Я расскажу тебе сказку (и у неё будет счастливый конец) +1690

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Дерек Хейл/Стайлз Стилински
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 15 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«это было очень круто» от Wiki Spencer
Описание:
Стайлз едет на ярмарку. Дерек едет на ярмарку. А получается как обычно!

Посвящение:
моим папочке и мамочке, Лососику и Юлии МакКряк, Лю и Ю, Лютик-тян и bestbset)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ООС всегда, ООС везде, ООС на суше и даже в воде! ХД
https://yadi.sk/i/MOn3Loe3Zog6k коллажик, традиционно
18 августа 2014, 02:02
— Тебе точно надо участвовать? — поинтересовался шериф Стилински, с истинно отцовским смирением наблюдая, как Стайлз, шипя ругательства, упаковывал коробки. В них звонко бряцало и стукало, Стайлз раздражался всё больше и суетливо приплясывал возле каждой, пытаясь утрамбовать посуду в джип так, чтобы ничего не побилось при тряске. Что-что, а дороги в Бикон Хиллс местами оставляли желать лучшего.

— Па, последний раз ты меня отговаривал, когда я страстно возжелал стать бой-скаутом и в первом же походе заработал перелом бедра, — закатил глаза Стилински-младший, сунув последнюю коробку с глиняными свистульками, и согнулся под тяжестью другой, полной здоровенных керамических мисок.

Джон Стилински вздохнул и поспешил на помощь отпрыску.

— Уф, спасибо. Слушай, мне нужно показать себя в лучшем свете до начала работы. Я уже успел перезнакомиться с половиной новых учителей школы, и они все — слышишь, пап? — все едут на эту грёбаную ярмарку. Даже зануда Харрис собирается устроить алхимический городок. А мисс Блейк обещала поставить сцену из Тиля Уленшпигеля. Я со своими мисками-чашками всего лишь мелкая сошка на этом празднике жизни, но ехать надо, — объясняя, Стайлз так размахался руками, что чуть не выбил коробку из рук отца.

Ежегодную ярмарку, посвящённую концу лета, проводили в последние дни августа, завершая этим радостным событием три месяца ученического безделья и благословенного преподавательского отдыха от стада балбесов. Вот только Стайлз ещё не успел устать от учеников — потому что таковых у него официально и не было, но грозили появиться после первых же дней преподавания.

— Я просто беспокоюсь, чтобы ты не влип куда-нибудь, — Шериф только чудом успел перехватить ношу. — Как я помню, тебе всё ещё трудно усидеть на месте.

— На этот случай я взял свои волшебные пилюли, — Стайлз широко улыбнулся и потряс у отца перед носом жёлтенькой баночкой, в которой россыпью болтались крошечные таблетки Аддерала. — Тем более, занятия керамикой сделали меня немного спокойнее и чуть безопаснее для окружающих. Не переживай, я доберусь туда без проблем.

— Увидишь лося на дороге — тормози, средняя педаль, — ворчливо добавил шериф, сунув миски на переднее сидение и хлопнув сына по спине. — Я долго объяснял лесничему, что ты не пытался сэкономить на мясе для барбекю, а просто перепугался, перепутал педали и случайно выжал газ.

— До усрачки, если честно, перепугался, — Стайлз дважды проверил бензин, закинул на всякий случай красную худи на переднее сидение и хлопнул дверью. — Я поворачиваюсь, а там такая махина стоит... Клятвенно обещаю не давить лосей, белочек, енотиков и прочую мелочь нашей флоры и фауны.

Оба Стилински совместными усилиями засунули в джип складной стол и тент, на чём их приготовления вроде как и закончились.

— Ну, давай, сынок, — улыбнулся шериф напоследок. — Твои кружки будут на высоте.

***



— Дерек, а можно мне волчонка? — пропищала Кора, показывая пухлым пальчиком на прилавок тира, где стояли разномастные плюшевые трофеи для доморощенных стрелков. Дерек закатил глаза, но позволил сестрице уволочь его к тиру, где скучал какой-то парень со скошенной челюстью.

— Вы ведь знаете, как из этой штуки стрелять, да? — с надеждой спросил парень, протягивая Дереку арбалет. — Вообще-то это не моя работа, моей девушки, она чертовски потрясный инструктор, а я так, подменил на пару минут. Ну, как, знаете?

— Знаю, — мрачно ответил Дерек и за две минуты нашпиговал центр мишени всеми шестью стрелами. Кора завизжала от восторга, подпрыгнув пару раз на месте, как резиновый мячик.

— Выбирайте приз, — парень восхищённо присвистнул, с усилием выдёргивая стрелы и доски.

— Волка, — Дерек ткнул, не глядя, в плюшевое кудлатое убожество с огроменными зубищами, которое так приглянулось Коре. Забрав приз и вручив сестре, Хейл решил передислоцироваться в тень, желательно, куда-нибудь подальше от вездесущего праздношатающегося народа.

— Спасибо-спасибо-спасибо-спасибо, — пока Дерек нетерпеливо высматривал Лору в толпе желающих приобрести сахарную вату и тащил на буксире малявку, Кора заливалась соловьём. — Дерек, ты не пожалеешь, мистер Волк тебе тоже очень благодарен, он будет со мной спать в кровати и есть брокколи, которые фу, но раз ты говоришь, что полезно, то так и быть, и слушаться Лору, и...

