Кон выйди вон 12

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Трансформеры

Пэйринг и персонажи:
Старскрим, Скайварп, Тандеркрэкер
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Повседневность
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сикеры развлекались, как могли, или Скайварп придумывает новое развлечение, о котором многие Десептиконы совершенно не в восторге.

Посвящение:
Любимому фандому, который не забывается, и всем, кто его читает.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Годы идут, а любовь к фандому не уходит. Возвращаюсь вновь и вновь; подумываю, снова начать переводить и писать. Работа старая, но почему-то не выложенная ранее.
29 августа 2018, 09:35
Бело-красный сикер вышел из лифта, который привез его с высшего уровня Немезиса, и чеканным шагом двинулся по коридору в сторону столовой. Любой десептикон, попадавшийся на пути, спешил отступить в сторону при виде фейсплейта, искаженного злобой, и очень выделяющейся вмятины на белом крыле, по форме напоминавшей легендарную стальную хватку главнокомандующего. Даже самому недалекому десептикону было ясно: Старскрим опять в плохом, просто ужасном, расположении Искры, что другими словами значило: держись от меня подальше, если не хочешь получить вечернюю порцию заряда нуль-луча. Именно поэтому сикер добрался до столовой в относительной тишине, не нашлось таких идиотов, как Рамбла или Френзи — кассетники не стали бы упускать такого шанса потешиться над очередным провалом «любимого» аэрокоммандера.

Когда Старскрим подошел к двери, ведущей в столовую — по пути пронзив гневным взглядом какого-то замешкавшегося бедолагу, который выронил свой куб от неожиданности и начал извиняться Юникрон знает за что, — он уже слышал и поэтому примерно знал, какой бардак творился за дверью. За звоном разбившегося куба последовал короткий вскрик и гогот десептиконов. Заместитель Мегатрона нахмурился, кормой чувствуя, что здесь без его ненормального сотриадника не обошлось, перешагнул через дрожащего десептикона и активировал механизм открытия. Заслонка отъехала в сторону, и Старскрим едва успел пригнуться — спасибо совершенной реакции — от пролетевшего мимо шлема какого-то предмета.

Никто, похоже, не заметил еще одного пришедшего, даже несмотря на совсем не тусклый окрас сикера. Первое, что увидел Старскрим, это разъяренного коричневого десептикона, на вид — офицер среднего подразделения, который неуклюже поднялся с пола, в процессе отправив веселящегося товарища в нокаут, и двинулся с явным намерением надрать чью-то корму, а точнее…

Ну, конечно же, Скайварп. Фиолетовый сикер, все еще держась за пластины живота одним манипулятором и вытирая выступивший от смеха омыватель другим, сидел за столом их триады, пихая локтем Тандеркрэкера. Синий сикер хмурился и осуждающе вертел шлемом.

Ведущий триады пересек помещение, чтобы взять свою заслуженную двойную порцию энергона как всегда без очереди, и подошел к триаде, по пути выслушивая гневные и недовольные ворчания ущемленных и не обращая на них ни малейшего внимания. Когда он плюхнулся на стул, Скайварпа уже не было рядом, а Тандеркрэкер вяло улыбнулся.

— Неудачный разговор с начальством? — спросил синий сикер, кивнув на помятое крыло.

Старскрим скривился еще больше, припомнив неприятный случай, но сил злиться на сотриадника уже не осталось, поэтому он лишь кивнул и отпил сразу пол-куба сверхзаряжки.

За спиной как-то подозрительно стихло, и он обернулся, чтобы увидеть того самого коричневого пострадавшего и Скайварпа, стоявших вплотную друг к другу.

Выпучив кокпит и буравя темно-бордовой оптикой, раскаленной гневом, более высокого бота, Скайварп, похоже, собирался еще долго продолжать эту нелепую игру на публику, поэтому сие представление нужно было прекращать.

Старскрим бросил мимолетный взгляд на фейсплейт синего сотриадника и невольно нахмурился, когда отметил, как напрягся его ведомый. Заместитель Мегатрона устало спустил воздух из систем, решительно поставил почти пустой куб перед собой, от чего Тандеркрэкер слегка вздрогнул от неожиданности и переместил свой взгляд на него, и поднялся на турбины.

Обернувшись, тот успел поймать момент, когда Скайварп как-то безумно улыбнулся во все дента-пластины, в то время как отведенный назад черный кулак напрягся, готовый выстрелить в оптику неожиданным ударом.

— Скайварп! — от резкого скрипучего возгласа многие десы едва ли не подпрыгнули на местах. Теперь каждая пара оптики была устремлена на аэрокоммандера. Почувствовав приятную дрожь по крыльям, оказавшись в центре внимания, Старскрим внутрипроцессорно улыбнулся, но внешне остался сердитым.

