Отражения +37

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Ai no Kusabi

Основные персонажи:
Орфей Зави, Рауль Ам, Ясон Минк
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Экшн (action), Психология, Повседневность, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, Элементы слэша
Размер:
Макси, 78 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В этом фанфике на протяжении первых трех десятков страниц ничего не происходит, зато потом вы узнаете, чем может закончиться попытка стать вуайеристом, кто командует Амойским легионом (и, кстати, что это такое), какое прозвище носит Гидеон Лагат и еще много интересного...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
15 октября 2014, 03:14
  Текущий момент
Катце далеко не каждую ночь удавалось выкроить время на это, но когда удавалось, он мог почувствовать себя на вершине блаженства. Ну, почти на вершине, во всяком случае, эстетическое наслаждение он получал неописуемое.
За последние пару месяцев расслабиться и получить удовольствие ему удалось всего раза три, не больше, поэтому сейчас, разделавшись с неотложными делами, а прочие решив оставить до утра - не убегут! - он удобно расположился в кресле с сигаретой и бокалом легкого коктейля и включил большой монитор. Реалити-шоу в прямом эфире началось...
Если честно, ничего особенно интересного на экране не происходило. Камера, закрепленная не под самым удачным углом, не охватывала всего помещения, а к поворотам приспособлена не была - лишний риск обнаружения, тут чем проще, тем лучше. Неважно, главное, в кадр попадал объект, и этого было вполне достаточно.
Время было уже поздним, и объект спал. Как обычно, в одной и той же позе, не менявшейся уже который год: на правом боку, правая же рука свободно вытянута, левая прижата груди таким жестом, словно он кого-то или что-то обнимает. ("Угу, любимого плюшевого мишку, - думал обычно Катце, но тут же смягчался: - Ну ладно, книгу или планшет, это будет вернее.") Он никогда не занимает середину огромной, приемы устраивать впору, кровати - только левую ее сторону, и это прискорбно: Катце знал, что прямоугольник лунного света, падающий из настежь растворенных балконных дверей, скоро начнет сдвигаться, сдвигаться, и в итоге не станет видно ничего, кроме смутных очертаний. Пока, однако, отлично можно было рассмотреть спокойное, расслабленное лицо, густую тень от ресниц на щеке, аккуратно собранные сзади и перехваченные в нескольких местах (иначе их с утра вовек не расчесать) волосы, платиновые в лунном свете... (Впрочем, какой во всем этом смысл, если объект за всю ночь хорошо, если пошевелится? Привычка? Или что-то иное?) Катце мог даже разобрать узор на шелковой пижаме - снова свившиеся кольцами старинные китайские драконы. Это тоже было неизменным: мог меняться цвет - черный, вишневый, хоть зеленый, - но шелк и драконы ручной вышивки оставались все теми же. Наверно, тут хватало пищи для размышлений, но Катце было лень задумываться: куда приятнее сидеть и, потихоньку покуривая, рассматривать самого... ну хорошо, одного из самых совершенных обитателей Эоса.
Он моргнул: показалось, будто что-то изменилось в статичной картинке, словно бы тень проскользнула в кадре. Фурнитур? Да как же, он ни за что не войдет в спальню хозяина, пока тот не позовет, даже если позабыл сделать нечто важное! Наверно, просто штора колыхнулась от сквозняка, решил Катце и хотел уже вернуться с отрешенному созерцанию, как вдруг выронил сигарету и застыл, не замечая, что вот-вот прожжет себе брюки.
Тень определенно принадлежала одушевленному существу. (Тут Катце в который раз обругал предыдущего фурнитура объекта, которого всеми правдами и неправдами склонил к тому, чтобы установить скрытую камеру в спальне хозяина. У парня выходил срок службы, и Катце пришлось найти ему хорошее денежное местечко в одной из подконтрольных фирм, иначе тот не соглашался рискнуть. И еще выбрал такое место, что комнату толком не разглядеть! Заявил, что туда даже робот-уборщик не полезет, не то что живой фурнитур! Паршивец, так его... Удрал с Амои, едва представилась возможность...)
Так вот, тень двигалась, и отбрасывал ее никакой не фурнитур. Во-первых, она казалась значительно крупнее, чем могла бы быть у слуги. Во-вторых, этот некто двигался безо всякой опаски разбудить хозяина спальни, расхаживал туда-сюда, что-то делал, хотя производил не так уж много шума. Если честно, то Катце почти ничего не слышал, кроме легких шорохов. Положим, микрофон не слишком чувствительный, но все же!
Донельзя заинтригованный (и встревоженный, кстати), Катце приник к монитору, и вскоре был вознагражден за свое ожидание - в кадре появилась чья-то широченная жилистая спина, а потом неизвестный развернулся к наблюдателю лицом, хозяйским жестом откинул легкое одеяло и уселся на край кровати - матрац под ним заметно просел.
Катце заморгал, пытаясь понять, кто... ну кто мог вломиться в спальню к Раулю Аму посреди ночи, раздеться до нижнего белья и преспокойно влезть к означенному Раулю в постель?!
Судя по комплекции, особой грации движений и способности перемещаться почти неслышно, это был элитник. Не блонди и не платина, даже в лунном свете можно было разобрать, что волосы достаточно темные. Руби, сапфир или джейд, значит, у ониксов шевелюра еще темнее. Но кто это такой? И... тут Катце на всякий случай протер глаза, но видение никуда не делось: на незнакомце красовались самые плебейские трусы в полоску, в народе известные как семейные. А это для элитников с их облегающими костюмами, мягко говоря, неудобно, уж бывшему фурнитуру ли не знать!
Правда, через пару мгновений шокирующее зрелище исчезло с глаз: неизвестный забрался под одеяло, бесцеремонно поднял левую руку Рауля, уложил ее себе на пояс и завозился, устраиваясь поудобнее. Рауль, к слову, проснуться так и не удосужился, но ночного гостя притянул поближе, укладывая его голову себе на плечо. Похоже, обоих такая поза вполне устроила, поскольку обе фигуры замерли, а в спальне воцарилась тишина.
Катце молча сидел перед монитором. Полчаса. Час. Второй. По всему выходило, что либо у него галлюцинации, либо незнакомец явился к Раулю с единственной целью - переночевать. Либо же самое интересное произойдет (если произойдет!) утром. Но не сидеть же вот так, тупо глядя на экран!
Еще с полчаса Катце потратил на то, чтобы попытаться вычислить личность неизвестного: все-таки это был руби, удалось рассмотреть цвет волос, когда тот повернулся. Еще виден был профиль, но и тот не полностью, большая часть лица была закрыта рассыпавшимися прядями, и на основе такой скудной визуальной информации программа распознавания ничего не дала. Все-таки руби, в отличие от тех же блонди, слишком мало отличались друг от друга! (Правда, неопытный глаз и блонди различит не вдруг, но в случае с руби задача делается непосильной и для более-менее знакомого с представителями элиты человека... и, как выяснилось, даже для программы.)
Оставалось дожидаться утра. Во-первых, можно будет разглядеть руби, во-вторых, услышать, о чем он будет говорить с Раулем (или не только говорить), в-третьих... В-третьих, все это можно было доверить записи, но Катце хотелось взглянуть своими глазами, поэтому он установил оповещение: зуммер должен был включиться при малейшем движении объекта... объектов, - а сам решил подремать в кресле.
Несколько раз случилась ложная тревога: просто кто-то из двоих немного менял позу. Но наконец Катце повезло...
Уже начало светать, и он с жадным любопытством уставился в лицо руби: тот оказался на спине, и его уже вполне можно было идентифицировать... можно было бы, если бы половина физиономии не оставалась занавешенной волосами, а глаза - плотно закрытыми. Программа навскидку выдавала две с лишним дюжины подходящих субъектов!
А что это у него на правом плече? Родимые пятна, что ли? Но их у элиты не бывает, тем более таких больших, безобразной формы, светлых... И выше, на шее, тоже, кстати. "Хм, а может, это вовсе не руби, а человек? Нет, это уж из области фантастики!" - Катце помотал головой, отгоняя невероятную мысль.
И вот тут руби открыл глаза. Виден был только один, левый, но логично было предположить, что второй окажется таким же: темно-зеленым, почти того же цвета, что у самого Рауля. Выборка программы сократилась до десятка особей: точного оттенка определить не получалось, а зеленые глаза для руби считались одним из оптимальных вариантов наряду с серыми и карими.
- Уже утро, - произнес вдруг тот, осторожно сдвигая со своей груди Рауля. Голос у руби оказался низким и хрипловатым.
Катце бросил взгляд на часы: обычно Рауль поднимался попозже, до вызова фурнитура еще как минимум час.
- Да? - Ам приподнялся на локте, отбрасывая назад выбившуюся из прически прядь. - Я думал, уже за полдень. С тобой хорошо спится.
- И не только, - хмыкнул руби, садясь. Теперь взъерошенные волосы закрыли его лицо почти целиком, и программа издала разочарованный писк.