— А вот и я! — Лора вынырнула буквально из ниоткуда, осторожно придерживая пальцами огромные облака истошно-розовой сахарной ваты и пытаясь не влипнуть в неё же волосами. Дерек строго посмотрел на сестру и с таким же нечитаемым видом отщипнул большой кусок, сунув в рот. Губы Лоры растянулись в ехидной ухмылочке.

— Ты уже добыл нам пропитание, о, альфа-самец? — хмыкнула она, кивнув в сторону Коры, сюсюкавшей с мистером Волком и уговаривающей его съесть самый маленький кусочек ваты, «совершенно не вредной для зубов».

— Удачно сходил на охоту, — Дерек пострелял в воздух из воображаемых пистолетов и снова отщипнул кусок ваты. — Разве я могу ей отказать?

Лора заметно погрустнела и похлопала его по руке.

— Весь в папу, тот тоже нам не мог отказать, помнишь? Слово ребёнка — закон, — она задумчиво облизала липкие пальцы. — Если успеем уладить дела с домом, можно будет уехать обратно в Эл-Эй уже через неделю. Я знаю, как тебе не хочется быть тут.

— Не хочется, — подтвердил Дерек.

Ярмарки в их семье всегда были делом общесемейным и всегда радостным, и стоило втянуть аромат, в котором перемешалась сладкая приторность карамельных яблок, терпкая горечь дыма и тяжёлый дух прелой листвы, обещающий скорую осень, сердце заходилось и готово было лопнуть прямо в груди. Три года назад маленького клана Хейлов попросту не стало, когда их семейный минивэн, возвращающийся с озера Тахо обратно в Бикон Хиллс, столкнулся с фурой, полной бытовой техники, на пустой ночной трассе. Дерек на себе тащил ревущую и перемазанную в крови Кору до ближайшего полицейского поста, только убедившись, что в живых не осталось никого.

Лора, которая в тот момент готовилась к свадьбе и в семейной поездке не участвовала, забрала их к себе, несясь через ночь и сотни километров в одной пижаме и бигуди. Свадьба, разумеется, отменилась, жених слился, а трое оставшихся Хейлов стали жить маленькой семьёй в Лос-Анджелесе, и жили мирно до тех пор, пока не потребовалось продать семейный дом.

— Дер, перестань, — Лора-в-реальности, без пижамы, намотанных на бигуди волос и перекошенного ужасом лица, сжала его локоть. — Не устраивай похороны на празднике, а? Ради Коры.

— Ради Коры, — кивнул Дерек, наблюдая из-под ресниц, как младшая сестрёнка танцует с мистером Волком вальс. — Мы уедем, как только продадим дом. И ни днём позже.

***



Стайлз вспомнил, что забыл складной стул дома уже на середине пути. И визитки. И воду. И, кажется, партия тех забавных магнитиков-кошек, на которых он потратил двое суток, тоже осталась в мастерской.

Какое-то время он раздумывал, не повернуть ли назад, но решил, что если так получилось — значит, так надо. Стайлз был в своём роде фаталистом и верил в совпадения, знаки и всякую подобную чепуху.

Ярмарка гудела и шумела, там и тут носилась малышня, и Стайлз потихоньку настроился на благодушный лад, осторожно проезжая сквозь толпу. Джип даже не думал ломаться, что с ним частенько приключалось, Стайлз фальшиво подпевал любимому исполнителю, который «проснулся с прекрасным чувством, что сегодня всё для него»*.

Стайлз припарковался, неторопливо занял своё место, разложив стол и накинув на него тяжёлую скатерть, придающую изделиям свой особенный колорит. На свет из коробок показались блестящие кувшины и горшки, лаково сверкая на солнце пузатыми боками, большие глазурованные миски, чашки всех мастей и цветов. Особой гордостью Стайлза считался набор из четырёх тарелок, где на широких ободках чёрный и совсем нестрашный волк крался за Красной Шапочкой, то и дело ныряя в узорчатые кусты. Если просили, повтор он исполнял охотно, но вот конкретно эти всегда держал при себе и продавать не собирался.

— Встретила как-то раз Красная Шапочка Серого волка... — пробормотал он скорее на автомате, любовно расставляя посуду.

Недаром мама называла его сказочником — Стайлз полюбил различные истории с колыбели, а уж как начал говорить, запросто сочинял всякую ерунду, мирную и не очень. Особенно мама хохотала над той историей, где Гензеля и Гретель отпустила ведьма, а они, когда выросли, оплатили ей проживание в доме престарелых. Опять же, мелкое сочинительство и попытка сосредоточиться на деталях давала Стайлзу возможность почти не дёргаться от своего СДВГ и направлять энергию, сообщаемую ему здоровенным шилом в заднице, в мирное русло.

Стилински выложил свои богатства на стол, перекинулся парой слов с красоткой рядом — рыжеволосой Лидией, плетущей замысловатые тиары из проволоки и сверкающих камней — и прошёлся по ряду.

Он успел столкнуться с парой будущих коллег-преподавателей, завести интересное знакомство с метателем ножей по имени Бойд, девчонкой-хиппи Эрикой, которая повесила на него какую-то яркую фенечку и смачно чмокнула в губы, выпачкав всего в вишнёвом блеске, прежде чем нашёл нужное — выпросил у одного из парней два пустых деревянных ящика из-под фруктов.

