Иная история 2893

Акумарон автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Наруто Узумаки, Неджи Хьюга, Саске Учиха, Сакура Харуно
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 333 страницы, 28 частей
Статус:
закончен
Метки: Дарк Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть основных персонажей Стёб Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Практически стандартный попаданец/вселенец в тело главного героя. С миром канона знаком,но это почти бесполезно, имеются серьёзные отличия. Так, например, власти деревни не травят Наруто, о нём заботятся в меру сил и текущих возможностей. Какаши не отлынивает от обязанностей учителя и много чего ещё... Многие факты изменены в сторону большей достоверности (Итачи в одиночку вырезал клан? Не смешно!), естественно с точки зрения автора.

Посвящение:
Моей девушке, которая первой читает всё, что я пишу, тыкает носом в ошибки и даёт советы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постараюсь сделать фанфик разнообразным, найти место и для заводей покоя и весёлого отдыха, и утопающих в крови героев. Будут и жестокие враги и красивая любовь. Канон бродит где-то рядом и вползает в сюжет, но пытаюсь, в меру своих возможностей, уйти от сказки о глуповатом мямлике и показать другого Наруто - сильного шиноби-демона, которому пророчат пост шестого Хокаге.

Глава 24

27 февраля 2015, 23:49
      -Кичиро! – Орал я, ища «нового» Орочимару в своих подземельях, с целью выковырять его наружу.       Уж не знаю, гормоны там в голову ударили, или ещё какая неприятность случилась, но в адекватности саннин сильно потерял, уже дня четыре на поверхности не показывался.       -Так, всё одно найду… - Я подавился воздухом. – И что тут происходит?       Картина, открывшаяся моему взору, была весьма своеобразной. Печатный станок весьма внушительный размеров, кучи фуин на полу, сходящихся к самой настоящей пентаграмме со свечами и прочей ересью, а в центре безобразия покоилась пара крыс в несколько неприятном виде.       -Я доделал его! – С гордостью и каким-то фанатичным огнём в глазах ответил Кичиро.       -Объяснись. – С нажимом и некоторой агрессией произнёс я.       -Ну, ты мне рассказывал, как работают фуин, и вот, в конспекте, – он ткнул куда-то в угол, где горсткой лежали свитки, - много места уделено эмоциональному состоянию рисующего. Так вот, путём экспериментов, удалось выяснить, что наибольший взрывной эффект достигается при злобе. – Я уже боле-менее пришёл в себя и заинтересованно кивнул. – Берём двух крыс, стравливаем их друг с другом, дабы злобы побольше было, и запечатываем их души в контур подачи чакры.       -Так просто? – Я усмехнулся.       -Ну а чего ты ожидал от гения? – Выпятил грудь Кичиро, произнеся фразу с долей иронии.       Орочимару старательно играет роль ребёнка, просто нитками пришивает поверх себя новую личину, как итог – даже наедине он не выходит из образа, я иногда забываю, с кем действительно общаюсь. Высший пилотаж.       -А эта что за хрень? – Я махнул рукой на пентаграмму.       -Откопал в твоей библиотеке, свиток «неподтверждённая ересь».       Да, был такой, туда я записал все каракули, которые в нашем мире относят к магии.       -Ладно, хрен с ним… - Я обречённо вздохнул. – Сколько времени ушло на взлом шифра?       -Часа два. – Пожал плечами.       Два часа? Я разрабатывал его больше недели! Либо он гений дешифровки, либо я идиот в качестве шифровальщика. Очень хочется верить в первое. И слава зачаткам разума, что всё ещё гнездятся в моей отбитой голове, что я не записывал ничего опасного для себя, в таких вопросах полагаясь исключительно на память.       -Кстати, оно работает? – Я мотнул рукой в сторону звезды и сопутствующих закорючек.       -Угу, но как-то странно. Пришлось доделывать, и серьёзно. – Кичиро метнулся в угол, покопался в груде и принёс ещё один свиток. – Вот рабочий вариант.       -Ты неправильно подписал. Забыл фамилию. – Буркнул я, разворачивая и ища глазами описание, рисунки не столь важны.       -Её у меня вообще не было, пока ты не прилепил. – Действительно совсем по детски фыркнул бывший (или действующий, тут разобраться надо) саннин.       -Ладно, а теперь наверх, мыться, есть и спать. Ещё раз так пропадёшь без разрешения – вообще доступ закрою. – Сказал я, чакрой выжигая на свитке «S» - ранг, черепок – работа со смертью, и перечёркнутый круг – запретная техника.       По эмоциям я понял, что в ответ ему очень хотелось нагрубить, однако «мертвец» сдержался. Вообще, меня крайне настораживает такое поведение. Сколько я ни общался со здешним Орочимару, «канонный» всё одно влезает в мысли. И произошедший только что спектакль с жертвоприношением задел эти неприятные струны в очередной раз. Надо бы приглядывать, а то потеряет голову и… и что-нибудь натворит. В том, что же именно, фантазия отказывает.       Сейчас не самое лучшее время для общения со мной, я в вечном раздражении. Какаши на пост каге взошёл, Даймё приплёлся выказать своё почтение новому главе деревни, обновил договоры и свалил. В принципе, сей павлин отлично понимал, что сейчас в Конохе не до него, а потому ограничился минимально возможным присутствием. Трое суток. Из которых действительно рабочее время заняло от силы полчаса, всё остальное - традиционные прогулки и расшаркивания.       