- Э, нет, - Рауль отстранился. - Сперва в душ.
- Как скажешь, - пожал плечами руби и пропал из кадра, только мелькнули потрясающие воображение "семейники".
Блонди потянулся всем телом и исчез следом. Теперь слышался только отдаленный шум воды и голоса, но о чем идет речь, Катце разобрать не мог. Оставалось ждать, кусая ногти от нетерпения.
- А все-таки, почему ты не хочешь этого сделать? - снова отчетливо раздался голос Рауля, и он присел на край кровати. На распущенных волосах блестели капельки воды - то ли он умел обходиться без фурнитура, то ли не стеснялся вызывать его даже в таких обстоятельствах.
Катце замер.
- Потому что это какая-никакая, а индивидуальность, - ответил руби, присаживаясь рядом: с влажными волосами, в шелковом, явно хозяйском халате, наброшенном на плечи.
- Волосы ты, однако, нарастил, - заметил блонди.
- Да, - кивнул тот. - Потому что лысина выглядит не индивидуально, а безобразно.
- А рука?
- Хм... - Руби вытянул правую руку, сжал кулак, повернул кисть. - Это производственная необходимость.
- Работает нормально?
- Как новая. Вернее, как старая.
- Покажи, кстати... - сказал Рауль, и тот дернул плечом, сбрасывая халат. Теперь светлые проплешины на коже были особенно заметны. - Ничего. Пигментация постепенно восстанавливается, как я и говорил.
- Да, я и сам заметил, - кивнул странный руби. - Раньше было много хуже.
- На тебя смотреть было страшно, - произнес блонди. - Даже мне, а я и не такое повидал.
- Могу представить... Но это, наверно, еще и потому, что я сумасшедший.
- А какой нормальный откажется от обезболивающего на третий день после операции?
Катце навострил уши. Это уже была зацепка! Что за операция? Коррекция, если руби не преувеличил насчет сумасшествия? Нет, тогда обезболивающее ни при чем...
- А какой нормальный... в смысле, нормальный блонди будет сидеть с пациентом ночами?
- С тяжелым пациентом, - поправил Рауль. - И если ты не помнишь, тебе пришлось заново запускать сердце. Хотя я предупреждал...
- Ничего, с этим бы и дежурная смена справилась, - хмыкнул тот. - Так что это был всего лишь твой исследовательский интерес: как долго я протяну?
- И он почему-то не ослабевает, - вздохнул блонди.
- Привычка, - пожал плечами руби. - Ладно... Привычки привычками, но пора и на службу.
- Надолго на этот раз?
- Как получится. Мы не загадываем, ты же знаешь.
Рауль кивнул.
- И все-таки на твоем месте я бы...
- Ты не на моем месте, - перебил руби, и Катце чуть не подавился сигаретой. Таким тоном разговаривать с Амом!.. Да кто он такой? - Ты и без того достаточно яркая личность, а нам, чтобы как-то выделяться, приходится прилагать усилия.
- Тебе - не приходится, - фыркнул Рауль. - Тебя ни с кем не спутаешь!
- Именно! - хмыкнул в ответ тот, потянулся, пошарил под подушкой, вытащил что-то, напоминающую обычную заколку для волос и принялся зачесывать не просохшие еще волосы назад, обходясь собственной пятерней вместо расчески.
Тут Катце чуть вторично не подавился сигаретой, потому что правая сторона лица у руби... Правой стороны лица у него не было. То есть она была, конечно, но выглядела, как кошмарный сон: один сплошной шрам, должно быть, от ожога, вместо брови - глубокий рубец, из ямы глазницы твердо смотрит чудом уцелевший зеленый глаз; висок, часть скулы и нижней челюсти прикрывает металлическая пластина, выше, в волосах, тоже что-то поблескивает, правая половина рта почти не двигается...
Программа издала предсмертный писк и отключилась. Кажется, этот руби в ее памяти не значился, но так ведь не бывает!
- Смотри-ка, - сказал тот, прикоснувшись к правому уголку губ.
- Что такое?
- Ты не спрашивай, ты смотри.
- Поразительно! - произнес Рауль, вглядевшись во что-то, чего Катце не мог толком увидеть. - Честно говоря, я не верил, что это возможно без соответствующей восстановительной операции!
- Как видишь, возможно, - хмыкнул руби. - Теперь мне интересно, сколько пройдет времени до той поры, как я смогу нормально улыбнуться...
- Мне тоже... А глаз все равно жаль, - произнес Ам. - Чуть бы пораньше начать, спасли бы...
- Ничего, с искусственным даже удобнее, - утешил руби, тряхнув головой. - Вижу в разных диапазонах без дополнительных устройств, переключение режимов работает отменно, бинокли тоже не нужны.
- Ты упрям, как... - Рауль только вздохнул, отчаявшись подобрать сравнение.
Его гость только рассмеялся (получился короткий такой, сиплый смешок), обошел кровать и принялся, судя по всему, одеваться.
- Мне пора, - сказал он, снова появившись в кадре. На этот раз Катце для разнообразия пролил на себя кофе.
На руби оказались чуть мешковатые, как могло бы показаться любому привыкшему к традиционным облегающим сьютам элиты, черные брюки, заправленные в высокие тяжелые ботинки, непривычного покроя мундир с высоким воротом, без знаков различия, с одной лишь именной планкой на левой стороне груди. Широкий ремень, кобура...
Легионер.
Прежде Катце доводилось только слышать о них, о действительно элитных войсках...
Рауль поднялся, и теперь они стояли лицом к лицу. Руби, казалось, был даже повыше визави, но, видимо, лишь за счет ботинок на толстой подошве.
- Надеюсь, в следующий раз тебя доставят не по частям, - сказал блонди.
- Я тоже искренне на это надеюсь, - серьезно ответил руби, - но если вдруг... ты же меня заштопаешь?
- Мне это надоело, - ответил Рауль. - Еще один такой подвиг - очнешься в новеньком теле.
- Нет, спасибо, меня это более чем устраивает, - жутковато усмехнулся тот. - Ну, до встречи!
- До встречи, Винс... И постарайся не пропасть ни за цент!
- Ненавижу, когда ты так говоришь!..
Блонди с руби коротко обнялись, последний исчез, а Катце судорожно закопался в базы данных. Пришлось обратиться к кое-каким знакомым, к тому же Алеку, но оно того стоило. Он нашел таинственного незнакомца.
Винсент Макги. Чокнутый Макги. Страшила. Горелая морда. У него было еще много прозвищ, и он ничего не имел против. Не переносил только, когда его имя сокращали как "цент". Должно быть, считал, что стоит дороже, чем какая-то разменная единица древней валюты...
Но что связывает его с Раулем помимо отношений врача с пациентом (это-то очевидно)? Катце не знал, но смертельно хотел узнать.
С одной стороны, если Макги - легионер, то нет ничего удивительного в том, что его периодически доставляют на Амои в полуразобранном виде. Также нет ничего странного в том, что занимается таким пациентом Рауль лично: может быть, травмы слишком тяжелые, может, там что-то именно по профилю Ама, а не обычного хирурга и нейрохирурга. Неудивителен и интерес исследователя к этому живучему субъекту... Но все это не объясняло одной простой вещи: по какому праву Винсент Макги является в квартиру Рауля Ама как к себе домой и, более того, ночует в его постели! Пусть без далеко идущих последствий (по крайней мере, в этот раз), но все же...
И как прикажете узнать такое? Спросить у Рауля напрямик? Очень смешно! Попытаться забраться в базы данных? Может быть, там найдется нечто, связанное с личностью Макги и его историей? Нечто достаточно необычное для того, чтобы заинтересовать Ама и заставить его наблюдать за этим странным типом какое-то время и даже приблизить к себе? Это вариант, конечно, но он чреват неприятностями. К тому же информации море, а сведения о легионерах наверняка надежно засекречены, что составит лишние трудности.
Для начала Катце решил поподробнее ознакомиться с историей вопроса...
Кто и когда назвал их легионерами, неизвестно. Видимо, тот же, кто окрестил консула консулом. Отлично подготовленные бойцы, они никогда не решали соответствующего рода задачи на Амои - для этого существовала полиция и внутренние войска. А вот вне планеты... Вне ее временами приходилось демонстрировать силу, и тогда в дело вступали элитные подразделения.
Разумеется, это были андроиды, вот только для командования ими требовался кто-то, не уступающий им в силе и выносливости, так же четко выполняющий все приказы командования, но в то же время достаточно инициативный, чтобы суметь сориентироваться на месте в нештатной ситуации в случае, если связь со штабом отсутствует, и действовать на свой страх и риск. Одним словом - представитель элиты низшего ранга. Не оникс - у них совершенно другие задачи. Командирами становились в основном руби, редко - сапфиры и джейды, а почему так, Катце узнать не удалось. И еще он очень подозревал, что легионеры - это те элитники, которые по каким-то причинам не соответствуют эталонному образцу, а корректировке эти свойства не поддаются. Однако не в привычках Юпитер разбрасываться дорогостоящими объектами, и если кто-то не может пригодиться на Амои, если у него немного повышен эмоциональный фон (обычный человек этого и не заметит, ему что эталон, что неудачный образец - одинаковые говорящие табуретки) или, скажем, уровень агрессии отличен от нормального, то ему прямая дорога в легионеры. Там его качества найдут самое лучшее применение! Вот как у этого... Страшилы Макги.