Фиолетовый сикер поменялся в фейсплейте и с натянутой, по-спаркски невинной улыбкой повернул шлем в сторону ведущего.

— О, Старскрим, я тебя совсем не заметил. Подожди одни клик, сейчас я закончу тут со Стормлохом… — начал весело лепетать сикер, не обращая внимания на обиженно-оскорбленный возглас колесного: «Я Стормхол!» — И я весь твой, — подмигнул ведущему телепортер, на что тот буквально задымился от ненависти.

Под насмешливые комментарии со всех сторон, Скайварп резко обернулся и, не тратя и клика, замахнулся кулаком и впечатал черную комету в пластины живота оппонента. Коричневый десептикон сложился пополам со стоном боли и уже хотел выпрямиться с намерением ответить, все время проклиная фиолетовую пару крыльев, когда тот самый обладатель не менее легендарных, чем у Старскрима, способностей, с ревом активировавшихся турбин взлетел над Стормхолом и с силой вломил «каблуки» в спину и шею колесного.

С оглушающим грохотом и под сопровождение изощренных ругательств, десептикон позорно рухнул фейсплейтом на пол. Рядом приземлился Скайварп и, не дав трансформеру шанса подняться, наступил все еще горячей ступней на помятый шлем.

Фиолетовый сикер свысока улыбался на поверженного, буквально излучая превосходство и гордость к себе любимому. Наклонившись вниз, он обратился к замершему десу, которому теперь придется идти к Хуку с двумя ожогами, несколькими вмятинами и многочисленными царапинами.

— Твое место здесь, Сторми, запомни это. И больше никогда не переходи дорогу элитному бойцу, — обманчиво ласково проговорил сикер, чтобы его услышал каждый в этом помещении, и как ни в чем ни бывало перешагнул через колесного, одарил стоящих вокруг десептиконов насмешливым взглядом, видя их восхищение и даже страх, и подошел к своим сотриадникам.

— Здарова, Скример! — хорошее настроение фиолетового сикера, казалось, можно было увидеть невооруженной оптикой. Скайварп плюхнулся на стул напротив ведущего и широко, в своей манере, улыбнулся, являя собой картину невинности.

— Что за шлак ты сейчас устроил, Скайварп?! И не называй меня так! — и так в плохом настроении, Старскрим не желал сейчас еще и с сотриадником разбираться, воспитывая как малого спарка.

— Это? П-ф-ф, просто Стормлох не умеет играть в мою игру, — Старскрим подозрительно сощурил оптику и опустил пустой куб на стол. — Это же очень просто! Неужели нет на базе бота, который согласился бы со мной, что это лучшая игра, когда-либо придуманная мной? — Скайварп обиженно надул губы и скрестил сервоприводы на кокпите.

— Эту игру придумал не ты, Скайварп, а кассеты-близнецы, — устало заговорил синий сикер, осторожно поглядывая на Старскрима, который все больше хмурился с каждым кликом, явно не понимая, о чем идет речь. Тандеркрэкер поспешил закончить. — К тому же, это нельзя назвать игрой.

Скайварп снова фыркнул и хотел уже возразить, когда его взгляд остановился на вмятине на крыле ведущего. Старскрим проследил за его взглядом и сжал кулаки при виде того, как заплескался очень знакомый огонек в оптике фиолетового сикера. Тандеркрэкер снова напрягся.

— Только посмей открыть свой ро…

— У-у, какая красота! Вижу, ты уже у Мегза побывал? Что ты так на меня смотришь? Нет? Не у него? Не-е-ет, его хватку нельзя не узнать. А ну-ка, дай посчитаю сколько пальцев: раз, два, три…

Тандеркрэкер, спрятав фейсплейт в ладонь, услышал гневный возглас, а затем хлопок свернувшегося пространства. Затем второй. Он поднял взгляд от ладоней на свой куб и отключил аудиодатчики, прекрасно зная, что сейчас последует.

— Хватит прыгать, трус! Рр-аа-ргх!

— Эй, Скример, ты чего? Ай! Старскрим, стой, больно же… Шарка мне порт! Ты че ржешь, болт ржавый?!

Синий сикер, проверив хронометр, который показывал, что прошло полтора брийма, снова включил аудиодатчики и решил проверить, что сейчас делали его сотриадники.

Повернув шлем вправо, он увидел шагающего к нему Старскрима с еще дымящимися нуль-лучами. Наклонившись чуть в сторону, чтобы посмотреть, что творилось за крыльями ведущего, Тандеркрэкер наткнулся взглядом на сидящего на корме Скайварпа, который потирал вмятину на крыле и прожигал ненавистным взглядом спину удаляющегося белого сикера.

