Отец и его первенец 33

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Васильева Наталья, Некрасова Наталия «Чёрная книга Арды» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Эру Илуватар, Мелькор
Рейтинг:
G
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Единожды я ушел без прощания, и Отец опечалился.
В последний раз я ухожу. И в последний раз прощаюсь. (с) Мелькор

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 августа 2014, 11:00
- Отец...
Эру обернулся, смотря на сына.
Чертоги Безвременья всегда были светлым и нетронутым местом, куда не проходила Тьма, где всегда было тепло, и все это знали. И только один айну не видел здесь тепла. Один лишь могильный холод, как думал он. Это печалило Создателя. Что было сделано не так?
Мелькор стоял, немного отводя взгляд. Он уже все знал, но сказать было необходимо. Иначе нельзя. Иначе будет больно.
- Я ухожу, - тихо сказал Мелькор, искренне глядя на Отца.
- Я знаю, - печально ответил Илуватар, смотря на мальчика. Ведь для него он был мальчиком, который просто запутался в своем выборе, в своем пути.
- Есть ли вероятность, что ты вернешься? - спросил он. Мелькор отошел к колонне и, ласково гладя ее пальчиками, глянул вниз, в морскую пучину.
- Вряд ли, - тихо отозвался он едва слышным, шелестящим шепотом.
- А есть возможность тебя отговорить, сын мой? - Илуватар подошел к нему и положил руку на худенькое плечо. Он навсегда останется его мальчиком, его любимым сыном, пусть и обращенным не туда, куда направлял Отец.
- Не надо. Здесь плохо. Мне плохо. Там хорошо. - коротко отозвался айну.
- А если я прикажу тебе остаться? - твердо проговорил Эру.
- Тогда я нарушу твой приказ. Не задумываясь о последствиях. - Мелькор избегал смотреть на отца. Ему было страшно. - Пожалуйста, не неволь меня, отец... Я не хочу быть здесь. Мое место там.
- Ты уходишь от братьев. Ты попрощался с ними? - заботливо, но встревоженно проговорил Единый.
- Они не хотят прощаться со мной. Когда я пришел, они... Прогнали меня. Я ушел, так ничего и не сказав. Скажи за меня.
- Я не стану этого делать. Это твое бремя, не мое.
- Но ты ведь мой отец.
- Да, это так. Но если сын самолично делает свой выбор, продумывая все свои шаги, и гордо отвергает советы, почему я должен помогать ему? - жестко проговорил он. - Алкар, ты сам выбрал свою судьбу, и не хочешь, чтобы тебе мешали. Ты изначально отрекся от своих братьев.
- Мелькор.
- Что?
- Меня зовут Мелькор. Не Алкар.
- Я не буду принимать имя, данное не мной, - процедил Эру и отнял руку от плеча сына, отходя дальше. - Если ты решил уходить - уходи. Один. Зачем ты пришел сюда?
Мелькор обернулся. На душе было так тяжело. Он всегда был таким. Из заботливого отца, он всегда превращался в жестокого и немилосердного. В такие моменты даже нельзя было назвать его отцом.
- Попрощаться, - тихо проговорил Мелькор, подходя к отцу и становясь перед ним. Сейчас он больше всего боялся, что его оттолкнут. Айну поднял глаза. Эру смотрел на него. Спокойно, но с искрой равнодушия, и от этого разрывалось сердце, бьющееся о стенки ребер.
- Я ведь ухожу навсегда... - сглатывая комок в горле, проговорил Мелькор. - Тебе нечего мне сказать?..
- Что ты хочешь услышать от меня? - раздраженно проговорил Эру, отворачиваясь от сына. - Уходи, если ты так решил, я не в праве неволить тебя, коль сам ты об этом попросил.
Казалось, от этих слов остановилось сердце. Он отошел на другой конец зала, повернувшись к сыну спиной. Ты всегда стоял так ко мне. С самого создания. Ты всегда был предрасположен больше к Манвэ, чем ко мне. Ведь он слушался тебя. Безропотно. Безоговорочно. Ты всегда прочил его на место Владыки Мира, забыв о том, что есть еще я. А я, не желая повторять твое, создал свое. И ты ожесточился, потому что я не пошел по твоим стопам, как брат.
Я знаю, что ты чувствуешь, что чувствовал. Но сейчас, когда я ухожу, когда я прощаюсь, ты поступаешь не как отец. Тебе все равно, что со мной будет. Тебе все равно, что будет со всеми нами. Прощай, отец. Я думал, что наша последняя встреча станет иной.

Развернувшись, Мелькор стал направляться к выходу, пытаясь заставить себя не рыдать от равнодушия родного отца. Как же это больно. Как несправедливо!
- Постой, Алкар!
Ненавистное имя. Он остановился, сжав зубы.
- Мелькор. Меня зовут Мелькор. - проговорил он глухо.
Отцовская ладонь вновь легла на плечо и развернула мальчика к себе. Мелькор опустил глаза, чтобы не было видно набежавших слез. Но отец мягко поднял пальцем его подбородок.
- Ты плачешь? - тихо спросил Илуватар, смотря в глаза сыну. Темные.
- Нет.
- А это что? - Ласково улыбнувшись, Эру взял слезинку с пушистых черных ресниц мальчика и продемонстрировал ее.
- Вода. И соль.
- Это слеза.
- Ну и что... - Мелькор отвернулся, но отец все еще держал его. Язык так и рвался сказать "Отпусти меня!" Вырваться, убежать, исчезнуть. Чтобы он забыл, не вспомнил. Тогда будет не так больно. А может быть, еще больнее.
Эру стоял и видел перед собой высокого, взрослого юношу, с густыми черными волосами и такими же темными глазами, в цвете которых терялось все, что было. Он был высок, хорош собой, с чуть резкими чертами и острыми скулами. Прямая осанка и темные одежды, туго закрепленные на изящном теле. Дернув уголками губ, Эру обнял сына, прижимая его к себе, гладя рукой по волосам, но из-за частых странствий потерявших свой шелк.Теперь они были жесткими. Сын прижался к нему грудью, пытаясь не дрожать. Отец слышал, как учащенно бьется сильное сердце в груди сына.
- Я люблю тебя, Мелькор, - тихо прошептал Эру сыну на ухо.
- И я люблю тебя, отец... послышалось в ответ.
Расправив плечи, Единый отпустил своего сына и слабо улыбнулся. Сложно отпускать.
- Иди... - проговорил он, чуть вздергивая подбородок. - Только делай поменьше ошибок.
Мелькор, счастливо улыбнувшись и кивнув, легко развернулся и вышел.
Навсегда.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.