"Кстати, - подумал Катце, - если он известен под такими прозвищами, можно поискать упоминания о нем и в федеральной прессе. Не может вообще ничего не просочиться!"
Этим он и занялся, но, увы, чего-либо интересного обнаружить не удалось. Да, всплывала кое-где фамилия руби, но, разумеется, не как руби, а просто командира отряда чьих-то наемников. Кто же станет рассказывать о том, что этот командир - представитель амойской элиты? Это, знаете ли, уже чересчур... Единственное, в чем Катце сумел убедиться, так это в том, что пару прозвищ Макги определенно заслужил: те, кому повезло столкнуться с ним и выжить, однозначно характеризовали его как абсолютно отмороженного типа. Не в смысле отсутствия эмоций, как можно было бы предположить, а в смысле запредельной жестокости методов, которыми он пользовался. С другой стороны, Макги просто выполнял задания, а что еще прикажете делать, если поддержки ждать не приходится, отряд невелик (и, возможно, есть потери), а время на исходе? Правильно, пытать пленных. Или травить обороняющихся запрещенным всеми федеральными конвенциями боевым газом. Амои-то к этим конвенциям никогда не присоединялась...
Другое дело, что освещались подобные события не слишком широко. Это были точечные удары в невидимой войне. Где-то кто-то уничтожил судостроительные верфи крупной компании - ясно, на рынке акций скоро начнется переполох. В другом месте превращен в руины завод - понятно, дело рук конкурентов, нужно немедленно ответить им тем же! В этой неразберихе легионеры чувствовали себя как рыба в воде. Крупная и очень зубастая рыба: стоило зазеваться, и абсолютно не нужный Амои конкурент лишался чего-нибудь очень ценного.
Обдумав все это, Катце надолго задумался. С одной стороны, информация была ценной. С другой - опасной. Не стоило кому-то знать наверняка, какими методами действует Амои, совсем не следовало... И что сделают с носителем потенциально опасной информации, если узнают о его существовании? Догадаться нетрудно... Пока что придется помалкивать, решил он, все равно ничего не поделаешь. Ну и, разумеется, продолжать наблюдение: загадка отношений Ама и Макги не давала Катце покоя!
*
День выдался на редкость неудачным. Сперва закапризничал давнишний и проверенный партнер, заломивший какие-то вовсе уж невероятные комиссионные. Потом объявился один из подчиненных, и уже по его похоронному виду можно было сказать: случилось что-то скверное.
- В чем дело? - поинтересовался Катце.
- Мы не виноваты, шеф, - загундосил Гарри, шмыгая носом. - Мы не могли сопротивляться...
- Ты о чем вообще?
- Я о грузе, - вздохнул тот. - Шеф, он ведь застрахован, так что ничего...
- Что-о?! - Катце подбросило. - Что с грузом?!
- Нету, - развел руками Гарри. - В смысле, есть. В виде мелкодисперсной пыли. Или не пыли, а вообще атомов... Мы думали, они грабить, а тут вон как - выбросили в открытый космос и из плазмотронов...
- Кто - они? - В голове не укладывалось, что кому-то пришло в голову спалить груз, стоящий бешеных денег! - Выражайся яснее!
- Да я выражаюсь, - снова шмыгнул носом Гарри. - Бандиты. Мы ж почти добрались, а тут нас и тормознули. Ну, как тормознули, дали залп поперек курса, мол, стоп машина. А у нас же грузовик, не гоночная яхта, не проскочишь! У них вроде и катерок небольшой, но вооружен - что твой крейсер... Пристыковались, живо на борт к нам, значит, кто пытался вякать - тому рожи начистили, хоть не убили, и на том спасибо! А потом приказали открывать к такой-то матери грузовой отсек, выбрасывать добро и проваливать подобру-поздорову... А куда нам деваться было? Жить-то хочется, шеф! Вам вот когда-нибудь дуло боевого бластера в рот пихали?
Катце мог бы сказать, что от такого опыта Юпитер миловала, и в рот ему обычно попадало кое-что иное, но воздержался. Понять эмоции подчиненного он мог, однако...
- То есть вы, повинуясь кучке вооруженных бандитов, просрали груз, который стоит дороже, чем грузовик и все ваши задницы вместе взятые, будь они даже сделаны из чистой платины? - негромко выговорил он. - Ты хоть понимаешь, чем это грозит?!
- Но страховка!.. - пискнул Гарри, явно подумывая о том, чтобы не возвращаться на Амои.
- Страховка! А о деловой репутации ты подумал?!
- А что, надо было грудью на бластеры идти?!
Катце выдохнул. Ладно. Уже ничего не исправить...
- Они хоть объяснили, почему уничтожили груз? - спросил он на полтона ниже.
- Ну... - Гарри почесал нос. - Не то чтобы объяснили, они вообще не особенно много болтали... Их главный сказал, мол, не будет этой вашей мерзости на наших планетах, это не для людей, как-то так...
Катце взялся за голову. Ну да, да, ценный груз происходил из лабораторий Рауля Ама, а над тем, что конкретно было в контейнерах, лучше было не задумываться. Равно как и над тем, кому и зачем понадобилась эта пакость. А вот о том, откуда каким-то бандитам стало известно о контрабандном рейсе, подумать как раз стоило!
- Кто это был, выяснили? - мрачно поинтересовался он.
- Угу, уже когда к станции пришвартовались, - ответил Гарри. - Говорят, скажите спасибо, что живыми выпустили, этот парень страх как все амойское не любит. Утверждает, мол, это от лукавого, нормальным людям такого не надо, лучше честная кибернетика...
- От кого?!
- От лукавого. Понятия не имею, что это значит, но еще ходят слухи, что тот псих уже не первый раз наши корабли атакует. Кое-кому не повезло, с концами пропали.
- Имя, имя! - потребовал Катце.
- Его там называют Красавчиком Винни, - сказал Гарри и вздохнул. - А больше ничего про него не знают. Откуда взялся, кто его люди... Он нигде не светится, а поймать его никак не могут. Вот.
- Ладно, - сказал Катце. - Все ясно. Возвращайтесь. Вопрос со страховкой я решу сам...
Разбирательства отняли массу времени и нервов, и за всем этим Катце было совершенно некогда снова... хм... припасть к прекрасному. Правда, теперь и в этом удовольствии таилась червоточинка: так и казалось, что на постели вместо одной фигуры - две. И вот вторую там видеть совершенно не хотелось!
Тем не менее, было интересно, куда именно запропастился Макги. Официальным способом выяснить это было невозможно. (Да что там, Катце даже не знал, кто именно отдает приказы легионерам! Вернее, непосредственных начальников Алек нашел, но их-то ведь тоже кто-то инструктировал, а кто - выяснить не удалось при всем старании.) Оставалось только ждать, надеясь, что легионер снова объявится у Ама и о чем-нибудь да проговорится, даст зацепку, с помощью которой можно будет размотать этот клубок... Зачем? Катце и сам не знал, но отчего-то наличие покалеченного руби в непосредственной близости от Рауля его нервировало.
Дождался он только через три недели, когда желание играть в сыщика-любителя уже немного поостыло. Постоянно отслеживать происходящее в квартире Рауля не было ни времени, ни возможностей, поэтому пришлось все-таки включать запись, а в редкие свободные минуты поглядывать, что новенького. До сих пор все шло неизменно, но вот позавчерашняя запись оказалась неожиданной.
Камера, как и было запрограммировано, включилась при малейших признаках движения. В кадре оказался хозяин квартиры, в черной, для разнообразия, шелковой пижаме, но еще с не убранными волосами. И, несмотря на поздний час, спать он явно не собирался: устроился полулежа на застеленной покрывалом кровати и углубился в чтение. В ярком свете можно было рассмотреть блонди в мельчайших подробностях, чем Катце и занимался некоторое время, пока не решил пустить запись дальше.
Время шло, Рауль время от времени поглядывал на часы и едва приметно хмурился. Казалось, он чего-то ожидает, и Катце уже понял, чего именно...
Едва слышно открылась и закрылась дверь. В спальню кто-то вошел.
- Ну наконец-то! - Рауль отбросил планшет и сел ровно. - Ты никогда не слышал пословицы: "точность - вежливость королей"?
- Это скорее к тебе относится, - отозвался уже знакомый сипловатый голос. - А мне больше по нраву вариант "точность - вежливость снайпера".