Старскрим, с чувством выполненного долга сел за стол, и через клик к ним телепортировался Скайварп, снова усевшись напротив ведущего, и продолжил буравить его взглядом.

— Так, что за «игра», м-м? — Тандеркрэкер в удивлении расширил оптику: у ведущего явно подскочило настроение, и теперь он больше не хотел никого убивать. Он думал, что Скайварп своротит какую-нибудь обидную шутку или пошлет к Юникрону в порт, но этот орн явно не перестанет удивлять сюрпризами.

— «Кон выйди вон». Думаю, ты слышал о такой, — в тоне телепортера все еще слышалась обида, но синий сикер не мог не почувствовать, как поле Скайварпа вспыхнуло азартом. Все, думал он, теперь и Старскрима втянет в эту глупую забаву.

Ведущий поднял оптику к потолку и задумчиво потер подбородок.

— Да, помнится, как-то слышал разговор кассет о такой штуке, — он посмотрел на сотриадника и хитро улыбнулся. Скайварп, казалось, прочитал его мысль и весело улыбнулся в ответ, снова мигнув оптикой. Тандеркрэкер переводил взгляд то с одного, то на другого, а затем устало закатил оптику и досадливо простонал, откинувшись назад и съезжая вниз на стуле. Всё. То, что последует — этого не миновать.

Вполаудиодатчика он слышал, как Скайварп объясняет так называемые «правила игры», водя пальцем по грани пустого куба.

— Каждая часть корпуса дает определенное количество баллов. Так, например, грудные пластины или спина — 10 очков, манипуляторы и ноги — по 25, корма — уже целых 50, ну, а шлем — это безоговорочная победа! — весело объяснил Скайварп и засмеялся, когда увидел, с каким необычным азартом разгорелась оптика ведущего.

Старскрим откинулся на спинку стула и взял пустой куб, оценивающе повертел его в манипуляторе, после чего хитро посмотрел на Скайварпа.

— С проигравшего три куба энергона. Приготовься, Скайварп, у твоего соперника лучший прицел на этой базе, — самодовольно проговорил Старскрим, подкидывая «снаряд».

Сотриадник ухмыльнулся и парировал в ответ.

— Конечно-конечно! Именно потому-то у тебя сейчас зияет такая красочная вмятина на крыле, — фыркнул он и посмотрел на синего сикера, который все это время молча пил свой энергон и глядел в одну точку с видом «меня здесь нет, и эти придурки — не мои сотриадники». Где-то сбоку снова зашипел от злости Старскрим. — ТиСи, ты же поставишь на меня? Я с тобой обязательно поделюсь выигрышем.

Тандеркрэкер недовольно посмотрел на сотриадников: один сильно хмурился, другой с бешеной улыбкой как-то выжидающе смотрел на него, и снова прикоснулся губами к краю куба, буркнув в ответ.

— Делайте, что хотите. Я в этом не участвую.

— Ну и ладно, мне больше достанется! — отвернулся от него телепортер и снова обратился к ведущему. — Ты первый, младшим надо уступать.

Оптика Старскрима недовольно вспыхнула, но он решил не попадаться на провокацию сотриадника.

— Мне все равно, от этого исход не изменится: ты будешь обиженно дуться в углу, а я буду наслаждаться выигранным энергоном, — ухмыльнулся Старскрим и обернулся к залу, выбирая себе цель.

Проще было бы попасть в шлем Конусоголового, но они, к сожалению, сейчас были на патрулировании. Ближе всего находился Блитцвинг с Астротрейном, но первому потом придется не попадаться в темных коридорах базы, а второй был слишком высоким, поэтому до шлема докинуть будет на так-то легко. Миксмастер — не вариант, Свиндл — с его сумасшедшими братьями боевиконами не хочется потом иметь дело, Рэведж — слишком маленький, тот синий с гусеницами за спиной, имя которого он не припомнит, — слишком толстошлемный — красивой вмятины не останется… Вот, Дед Энд что-то здесь забыл, замазывая какую-то трещину на манипуляторе за столом, где не было остальных его согельштатников…

— Мой — тот ненормальный фаталист, Дед Энд, — ухмыльнулся аэрокомандер в предвкушении шоу. Если он страдает — то почему другим должно быть хорошо? Прищурившись, сикер медленно поднял манипулятор, проигнорировав ворчание Скайварпа о том, что он обязательно промажет, сжал куб в ладони покрепче, чтобы он не отклонился от траектории во время полета, и…

Красно-черный эффектикон, который удрал из отсека согельштатников подальше от пьяных возгласов и приставаний, тщательно замазывал воском небольшую царапину от цепких пальцев огромного Мотормастера, когда на все помещение раздался высокий, едва не выворачивающий наизнанку аудиосенсоры крик Старскрима.