Сейчас же нужно разобраться с внутренними проблемами, а их немало. Мятежные кланы так и не успокоились, я в их глазах взлетел до гордого звания врага народа и вообще плохого дяди. Как бы плакаты развешивать не начали, а то ведь додумаются.       Сверху на меня ещё пытаются прилепить команду генинов, а с этим тоже проблема. Я мельком глянул списки выпускников, и пока что совершенно не представляю, кого можно взять себе. Мне бы боевиков-штурмовиков, а в выпуске как назло сплошные сенсоры-разведчики. Ничего по-настоящему ударного.       Дети ушли в академию, откуда вернулись потрёпанные и с синяками. Впрочем, младшие Узумаки достаточно находчивы и горды, чтобы не оставить обидчиков безнаказанными. Уже добрую неделю в школе никто не рискует есть. Существует совсем не призрачный шанс, что любая попавшая в рот крошка до этого побывала в ласковых ручках близняшек, и, следовательно, при попытке поесть будет обратная реакция.       Ага. Сумико и Сечико отравили всю Академию разом, включая учителей. Прокрались на кухню, и пока одна отвлекала персонал, вторая всыпала слабительное во всё, до чего смогла дотянуться. Сюрприз при перекусе получила львиная доля Академии.       Вот там уже такие проблемы начались, что хоть вой. Хорошо хоть догадались предупредить союзных – Хьюг, Яманак, Акимичи. Зато на остальных отыгрались по-полной. Я до сих пор письма с претензиями не разобрал, но ответ всегда один – пошли на, шиноби должен быть всегда настороже, и так же вполне обоснованные булыжники в огород преподавателей. Собственно, какого хрена? Они чунины и прошляпили подлянку от тех, кто ещё генинами не являлся.       Как бы то ни было, девочкам от меня досталось. Строго наказал если мстить, то так, чтобы вычислить было нельзя, и стараться всё же не задевать невиновных. В целом – деятельность одобрил, но попросил быть аккуратней.       А с чего вообще запрещать? Если их задирают, пусть получают соразмерный ответ. «Это ведёт лишь к злобе, к порочному кругу…» - чушь. По мне, так чувство безнаказанности неплохо замкнёт хулигана в тот самый круг. И так пока он не получит, возможно в последний раз, ибо общество у нас весьма своеобразное. Стеклом накормят, пополам с тем же слабительным, а после посмеются.       Ичиро заморачиваться не стал, и просто хорошенько подрался с обидчиками, благо комплекция у него весьма крепкая и вполне позволяет ему практически на равных сходиться с ребятами постарше. После пары драк Ичиро заимел в приятели какого-то мальчугана из Акимичи (что-то подсказывает мне, что именно с ним мальчишка и дрался) и, к моему немалому удивлению, Нара. Так же на буксире таскает за собой девчонку и мальчика из Хьюг. Хотя их, скорее всего, благодаря моим рассказам о союзе между кланами.       Девочки же завели подружек среди Яманак, ну и, несмотря на напряжённость, имеют целую компанию из безклановых шиноби. В целом, их приняли, хотя и не без проблем. Сейчас драка, случившаяся в первый день, переросла бы в массовое побоище, закончившееся печально для Академии.       Зато под предлогом этих проблем, посоветовавшись с Какаши, Хиаши и Кичиро, попытались запустить руки в систему образования. При попытке увеличить нормативы и ввести несколько новых предметов для изучения, получили неожиданное и крайне мощное сопротивление понятно от кого. Всё что угодно затаптывали в дрязгах, бойкотировали, саботировали, игнорировали. В общем, всеми способами показывали, что против каких-либо изменений.       Честно говоря, тогда это довело меня до белого каления. Но злость проблему не решала совсем. В конце концов, создал факультатив, который ветераны войн вели в моём квартале. Там делились опытом, рассказывали малоизвестные факты, хитрости, простые уловки, до которых иначе пришлось бы доходить своим умом. Пригоршня снега в рот, и ты не выдашь себя паром дыхания, что может быть проще? Или спрыснуть пыль водой, дабы не поднять её при резком движении? Элементарно, но в Академии не упоминается. Я сам с удивлением узнавал о многом, да банальный взрыватель из ртути, который срабатывает при наклоне! Ртуть перетекает в стеклянной колбочке и замыкает контакты.       Это запретить не смогли, но так же мешали всеми способами. Так, развешанные по Академии объявления были заботливо собраны Нара-историком и сожжены на заднем дворе. «Не согласовано с руководством» - заявил он мне. Подпись Какаши его видимо совсем не устроила. Сделал ответную подлянку – объявил сожжённые объявления собственностью клана, и, дескать, и печатались они на дорогой бумаге уникальными чернилами Узумак, и клановый символ имелся (что правда – я всюду леплю водовороты), что позволило вкатить претензию на круглую сумму. Почти семь тысяч за каждую испорченную бумажку! С какой злорадной миной я смотрел, как переводят деньги!       