- Да уж... - Блонди поднялся на ноги, а руби появился в кадре. С прошлого своего визита он ничуть не изменился: та же черная форма, темно-рыжие волосы точно так же закрывают изуродованную сторону лица. Видимо, по Эосу он предпочитал перемещаться именно в таком виде, чтобы не шокировать окружающих. - Ну что? В этот раз ты...
- Ни единой царапины, - улыбнулся Макги, и на сей раз это действительно была улыбка, кривоватая, потому что правый угол рта двигался едва заметно, но именно улыбка.
- Ой ли?
- Желаешь проверить?
- Разумеется, - сухо сказал Ам. Он стоял спиной к камере, и Катце не мог видеть выражения его лица, но слышал некоторое напряжение в голосе.
- Как скажешь.
Руби провел пальцами от горла до бедра, магнитная застежка разошлась, и он небрежно скинул мундир на пол. Потом стянул облегающую нательную одежду, и Катце невольно подался к монитору: в прошлый раз он толком не приглядывался, да и освещение было не ахти, а теперь мог ясно рассмотреть - на груди у Макги тоже красовались внушительные шрамы. Если судить по ним, выходило - правую сторону тела ему просто разворотило, и то, что он не умер на месте, можно было считать чудом. Конечно, элитники выносливее людей, но все же...
"Окажись это левая сторона..." - невольно подумал Катце.
- Случись тот взрыв слева, - произнес Рауль, словно подслушав его мысли, - тебе пришел бы конец.
- Это было бы быстро, - равнодушно ответил Винсент. - Ну?
- Что - ну? Раздевайся дальше. Я тебя знаю, что-нибудь ты непременно попытаешься скрыть...
- Не в этот раз, - хмыкнул тот, привычным движением скинул ботинки, а за ними и брюки, оставшись в... да, все том же невероятном белье. На этот раз, правда, в веселенький горошек, а не в полосочку.
- Винс, тебе обязательно носить это? - спросил Рауль непередаваемым тоном.
- Тебя что-то смущает? Уставом не запрещено, а мне нравится.
- Подчеркивает индивидуальность?
- И это тоже, - согласился Макги. - Ну, ты вдоволь налюбовался?
- Повернись спиной, - скомандовал Ам.
- Говори лучше "кругом", - посоветовал руби. - Не то мне закрадываются нехорошие мысли...
- Мысли свои держи при себе, - ответил блонди. - И мы не в казарме, так что уж позволь мне разговаривать так, как я привык.
- Так точно!
- Чокнутый...
- Да, это одно из моих имен, - согласился Винсент, снова поворачиваясь лицом. - Ну что?
- Удивительно, но на этот раз ты действительно цел и невредим, - сказал Рауль. - Не пришлось геройствовать?
- Я никогда не геройствую, - с достоинством ответил руби. - Я выполняю свою работу с максимально возможной эффективностью. Кстати, можно, я присяду?
- Да, конечно... Так чем ты занимался на этот раз?
Катце наблюдал потрясающую картину: по полу разбросана одежда, на кровати сидят два элитника, один в пижаме, другой трусах, оба босиком, и светски беседуют. Полный сюрреализм!
Тут он подметил еще кое-что: видимо, взрывом зацепило не только торс Макги: шрамы спускались по животу, исчезая... хм... под горошком, и снова появлялись на бедре. И вон очень характерные отметины на колене, скорее всего, пришлось заменить сустав. Иных шрамов тоже хватало, но эти были самыми заметными... Так вот, Катце подумалось, что пострадать могло и еще что-нибудь. А значит, ничего этому Макги не светит. По крайней мере, в ближайшем будущем. Мелочь, а приятно! Очень уж несимпатичный тип...
- Знаешь, - говорил тем временем руби, - признаюсь, я расстроился, получив приказ.
- Отчего? Это совсем на тебя не похоже!
- Да ведь дело в том, что... - тот махнул рукой. - Я же знаю, сколько времени ты на это потратил. Ты рассказывал. А я все это - в распыл...
- Ах вот ты о чем! - рассмеялся Рауль. - Не переживай. Там ничего не было.
- То есть...
- Винс, за кого ты принимаешь руководство? Действительно, никто не стал бы пускать в распыл, как ты выражаешься, массу крайне ценного груза.
- Но что-то там все-таки было, - упрямо произнес Винсент.
- Конечно. Отходы тоже нужно как-то утилизировать, а после твоей... хм... уборки идентифицировать содержимое контейнеров вряд ли возможно. Мог бы и сам догадаться!
- Вот ведь, - усмехнулся руби. - Провели меня... Но, может, это и к лучшему. Я был убедительнее в своей роли. Но я все же рад, что твои труды не пошли прахом!
- Я тоже, - совершенно серьезно сказал блонди. - А ты не поинтересуешься, для чего все это было затеяно?
- Да это-то мне и так было понятно, - ответил Макги. - В большой политике я не силен, так что оставим... Похоже, нужен был повод для возмущения чьими-то чрезмерно ортодоксальными взглядами. Это раз. Ну а теперь появился еще второй - утилизация отходов. И третий - тот же товар можно продать второй раз и еще получить страховку. Я прав?
- В целом - да, - лаконично ответил Ам. - Винс... Я смертельно хочу спать. Давай продолжим утром? Все равно у тебя плановое обследование...
- Конечно, - тот поднялся. - Тогда я в душ. Ты...
- Я уже, - Рауль потянулся. - Иди, я выключу свет.
- Погоди, - Винсент пропал из виду, вернулся, держа что-то в руке. - Повернись, не то утром снова станешь шипеть на фурнитура, мол, он с тебя скальп снимает!
- Ах ты, и верно...
- Ты ждал меня в таком нетерпении, что позабыл позвать фурнитура? - весело спросил руби, сноровисто перехватывая длинные волосы блонди зажимами в нескольких местах.
- Винс, я позабочусь о том, чтобы завтра ты провел на стенде на час больше обычного. Для перестраховки. Что-то мне координация твоих движений не нравится!
- Да будет по воле твоей, - серьезно кивнул Макги и снова исчез.
Погас свет. Рауль устроился в своей излюбленной позе и, казалось, мгновенно уснул. Через несколько минут появился Винсент, бесцеремонно перебрался через хозяина спальни и негромко спросил:
- Спишь?
- Почти.
- Ну и хорошо, - вздохнул руби, устраиваясь поудобнее. - Во сколько подъем?
- Как обычно. Разбудишь?
- Конечно. И почему у тебя встроенного будильника нет?
- Есть. Но когда рядом ты, он не срабатывает.
- Тренироваться надо, - поучительно сказал Макги. - Всё. Спим.
И, Юпитер их побери, они действительно уснули! Впрочем, сейчас Катце интересовало кое-что иное...
- Гарри, - сказал он, вызвав подчиненного. - Скажи-ка, а как выглядели те бандиты?
- Обыкновенно, шеф, - пожал тот плечами. - Здоровенные вооруженные шкафы, вот и все. Одеты в комбинезоны, какие все носят.
- Лица-то, лица ты разглядел?
- Да они все в дыхательных масках были! Я уж испугался, что нас потравят чем-нибудь!
- А главарь? Этот, как его... Красавчик Винни! Он тоже был в маске? - допытывался Катце.
- Нет, он - нет, - ответил Гарри. - Я только и успокоился, когда он появился. Хотя, шеф, скажу я вам, такую рожу лучше было бы спрятать!
- А что с его рожей? Зовут Красавчиком...
- Да вы что, не знаете, как прозвища лепят? - поразился тот. - Иногда да, серьезные, а иногда - от противного. Так что большей страхолюдины, чем Красавчик Винни, я в жизни не видел, шеф!
- Ну, опиши его, - подбодрил Катце. Он уже знал, что записей с камер грузовика не осталось. Бандиты их затерли, и очень умело.
- Чего там описывать... - помялся Гарри. - Тоже здоровый лоб, метра два, не меньше, ну и в плечах будь здоров. Рыжеватый, но не вроде вас, а потемнее будет, и волосы назад зачесаны. Ну а харя - мама не горюй! Наверно, словил от кого-то горячий привет, там справа один сплошной шрам! И железяка какая-то типа штифта присобачена, поди, кости покрошило. И повязка черная на глазу...
- Ясно, - сказал Катце и отключился. Посмотрел на остановленный кадр на мониторе.
Выходит, Винсент Макги и Красавчик Винни - одно и то же лицо? Его разговор с Раулем полностью вписывался в эту концепцию (и страховка, страховка!), описание совпадало. Повязка... Ну, если Макги не прилгнул и действительно видит во всех диапазонах, то это ему не помешает. Но зачем все это?! Кто отдал ему такой приказ?!
А ведь было что-то похожее несколько лет назад, припомнил Катце. Только тогда какой-то отморозок, напротив, громил караваны, идущие к Амои, мотивируя это тем, что нечего снабжать исчадия ада. Помнится, на тогдашнем скандале удалось неплохо заработать, это раз. И два - добиться снятия кое-каких ограничений...
