неадекватными своими маленькими ненавистными голосками.

Но Аллен знал, как человек мог произвести неверное впечатление или пострадать от того, что всё вдруг вышло из-под контроля. Вдобавок, множество девушек считали, что спасение их жизней – это сексуально.

***



Аллен был вполне уверен в том, что он хорош в сексе. Не то чтобы у него было много опыта, чтобы было на чём основывать эту уверенность, но он всегда был очень деликатным. Во время секса. Канда, вероятно, был плох в сексе, потому что не был деликатным.

***



Аллен поспрашивал, и те, кто распускали сплетни, сказали ему, что в данный момент Канда никого не трахает, но отказались рассказать, кого Канда трахнул, чтобы заслужить свою… репутацию, даже после того, как Аллен пообещал им ключи от бани на то время, когда там был Нойз.

- Это будет нарушением конфиденциальности, - чопорно сказала Джозефина.

- А это разве не нарушение конфиденциальности – рассказать целому Ордену, что Канда херово трахается? - спросил Аллен недоверчиво.

- Это наша система заблаговременного предупреждения, - сказала Аннабель, и все согласно закивали.

- Мы и не ожидали, что ты поймёшь, - добавила Кристина. – Ты мужчина.

На этот раз все они покивали с сожалением, выражения на их лицах свидетельствовали о том, что им очень жаль, что Аллену пришлось обменять значительный процент мозговых клеток на яйца.

- Гнарргх, - сказал Аллен и ушёл обратно к себе в комнату.

***



Аллен не думал, что это честно, даже если это был Канда, кто, возможно, был единственным человеком на планете, заслуживающим распространение вокруг него слухов такого рода. Аллену никогда не нравилась бессмысленная жестокость, особенно если она была направлена на того, на кого ему было не наплевать. И ему действительно было не наплевать на Канду, в том смысле, что Канда был его союзником, и было бы настоящей потерей, если бы от ярости у него разорвались кровеносные сосуды и он умер, или вирус Акума расщепил его на атомы, или его столкнули бы с утёса, потому что Искатели уже сыты им по горло. Аллен подумал, что ему бы не хватало работы с Кандой, если бы одна из этих вещей произошла, потому что если закрыть глаза на другие недостатки, было настоящим удовольствием наблюдать за Кандой в деле, с тем, что он был действительно хорош в убийствах и пускании в ход меча и тем, как его мускулы двигались под одеждой, да и кого Аллен дурачил, он реально был зациклен на Канде. Реально.

***



Два дня Аллен пытался убедить себя, что просто сбит с толку. В его возрасте легко смешать сильную ненависть с чувством… иного сорта. В действительности, все проблемы Аллена с мировыми задницами восходили к Мариану Кроссу и то, что Кроссу предполагалось быть ему отцом, наставлять и всё такое прочее, а вместо этого тот был просто нереальным придурком, оставляющим сальные следы своего ужасного влияния повсюду на нежной юной психике Аллена.

Исключая то, что Аллен знал, а это тоже было нечестно – Кросс и Канда оба были из совершенно разных пород кретинов, и у Канды абсолютно точно вызвали бы отвращение некоторые вещи из тех, что делал Кросс. Потому что Канда был таким. Приличным. И храбрым. К тому же, Кросс, вы знаете, действительно хорош в сексе.

***



- Ненавижу тебя, - сказал Аллен Канде позже в столовой и действительно это имел в виду, так что почувствовал самодовольство, правда, лишь на то время, что у Канды заняло для того, чтобы закатить глаза и буркнуть «говнюк», так громко, чтобы только Аллен услышал. Но, когда Канда сказал:

- Убирайся с дороги, - и схватил Аллена за руку, чтобы оттолкнуть с пути, хватка Канды была тёплой и крепкой, и вся кровь в теле Аллена бросилась на юг, в то время как предатель-мозг услужливо предложил изображения других возможных применений для этого захвата.

- Хорошо, - сказал Аллен. – Хорошо! – но Канда уже шёл в сторону очереди за обедом, не обращая на него внимания, и пряди его чёрных волос лежали на его плечах.

***



Аллен решил, что то, что он должен сделать – это заняться сексом с Кандой. Это не должно быть очень сложно, и раз Канда действительно плох в сексе, то это будет ужасно и Аллену не понравится, и он переболеет. В общем, Аллен подумал, что это будет достаточно умным планом.