Следующая партия объявлений была развешена, а после вновь бережно собрана и сохранена в стопочке у историка. «Дети могут испортить это произведение искусства, а потому негоже выставлять его вот так, на всеобщее обозрение». И вообще он, Нара, гарант сохранности этих безмерно дорогих бумаг. Впервые за хрен знает сколько времени я прибегнул к счёту до десяти, чтобы избавиться от желания убить. Помогает слабо, честно говоря.       Пришёл к Какаши, попросил содействия. Тот, недолго думая, приказал анбу оповестить учеников о факультативе. Анбу выступили, на сём олимпиаду тупости пришлось закончить. Факультатив таки выбил, а вот дальше дело не пошло.       Зато в выделенном для этих мероприятий здании удалось организовать что-то вроде офицерского клуба. Вот этим достижением я гордился, ибо мало того что место обрело популярность у джонинов, так и правила свои появились, и постоянные компании, которые неизменно сидели тут и в тихой спокойной обстановке переговаривались друг с другом. Естественно, в здании максимальный акцент был сделан на водовороте, но аккуратно – дабы клановые символы не смотрелись вычурно и вырвиглазно.       Бесплатный чай и бесплатные же массажистки (увы – бесплатные для посетителей, а не для организатора), которых взял по рекомендации Сакуры. Сейчас ещё планируется установить бильярд, но каменная плита для стола не готова. Пристраивается сауна, тренажёрный зал, лекционные классы.       Мало кто понимает, что я делаю, но в теории, всё потихоньку разрастётся, года этак за два-четыре, и у Академии появится конкурент. И назову я его Высшей Школой Шиноби.       Преподавателей присматриваю уже сейчас, у многих оказались явные таланты в сём нелёгком деле, и не менее явная невозможность полевой работы. К примеру, один джонин просто божественно владеет коротким клинковым оружием, но вот беда – нет левой руки и ступни, каналы чакры выжжены, что не позволяет восстановить целостность организма стандартными методами.       В течение двух недель удалось сделать ему протез, вернувший ногу и позволяющий пусть и несколько хуже, но достаточно уверенно и естественно пользоваться чакрой. Одно только это очень сильно подняло мою популярность, но пришлось дать обещание, что со временем такие протезы появятся в продаже. Сам же я в тот момент судорожно вспоминал, как звали того кукольника, что сделал материальную часть протеза, ибо сам я бы явно не управился за столь малый срок. Надо будет найти пару вменяемых песочников и сделать предложение, от которого трудно отказаться.       Сижу в своей гостиной, и градус настроения, и так болтающийся в районе нуля, стремительно пополз вниз.       -Что у меня на пороге делает этот самоубийца? – Процедил я, прямо сквозь стены видя Шикамару.       Атсуши пожал плечами и побежал выяснять.       -Наруто-сама. Шикамару Нара просит разрешения поговорить. – Доложился вернувшийся.       -Впусти его. Кумико, будь добра… - Я слегка кивнул девочке головой, та мгновенно поняла, что от неё требуется, и пошла на кухню.       -Добро пожаловать, Шикамару-сан.       -Рад вашему гостеприимству, Наруто-доно. – Ого, даже вежливо. Не иначе кто-нибудь издох. Особо крупный.       -Что привело вас в стан идейных противников? – Я не стал ходить вокруг, бесцеремонно спросив о главном.       -Это… недопонимание между нашими кланами не всем по душе. – Шикамару отставил чашку и попытался изобразить тяжёлый взгляд.       Я присмотрелся к нему внимательней. Чёрт, да он в явной панике, держится на грани. Бледность лица, едва сошедшие синяки от недосыпа, лёгкая опухлость говорит о том, что он накачивал себя снотворным, чтобы уснуть сегодня. Неровное дыхание, долгие паузы в разговоре, мятые губы. На предплечьях, выглядывающих из рукавов, видны стоящие дыбом волосы, пальцы явственно дрожат, ногти синеватого оттенка, как будто моему собеседнику жутко холодно. Он боится. Очень сильно боится. В своём раздражении я умудрился это не заметить.       -Рассказывай, и не торопись. – Я резко успокоился, перестав давить на парламентёра.       -Сейчас наш клан разделён на две партии. Одна хочет власти, вторая, во главе которой стоит мой отец, за стабильность. Мы и раньше соперничали, пару раз у нас даже менялся глава… - Я мигом вспомнил того радикала, что руководил Нара в войне с Песком, и слегка кивнул. – Сегодня ночью. – Шикамару неожиданно сбился и постарался начать дышать.       -Что сегодня ночью?       -Мы узнали, что сегодня ночью разногласия хотят решить навсегда.       -Ночь длинных ножей? Нара решили повторить подвиг Учих? – Я забил на этикет и выругался. – Ну а ко мне ты зачем пришёл?       -Жить хочется. Мы понимаем, что…       -Вы ведь отлично понимаете, что я не имею права вмешаться в ваш внутренний бой. Это будет расценено как стороннее нападение. – Я сцепил пальцы и опёр на них подбородок.       -Это если будет кому выставлять претензии. – Эту фразу Шикамару буквально выдавил из себя, словно преодолевая сопротивление.       -Ответный геноцид? На мелочи вы не размениваетесь. Ладно, меня одного вполне хватит, чтобы уничтожить и два и три ваших клана, но это всё же не отменяет одного вопроса: почему я? Почему ты пришёл именно ко мне, а не давним друзьям, тем же Яманака. Может, вы заманиваете меня в свой квартал, где я «защищаю» оппозицию клана, а после кричите об обезумевшем джинчурики, подло атаковавшем вас ночью. Я тебе не верю, Шикамару. Совсем не верю.       