Страх на федеральных перевозчиков наводил тогда... Как же его звали? А, точно, самозваный капитан Йаго, прославившийся кроме бандитизма еще и любовью к запредельно пестрым шмоткам и залаченным гребнем крашенных в зеленый цвет волос на макушке.
"Крашеных ли? - мрачно подумал Катце. Если капитан Йаго (кстати, через некоторое время бесследно растворившийся на просторах Вселенной) был джейдом, то... - То, кажется, я добрался до какой-то дурно пахнущей истории!"
Разбираться в ней дальше не тянуло, и он предпринял еще лишь один шаг: показал знакомому врачу, промышлявшему подпольными операциями, скриншоты со шрамами Макги (разумеется, благоразумно закрыв лицо).
- Сколько, по-вашему, лет прошло после инцидента? - спросил он.
- Так сложно сказать, - подумав, ответил врач. - Не зная ни деталей этого... гм... инцидента, ни анамнеза пострадавшего... На мой взгляд - лет семь, может быть, больше.
Сделав поправку на звериную живучесть элитников и их повышенные по сравнению с обычными людьми способности к регенерации, Катце пришел к выводу: Макги попался Аму на глаза года три назад. Ну, может, чуть раньше, кто их разберет...

Пять лет назад
- По-прежнему отказывается? - отрывисто спросил Рауль.
- Наотрез, господин Ам, - понуро сказал его заместитель. - С тех пор, как пришел в себя.
- Почему меня вызвали только сейчас?
- Вы были недоступны, господин Ам!
- Ах да, простите, - поморщился он. - Совещание... Идем!
Это был тяжелый и интересный случай. Вообще-то Раулю Аму нечасто приходилось выступать в роли врача, пусть даже консультанта, но того требовало дело и вполне однозначный приказ сверху. Что ж, от него не убудет, решил он, когда доставили пациента, и чуть было не передумал, увидев его. Кто-то из молодых ассистентов с трудом сдержал эмоции, и их можно было понять: до сего момента Рауль и не представлял, насколько можно изуродовать совершенное создание эосских лабораторий...
- Что это было? - глухо спросил он, пока киберы диагностировали повреждения.
- Направленный взрыв, - ответил помощник. - Насколько стало известно от андроидов, здание было заминировано и, как видите, не все мины удалось обезвредить. Довольно старое приспособление, но очень... действенное. Даже спецкостюм не уберег: его местами пришлось срезать вместе с кожей.
- И он до сих пор жив... - Рауль присмотрелся: да, грудь руби медленно поднималась и опадала.
- Андроиды немедленно эвакуировали командира и поместили в спасательную капсулу. Операцию пришлось свернуть, но выбора не оставалось, сами понимаете, господин Ам... Он сейчас накачан снотворным и обезболивающим до предела, но дальше...
- Посмотрим, - сказал он. - Приказано сохранить пациента живым и пригодным к службе. Значит, мы это сделаем, верно?
- Конечно, господин Ам!
Пообещать легче, чем выполнить, в этом Рауль убедился очень скоро. Ладно, допустим, протезирование, вернее, экспресс-клонирование и пересадка оторванной по локоть правой руки - это ерунда. Восстановление поврежденных внутренних органов - тоже. Хуже всего дело обстояло с головой.
Каким образом у этого руби остался цел череп, было для Рауля загадкой. Правда, он очень скоро ее разрешил, проглядев отчеты андроидов: на пострадавшем был шлем, вот только забрало он зачем-то поднял. И поплатился: с правой стороны и верхняя, и нижняя челюсти оказались не просто сломаны, а буквально раскрошены, но если это еще можно исправить, то глаз уже не спасти... Ну и ожоги, само собой, куда же без них... Впрочем, ожоги имелись не только на лице, а и по всей правой стороне тела, и надо заранее озаботиться пересадкой кожи. По идее, на элитнике такие повреждения должны зажить сами, но мало ли?
А еще скверно то, что пациент этот оказался чрезвычайно упрям. Вот, теперь отказывается от обезболивающего, а с его травмами это, мягко говоря, неразумно...
- Крепления зачем? - тихо спросил Рауль. - Он же не буйный.
- Он сам попросил, - шепнул в ответ заместитель. - Чтобы не навредить себе, если непроизвольно дернется...
- Вот как!
- Может быть, вы с ним поговорите, господин Ам? - попросил тот. Он впервые столкнулся с такой ситуацией и не знал, как поступить.
- Конечно, - ответил Рауль. Он тоже никогда не попадал в подобные истории, но полагал, что блонди должен справиться со строптивым руби. - Посмотрим, что из этого выйдет.
Смотреть на распростертого на койке пациента было тяжело. Не неприятно, не противно - просто тяжело. Правая рука - откровенно неживая: пускай тут поработал отличный нейрохирург, действовать ею руби сможет еще нескоро. Послеоперационные швы, ожоги - все покрыто толстым слоем биогеля, под которым заживление должно идти быстрее, и который не дает проникнуть никакой инфекции. Темно-рыжие, почти каштановые волосы с правой стороны сгорели, с левой острижены покороче, чтобы не мешали. Лицо... нет, о лице лучше молчать, особенно о пустой глазнице, залитой тем же биогелем: о протезировании глаза еще только предстоит подумать.
Руби явно среагировал на звук шагов, поднял ресницы уцелевшего глаза и встретился взглядом с Раулем. Взгляд этот был затуманен, но явно от боли, а не от лекарств, такие вещи Ам умел распознавать прекрасно... и вдруг прояснился, словно пациент усилием воли заставил себя забыть обо всем, кроме посетителей.
Рауль взглянул на показания приборов, в целом остался всем доволен и жестом приказал остальным выйти. Ему хотелось поговорить без свидетелей. Впрочем, говорить руби тоже не мог: куда уж там, если ему и рта не раскрыть! Это неудобство компенсировалось прилепленным на горло сенсором, способным считывать легчайшие колебания голосовых связок, и аппаратом, позволяющим модифицировать эти колебания в человеческую речь.
И вот в этот момент Рауль осознал, что не знает, как начать разговор. Просто не знает, не было в его практике подобных случаев! И, как обычно, решил довериться интуиции...
- Винсент, - негромко сказал он, и тот недоуменно моргнул. Еще бы, не каждый день блонди обращается к незнакомому руби просто по имени. - Честное слово, вы зря это делаете.
Левый уголок рта руби дрогнул в усмешке. Невероятно, просто невероятно!
- Вы же не мазохист, - продолжил Рауль. - Так зачем мучиться понапрасну?
Снова эта полуулыбка, и еще руби опустил ресницы, мол, не поймешь, не пытайся даже.
- Если вы опасаетесь привыкания, то, право, не стоит. Во-первых, мы не предрасположены к этому в принципе, в отличие от людей. Во-вторых, если вдруг произойдет сбой, от зависимости ничего не стоит избавиться, это я вам гарантирую.
Улыбка стала скептической.
- Мы вытаскиваем вас, а вы всеми силами пытаетесь себя убить, - сказал Рауль. - Вы не выдержите. Человек давно бы умер от болевого шока, а вы просто усугубляете... Что?
"Я очень хочу жить", - прокаркал речевой аппарат.
- Раз так, быть может, вы согласитесь...
"Нет."
Твердо и окончательно.
- Винсент, я ничего вам не гарантирую в том случае, если вы будете игнорировать наши назначения. Я не знаю, что с вами будет дальше. Не могу дать точного прогноза, когда вы встанете на ноги. Это вам понятно?
"Конечно. Но я лучше сам."
- Сами так сами... - с досадой произнес Рауль, взглянув на искалеченного руби.
"Как вас зовут?" - раздался вдруг вопрос, и он вспомнил, что даже не представился.
- Рауль Ам. Глава генетической программы, биотехнолог.
"Очень приятно", - проскрипел аппарат. То ли руби не знал, что это за должность, то ли попытался пошутить, выяснять не было желания.
- Винсент, вы действительно отказываетесь от обезболивающих? Даже самых легких?
"Именно."
- А вы понимаете, что я сию минуту могу ввести вас в медикаментозную кому и держать в ней столько, сколько потребуется? И мне не потребуется ничья санкция, потому что...
"Не надо..."
И вот в этот момент Раулю вдруг показалось, что он слышит настоящий голос руби, не синтезированный. В нем слышалась тревога, Винсент Макги не желал расставаться с реальностью, какой бы та ни была!
- Хорошо! - резковато произнес Ам, отступив на шаг. - Если вам так угодно, можете мучиться. Но знайте, что достаточно попросить, и...
"Я не попрошу."
- Всего наилучшего, - сказал Рауль и вышел. Удивительно, но его легонько потряхивало. Да, таких пациентов он еще не видал!
- Что, господин Ам? - подскочил к нему заместитель.
- Пусть будет, как он хочет, - сказал он. - Но по первой же просьбе...
- Разумеется, господин Ам!
- И дежурную бригаду на пост, - добавил Рауль. - Он может и не вытянуть.