Их он быстренько притаранил к своему столу, где всё ещё крутилась Лидия, любуясь тарелками с цветочным орнаментом, и приготовился ждать первых покупателей. Вспомнив об очень весёлых кружках радужной расцветки, Стайлз шкодливо усмехнулся и нацарапал приписку на ценнике, обещающую любому представителю ЛГБТ-сообщества, пришедшему с парой, скидку в пятьдесят процентов.

Народ толокся у прилавка, Стайлз только и успевал заворачивать посуду в хрусткую коричневую бумагу. Кто-то подходил к радужным кружкам и неодобрительно фыркал, одна благообразная старушка даже грозила их переколотить, «чтобы не сочувствовал расплодившимся содомитам», хотя в большинстве своём народ воспринял табличку адекватно, некоторые даже покупали для родственников или друзей.

К вечеру стол Стилински почти опустел, остались только массивные миски и те самые тарелки с волком, за которые он заломил такую страшную цену, что никто и заикаться не думал о покупке. Стайлз сбегал до ближайшего лоточника и теперь с видом абсолютнейшего довольства грыз своё карамельное яблоко, сидя на шаткой башенке из ящиков. Солнце так жарко пекло спину, что он чувствовал, как между лопаток ползёт липкая капля пота, зато бутылка ледяной воды, приобретённой там же в лотках, грозила отморозить колени и всё прилагающееся.

— Ну-пожалуйста-хочу-хочу, — на одной ноте пищала мелкая темноволосая девчушка, усердно тискающая плюшевого волка, к слову, очень уродливого и позорящего всё игрушечно-волчье племя одним только фактом своего существования. В тёмных кудряшках ребёнка красиво переливались медные завитушки, переплетённые с зелёными капельками камней.

— Ты во вторник сказал, что я принцесса, а разве принцесса не достойна носить самую красивую корону? — Стайлз мысленно хихикнул и от души посочувствовал отцу, растерянно стоявшему у прилавка. Или не отцу, потому что красавчик был слишком молод для отцовства.

— Конечно, принцесса, — Лидия подобрала длинную струящуюся юбку и опустилась на корточки перед девочкой. — Скажу по секрету, что самой прекрасной принцессе полагается не только корона, но и любая вещица, которая на тебя посмотрит, абсолютно бесплатно. Только тс-с, — она улыбнулась, — никому об этом ни слова.

Девочка поджала губки и нахмурилась, посмотрев на своего папашу, потом на Лидию, а потом, внезапно — на Стайлза:

— Хочу вот это! — пухлый детский пальчик с облупившимся розовым лаком ткнул прямо в набор стайлзовых тарелок.

— Подожди, милая, я не продаю керамику, — Лидия виновато глянула на Стайлза. — Может, хочешь гребень? Или заколку?

— Ты сказала, какая посмотрит! Волк на меня посмотрел! — девочка вцепилась в рукав красавчика. — Ну, Дерек же! Там Красная Шапочка!

Стайлз торопливо обглодал яблоко и выкинул палочку вместе с огрызком в кусты, тыльной стороной ладони оттирая губы от липкой карамели.

— Я не думаю, что это продаётся. Так сказать, примерный... образец, — Стайлз наконец-то соизволил нормально рассмотреть «Дерека» и пропал бесповоротно. На него смотрел не просто какой-то там рафинированный «красавчик», а самый совершенный мужчина в мире. Не то чтобы Стайлз был силён в критериях совершенства, но увиденное заставило его распахнуть рот, а слюнные железы — заработать в экстра-режиме. Сердитые и просто невероятные глаза сверлили в нём дыры с такой пугающей интенсивностью, желая, видно, оставить от него шнурки и кучку опилок.

Горло предательски пересохло, Стайлз что-то сдавленно просипел и покачнулся вместе с ящиками — импровизированный стул опасно повело, и с воплощённой в жизнь целеустремлённостью Пизанской башни Стайлз грянулся оземь, чудом не зацепив ногами стол.

Чтобы ему не казалось, что он избежал чего-то большего, чем пара ссадин и раздолбанный в хлам ящик, цветастый тент на тонких шестах пошатнулся и завалился на бок, накрывая его своим полосатым куполом.

— Ёкарная макарена! Ф-ф-фахитос тебе через кочерыжку! — истошно ругался парень, пытаясь выпутаться из ткани. Дерек посмотрел на барахтающегося нескладного мальчишку и тяжело вздохнул, Лора же, крутившаяся рядом, заржала так, что народ начал потихоньку на них оглядываться.

— А почему дяде не нравится фахитос? — простодушно спросила Кора, подёргав Дерека за полу куртки. Корона всё ещё красовалась на её голове, но немного съехала набок.

— Дяде нравится, — заверил её Дерек. — Просто это он так шутит.

Он лениво заскользил взглядом по столу, полному всякой всячины, и замер, рассмотрев выбранные Корой тарелки: и правда, Красная Шапочка и волк были в наличии. Причём создавалось впечатление, что это именно Шапочка кралась за волком, а не наоборот. В груди нехорошо защемило.

Долгие посиделки у походного костра, фирменный мамин чай с мятой, ворох сказок от дяди Питера — воспоминания бурлили под кожей, всё ещё не упокоившись с миром вслед погибшим. К тому же, волки всегда были любимым животным всех Хейлов, от мала до велика: мама собирала керамические фигурки, близнецы сразу после совершеннолетия сделали себе татушки во всю спину, Кора любила плюшевых...