Нара полез куда-то во внутренний карман, но у его горла за миг оказался танто.       -Успокойся, Куро. Даже при желании он не сможет мне навредить. – Краем глаза я заметил, что не одна только девятихвостая нервно отреагировала на такой жест.       Кумико шустро спрятала арбалет-пистолет, который был предусмотрительно направлен в спину моему дорогому собеседнику. Таки мои уроки не проходят даром, мало кто ожидает сюрпризов от милой девочки, да ещё и не шиноби. А тут маленький ядовитый болтик и райские кущи. Ну или как повезёт, или, если быть честным, не повезёт. Я улыбнулся глазами и слегка прикрыл их, отдавая девочке немую похвалу. Та улыбнулась и продолжила аккуратно подглядывать.       -Доставай медленно и неторопливо. Свиток? Разворачивай. А вот и гарантии. – Хмыкнул я. - Подписано кровью, не так ли?       -Да. Это не подделка. Клан Нара просит помощи и покровительства в предстоящем конфликте.       -И всё же, почему я? – Я откинулся в кресле и жестом усадил всё ещё нервную Куро.       -Вы самый сильный шиноби из тех, что нам известны.       -Глупая лесть, Саске Учиха не слабее.       -Учиха-доно не стремится к власти и ничем не заинтересован в нашем конфликте, потому…       -Цена была бы гораздо выше. Например, вассальная присяга, да? – Я улыбнулся, а Нара лишь обречённо кивнул.       -Я помогу вам, но взамен потребую полной лояльности. Ну и ваши мозги.       -Что?       -Я надеюсь, слухи о том, что Нара умеют просчитывать десятки вариантов развития событий, хороши в математике, химии, истории, механике – всё же не до конца слухи. Если это так, то мне есть, что предложить клану Нара. – Я попытаюсь увлечь остатки клана, сделать союзниками, а не озлобленными псами, которых держит лишь цепь обязательств.       -Всего лишь это? – Шикамару явственно повеселел.       -Мне не нужны ваши клановые секреты, имущество, деньги. Я не собираюсь грабить. Я помогу и потребую помощи взамен.       Поздний вечер, Атсуши и его дворовые приятели обшмыгали местность вокруг квартала Нара, раскидывая камешки, что будут точками опоры запирающего и глушащего чакру барьера. Питаться он будет изнутри.       Шикамару с собой пронёс кунай-метку для Хирайшина, что позволит мне мгновенно оказаться в гуще событий. Куро и Кураму было решено не брать, ибо опыта у них маловато, да и я ещё не забыл тягу второй к масштабным разрушениям. А ну как в запале жахнет бомбой биджу и реально придётся Узушио строить, ибо на месте деревни скрытой в Листве можно будет основать только деревню, скрытую в Котловане. Текео был бы весьма полезен, но он завален делами не меньше меня, а может, даже больше. В конце концов, он руководит постройкой и охраной целого городка.       Естественно, о предстоящем ночном бое я известил всех, кому мог доверять. Какаши, Хиаши, Саске, несколько парней из анбу, что прикрывают мне спину. Сигналом к атаке послужит красная ракета.       Холодно, поднялась лёгкая дымка ночного тумана, что стал частым гостем на улицах Конохи, как раз с того памятного боя с песчаным демоном. Носом втягиваю воздух, разбираю запахи чьего-то позднего ужина. Рис с мясом. Возможно, это чья-то последняя еда. А возможно, именно этот человек сделает чей-то ужин последним. Темнота становится всё гуще, небо закрыли облака, и света звёзд, проглядывающих в просветы, совершенно недостаточно. Бой начнётся, когда взойдёт луна.       Луна даст тени, столь необходимые Нара в боях. Почему они не могут пользоваться кромешной тьмой? Загадка. Представляю, каково им сейчас сидеть там.       Клановый квартал – слишком громко для того, что есть у этого клана. Здания в восточном стиле расположены квадратом. В центре практически ровная площадка. По углам стоят деревья, в центре кустарник – дабы в любом месте двора в любое время можно было зацепиться за тень, отбрасываемую растениями. Вокруг этого квадрата зданий расположено несколько некрупных домиков самых влиятельных семей клана. Даже смешно говорить это, ведь клан и так одна семья. Поборол желание улыбнуться, дабы ненароком не блеснуть зубами в темноте.       Я лежу на крыше через два дома от их квартала, спрятавшись на противоположном скате. Сверху укрылся плащом грязно-серого цвета, как раз под шифер. Но не столь важно маскировать тело, сколь важно ноги (обувь), кисти и лицо. Именно они чаще всего бросаются в глаза и выдают того, кто хочет скрыться. Всё, что выпирает, красим темнее, чтобы создать иллюзию впадины. Всё, что наоборот – светлее, изобразим выпуклость. И не забываем о том, что ни в коем случае не стоит придерживаться прямых линий и чётких границ. Они выдают не меньше. Может, я и перестраховываюсь, но это практически единственный доступный способ маскировки для человека, обладающего ядерным реактором в груди. Правда, сейчас я не разукрашивался, ибо не видел смысла.       