Как сглазил.
- Господин Ам! - подлетел к нему заместитель во время следующего визита. На нем лица не было.
- Что такое, Элери?
- Господин Макги...
- Что?! - напрягся Рауль.
- Остановка сердца. Тут же запустили, хорошо, дежурные опытные оказались...
Ам расслабился, но ненадолго.
- Причина?
- Болевой шок, тут и думать нечего, - буркнул Дион Элери. Платина, всего девятнадцать лет, подает большие надежды... Прекрасный, умный юноша. - Но, господин Ам, пациент все равно отказывается от обезболивающего! Я мог бы под свою ответственность...
- Не нужно, - остановил Рауль. - Здесь распоряжаюсь я.
- Простите...
- Не нужно извиняться, Элери. Просто помните, что в таких случаях я беру на себя ответственность. Подождите здесь, хорошо?
- Конечно, господин Ам, - в голосе помощника слышалось облегчение, и Рауль усмехнулся про себя. Давно ли он сам был таким же?
Макги выглядел не намного лучше, чем в прошлый раз. Но и не хуже, это уже радовало.
- Винсент, - негромко окликнул Рауль, и тот отреагировал почти мгновенно. - Винсент, вы заставили нас понервничать.
"Приношу мои искренние извинения".
Проклятье! Неужели этот ящик нельзя настроить на нормальное звучание голоса Макги? Рауль почти слышал его: низкий, богатый обертонами... а вместо этого - скрипучая невыразительная подделка.
- Вы не измените своего решения?
"Нет."
Снова четкое и окончательное "нет". Даже если руби начнет умирать снова... он не сдастся, это читалось и по его взгляду.
- Зачем вам это? - спросил Рауль по наитию. - Вам легче было бы в забытьи. Вы бы очнулись и ничего не...
"Я хочу всё прочувствовать и запомнить."
- Но зачем?!
"Чтобы когда-нибудь сказать себе - Винс, бывало и хуже! И вытащить это воспоминание. Это помогает, правда."
- Не уверен, - пробормотал Рауль, бросил взгляд на приборы и осторожно коснулся руки руби, сам не зная, зачем. Это было...
Это было кошмарно.
Боль рвущая, боль грызущая, боль пульсирующая, боль тянущая и изнуряющая, - все они сошлись здесь и только здесь, и у них была прекрасная цель...
Рауль моргнул и вынырнул из наваждения. Под его пальцами было запястье Винсента. Вокруг - ничего. Вот только мучительно болела вся правая сторона тела, особенно лицо, и в районе торса дергало нестерпимо. Это была не его боль, Ам до неприличия здоров, а значит...
"Да он же телепат!" - озарило его. Вот почему его нельзя просто так утилизировать! Ничего... ничего... Раз так, то пусть делает, что хочет, нельзя упустить такой материал для исследований! Интересно, он транслирует свои ощущения сознательно или нет?
- Винсент, - мягко сказал он. - Я не стану вас принуждать. Но повторюсь - одна ваша просьба, и...
"Я помню."
- Надеюсь, против наркоза во время операций вы не станете возражать?
"Против местного - не стану. Я не люблю отключаться... надолго."
- Думаю, это мы сможем обеспечить. - Рауль по-прежнему держал пальцы на пульсе Винсента. Ему было очень больно, но он даже представить не мог, что сейчас чувствует руби. И, если честно, не хотел представлять. - Ну, мне пора...
"Вы еще... придете?"
- Конечно, - сказал он. Не мог не сказать. - Вы же мой пациент.
На своем рабочем месте Рауль перелопатил все материалы по Макги. Ничего. Абсолютно ничего. Никаких дефектов, практически идеальный руби. В легионеры направлен исключительно из-за своей редкостной злопамятности: припомнить однокашнику пятнадцатилетней давности удар игрушкой по голове - это надо суметь. В легионерах также показал себя с самой лучшей стороны. Не азартен, не увлекается, как бывало со многими, но с удовольствием ведет игру с противником. Жесток сверх всякой меры, кого угодно разберет на составляющие... ("Быть может, именно поэтому так относится к боли?" - подумал Рауль.) А вот внедрять его - сущее наслаждение, даже гримировать почтине надо. Чуть-чуть оттеночного геля на волосы - и он уже не руби, а человек.
Ни слова про телепатию.
Рауль осторожно порасспросил тех, кто общался с Макги. Врачей в основном, но и младшим медперсоналом он не пренебрег.
- Ощущения? - удивленно спросил нейрохирург, к которому Ам обратился первому. - Неприятные. Нет, нет, не из-за увечья, я и не такое видывал... Мне было почти физически больно, что такой красивый парень изувечен. Я сделал все, что в моих силах.
- Вы отлично постарались, - сказал Рауль, сделав заметку насчет "физически больно".
Увы, больше никто ничего путного не сказал.
- Жалко смертельно, - ответил Элери. - Он же совсем молодой, немногим меня старше, а тут такое...
- Какая сволочь делает эти мины? Найти бы... - это второй помощник.
- Он никогда не перечит. Он всегда улыбается, - это младший медперсонал.
Рауль оказался в тупике.
- Элери, вы никогда ничего странного не ощущали, притрагиваясь к Макги? - не выдержал он однажды.
- Нет, - удивленно ответил тот. - Ну, в тот раз, когда его откачивали, вообще ни до чего было, а потом... Правда, господин Ам, не было странностей!
Выходило, это испытывал он один. Значит, Макги - направленный телепат? Даже если так, это очень много, и стоит немного перетерпеть.
Нельзя сказать, чтобы ощущения были приятными, но Рауль все равно приходил, брал Винсента за запястье...
...и обрушивалась боль. Разная. Он научился ее различать: вот тупо ноет шов в подреберье, вот десятками игл вонзается раздробленная кость челюсти, вот горят ожоги, даже под слоем биопластика...
Так и повелось: пульс прекрасно измерял кибер, но Рауль предпочитал прикасаться к пациенту. Это было странно, это причиняло боль, но несло что-то новое. Он ничего не нашел в генах Макги. Абсолютно нормальный руби, ну, чуть эмоциональнее других, это и у блонди случается... Нет отклонений. Значит, дело не в крови, в мозге. Может, под влиянием стресса развилась такая способность? Главное, не дать ей угаснуть... но как?! Он до сих пор не решался сказать Винсенту, что чувствует его переживания!
Когда боль начала понемногу утихать, Рауль стал различать что-то иное. Там, на дне этого темного колодца, была холодная стальная решимость. Решимость сделать все, что в силах Винсента и даже немного больше, выжить во что бы то ни стало! Правда, последнее время эта решимость частенько тонула в безнадежности и осознании того, что прежним Макги уже не стать. И, если честно, это было даже хуже, чем боль от ожогов и переломов...
- Винс, - сказал он, когда его в очередной раз затопило этой беспредельной тоской, - послушайте меня. Вы почти в порядке. Клянусь. Да, еще нужно подготовить глаз, но это просто дело времени. Ожоги почти зажили. Останутся шрамы, ну и что? Их легко убрать. Рука работает. Вам еще предстоит долгий период реабилитации, но это сущие пустяки. С лицом хуже, конечно... Вы знаете, там было просто крошево... Что сумели, собрали и слепили специальным раствором, посадили на штифты, но вам придется носить еще и внешний штифт, чтобы это все не развалилось, пока не срастется как следует. В протезировании зубов тоже приятного мало... Но вы с нами, и это главное!
Ответная волна благодарности оказалась настолько... острой, что Рауль едва не отнял руку. Сдержался все же: не хотел показывать, что способен ощущать эмоции пациента.
- Я вас прошу, заметьте, прошу, а не требую - примите немного снотворного. Просто чтобы уснуть, вам это необходимо. Вам нужно набираться сил, а от боли вы почти не спите!
- Я могу и без... - покалеченное горло выталкивает хриплый шепот. Прежнему красивому баритону конец, связки сожжены. Губы почти не размыкаются, рано еще. - Учили. Смотрите...
Рауль смотрел и чувствовал: глубокий вдох, выдох, вдох, выдох... Все. Винсент ушел. Боль осталась где-то на периферии, а он сам уснул, сработали вбитые тренировками техники. Ну и слава Юпитер, пусть спит... И почему только не соглашается на пластику лица и тела? Ладно, разрешил привести в порядок причинное место, там рубец очень сильно мешал, но на этом - все. "Пусть останутся шрамы, - сказал руби, - я так хочу." Ненормальный...
...Той ночью Винсент снова мучился от боли. На этот раз - острой, отходил наркоз после протезирования зубов. Не сравнить с болью от ожогов, от переломов, конечно, но после перерыва хватало и ее. Главное, она была разнообразной: то тянущей, то пульсирующей, то какой-то еще... Он не успел завершить классификацию, потому что его аккуратно взяли за запястье.
- Очень плохо? - тихо спросил Рауль. О, все боги мира, что он-то знал о боли?! Ну, кроме наименований лекарств! И все же в его присутствии становилось немного легче.