***



Аллен провёл полторы недели, тайно следуя за Кандой, ища возможность поставить вопрос на рассмотрение. Канда оказался поразительно неуловимым, учитывая все случаи в прошлом, когда Аллен был убеждён в том, что Канда сталкивается с ним намеренно, чтобы позлить. Ближе к концу вид Канды стал в высшей мере похожим на вид охотника, он незаметно вздрагивал всякий раз, как хлопала дверь. Аллен понятия не имел, как ему развести Канду на секс, если тот не оставался с ним в одной комнате более чем на пять секунд. Он также начал понемногу терять над собой контроль. Он провёл время после полудня, жалея себя и методично уничтожая имбирные пряники, испечённые для него Джерри, жуя с остервенением, будто создавая из них метафору для печального состояния его отношений, прошлых и настоящих, и затем набил щёки крошками.

В конце концов, он смягчился и послал пакет имбирных пряников, весь, вниз в прачечную.

***



Спустя три недели после начала плана Аллена Комуи вызвал его вниз в свой офис, чтобы проинформировать о новой миссии. Как оказалось, вместе с Кандой. Тот побледнел, как только Аллен вошёл в комнату.

- Почему ты преследуешь меня? – прошипел Канда позже, когда они пробирались через лес, ища палаточный лагерь неких поклоняющихся Акума людей, которые предположительно установили здесь свою военную базу.

- Я не преследую тебя! – с негодованием ответил Аллен, вытирая со лба древесную грязь. Недавно прошёл дождь, и земля превратилась в топкое месиво.

- Да, преследуешь.

- Нет, не преследую!

- А вот и да! Всякий раз, когда я куда-то иду, ты слоняешься за углом со своим тупым выражением запора на лице!

- Нет, я… заткнись! – сказал Аллен, краснея. У Канды был вид триумфатора на момент, прежде чем он нахмурился.

- Ты пытаешься убить меня? – спросил он.

Аллен открыл рот, чтобы начать диатрибу насчёт того, что он в действительности думал об этой идее, и чтобы сказать, какой Канда тупой и параноидальный, но затем Канда воскликнул:

- Берегись! – и повалил Аллена на землю в тот самый момент, как коса вонзилась в дерево примерно на уровне шеи Аллена.

Почитатели Акума оказались четырьмя раздражёнными сельскохозяйственными рабочими, сгрудившимися вокруг святыни Тысячелетнего Графа, которая оказалась полностью сделанной из маисового хлеба, и они разбежались очень быстро после того как Аллен помог первому насадиться на меч Канды. Затем Аллен уныло сел на бревно и оплакал свою куртку и волосы, измазанные с одной стороны грязью, пока Канда втаптывал маисовый алтарь в землю. Начал моросить дождь.

Канда выглядел действительно хорошо, думал Аллен, с его праведным гневом и волосами, приставшими к щекам. Хорошим. Сильным. Мокрым. Аллен осознал, что ситуация становится безнадёжной. И Канда только что спас ему жизнь, так что Аллен оценил, что момент подходящий.

- Мы можем заняться сексом?

- Что?

Аллен повторил, потому что понимал, что иногда приток адреналина мог повлиять на слух.

- Что? Нет!

- Пожалуйста? – попытался Аллен.

- Нет! Что… нет! Какого хрена с тобой творится?

- Со мной всё в порядке! – выкрикнул Аллен. – Я просто подумал, может быть, ну знаешь. Господи, ты такой придурок.

- Нет, мы не можем заняться сексом, - сказал Канда, по его шее снизу вверх поползла краснота. – Ты… - он захлопнул рот, и наступила тишина, нарушаемая только возрастающим шумом дождя. Двигая челюстью, он резко развернулся на каблуках и прошествовал прочь.

***



Канда оставил Аллена в глубине леса одного искать путь назад, что, конечно, означает, что Аллен в попытках найти его потерялся, потому что он был не тем, кто обращал внимание, куда они идут. К тому времени, как он достиг деревни, он был в ярости и насквозь промок. Всё равно, почему Канде пришлось ему отказать? С тем, что люди о нём говорили, вообще было удачей получать хоть какие предложения!

Как только эта мысль пришла Аллену в голову, он почувствовал себя чрезмерно виноватым, потому что это действительно было нечестно. Всё это, вероятно, было большим шоком для Канды, и Аллен точно так же не блистал сексуальной привлекательностью. По крайней мере, дождь смыл грязь с его волос. Ему следовало дать Канде пару часов привыкнуть к этой мысли и попробовать снова.

За исключением того, что, когда Аллен добрался до их комнаты, сумки Канды уже пропали, и когда он спросил об этом трактирщика, тот сообщил, что Канда уже выписался.