Ещё холоднее, поют цикады, надрываются, словно стараясь оглушить меня. Я вглядываюсь в этот проклятый квадрат зданий, ожидая боя. Интересно, сколько сегодня останется Нара? Их и так меньше сотни, а группа, которую поддерживаю я, отнюдь не в большинстве. Надеюсь, останется хотя бы сорок человек. Хотя вряд ли. Это не тот конфликт, где можно отсидеться в стороне. Победитель объявит изгоем и трусом тех, кто остался сбоку, позволяя литься крови родных. И не важно, что победитель и сам лил эту кровь… чёрт.       Всходит луна. Белый свет отбросил тени. Счёт пошёл на минуты. Резня вот-вот начнётся. Главное, чтобы Анбу чётко выполнили приказ и не пустили в квартал новых участников. Только всеобщей бойни нам не хватало, и это-то оставит не слишком приятное пятно в истории правления Какаши.       Резкий хлопок, треск, свист взлетевшей ракеты, озаряющей окрестности моргающим красным светом. Совсем не к месту вспомнились новогодние фейерверки.       Прищурился, рванул к метке. Поднимаю барьер, кривоват, но работает как надо. Разве что чакры жрёт неприлично много, но тут уж ничего не поделаешь – точность расположения опорных точек просто отвратительная. Бой, как оказалось, уже кипит, пусть и в полной тишине. Этакий театр теней, только актёры умирают по-настоящему.       -Своих пометили? – Шустро выдохнул я, вглядываясь в темноту дабы наметить первую жертву.       -Красные рукава. – Бросил Шикамару и дёрнулся куда-то назад.       Красные рукава говорит, да в темноте оно всё одинаково чёрное! Придурки. Ладно, у того вон рукав светлый, явно красного там нету. Молния с руки, мощный разряд, треск, вонь горелого мяса. Трясущееся тело в предсмертных конвульсиях бьётся на земле. Конец дяде. Или тёте. Хрен поймёшь, кто там, за бронежилетом, прятался. Вспышка осветила окрестности, и я смог сориентироваться, примерно запомнив своих и чужих.       Что ж, здравомыслящие явно в меньшинстве. Если Нара действительно в районе сотни, из которых пятьдесят – женщины и дети, то остальные пятьдесят поделились тридцать на двадцать. Без меня – вообще без шансов. А уж если женщины в бойню включатся, то вообще капут. Вон, союзного сразу двое поймали тенью и, кажется, пытаются раздавить этими своими тентаклями.       Рывок к этой кучке, аккуратный хук в висок одному, голова мотнулась, тело рухнуло на землю. Молния второму. Тай и молния, вот и всё, что мне сейчас доступно. Ибо не разносить квартал в руины меня просили уж очень настойчиво.       Терпеть не могу ночной бой, а если союзника от врага хрен отличишь – тем более. Так этот с тёмными рукавами, вроде свой. Ах ты… Перехватываю кунай, которым мне хотели вскрыть брюхо и всплеском чакры отбрасываю тени, пытавшиеся лишить меня подвижности. Ломаю нападавшему руку с ножом, отрываю кунай вместе с кистью нападавшего вгоняю нож под подбородок под углом, чтобы гарантировано мозг задеть. На руку толчками полилась тёмная липкая жижа. Мерзость.       Быстро верчу головой, пытаясь разобраться в творящемся вокруг странном театре теней. Нет, так дело точно не пойдёт! Наших, похоже, остался всего десяток, а врагов кроме меня никто и не убавил. Ладно, покажем им, что такое настоящий паралич, а не эти теневые загогульки. Заодно проверим, какова моя новая сила. Форсаж источника, в голове словно происходит взрыв, будто крайне мощный подзатыльник получил, такой, что в ушах звенит. Тело лёгкое, совсем невесомое. Этак у меня вся координация поедет брейк плясать, осторожней надо, осторожней! Теперь покров и Ки. Ки на максимум. Бой замер, люди трясутся, но не могут пошевелиться. Ого, один как-то переборол себя и воткнул кунай в ногу. Не поможет, только умрёт от потери крови. Ки Девятихвостой парализовало целую деревню, у меня же в запасе ярость целых четырёх демонов, пусть я её и не могу использовать полноценно, но… результат весьма предсказуем.       Смеюсь, выпуская волну чакры в стороны. Белый слегка светящийся туман постепенно покрывает землю. Истошный визг, чакра коснулась ног первой жертвы. Да, перегорающие каналы – это больно. Очень больно. Как будто кто-то втыкает острый раскалённый паяльник, а после медленно его проворачивает, и так каждый раз, когда где-то не выдерживает магистраль. А их в теле очень много.       Смех тоже отрепетирован – ки становится неимоверной. Вряд ли кто-то из Нара в ближайшую пару ночей сможет спать. А теперь будет не бой, нет. Это просто казнь. Иду к бунтовщикам, двое стоят достаточно близко, касаюсь их руками. Эффект такой, словно я их высоковольтными проводами ткнул, обделались, трясутся. Пена изо рта, глаза закатились. Два глухих удара о землю. Мертвы. Они лишь чунины. Какие шансы против демона, что перестал играться в честную схватку? Верно. Никаких.       Хлоп. А это был генин. Умер от обыкновенного ужаса, но на всякий случай… туман собирается у ног и зыбким жгутом окутывает упавшее тело. Нет реакции. Хм… как я это сделал? Попробуем повторить. А ведь довольно просто! Видимо, наследие девятихвостой, компенсирует отсутствие этих самых хвостов – туман слушается моих команд, принимает различные формы и атакует на расстоянии.       Какой-то паренёк пучит глаза, смотрит на меня. Хм, вроде свой. А вот за спиной у него явно недружелюбный человек. Был.