Дерек глянул на ценник, отметив, что цена высокая, но относительно приемлемая за такую работу, и полез за бумажником.

— Жёваный крот, блин! Кстати, дядю зовут Стайлз, если кому-то это ещё интересно, и он только что во имя красоты заработал огромный синяк во всю задницу, — парень выпутался из шатра, одёрнул на себе задравшуюся рубашку в жуткую клетку и сердито посмотрел на Дерека, будто это тот был виновником всех бед мира.

— Я хочу купить эти, — заявил Дерек, игнорируя удивлённую, но полную отвратительного понимания Лору и радостный визг Коры.

— Удобно, кстати, — усмехнулась Лора на ухо Дереку, — по одной каждому, а четвёртая про запас, если разобьём.

— Говорю же, они не продаются, — заартачился мальчишка.

— Послушай, мальчик, — Дерек начал терять терпение. — Позови мастера, если не умеешь торговаться сам. Я заплачу больше, чтобы их забрать, понятно? — Дерек принялся отсчитывать банкноты и сунул их в одну из мисок. — На, здесь ровно и полтинник на чаевые. А это за корону, — он передал деньги Лидии, стоявшей в стороне с блуждающей на губах улыбкой. — И вот эту дебильную кружку, мне полагается скидка?

— Я не хочу выглядеть как строптивая школьница, но ещё раз повторяю: не продаётся, какую именно часть ты не понял? Скидка... Тут уж не знаю, мой гей радар пока что молчит, — парень задумчиво (и Дерек был уверен, что провокационно) облизал губы, но к деньгам не прикоснулся. В его глазах чертенята лихо отплясывали джигу. — Опять же, ты без пары.

— А если я найду пару здесь? Костюм школьницы тебе бы подошёл. Или Красной шапочки, — Дерек плотоядно ухмыльнулся, пристально оглядев ладную фигуру. Парень казался хрупче, хотя на деле был ниже Дерека едва ли на дюйм. Что-то было в этих беспокойных руках и говорливом рте, что удерживало Дерека рядом. Особенно в этих руках и рте, которым он мог найти более чем достойное применение. И куда более приятное.

Пах сладко потянуло от заманчивых картинок, навеянных щедрым воображением и тремя годами вынужденного целибата.

— Окей, мой гей-радар уже не молчит, а заливается соловьём, как счётчик Гейгера. Гей-гер, оценил шутку, а? — парень выжидательно уставился на него своими невозможными глазищами, но должной реакции не получил. — Хочешь увидеть меня в костюме школьницы — придётся подождать до Хеллоуина. Или хотя бы до того момента, как я соберу своё барахло, а ты поможешь уложить его в багажник, — Дерек даже приоткрыл рот, когда юркий язык снова мазнул по верхней губе. Что, вот так просто?

— Праздники можно праздновать и без привязки к календарю, — небрежно заметил Хейл, игнорируя лорины похихикивания, перешедшие в стоны. — Некоторые — даже в очень тесной компании.

— Эй, сладкие мальчики, доберитесь хотя бы до дома! Не при детях же! — Лора пихнула Дерека в плечо, покосившись в сторону абсолютно довольной Коры.

— Кажется, ты уже немного вышла из этого возраста, нет? — ехидно спросил парень, шебурша чем-то за прилавком.

Лора фыркнула и закрыла уши Коре ладонями.

— Что касается возраста, комендантский час меня не касается, детка, и я на законных основаниях могу остаться с вами и посмотреть, как мой братишка заставит тебя кричать от наслаждения, — мурлыкнула Лора, наклонившись к Стайлзу, покрасневшему до корней волос. — Помни про защиту и убедись, что он совершеннолетний. Оттянитесь, ребятки! — добавила она в сторону Дерека и убрала руки с ушей мелкой. Та выглядела совершенно невозмутимой, словно подобная практика была вполне в порядке вещей.

— Сами доберётесь? — Дерек разрывался между чувством братского долга, беспокойства и желанием поскорее наладить личную жизнь хотя бы на пару часов.

— Останемся у Эрики с ночёвкой, устроим пижамную вечеринку и просмотр всех частей Сумерек, — отмахнулась от него Лора. Дерек с облегчением вздохнул — ещё минута, и из его ушей повалил бы пар. — Не скучайте!

Кора помахала ему плюшевой лапой волка:

— Пока, дядя Стайлз! Приходи к нам есть фахитос, Дерек классно готовит!

— Значит, классно готовишь? — парень игриво подвигал бровями. — Это констатация факта или всего лишь завуалированное умение мастерски заправлять сосиску в булочку для хот-дога?

— Ты извращенец, — Дерек мученически застонал. — Ты собирался вещи складывать или болтать весь вечер?

— Что я, по-твоему, делаю? И тарелки я тебе всё-таки не продам, извини уж, — Стайлз сунул Дереку свёрнутые трубочкой деньги в нагрудный карман куртки и по-свойски похлопал по нему, вжикнув молнией. — Кстати, мне точно есть восемнадцать, зуб даю.

Дерек пожал плечами, но не особо-то поверил — Стайлз выглядел скорее как ученик старших классов, желающий найти побольше приключений на свой зад в год перед колледжем. Кто вообще в здравом смысле может носить имя Стайлз? Дереку не хотелось неприятностей, он бы мог собрать волю и мозги (которые уже давно рухнули в штаны и прочно там обосновались) и отказаться, но... Но.

