Тетрадь в кожаном переплете +2563

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Тор

Основные персонажи:
Локи Лафейсон, Тор Одинсон
Пэйринг:
Тор/Локи
Рейтинг:
NC-17
Предупреждения:
OOC, Инцест, Кинк
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Прекрасно :з» от Clementine
«Дух захватывает! *о*» от Anamalia
Описание:
Тор и Локи подростки. Тор находит дневник Локи и за чтением оного его застает младший брат.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
26 мая 2012, 13:13
Он листал тетрадь в кожаном переплете и смущался. Тор не был хорошим ребенком, им был Локи. Положительный и тихий, спокойный и скромный. Он не грубил отцу, не спорил и всегда был податливым. Локи был таким, каким его видел Тор, а не таким, какой он был в той самой тетрадке. Тор читал и узнавал своего брата с новой стороны, а точнее, совсем его не узнавал, потому что все, что было написано здесь, казалось таким выдуманным. Не больными фантазиями - наоборот. Это было правдой, в которую не хотелось верить, не хотелось принимать.
Ладони вспотели и стали липкими. Голубые глаза пробегали по строчкам размашистых букв, которые Локи писал скорее всего дрожащей рукой: у Локи ведь узковатый почерк, а не настолько широкий, как был на этих листах.
Тор читал, углублялся в чтение, и мир становился узким: сконцентрировавшись на том, о чем в своем дневнике писал его брат. Вокруг ничего не существовало, в мире Тора в эти минуты были лишь буквы на серо-коричневых листах.
Одинсон понимал, что украсть у Локи его дневник было тем еще преступлением, но, черт возьми, как хотелось знать, о чем думал его брат. Его любимый брат. Тор понимал, что подросток должен думать о подобном, ведь Тор тоже думал, но чтобы настолько и о родном брате – его это смущало.
Щеки горели румянцем, руки у самого дрожали, а дыхание было частым и рваным. Он выхватывал предложения из дневника Локи, запрокидывал голову назад и пытался прийти в себя. Но все было тщетно. Тор опускал голову, открывал глаза и вновь читал все те же строки:
«Я бы хотел, чтобы он целовал меня. Зажимал в темных углах и коридорах замка и целовал. Я подставлял бы ему свою шею, я бы царапал его плечи, я был бы его. Только его. Мне он снова снился, я снова проснулся в мокрой постели, а от попытки вспомнить сон мой член снова встал. И я думал о нем, пока пытался избавиться от стояка. А встречаясь с ним взглядом, мне хочется убежать, потому что я боюсь, что Тор узнает по моим глазам, о чем я думаю».
Некоторые абзацы он перечитывал по несколько раз. Читал и понимал, что Локи был уже совсем не младшим братом. У Локи была слишком хорошая фантазия. Он писал в своем дневнике, как хотел бы быть под Тором, как хотел бы выгибаться и стонать громче раскатов грома. Он расписывал в подробностях, как бы вел себя, окажись с Тором в одной ванной. Как ласкал бы пальцами его член, как отсасывал ему, как ласкал бы языком.
Тор закрывал глаза вновь и вновь, и он видел лишь глаза Локи, а членом чувствовал его горячий рот. Но только вместо рта по стволу двигалась рука самого Тора.
Тетрадь в кожаном переплете выпала из рук, и Тор не планировал кинуться поднимать ее. Его мысли были заполнены горячим ртом брата, темными прядками волос, что свисали бы вниз и щекотали низ живота. Тор был занят настолько, что не слышал как отворилась дверь, что Локи замер у стены, внимательно смотря на лежащего на кровати брата, который с закрытыми глазами тихо выстанывал его имя и двигал рукой по вставшему члену.
У Локи что-то дернулось внутри. Он почувствовал это и как по приказу кукловода сделал шаг навстречу к Тору. Такому манящему, такому горячему, такому желанному. Тор был для Локи сном, который так хотелось воплотить в жизнь.
Кровать прогнулась под весом Локи, а Тор лениво приоткрыл глаза. Наверное, ему стоило дернуться, смутиться, но только он знает тайну брата, так почему бы не помочь ему немного?
Тор потянул его к себе, путая пальцы в темных коротких волосах, касаясь тонких губ своими губами, и неуверенно, но все же целуя, проникая языком в рот.
- Я бы хотел…, - прошептал Локи, но был перебит:
- …Так делай, - сипло ответил Тор.
Прохладные подушечки пальцев коснулись головки члена: Локи накрыл своей рукой руку брата, начиная двигать вместе. Он внимательно смотрел на то, как Тор дышит, как дергается кадык, когда он сглатывает, как сохнут губы, и он вновь и вновь проводит по ним языком.
Локи сам потянулся вниз, отвел руку брата от члена, сам держал его и губами неуверенно коснулся головки. Он приоткрыл рот, скользя по стволу. Глаза заслезились, когда головка уперлась куда-то в нёбо, чуть ближе к гландам. Рвотный рефлекс спазмом скрутил горло, и мягкие губы заменились прохладными пальцами. Ведь Локи представлял, что все будет немного иначе.
Тор повалил брата под себя. Словно вспоминая еще одну запись из той тетради.
«Я бы хотел быть под ним. Я знаю, что Тор сильнее меня, и я… Как последняя асгардская шлюха хочу удовлетворять своего, пока еще, будущего короля до последнего вдоха. Сквозь боль и усталость, я бы стонал для него, я выгибался бы под ним, даже если бы у меня не было сил. Я хотел бы взамен лишь одного, чтобы брат говорил, как любит меня, что ему никто кроме меня не нужен и не будет нужен. Я бы не просил ничего взамен, только это. Я бы чувствовал его вес на себе, я бы сходил с ума под ним. И даже будучи полумертвым, я бы кричал в экстазе его имя. Я бы хотел. Я хочу. Но, Тор… Я так боюсь, что он не поймет. Я так боюсь сделать хоть какой-нибудь шаг. Я просто пленник своих желаний…»
Было больно. От проникновения захотелось кричать. Кожа на мышцах ануса натягивалась, дыхание перехватывало и хотелось все остановить, несмотря на желание, что разрывало изнутри частыми ударами сердца. Локи закусил собственную губу, сдерживая боль, сдерживая крик, что застрял в горле. Всего лишь расслабиться, но это было так сложно, потому что от каждого движения вовнутрь тело снова напрягалось. А потом все притупилось. Вся боль, весь дискомфорт заменился на что-то приятное, и скользящие движения члена внутри были действительно реальными, а не просто наивной подростковой фантазией.
Локи стонал, он царапал обнаженные плечи Тора, двигал бедрами навстречу его движениям. Локи боялся вскрикнуть, боялся, что его услышат. Путая пальцы в светлых прядях волос, он целовал брата, как никого и никогда больше не поцелует. Не думая ни о чем, Локи шептал разный бред в губы Тора, кусал и целовал снова и снова. Ловил его движения, выгибался от прикосновений.
Голова шла кругом, сердце билось слишком быстро и тело свело приятной судорогой, когда Локи кончил под братом. Он тихо вскрикнул, но не сжимаясь, не напрягаясь, словно давая брату закончить.
***
Тор зашел в комнату брата тогда, когда Локи сидел на своей кровати и писал что-то в тетрадь. Он знал, что именно пишет мальчишка. Локи спрятал тетрадь под подушку и протянул к брату руку. У них есть один секрет на двоих, и о нем никто не должен узнать.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.