***

      Сегодня должен был быть день триумфа. День славы клана Нара. Сегодня… сегодня мы бы перебили этих аморфных идиотов! Они ведь ничего не понимают, совсем! Клан Нара гениален, это всем известно! А кто, как не гении, должен править? Кто?!       Чёрт, чёрт! Подлые твари! Они пригласили этого монстра! Ага, посмотрите. Небось, даже представить себе не может, каково это, быть мелким, всеми презираемым кланом. Видеть смешки. Они, настоящие они, а не эти, они бы стёрли улыбки с их глупых рож, стёрли! Но этот монстр…       Туман поглотил ещё одного истинного Нара. Истошный визг, хрип, мешком упавшее тело. Монстр идёт, земля трещит под ногами, крошится камень. Белая Луна, белый свет монстра. Оглушительная тишина, цикады молчат. Всё, что осталось – слушать своё противное дрожащее дыхание и шум крови в ушах.       Как же хочется пошевелиться. Сбросить эти оковы ужаса. «А дальше что?» - спросил предательский голосок в голове. И ответ породил ещё больше страха – только бежать. Не помня себя и не чуя ног. Вся площадь стоит и не может пошевелиться, сдвинуться с места. Их лидер тоже замер, но он же не может бояться, да? Он же просто ждёт, когда монстр подойдёт к нему, чтобы наверняка…       Под лидером расползалась лужа. Как же хочется кричать, упасть, забиться в угол, но всё, что может предательское тело – следить глазами за своей смертью. Белый резкий свет режет глаза, слёзы текут по щекам, но он ничего не может с собой поделать. Высокий он, монстр. Броня, но не самурайская, а какая-то другая, странная. Шлем, на верхушке которого длинные уши, но почему-то они напоминают простую ленту. Нагрудник, округлые плечи, перчатки. Вот голова повернулась к нему.       По ногам полилось что-то горячее, но парню было не до того. Он просто забыл, как дышать. Лёгкие жжёт болью, но он ничего не может сделать. Сквозь забрало шлема на него смотрело нечто неописуемое. Эти глаза… они не были глазами человека. Красные с синим. Даже шаринган не выглядит столь жутко! Монстр не сводит глаз. Шаг, он всё ближе. Ещё шаг. Да слушайся же меня, грёбаное тело!       Но оно только мелко трясётся, да всё шире открывает глаза, из которых ручьём текут слёзы. Не будет великого клана Нара. Они проиграли. Не будет процветающей Конохи под руководством истинных гениев. Ничего не будет. Потому что истинные Нара сейчас умрут, а останутся лишь жалкие предатели, что даже смерть принять не смогли и позвали себе это... наверняка продали души. Ибо такое точно… только души.       Рука монстра протянулась к соседу, тот хрипло выдохнул и рухнул вниз. Голова покойника при падении повернулась и смотрела прямо на него своими мёртвыми выпученными глазами практически красного цвета. С какой силой билось его сердце, если настолько быстро лопнули капилляры? По щеке мертвеца скатилась слеза из крови.       Монстр сделал шаг вперёд. Всмотрелся в лицо, после чего перевёл взгляд на рукав. Тянется его рука в этой жуткой белой перчатке. Шевелись, шевелись, шевелись, умоляю! Хоть чуть-чуть! Хоть немножко! Перестань трястись, сопротивляйся! Но тело было всё так же объято ужасом и не обращало внимания ни на угрозы, ни на слёзные мольбы, ни на возникающую в голове истерику.        Сейчас он коснётся, дикая боль и… и мимо. Истошный крик где-то совсем рядом. Словно над ухом. Стало как-то легко, словно тело набито пухом, закружилась голова, перестали дрожать руки. Боль в груди, и темнота.       Пробуждение вышло неприятным. Его дёрнули за плечо, бесцеремонно трясли.       -Смотри-ка, улыбается.       -Кажись такой же, поехавший.       -Да ещё и не из наших. Просто нашивка на рукаве красная.       -Что с ним делать?       -Добей, всё одно он уже мёртв. Даже слов не понимает, всё улыбается.       -Хорошо, пап. Но знаешь…       -Иначе было нельзя.       -Я знаю. Но всё же… похоже это была сделка с Дьяволом. Наруто ведь даже не дрался. Так, обернулся и просто тыкал пальцем.       -Мне тоже страшно. Не тяни. Добивай и позови кого-нибудь. Пусть уберут тело.       -Ла-а-адно. – С зевком протянул парень с причёской, напоминающей ананас.       Сенбон? Голову бесцеремонно схватили за волосы и повернули в сторону. Что-то острое коснулось нижней части затылка.       Темнота. Труп продолжал счастливо улыбаться.

***

      Среди всех Нара перебороть ки смог единственный джонин. И ведь не из моих сторонников, чему я действительно расстроился. Впрочем, хоть ки он и переборол, но двигался словно деревянная кукла. Подойти, ткнуть пальцем, выплёскивая в его систему сгусток чакры и всё, тело бьётся в предсмертных конвульсиях.       Это пропасть между обученным джинчурики и простым шиноби, пусть даже джонином. Соперники мне лишь каге, саннины и джонины приблизительно того же уровня. Например, Какаши. Каким образом он себя ускоряет? А как укрепляет своё тело? Ведь и без Хирайшина, с одним лишь Чидори, приближается к звуковому барьеру.       -Без происшествий? – Поинтересовался у анбу.       -Приходили Абураме, Лис-сан. Согласно приказу, проникновения не допустили. Конфликта удалось избежать.       -Отлично. Мятеж предотвращён, глава Нара теперь лоялен действующей власти. Доложи каге. Дальше по его усмотрению.       -Хай, Лис-сан.       Моя личная тройка Анбу. Не знаю, шутка ли это, но мне в подчинение попали именно те, кто прикрывал мне спину ещё на первых миссиях. Хм. А Какаши ведь просто проигнорировал лестницу званий, сразу из простого анбу с едва завершённой маской поставив меня командиром тройки. Даже это подавление мятежников записали как миссию А+ ранга, и выполнял её не Наруто Узумаки, а Лис – неизвестный Анбу. Впрочем, в моё личное дело она тоже записалась в рядок таких же, но только ранг, порядковый номер, и гриф секретно. То есть, кроме ранга ничего и не известно.       