Вместе они вполне быстро управились, вот только старенький джип Стайлза чихнул и встал намертво.

— Сегодня я кого-нибудь покусаю, — скорбно заявил Стайлз, устало потерев тонкую переносицу и потеребив пальцами нижнюю губу. Дерек проследил этот жест и сглотнул слюну — пальцы парня были ещё хуже, чем его рот, и Дерек чувствовал себя, словно его под дулом револьвера заставили смотреть какое-то изощрённое хэнд-порно.

— Я не против укусов, — слегка покраснев, Дерек выпутался из ремня безопасности и настежь распахнул дверь джипа, подозревая, что это вполне могло расцениваться как паническое бегство. — Погоди, подгоню свою Камаро.

— Ох, чувак, да ты и впрямь горяч, — Стайлз усмехнулся и расстегнул пару пуговиц на рубашке. — Агрессивная тачка, кожанка... Не уверен, что не начну дрочить прямо здесь. Эй, не рычи, я пошутил, — сказал он скрипнувшему зубами Хейлу.

До дома Стайлза добирались с приключениями — джипиэс-навигатор то работал через раз, то показывал пустырь, поэтому приходилось ориентироваться на команды и сомнительные ориентиры в виде сломанной вывески забегаловки не менее сомнительного качества. Всё же Дерек был здесь слишком давно.

Хейл припарковался рядом и вопросительно посмотрел на парня.

— Ставь и поехали, а то отец замучает тебя расспросами, — горячо зашептал Стайлз на ухо Дереку.

Отец? Значит, он всё-таки связался с малолетним? Пока здравый смысл тихо угасал в панике, Дерек быстро отцепил трос и вернулся в салон, втопив педаль газа так, что Камаро утробно взрыкнула и сорвалась с места под визг шин.

Этот раунд здравый смысл, совесть и иже с ними проиграли всухую.

***



— Есть хочешь? Может, содовой? — Дерек как никогда чувствовал себя идиотом и немного — неопытным девственником, впервые пригласившим девчонку для «этого самого» к себе домой, когда взрослых нет дома. Единственным местом, которого не коснулась глобальная уборка под предводительством Лоры, была кухня и спальня Дерека, и почему-то он решил, что для последнего слишком рано.

— Пф, я тебе нежная фиалка, что ли? — Стайлз закатил глаза и стянул свою уродливую клетчатую рубашку, оставаясь в одной тонкой белой футболке, сквозь которую проглядывали тёмные пятнышки сосков. — Просто покажи, где в этих хоромах душ, и я всё сделаю сам.

— Дальше по коридору, — Дерек дождался, пока Стайлз исчезнет за дверью, и зарычал, спрятав лицо в ладони. Да что, блин, с ним не так? Можно подумать, это так сложно — встретились, перепихнулись, разбежались! Чего он распсиховался, как малолетка?

Дерек бессмысленно попялился в полупустой холодильник, для успокоения плеснул на донышко стакана виски и ушёл в спальню, где медленно переоделся в домашнее, заправил разворошенную сёстрами кровать — обожали по ночам подползать под бок — и прислушался к успокоительному шелестению душа. Вряд ли его любовник на одну ночь обратит внимание на все его приготовления, но Дереку вдруг захотелось вот так.

«Всего лишь разовый секс, успокойся», — приказал он себе и поднял с ковра тряпичную куклу Коры, покрутил в ладонях, сконцентрировавшись на весе игрушки и шероховатости ткани. Натуральный лён, чтоб его, все дела.

— Господи, да я тут чуть не потерялся, — Стайлз сунулся в двери, обтирая голову коротким полотенцем. — Хотел уже кричать «ау» как в дурацком триллере, но потом подумал, что с этого и начинаются все беды... Ты чего?

— Просто иди сюда, — Дерек отложил куклу на комод и поманил парня к себе, едва сдерживая желание крепко обнять, до хруста рёбер, но вместо этого схватил за руку и подтолкнул к кровати.

Стайлз не протестовал, горячий и влажный после душа, на спине и плечах футболка напиталась водой, мешая нормально её снять, поэтому надоедливая тряпка улетела куда-то в изножье кровати, как только представилась возможность. Дерек удовлетворённо уставился на раскинувшегося по кровати Стайлза, оценив и светлую кожу и поджарый живот, где вниз сбегала тёмная дорожка волос, ныряя под ремень джинсов.

А ещё родинки. Боже, да Дереку начинало ощутимо жать в штанах только от того, как эти крошечные тёмные точки обсыпали кожу Стайлза, манили прикоснуться губами, вылизать каждую, пока та не растает, как шоколадная крошка...

— Эй, ты там не завис часом? — Стайлз широко улыбнулся и похлопал ладонью по кровати. — Немного неловко валяться здесь одному, как экспонат в музее, ну правда. Или ты любишь смотреть? Не то чтобы я против, если что, но вообще я рассчитывал на что-нибудь более активное.

Дерек приподнял брови и не удержался:

— На что это?

— Ну-у, — Стайлз изобразил глубокую задумчивость, закусывая губу. — Например, на твой классный член в моей заднице. Как думаешь, выйдет достаточно активно? А ещё я думал тебе сначала отсосать, всю дорогу до твоего дома, но побоялся, что совместными усилиями мы впишемся в дерево.