- Какая разница... - ответил он.
- Где? Где особенно больно? - поинтересовался тот. - Скажи, я знаю, что делать.
Винсент не знал, как объяснить, ему и говорить-то было тяжело, попытался сформулировать мысль... и был изумлен, когда через несколько минут явились те, другие, сменили капельницы. Действительно стало легче, а главное, пропала одуряющая муть, которую Макги ненавидел.
- Просто поддерживающие средства, - сказал Рауль.
- Не уходи... - непослушными губами выговорил Винсент.
- Я побуду с тобой. Может, ты чего-нибудь хочешь?
- Фантастика... Блонди спрашивает руби, не хочет ли тот чего-нибудь...
- Ты мой пациент. Я сейчас не блонди, я врач. Ну?
- Я...
- Ну?
- Ничего не хочу. Оставь меня в покое. Пожалуйста.
Это была очень длинная речь для Винсента, и Рауль тогда впервые коснулся его лба, просто проверить, нет ли жара, машинально, не...
Не из чувства долга.
- Тебе нужно спать. Набираться сил, - проговорил Рауль. Переход на "ты" был странен, но очевиден. - Может, хотя бы легкое снотворное? Я верю в силу твоей воли, но...
- Тебе тоже нужно спать, так иди и спи.
- Я прикажу вколоть мне то же, что и тебе. Сомневаешься - вели поменять инъекторы. Я слова не скажу.
- Я тебе верю, - пальцы Макги погладили кисть Ама. Просто так. Ничего не передалось. - Но все равно...
- Что?
- Я же ни на что не годен. Зачем ты возишься?
- Здравствуй! Тебя приказано вернуть в строй как можно скорее! Ты один из лучших легионеров, не знал, что ли?
- Вот теперь я точно не усну...
- Не хочешь - не спи. Главное, выздоравливай.
Он ушел, и сокрушающее ощущение пустоты обрушилось на Винсента. Что за ерунда?
И еще - Ам знал о нем что-то... что-то этакое. По глазам видно было...
...На ноги Макги поднялся через пару недель. Честно говоря, Рауль считал, что еще рано, но руби оказался упрямее. Он мог бесконечно разрабатывать правую руку, не огорчаясь неудачам, он стоически сносил все процедуры, зачастую очень болезненные, он никогда не жаловался и не требовал ничего, кроме единственного - никаких обезболивающих. Заживающие ожоги доставляли массу хлопот, но Макги и это было нипочем. И он по-прежнему отказывался от пластики.
- Знаешь, ты теперь далеко не красавец, - как-то сказал ему в сердцах Рауль, зашедший проведать пациента. Теперь он приходил реже, не было нужды, регенерация пошла нормальными темпами, и Винсенту не грозило скончаться в любой момент; у Рауля же была масса дел.
- Мне это без разницы, - спокойно ответил тот. - С лица воду не пить, слышал такую поговорку?
- Но...
- И на приемах мне не блистать. А с такой физиономией я запросто сойду за своего в любой бандитской компании. Кстати, могу я увидеть себя в зеркале, наконец?
- Не знаю, стоит ли, - обронил Ам.
- В обморок я не упаду, обещаю, - криво усмехнулся Макги. - Так могу я?..
- Конечно, - сказал Рауль и велел принести зеркало. Сам остался рядом: мало ли что?
Изучал себя Винсент долго. Потом снова усмехнулся и отдал зеркало санитару.
- Могло быть хуже, - сказал он спокойно. - Глаза мне только не хватает... Неудобно, обзора никакого.
- Есть два варианта, - произнес Рауль. - Можно вырастить новый, будет как прежний, но это долго и муторно. А можно прямо сейчас поставить искусственный.
- У него преимущества есть?
- Конечно. Приживается быстро, имеется возможность видеть в разных диапазонах... Если хочешь, я дам тебе документацию.
- Не надо. Меня больше время волнует. Пусть будет искусственный, мне лишь бы видеть, а за счет чего - без разницы. А раз там есть дополнительные функции - то это совсем здорово, пригодится! Когда операция?
- Ты самый ужасный пациент из всех, кого мне доводилось видеть, - сказал Рауль, осторожно дотронувшись до его руки. Да, прежняя решимость идти до конца, но еще и тень неуверенности: все ли получится, как надо? Хватит ли сил завершить начатое?
- На вопрос не ответишь?
- Хоть завтра, - сказал он.
- Значит, завтра, - кивнул Винсент, и осторожно потянулся всем телом: он никогда не упускал возможности проверить, не мешает ли ему что-либо свободно двигаться. Вот такие рубцы необходимо было устранять, прочее же Макги не волновало.
Рауль молча покачал головой и вышел. Надо было готовиться к операции...
Все прошло штатно, и хоть ночь Ам провел у Макги, ничего нового не узнал. Ощущения были... странными. Боль давно стала привычной, это ерунда. Но вот видеть обоими глазами руби сможет еще не скоро, даже когда глаз приживется. Придется потренироваться, чтобы научиться владеть этим протезом. Впрочем, Рауль полагал, что Винсент не испытает особенных трудностей... А если испытает, то преодолеет с присущим ему упрямством.
- Мне надо возвращаться, - встретил его руби во время очередного визита.
- Куда... возвращаться? - опешил Рауль.
- На службу, - удивленно взглянул тот. - Наверняка работы море, а я уже на ногах!
- Ты еще видишь скверно, - нахмурился Ам.
- Ничего, пока и так сойдет, - мотнул головой Макги. - Постепенно освоюсь. Я не могу тут больше торчать. Эти ваши тренажеры - полная ерунда, я на них никогда не восстановлюсь! Мне нужно... домой.
- У тебя есть свой дом? - Рауль встретил недоуменный взгляд и поправился: - Квартира?
- Ты что? - опешил Винсент. - Откуда бы?
- Тогда я не понимаю, куда ты намерен отправиться.
- На базу, - пожал тот плечами: это движение теперь давалось ему совсем легко. - Я вообще-то там живу, ты не знал?
- Нет, - честно ответил Рауль, кляня себя за то, что не удосужился поинтересоваться. Но вообще мог бы и догадаться: какой еще дом или квартира у легионера? В лучшем случае - казарма! - Тебе пока туда нельзя, Винс. Обследования...
- Я буду являться, когда прикажешь.
- Дело не только в этом. Я не могу допустить, чтобы ты бесконтрольно пытался восстановить форму. Так ты себя попросту угробишь!
- Ну, - философски произнес Винсент, - если я жив до сих пор, с чего бы мне умереть на беговой дорожке?
- Я запрещаю, - сказал Рауль. - Будешь возражать - прикажу пристегнуть тебя к койке. Ты этого добиваешься?
- А ты чего добиваешься? Чтобы я упал тебе в ноги? Я могу встать на колени, если хочешь, - руби недобро прищурился. - Правда, тогда ты рявкнешь, что я перетруждаю поврежденный сустав!
Ам хотел что-то сказать, но не нашел нужных слов. Они никогда не находились в разговоре с Макги. Он был... неправильным, и обычные схемы с ним не работали. И да, он мог разговаривать с Раулем в таком тоне. Запретить подобное тому отчего-то не приходило в голову.
- Винс, успокойся, - произнес он, привычно взяв руби за руку. Ох уж эти эмоции, чего тут только не понамешано: и злость, и обида с досадой, причем - на себя самого, на подведшее тело, и тоска... - Я думаю, можно найти компромисс.
- Ищи, - дернул плечом Макги.
- Я понимаю, что тебе обрыдло сидеть в четырех стенах. Я допускаю, что нагрузки кажутся тебе недостаточными. Но, Винс, я все-таки специалист, и я знаю, что ты можешь выдержать, а чего нет!
- Ты не знаешь, что я могу выдержать, - спокойно сказал руби.
- Пусть так, но у нас здесь не шоу. Я не хочу выяснять на практике, где предел твоих возможностей, понимаешь? Умерь пыл, очень тебя прошу. Ты вернешься в строй, обещаю, но сию секунду бежать марафонскую дистанцию тебе нельзя! - Рауль перевел дыхание. - Потерпи, пожалуйста...
- Я устал, - негромко произнес Винсент. - Я... Нет, ты не поймешь. Ты блонди. Образцовый.
- Попробуй объяснить, - ответил тот, хотя все уже было ясно. Если оставить Макги взаперти, он найдет способ сбежать на свою обожаемую службу и сделает себе только хуже. - От чего именно ты устал?
- От безделья, - мгновенно откликнулся руби. - Знаю, я еще не в форме для активных действий, но я могу работать, я в состоянии планировать... А, что тут говорить!
- Я понял. - Рауль коснулся сенсора, и на пороге тут же появился Элери. Если того и удивило то, что начальник сидит рядом с пациентом и держит того за руку, он никак этого не выказал. Мало ли, для чего это нужно, в самом деле! - Элери, готовьте господина Макги к выписке.