Подсчёт потерь. Ого. А я крупно промахнулся с оценками. В клане было сто двадцать два человека. Из них девять – дети, пятнадцать – старики. Тридцать три женщины. Итого действительно боевого состава шестьдесят пять человек. Из них три джонина, семь чунинов. Остальное генины. Сейчас же в клане остался всего один джонин, три чунина и двадцать семь генинов. Грубо говоря – едва ли половина. А ведь жён погибших скорее всего тоже не пощадят, итого останется вряд ли больше шестидесяти человек. Я им помог, а дальше пусть разбираются сами.       На очереди Абураме и Инудзука. Только надеюсь, с ними обойдёмся без этого дерьма.       Утром происшествие стало достоянием общественности. Говорили мало, в целом настроение весьма и весьма подавленное. А ближе к обеду ещё одна ошеломляющая новость – клановый квартал Абураме покинут. Осталась лишь особо тяжёлая мебель, в остальном – голые стены. Первым же делом проверил станцию дозорных печатей – вне зоны действия, либо нет сигнала. Чёрт, чёрт, чёрт!       -Что будем делать? – Прозвучал главный вопрос.       Сидим в кабинете каге. Какаши с совершенно потерянным видом, заметно, что ему в тягость занимаемая должность. Вместе с нами тут старейшина клана Сарутоби и Хиаши.       -Нужно официальное заявление о статусе Абураме. – Едва слышно пробормотал представитель торговцев.       -Иначе возможен… -Сделал паузу Хьюга. – Весомый урон репутации.       -Итак, объявляем нукенинами или…       -Или что? – Сарутоби пристально смотрел на меня серыми глазами.       -Или даём свободу? Объявляем изгнанниками?       -Нет. – Голос Какаши был необычайно твёрд. – Они предатели. А для таких только одна участь. Оповестите.       -Хай, Хокаге-сама. – Я не возражал, ибо сам не мог ничего предложить.       Впрочем, Хатаке меня бы и не слушал.       -Я оповещу кланы. – Сарутоби.       -Возьму на себя совет джонинов. – Хьюга.       -Немедленно займусь модернизацией защиты. – Я.       -Идите. – Отпустил нас каге.       На такой ноте и завершилось импровизированное совещание. Теперь постараться избежать бунта, ибо ситуация откровенно говоря паршивая.       Коноху лихорадило почти полгода.       Полностью переработана система защиты, изменён режим пропусков. Часовых натаскивал лично Какаши, щедро развешивая воспитательные пинки. Барьеры усилены, изменены узлы связи, компоновка, на башенные надстройки добавлены прожекторы и сканеры. Ворота теперь вообще самому проходить страшно – воздух слегка рябит, словно в пустыне, от силы барьеров.       Какаши недрогнувшей рукой вбил в грязь бюрократов, ещё бы чуть-чуть и дошло до телесных наказаний. Визгу было много, очень много. Даже марш какой-то собрать пытались, но Анбу с кучей парализующих печатей и шашками слезоточивого газа убедили, что это была очень плохая идея. Зато теперь бумагомаратели хотя бы не просто деньги проедают и переводят листы в макулатуру, а действительно работают. И быстрее чем раньше, несмотря на сокращение штата.       Что-то пищали Инудзука, но как ни странно, их заткнули без вмешательства властей. Несколько глав малых кланов старательно вправляли мозги главной собачнице, вроде помогло. По крайней мере, напряжённость хоть и есть, но здорово сдала в температуре.       Реформирована Академия. Обучение продлено на год, введены новые предметы, такие, как «теория ниндзюцу», «основы стихийных техник», «основы гендзюцу». Все они имеют продвинутые курсы, которые ведутся в моём квартале. Добавлено просто море практики. Майто Гая припахали переработать систему физического развития подрастающих генинов – она и так была хороша в плане сугубо физическом, но вот тайдзюцу академии – смех сквозь слёзы. Точнее, для джонина смех сквозь слёзы.       Базу оно давало, пусть и широкую, но можно было и лучше. Пусть эффективность возрастёт всего на три-четыре процента, но именно эти крохи может кому-то жизнь спасут.       Майто правда к этому делу действительно «припахали», ибо тот был всеми конечностями против. Они даже с Какаши разругались, но дело сдвинулось. Пусть изменений мало, но о мелочах я уже говорил.       Теперь теоретический безклановый выпускник будет уметь применять хотя бы два низкоранговых стихийных дзюцу, хенге, один вид клонов, замену, уметь ходить по разным поверхностям, использовать чакру для усиления тела, будет обучен основам сапёрного дела, сможет сносно применять полученные навыки на практике, взаимодействовать со своей командой. То бишь, практически чунин выходит в итоге. А уж если у него сил хватило на продвинутые курсы, то точно полгодика практики и повышение.       Серьёзно расширили штат Анбу, особенно разведку. Выделили финансирование Полиции, вполне заслуженно, между прочим. Саске загонял себя до мыльной пены, но беспорядков не допустил, работу наладил и сейчас практически отдыхает по сравнению с прошлым темпом.       Сакура практически возглавила госпиталь, после чего буквально потребовала от меня его полного переоборудования. Привыкла к хорошему, а отказываться не пожелала. Даже Саске подключила к уговорам, несмотря на его полное и категорическое нежелание в этом участвовать.       Врачи встретили новое сначала с недоверием, а после был детский восторг и грандиозная пьянка. Только вот меня ещё и отчитали за то, что раньше не разрисовал всю больницу фуин. А то, что я практически вывалил клановые секреты, никого особо не волновало. Только главврач устало вздыхал, слушая эти нападки. Он, как Хьюга, отлично понимал меня в этом вопросе, но всё же иногда я замечал в глазах некоторую толику неодобрительности. И чёрт с этим.       