Дерек хотел сказать что-нибудь эдакое, например, рокочущее и сексуальное «ну, тогда чего мы ждём?», даже несмотря на то, что стояк оттянул штаны до неприличия. Дерек хотел, правда. Но простое и искреннее признание Стайлза вышибло из него остаток мозгов, поэтому он только дёрнул завязки на поясе и понадеялся, что его взгляд был хотя бы капельку сексуально-агрессивным, а не умоляющим.

— О, да-а-а, — Стилински сел на кровати и жадно разглядывал его тело, помогая стягивать штаны и путаясь пальцами в мягкой ткани. — Чёрт, Дерек, ты офигенный. Офигенный Дерек с офигенным членом.

Так Дерек опытным путём выяснил, что, во-первых, Стайлз не был девственником — уж слишком хорошо он знал, что делать и как — но при этом точно не принадлежал к тем парням, которые прыгают из койки в койку только ради удовольствия и повышения навыков.

Недостаток техники окупался старательностью и буквально сногсшибательным энтузиазмом, от которого в дрожь бросало. Определённо, Стайлз применял язык не только для пустой болтовни.

Вообще-то, планировалось иначе — Хейл собирался вдоволь потискать парня, вставить ему раз или два, а наутро разбежаться по обоюдному согласию, чтобы больше не видеться. Но как-то так вышло, что это именно он валялся на кровати, беспомощный и доведённый до состояния желе, пока Стайлз с шумным хлюпаньем вылизывал его член, мягко кружа языком по головке и перекатывая поджавшиеся яйца в тёплой ладони.

Дерек сжал зубы, чтобы не издать позорный стон, и вцепился в волосы Стайлза, на что тот одобрительно загудел и насадился ртом резко и до конца. Если когда Дерек и считал нелепой фразу «из глаз звёзды посыпались», то теперь ему довелось познакомиться с ней на практике. Искры реально сыпались, как чёртовы фейерверки на 4 Июля, и с громким шипением гасли.

Поправочка — это Дерек шипел от переизбытка ощущений, а не какие-то там воображаемые искры.

— Понял-понял, уже слишком, — Стайлз отстранился, насмешливо мерцая из сумерек и вороха простыней своими невозможными глазами, и стёр тыльной стороной ладони вязкие ниточки слюны, потянувшиеся от члена. — Смазка есть?

Хейл махнул в сторону шкафа, и не обременённый излишками одежды парень уже через несколько секунд подкатился к нему под бок, шурша квадратиком презерватива.

— Чувак, тебе надо поменьше воздержания и побольше здоровых отношений с разнообразной сексуальной жизнью, знаешь? — пробормотал Стайлз, разобравшись с резинкой и... сунув её в рот. Дерек не успел выдавить ни слова, как Стайлз надел на него презерватив прямо ртом и для верности раскатал латекс по члену ладонью, предусмотрительно смазанной лубрикантом.

— А что? — наивно захлопал он ресницами на прибалдевшего Дерека. — Давно хотелось попробовать, я даже на бананах потренировался — ни один из них не пострадал, не думай! — но как-то случая не довелось воплотить на ком-нибудь более живом и менее жёлтом. Вот только смазка на вкус — редкостная дрянь, тебе повезло, что ты не любитель целоваться.

— Неправда, — слабо запротестовал Дерек и восхищённо замер, когда Стайлз вскарабкался на него сверху, плотно прижимаясь округлой идеальной задницей к торчащему колом члену. Придержав мальчишку за бедро, Хейл скользнул пальцем между ягодиц и зарычал, не встретив никакого сопротивления — Стайлз постарался растянуть себя как надо, и это удалось ему на все сто.

— Ты же не против покатать меня, большой парень? — не будь Дерек фактически со спущенными штанами, пожалуй, он бы нашёл силы на вводную лекцию об уместности разговорчиков в постели и стрёмных прозвищ. Вместо этого он мстительно втолкнул второй палец и вдоволь насладился беспомощным выражением лица Стайлза, из которого ушло отчётливое желание подразнить, оставив только голод.

— Блин, Дерек, ну не тяни же, — взмолился мальчишка и нетерпеливо потёрся ягодицами о член. — Теперь твоя очередь ублажать меня, всё по-честному.

Хейла не нужно было просить дважды — он вцепился в бёдра парня и толкнулся внутрь, в горячее и щедро смазанное нутро. Стайлз в его руках коротко охнул, вытягиваясь в струнку, и больно впился короткими ногтями в плечи, оставляя на них красные тонкие отметины.

— Полегче, мачо, — прошипел он, осторожно подаваясь назад. — Я тебе не порно-актёр с безразмерной дыркой, мне не улыбается завтра ходить как кавалерист-новобранец!

Чувство вины кольнуло и тут же спряталось, погребённое куда более приятными ощущениями — Стайлз был тугой, влажно-бархатный, пахнущий терпким потом и совсем капельку мылом; он шумно вздыхал и постанывал на ухо, тихо-тихо или громко, в зависимости от того, насколько сильно Дерек толкался внутрь.

Хейл уткнулся носом во влажный коротко стриженный висок, по которому лениво ползла капля пота, прижался теснее, натягивая на себя мальчишку как перчатку и выбивая из того сорванный скулёж. Сердце тяжело бухало в груди, как после пяти кружек крепчайшего кофе, накачанное кипящей кровью и убойной дозой гормонов, казалось, он даже пробуксовывало на ударах, билось неритмично где-то аж рядом с кадыком.