***



Затем Аллен увидел Канду через два дня, когда вернулся в Орден. У него было немного времени обмозговать произошедшее и осознать, что он занялся этим делом не с той стороны. Ему точно не следовало спрашивать Канду сразу после битвы с раскисшим на земле маисовым хлебом, сразу же после того, как Канда спас ему жизнь. Возможно, тот неправильно понял, так что Аллен собирался немного изменить свой подход. В конце концов, он загнал Канду в угол в одном из тренировочных залов.

- Канда. Я очень сожалею о том, что произошло в лесу, - сказал он. Взгляд Канды перестал метаться в поисках выхода. – Это было неуместно.

- Хорошо, - осторожно произнёс Канда.

- Так мы можем заняться сексом сейчас? – позитивно спросил Аллен. – Я принял душ.

- Нет! – сказал Канда. Он вжался спиной в стену, словно Аллен был видом какого-то странного и пугающего чудовища, выглядя так, словно он не знал, должен он ударить Аллена или же сбежать от него.

В конце концов, когда Аллен шагнул вперёд, Канда сделал и то и то.

***



Аллен ждал в лазарете, пока вернётся сестра с пакетом льда, когда показался Канда, слоняющийся перед дверью, пытаясь превозмочь себя, чтобы зайти внутрь. Он присел на стул рядом с кроватью, на которой сидел Аллен.

- Почему ты просил меня об этом? – тихо спросил Канда.

- Потому что…

- Шш! – прошипел Канда, и сестра передала Аллену пакет со льдом, смотря в сторону. Как только она ушла, Канда поймал взгляд Аллена и нахмурился, взмахнув одной рукой.

- Я хочу заняться с тобой сексом, - сказал Аллен, и это было правдой, в известной мере. Он уже достиг той точки, когда секс с Кандой стал единственным, о чём он мог думать. Единственным, о чём он думал. Он волновался, что вскоре не будет иметь значения, каким ужасным будет этот секс, потому что он невыносимо хотел Канду.

- Нет, - сказал Канда, и Аллен безнадёжно подумал, что уши того краснеют очень соблазнительно. – Ты фрик.

Канда оттолкнулся от стула и сделал шаг к двери.

- Канда, - сказал Аллен, и тот обернулся, но тогда Аллен не смог найти, что ещё сказать, не в лицо Канды, неуверенное, злое и абсурдно красивое.

После долгой паузы Канда развернулся и вышел в дверь.

- Слишком поздно, - прошептал Аллен пакету со льдом и приложил его к щеке.

***



Ещё через два дня хандры и наблюдений за тем, как глаз заплывает фантастическим пурпурным цветом, Аллен нашёл в своих простынях записку, на которой был изображён пьяный Левелье, пытающийся добиться расположения осла, и которая, как он вычислил, была способом Джозефины сказать ему перестать быть ссыклом и сделать что-то. Вот как он оказался перед дверью Канды, одной рукой собираясь постучать, и как можно более незаметно держа бутылку со смазкой в другой.

- О, святая корова, - сказал Канда, открыв ему и уставившись прямо на смазку. Он попытался захлопнуть дверь, но Аллен был к этому готов и протиснул в проём ступню.

- Стой! – сказал Аллен. – Я знаю, что ты действительно плох в сексе.

- Что? – Канда поперхнулся.

- Я сказал… - начал Аллен громче, - что я знаю, что ты…

- Боже, заткнись, - сказал Канда, втаскивая Аллена через дверь и захлопывая её за ним. Он пихнул Аллена к стене. – Чего тебе от меня надо?

- Я знаю, что ты ужасно трахаешься, - сказал Аллен, - и всё равно хочу заняться с тобой сексом. Пожалуйста. Ты… я знаю, что ты жуткий придурок, и всё равно хочу секса с тобой. Канда.

Хватка Канды достаточно ослабла, чтобы Аллен смог шагнуть вперёд и провести пальцами по его вискам. – Я вроде как зациклен на тебе.

- Ты невероятный фрик, - сказал Канда, пытаясь оттолкнуть его. Аллен обвил руки вокруг его шеи и прижался к ней лицом, носом напротив пульса, который бился резко и быстро.

- Что заставляет тебя думать, что…

- Зацикленность, - сказал Аллен. – И она не собирается проходить. Я достаточно уверен, что и не пройдёт, даже если секс с тобой будет реально ужасным.

- Я ненавижу тебя, - сказал Канда.

- Ага.