— Эй, Дед Энд! Лови подарочек от начальства!

Эффектикон быстро поднял шлем, что даже какой-то внутренний шарнир неприятно щелкнул и встал не на свое место, и устремил непонимающий взгляд на стол сикеров, откуда его звали по имени. В следующий клик перед оптикой помутнело, а следом процессор сообщил о резкой боли в зоне между оптическими линзами.

Десептикон не сразу понял, что уже не сидит на стуле, а полулежит под столом. Попытавшись подняться под всеобщий гогот, он подставил локоть для опоры и активировал оптику, но не увидел ничего, кроме ярких искр и, кажется, маленьких звездочек. Шлем жутко болел. Он даже не смог вспомнить, что произошло клик тому назад, но в реальность его вернул смех. Но не общий оглушающий смех, а один конкретный.

Настроив, наконец, оптику, Дед Энд с опорой на стол поднялся на ноги, слегка пошатываясь, и гневно посмотрел на источник половины всех бед этой базы: стол первой триады. Старскрим деловито сидел на стуле со скрещенными ногами, повернувшись к нему боком и положив локоть на стол. Он победоносно ухмылялся дующемуся Скайварпу, который теперь, казалось, что-то был должен своему ведущему.

— Какого шлака, Старскрим?! — наконец, нашел в себе силы заорать Дед Энд и двинулся к белому сикеру, когда искры перед оптикой перестали выплясывать танго. Старскрим не был напуган тем, что на него с грозным видом сейчас надвигался один сильно разозленный и униженный десептикон, на две головы выше него.

Красно-черный колесный навис над спокойным сикером, который еще и смел высокомерно смотреть на него и ухмыляться!

— Думаешь, это смешно? — прорычав последнее слово, Дед Энд сжал огромные кулаки, готовый в любой клик наброситься на сикера и надеть тот самый злосчастный куб на его шарктиконский шлем.

— Конечно, мой дорогой колесный, — развеселившись при виде пыхтящего десептикона, над которым теперь вся база подшучивать будет не один орн, Старскрим подмигнул ему. У аэрокоммандера явно повысилось настроение. — Это всего лишь игра. Это не моя вина, что кого-то Вектор Сигма не наделил достаточно мощным процессором, чтобы понять это.

— Ты еще и смеешь называть меня беспроцессорным?! — взревел эффектикон, и все вокруг затихли при виде его пылающей оптики. Никому не хотелось иметь дело с его командиром, Мотормастером.

Улыбку Старскрима как ветром сдуло в тот же клик. Он нахмурился и сурово посмотрел в ответ в разгневанный фейсплейт, поднявшись на турбины и грубо ткнув синим пальцем в стекло на грудных пластинах Дед Энда.

— Ты, вижу, забываешься, Дед Энд, — прошипел Старскрим настолько тихо, чтобы его могли слышать только эффектикон и сотриадники. С каждым словом, словно выплюнутым сквозь дента-пластины, сикер тыкал пальцем в толстое стекло. — Не смей разговаривать со мной таким тоном.

— Иначе что? — десептикон был просто выведен из себя, он готов был в любой клик схватить мерзкий палец и вырвать его из креплений, а потом проделать то же самое с манипулятором, крыльями, шлемом. Злобная ухмылка начала образовываться на его губах, когда он случайно поднял взгляд при мысленном упоминании крыльев и заметил огромную вмятину. — Решил отыграться на ком-то, после того, как на тебе отыгрался Мегатрон?

Старскрим убрал манипулятор и с невероятной скоростью влепил кулаком по огромной вмятине между оптикой от куба, куда он попал.

Дед Энд со стоном рухнул на спину, и вся столовая была свидетелем того, как красная оптика пару раз мигнула и погасла, ознаменовывая временную отключку.

— Грязная груда металла, — плюнул Старскрим отключившемуся десептикону и обратился уже ко всем присутствующим. — Хоть кто-нибудь на этой базе обладает достаточной мощью процессора, чтобы догадаться убрать этот хлам отсюда?! Чего уставились! Чтобы через пять кликов его тут не было.

Аэрокомандер повернулся к сотриадникам и вернулся на свое место под шуршание, скрежет металла и проклятия по поводу тяжести эффектикона.

— Я выбил два страйка, Скайварп, — заявил белый сикер и поднял ладонь, прервав возмущенный вопль несогласия, и продолжил объяснение. — Это же игра, мой дорогой ведомый, так что умей проигрывать. Шесть кубов. Точка. Из-за этого болта я содрал себе краску с пальцев.

В этот орн к Хуку еще долго приходили десептиконы с вмятинами в различных местах, и медик базы только под утро смог уйти в подзарядку с проклятиями на губах.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.