Когда секс успел превратиться из комплекса мало-мальски продуктивных и относительно приятных упражнений в эту чёртову адреналиново-наркоманскую гонку, животную, с утробным рычанием и расцарапыванием спин?

Стайлз выдал что-то, смутно похожее на короткое хныканье, и, опершись об изголовье кровати, просунул свободную руку между их животами, быстро себе надрачивая в такт толчкам. Он уставился на Дерека ничего невидящими чернющими глазами, от которых остался один зрачок и притаившийся в тёмной глубине лихорадочно горящий огонь; распухшие красные губы лоснились, приоткрытые идеальной «О», в правом уголке застыл крошечный пузырёк слюны.

Стайлз выглядел одержимым, одуревшим от похоти, сочась ею, как спелый фрукт — соком. И этот рот...

— Если ты сейчас остано-о-оу-о!... — Дерек оскалился, плюнул на контроль, принявшись сильно долбиться внутрь, подкидывая бёдра до влажных хлопков и вцепившись в парня до синяков, до зубного скрежета, до судороги в пальцах и мышцах бёдер. Стайлза выгнуло дугой, он несколько раз качнул задницей навстречу и запрокинул голову в молчаливом экстазе, рука из-за хаотичных движений превратилась в смазанное бледное пятно.

Финал случился как-то быстро и скомканно — Дерек ухватил Стайлза за шею и притянул к себе, вгрызаясь требовательным поцелуем в распахнутый рот, Стайлз же в ответ заорал, кончая, казалось, от одного только влажного скольжения языков. Животу стало горячо и влажно, крепкие мышцы, и так плотно державшие член Дерека в обжигающем плену, начали сокращаться, и это швырнуло его за грань почти следом, обожгло вены острой сладостью, выкрутило мышцы-сухожилия.

Сознание с гулким чпоком вышибло, как пробку из шампанского, Дерек вывалился из реальности, но почти тут же пришёл в себя, когда Стайлз, мокрый, как мышь, и дрожащий, рухнул рядом, попытался зарыться в простыню с головой.

— Душ? — Дереку пришлось откашляться, чтобы выдавить хоть слово — горло пересохло капитально, а белый шум, воцарившийся в голове, глушил все звуки. На корне языка таял сладковатый привкус карамели и противный — клубничной смазки.

— Нахрен, — мальчишка лениво махнул рукой из простыней и уставился на него одним хитрым глазом. — Я решил немного укрепить нашу дружбу организмами, для этого понадобится больше смазки. Ну, — Стайлз замялся, оценивающе взглянув на обессиленного Хейла, — возможно, трёх раз будет достаточно. Или четырёх.

Дерек беззвучно застонал.

***



Они попробовали ещё раз на кровати, и ещё — свалившись с неё и продолжив на ковре. В перерыве Стайлз с аппетитом молодой саранчи опустошил все запасы съестного, какие только смог найти на кухне, и утащил Дерека в душ, закончив скучное мытьё охренительным минетом.

Пожалуй, впервые за долгое время Дереку очень хотелось, чтобы из этого получилось хоть что-то, отличное от одноразового перепиха.

***



Утром Дерек проснулся, обнаружив рядом только уютную ямку в матрасе — намёк на то, что здесь вообще кто-то был. Ни записки, ни номера телефона. Не то чтобы он рассчитывал, но...

На кухне его ждал знакомый свёрток из грубой бумаги: Дерек вытащил верхнюю тарелку, с которой на него радостно оскалился волк, и фыркнул — деньги мальчишка так и не взял, похоже, решив оставить тарелки в подарок. Он плеснул себе в радужную кружку остатки молока (остальное Стайлз выдул ещё ночью), перестелил кровать, неторопливо собрался и кучу времени колесил по окраинам, пытаясь отыскать тот дом, у которого припарковал стайлзов многострадальный джип.

Чёртов Стайлз испарился без следа, вместе с его джипом, тарелками и болтливым ртом. Твою мать.

Хейл остановился на обочине и уткнулся лбом в руль. Надо было признать, что Дерека куда больше устроила бы знойная красотка с крутыми бёдрами и третьим размером, но Стайлз, нескладный и несущий чепуху в режиме нон-стоп, не стеснялся его тормошить. Никакой женской томности, мальчишка был живым, как ртуть, перекатывался в ладонях весёлым блестящим шариком, вот только рано или поздно серебристый шарик обращается ядовитым паром.

Законы химии непреложны, и Дерек даже не заметил, как отрава впиталась в кровь.

***



— Да, да, просмотр на вторую половину дня, меня устраивает, — Дерек попрощался и отложил телефон. Из комнаты тут же высунулась любопытная голова Лоры:

— Договорился уже? Уезжаем?

— Через пару дней, покупатель выгодный, продадим дом быстро, — Дерек кивнул и помрачнел. Лора подошла к нему и устроилась на ковре у его ног, набираясь решимости для разговора:

— А что с тем пар...

— Лора, — одёрнул её Дерек, но тут же постарался смягчить свой тон. — Очевидно, ничего, раз мы собираемся.

— Очевидно, что как раз наоборот, — упрямо заявила Лора, — раз ты в депрессии и никак не можешь вынуть голову из задницы. Ты не можешь всю жизнь бегать от любых отношений и беречь нас с мелкой. Пора и для себя пожить!

— Я упустил шанс.