Аллен услышал, как Канда вздыхает, медленно и успокаивающе. Канда пах хорошо, подумал он, сном и сталью.

- Хорошо, - сказал он.

- Что хорошо?

- Хорошо, я займусь с тобой сексом, - пробормотал Канда.

Аллен резко вскинул голову.

- Правда?

Канда издал неопределённый звук и сердито посмотрел на него.

- Хорошо, хорошо.

Аллен знал, что улыбка на его лице должна быть дебильной, но ему было плевать. Руки Канды осторожно остановились на его талии.

- Стой, - сказал Аллен, - ты имеешь в виду сейчас, да?

- Да, я имею в виду сейчас! – злобно вскинулся Канда.

- Хорошо, - быстро сказал Аллен и потянул Канду на себя для поцелуя. Первый раз он промахнулся и угодил Канде в челюсть, но это тоже было нормально, а тогда Канда повернул голову, сжал хватку и скользнул языком по языку Аллена, и это было великолепно. Это было поразительно.

Аллен оторвался от него, скинул свою рубашку и начал тянуть за рубашку Канды, пока тот не изогнулся и не позволил сдёрнуть её через голову. Аллен выловил с пола смазку, и они неловко затормозили перед кроватью, не из-за нехватки у Канды готовности, а более из-за нежелания Аллена расставаться со ртом Канды, который был влажным и тёплым и очень, очень отзывчивым.

Тем не менее, жертвы пришлось принести, так что они достигли кровати в положении, в котором Аллен оседлал Канду и совершал смешной прыгающий танец, чтобы избавиться от ботинок и трусов, пока Канда дюйм за дюймом сползал к передней спинке кровати.

- Хорошо! – сказал Аллен и развёл колени Канды, пока тот старался не запаниковать. – Всё в порядке, - прошептал он и наклонился вперёд, чтобы лизнуть в ответ губы Канды и стянуть резинку для волос. За исключением того, что Канда больше не целовал его в ответ; фактически, Канда не делал ничего, лежа под ним жёстко и безмолвно, руки неудобно сжимали бёдра Аллена.

- Мой бог, - осознал Аллен. – Ты действительно бревно.

- Неправда! – прошипел Канда.

- Безусловно, бревно, - на автомате сказал Аллен и увидел, как на щеках и шее Канды проступили красные пятна, и подумал: ох, дерьмо. Ох, дерьмо. Он вплёл пальцы в волосы Канды и соединил их губы, не размыкая, и сказал: - Как раньше. Было здорово. Пожалуйста, поцелуй меня.

Канда так и сделал, медленно, и один за другим его мускулы расслаблялись во время поцелуя, руки освободили бёдра Аллена и заскользили вверх по его спине. Его губы раскрылись, пока Аллен ласкал их, одновременно шепча, расслабься, расслабься, чёрт побери, какой же ты горячий, чёрт побери. Аллен всё ещё шептал, стаскивая трусы Канды и начиная разрабатывать его зад, бормоча подбадривания, вставляя один за другим скользкие от смазки пальцы. Когда пришло время третьего, глаза Канды были зажмурены, и его бёдра трепетали от попытки не толкнуться Аллену в руку или не втрахаться ему в лицо.

- Хорошо, - пробормотал Аллен, соскальзывая с Канды и прижимая нос к жёстким волосам на животе Канды, глубоко вдыхая, чтобы взять себя в руки, - хорошо, хорошо, давай. Канда!

Он выгнулся назад и хлопнулся на спину рядом с Кандой, притягивая того на себя и располагая его там, солидный вес на бёдрах Аллена. Канда уставился на него, глаза его в изумлении расширились, дыхание участилось и стало поверхностным.

- Давай, - сказал Аллен, - трахни меня, Канда.

Дыхание Канды сбилось, и он выпрямился, двигаясь вместе с руками Аллена, пока не насадился тому на член, туго и горячо, боже. Аллен застонал, и Канда вторил ему, откидываясь назад ещё быстрее. Через секунду Аллен обхватил своим ещё скользким кулаком член Канды, и тот начал втрахиваться в него, опускаясь затем обратно на член Аллена, устанавливая ритм, в который Аллен погрузился так же уверенно, как и поймал взгляд Канды, тёмный и упрямый, что не отрывался от Аллена, даже когда пот начал стекать по его лицу и волосы прилипли к шее. Это было абсолютно не то, чего Аллен ожидал, это было тем, о чём он и не мечтал.

***



- Так как это было? – спросил Аллен позже. Канда что-то проворчал и повернулся к нему.

- Хорошо, - ответил он.