Какое-то скрытое село попыталось ограбить мой порт, но встретило ожесточённое сопротивление охраны. Наёмники продержались до прибытия Исобу, тот думал не долго, смертный приговор и мгновенное исполнение. Я исполнил своё обещание, данное при приёме на работу. Отличившиеся вошли в новый клан Мизухэби, в который разрешил принимать достойных по своему усмотрению.       Кстати, о самом порте. Вложения окупились с диким плюсом, и решающим фактором стала, как то ни странно, та самая дорога, которую сделали клоны. Торговля расцвела, именно сюда стянув почти весь оборот с Чаем и Водой. Как-то незаметно тысяча строителей переросла в десять тысяч жителей. Сейчас, спустя всего-то четыре месяца с момента нападения, в городе живёт больше тридцати тысяч человек. Взвыл весь клан, ибо следить за такой громадой было крайне сложно, я припахал всё, что шевелится и способно думать, к работе. Неплановая застройка, игнорирование моих указаний, несанкционированная торговля, открытие заведений без разрешения, порядок на улицах, общественный порядок, налоги, обеспечение города едой, водой, электричеством и многое другое. Мизухэби разрослись до полутысячи человек, взяв на себя роль полиции и охраны. С чиновниками вообще ужас – прут нещадно. «Ой, нолик затёрся», и всё такое. И этот лишний разряд уходил ногами. Если взяточничество в пределах десяти тысяч, скрипя зубами, но терпел, правда задвигал таких соискателей поглубже, то чистое казнокрадство уже нет. Собралась доказательная база – рядком на въезде в город, висят, качаются. На шее табличка с суммой украденного. Самая маленькая – семьдесят тысяч. Рекорд – восемнадцать миллионов. Наглость неимоверная.       Скупил все земли в округе вместе с деревнями, дабы кормить разрастающийся город. Ах да, я назвал его Дорокин. Ударение на первый и последний слог. Дорога золота, иронично, не правда ли?       Вернёмся к деревням. Из сельского хозяйства я знал только названия инструментов и страшное слово «севооборот». Ну, ещё что садят всё обычно весной, а что-то зимой, но это вообще бесполезно – тут вечное лето-осень. Пришлось нанимать агрономов и управленцев, что должны были наладить земледелие на моих землях. В конце концов, выделился среди этих людей один весьма нетривиальный персонаж. Низкий, лысый, усатый, пузо шире плеч, но дело знает даже лучше, чем нужно. Закатил «стратегиум развитию» на десяток лет вперёд, включая развёртку перерабатывающей базы, строительство оросительных каналов, маслобойные и иные мануфактуры-заводики. Я просто на него самого все эти дела и повесил, назначив старшим по прилегающим к городу территориям. Мужичок подпрыгнул на месте, и в бешеном темпе умчался работать, имея неприлично счастливое выражение лица.       Шион так же отправилась в город, ибо монастырь строится. Ну никак нельзя в здешних реалиях без религии, а так хоть своё, контролируемое. К моему глубочайшему изумлению, следом за жрицей умчался и зелёный зверь номер два, Рок Ли то бишь. Вот этот роман я совершенно проморгал.       Впрочем, парень счастлив, девушка не против, и ладно. Я даже рад за Ли, он таки переборол себя и вернулся к почти полноценной жизни. Ну и что, что бегает пока хреново? Так то исключительно по нашим меркам. Всё равно простому человеку не угнаться. Шиноби не быть, но вот превосходить не-шиноби он будет многократно.       Нейджи был немилосердно вправлен мозг на его законное место. Хиаши надоели эти танцы с нукенинами, и он взял это дело в свои руки. А мужик он даром что вежливый, жёсткий до жути. Не удивлюсь, если младшего Хьюгу хорошенько вываляли в песке. Сейчас мой друг почти безвылазно сидит в квартале, учится. Чему – не ясно.       Акацки активизировали деятельность, но пока лишь усердно шарят по пустыне и имеют мелкие стычки с Облаком. Мой невольный шпион слегка скакнул в иерархии, став координатором отрядов. Возможности для шпионажа просто тепличные. Чем я и пользуюсь. От Джирайи никаких вестей, Дейдара его за полгода не видел ни разу, в то время как остальной «высший свет» организации маячил перед глазами постоянно. Настораживает.       Уже почти месяц абсолютная тишина, шиноби бегают на миссии, торговцы торгуют, ремесленники мастерят. Никаких крупных происшествий. И что меня бесит, мы до сих пор не нашли ни намёка, ни единой зацепки, куда делись Абураме. Сейчас самая популярная версия – сбежали в мир какого-то призыва.       Ах да. В моём клане пополнение – двое подростков. Парень Акихо и девушка Юки. Оба четырнадцати лет, не шиноби. Из разных семей. Сейчас их гоняют до седьмого пота, ибо время упущено не до конца. Вполне смогут стать сильными чунинами, а если упрутся, то даже до средненьких джонинов дотянут. Ну и в клане осталось около двух месяцев до первых яслей, а потом ещё через месяц – вторых и третьих. Все женщины клана беременны, за исключением Курамы.       Судя по всему, Текео недавно тоже себе кого-то присмотрел, утверждает, что я буду в шоке, но знакомить меня со своей избранницей пока не спешит. А у меня времени нет в Дорокин слетать, разузнать всё.       Стою в ванной особняка, скоблю подбородок. Таки пришло это мерзкое время, когда борода вроде бы и есть, а вроде бы и пух, а не борода. Девятнадцать лет, как-никак. Из них моего пребывания в данной тушке аж целых шесть! А в двадцать три будет юбилей – десять годиков. Я улыбнулся зеркалу, показав заострённые зубы.       -Куро, куда я забросил свою одежду?       -А?       -Ага… - Обречённо вздохнул я.       Футболка, штаны, наколенники, налокотники, бронежилет, перчатки, полумаска, протектор. Вроде выгляжу вполне представительно. Особенно если бы кто-нибудь, кроме биджу, знал, что на мне одето на самом деле. Думаю, уже понятно, какие именно перчатки. Остальное пусть и хуже, но не намного. Да, этих вещей хватило бы, чтобы развязать войну за их обладание. Возможно и не одну. Я хмыкнул сквозь маску.       Пора знакомиться со своей первой командой генинов.