— О, милый, ты его и не искал, — сестра снисходительно похлопала его по коленке и поднялась на ноги. — Если ты считаешь, что твоё бесполезное метание по городу может вообще называться поисками, я разочарована. Где боевой хейловский задор? Где желание биться до конца?

Она потрепала его по волосам напоследок и выскользнула из комнаты, занимая наблюдательный пост у двери. Какое-то время царила тишина, потом раздалось сдавленное ругательство и звук набираемых кнопок телефона:

— Я отказываюсь от просмотра, — сказал Дерек, — мы решили оставить дом.

— Молодец, братишка, — Лора прикрыла дверь и довольно улыбнулась. — Правильный выбор.

***



После переезда в Бикон Хиллс, семью Хейлов закрутила череда ежедневных хлопот — Дерек улаживал вопросы с работой, Лора — с работой и учёбой. К тому же, Кору нужно было в срочном порядке подготовить к подготовительному классу, чем тоже занималась в основном Лора, и за что Дерек был ей чертовски благодарен.

Хейл уходил рано утром, приползал домой затемно, и даже если и ловил насмешливые взгляды Лоры, то как-то вскользь и не обращая на это должного внимания до тех самых пор, пока сестрица не попросила забрать мелкую из школы. Мелкая, кстати, тоже выглядела подозрительно притихшей последние дни.

— Дерек, смотри, это я сама сделала! — Кора выскочила из кабинета, перемазанная глиной с ног до головы. — Это Супер-мега-волкокрот, мистер Эс сказал, что он очень классный! Посмотри, какие когти!

Дерек с сомнением покосился на что-то глиняное, кособокое и несомненно жуткое, придя к неутешительному выводу, что в его семье кто-то согрешил со Стивеном Спилбергом, не иначе.

— Мистер Эс?

— Мистер Стилински, но у нас в группе есть девчонка, Эмма, она не может выговаривать длинные слова, поэтому он сказал, что совсем ничего, если его будут звать так. Круто, да?

— Кора, ты забыла инструменты... С-с-сахар! — Дерек приоткрыл рот, когда Стайлз — в отутюженной клетчатой рубашечке и очках, с охапкой каких-то цветных пластиковых крючочков — выскочил вслед за Корой и застыл посреди школьного коридора.

— Ты смешно ругаешься, — Дерек так обалдел, что сказал первое пришедшее в голову. — Как ведущий кулинарного шоу. Кора, ты можешь посидеть в коридоре, пока мы с мистером Эс поболтаем?

— Ага, — ужасно довольная собой Кора перехватила покрепче своего глиняного монстра и ускакала в сторону лавочек.

— Вообще-то, я работаю с детьми, — Стайлз нервно поправил очки и попытался прикрыть бейджик с яркой надписью «Дженим Стилински», но потерпел поражение. — Ты даже не представляешь, что могут учудить эти маленькие засранцы, если оставить их с куском глины наедине больше, чем на десять минут.

— Почему ты меня не нашёл, Дженим? — Дерек покатал незнакомое имя на языке, как коричный леденец, и признал его вполне удобоваримым.

Парень подозрительно потупился и встопорщил и без того взъерошенные волосы.

— Ой, вот только не надо мне тут... Называй меня Стайлз, так все зовут. А зачем? Я же видел, тебе надо было сбросить напряжение и провести хороший сеанс стайлзотерапии, что уже по факту не предполагает долгосрочных отношений. В одиннадцатом ты отшил красавчика-Дэнни, а я рядом с ним даже не валялся, так что какие тут шансы? Позор один.

— Ты помнишь меня в школе? — Дерек нахмурился. Стилински. Чёрт, это случайно не придурочный сынок шерифа Стилински? Мелкая такая вертлявая мартышка, терроризировавшая тренера Финстока своей мечтой попасть в команду? Охренеть.

— Ну да, — абсолютно девчоночьи ресницы Стилински дрогнули. — Сначала, может, и не вспомнил, уже когда ты меня подвёз к дому... Ты был капитаном школьной команды по лакроссу и вынуждал меня бегать в душ чаще обычного для тринадцатилетки. Ох уж эти игроки и их белые шорты... Короче, искать бы я тебя всё равно не стал. Стайлз адекватно оценивает себя, Стайлз отвалил.

Дерек шагнул к Стилински близко-близко и зачем-то ухватил его за пуговицу на воротнике, смешного бело-красно-серого цвета, принявшись её вертеть в пальцах. Плевать, что в школьном коридоре, на виду, на работе.

— Кажется, я задолжал тебе свидание, — пробормотал он, тёмные глаза Стайлза за стёклышками очков налились чернотой, а взгляд подозрительно расфокусировался.

— Как минимум, три, — хрипло ответил Стайлз и облизал губы, завороженно наблюдая, как смуглые пальцы катают крошечную пуговку, туда-сюда-обратно. — Раз уж мы сразу скакнули до четвёртой базы.

— Три, хорошо.

— И нормальный поцелуй, много-много поцелуев.

— И поцелуй, — эхом откликнулся Дерек, размышляя, уместно ли будет, если он втолкнёт парня обратно в аудиторию и начнёт воплощать некоторые пункты списка прямо сейчас.

— И минет!

— И ми... что? — Дерек моргнул, стряхивая с себя дурман.

— Окей, с этим мы ещё разберёмся, — Стайлз многообещающе улыбнулся. — А я расскажу тебе сказку. Итак, встретила как-то раз Красная Шапочка Серого волка...

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.