Руби дернулся, но отобрать свою руку у блонди не сумел. Проще было ее оторвать. Рауль же с интересом ощущал смену настроения: недоверие, злость (решили пошутить?!), робкая надежда...
- Господин Ам, вы же сами говорили, что еще рано, - растерянно сказал заместитель.
- Да, но я пересмотрел свои взгляды, - ответил тот. - Включаться в активную работу господину Макги еще рано, но возвращаться к нормальной жизни уже пора. И подыщите ему какой-нибудь костюм на первое время, будьте так любезны.
- Конечно, господин Ам!
Юноша исчез, а Рауль повернул голову и встретился взглядом с Винсентом. Как тогда, в самый первый раз.
- Ты же сказал, что мне нельзя на базу, - сказал тот.
- Нельзя.
- Но все же ты меня отпускаешь?
- Нет, - сказал Рауль и с удовольствием ощутил чужую растерянность. Может, это было мелко, но поумерить гонор этого руби оказалось неожиданно приятно.
- Я ничего не понял, - признался тот.
- Все очень просто. Ты хочешь на свободу, но ты должен оставаться под присмотром. Следовательно, пока что ты поживешь у меня.
А вот это уже была не растерянность. Это была, пожалуй, паника, плавно перешедшая в изумление и недоверие.
- Так просто ты из моей квартиры не выйдешь, - добавил Рауль. - Только со мной вместе или с тем, кому я доверю сопровождать тебя. А что до тренажеров, я готов выслушать твои предложения. И если ты не сумеешь обосновать, зачем тебе понадобилась гиря весом в центнер... Что такое?
Винсент смеялся. То еще зрелище, если честно, но...
- Ты чокнутый! - сказал он весело.
- Ничуть, - ответил Рауль, чувствуя, как рассеивается чужая тревога. - Я просто рационален. А чокнутый здесь только ты. Это же твое прозвище, не забыл?
- Еще бы я забыл...
- Все готово, господин Ам, - сунулся в комнату Элери. За его спиной маячил фурнитур. - И... вот. Надеюсь, подойдет.
- Я выйду, - сказал Рауль, поднимаясь. - Переодевайся и пойдем, что тянуть?
Дверь бесшумно закрылась.
- Господин Ам, а почему вы решили... - Заместитель замялся, не зная, как сформулировать вопрос.
- Он легионер, Элери, - рассеянно ответил Рауль. - Он физически не может оставаться без дела.
- Мы тоже не можем.
- Да, но мы более стабильны эмоционально. Я посчитал, что Макги лучше сменить обстановку, пока он не начал бросаться на стены. На некоторое время это его займет, а потом... - Ам пожал плечами. - Потом он уже будет в состоянии вернуться к работе. Вам ясно, Элери?
- Конечно, господин Ам!
- Я дам вам код от замков моей квартиры. Вам придется сопровождать Макги на процедуры и занятия. Извините, но сам я слишком занят, а доверить это фурнитуру не могу.
- Я почту за честь, господин Ам, - серьезно сказал юноша. - Правда...
- Что такое?
- Боюсь, я не сумею удержать господина Макги, если ему вздумается проявить своеволие. А брать с собой пару андроидов... хм...
- Не стоит, - согласился Рауль. - Не переживайте, Элери. Он будет слушаться, обещаю.
- Спасибо, господин Ам.
Дверь скользнула в сторону, и на пороге появился Винсент. Выглядел он непривычно: традиционный костюм элиты сидел на нем как-то не так. Фурнитур суетился вокруг, но поправить ничего не удавалось.
- Ну, пойдем, - сказал Рауль, крепко взяв подопечного за плечо. - И распусти волосы, пожалуйста. Иначе будут пялиться.
- А, ну да... - Руби уже привычным жестом сдернул заколку и перекинул темно-рыжие волосы на правую сторону. - Сойдет?
- Вполне.
По счастью, в разгар рабочего дня им почти никто не повстречался, до квартиры удалось добраться без происшествий.
- Я действительно тебя не стесню? - спросил Винсент уже на пороге.
- В моих апартаментах можно разместить роту легионеров, и я их даже не замечу, - немного высокомерно ответил Рауль. - Входи.
- Ну и на кой тебе такой стадион?
- По статусу положено.
- То есть?
- Винс... - Рауль удивленно взглянул на него. - Только не говори мне, что ты не знаком с понятием статуса... и всего к нему прилагающегося!
- Я знаком, только все равно не понимаю, зачем одиночке такие хоромы, - мрачно сказал руби.
- Господин... - прошелестел фурнитур прежде, чем блонди успел ответить. - Простите, господин, я не встретил вас, как подобает...
- Довольно, - отмахнулся Рауль. - Приготовь гостевую комнату, любую. И подай ужин на двоих.
- Как прикажете, господин...
- Ух ты, - сказал Винсент, проводив фурнитура взглядом. - А мы сами готовим. Потому что сухпаек достал уже...
- У вас нет фурнитуров? - поразился Рауль, провожая руби в гостиную.
- А на кой? Одеться сами мы в состоянии, волосы, ты сам видишь, недлинные, справимся. Ну... на базе есть повар, стряпает неплохо, но однообразно. Так что иногда мы сами что-нибудь готовим... - Макги немного расслабился и разговорился. - Хотя... слушай, я соврал. Есть фурнитуры, но они общие. Когда надо постирать или еще что - их зовут. Но у нас это обычно по графику... А так - сами. Какой ты, к дьяволу, легионер, если не можешь трусы себе постирать?
Рауль подавился смешком.
- Сходи на балкон, - предложил он. - Оттуда отличный вид.
- Я потом, - сказал Винсент. - Я... Слушай, можно вот это снять?
- То есть? - опешил Ам.
- На стену сейчас полезу, не могу больше, - честно сказал Макги. - Эти ваши костюмы...
- О, Юпитер! - сообразил Рауль. - Конечно, снимай!
Сам-то додумался! Облегающий сьют - на едва зажившие шрамы! Удивительно, что руби еще так долго терпел... Хотя чего-чего, а вот терпения ему не занимать!
- Тебе фурнитура позвать? - спросил он, стоя за дверью гостевой комнаты.
- Да я сам... Тьфу, кто придумал это извращение? Прошу, верни мне мундир!
- А где его взять?
- На базе, где ж еще... - Винсент появился на пороге, задрапированный в один из шелковых халатов Рауля. - Избавиться от этой сбруи - настоящее блаженство, скажу я тебе! Как ты постоянно это на себе таскаешь?
- Привычка, - усмехнулся тот. - Стало легче? Идем...
За ужином руби тоже вел себя своеобразно. Есть ему пока еще было тяжело, но это его не останавливало.
- Счастье-то какое... - сказал он в итоге. - После этих ваших вливаний - нормальная еда. Хотя нет, не нормальная.
- А что не так? - удивился Рауль.
- Ты когда-нибудь пробовал свежее мясо, поджаренное на открытом огне? - вопросом на вопрос ответил Винсент.
- Нет.
- Вот когда попробуешь, тогда поймешь. Эти изыски... хорошо, конечно, но иногда хочется чего-то простого.
- Я очень тебя прошу, не разводи в гостиной костер, - попросил Рауль.
- Не буду. Смысла нет. Такие вещи нужно делать на природе... - Винсент вздохнул.
- Рвешься на службу? Я сказал - потерпи. Ты почти в норме, но кое-что еще нужно подправить.
- Я подожду. Здесь всяко лучше, чем в палате. Кстати, мне можно выходить в сеть?
- Конечно.
- Вот этого мне не хватало больше всего! - сказал Макги, сверкнув здоровым глазом, и Ам понял, что спать сегодня пациент не будет.
Ну и ладно... Приказать привезти вещи руби, велеть фурнитуру никого, кроме Элери, не впускать, заняться своими делами... Вот и вечер пролетел. Да и большая часть ночи, если честно, и спать хочется невыносимо... Нужно только для порядка заглянуть в Винсенту - и на сегодня всё.
По счастью, квартирант уже угомонился (как отрывать Макги от терминала, Ам не представлял), вот только...
- Не спишь? - тихо спросил Рауль.
- Нет, - так же тихо ответил Винсент.
- Что-то не так?
- Нет.
- Тогда почему?
- Слишком много впечатлений, - ответил тот, посмотрев на Рауля. Повязку он снял, и недавно пересаженный глаз заметно косил. - Вот ерунда, никак не могу приспособиться к этой дряни...
- Я тебе говорил, постепенно все наладится.
- Знаю я... Хочется поскорее. И не говори "не торопись", я этим сыт по горло!
- Не буду... - Рауль осторожно положил руку на плечо Винсента и вдруг решился: - А ты знаешь, что ты телепат?
- Я?! - искренне удивился руби и чуть приподнялся. - Я никогда не...
Он вдруг осекся и внимательно посмотрел Раулю в лицо.
- Значит, все-таки что-то было, - сказал тот.
- Нет, - качнул головой Макги. - До тебя - не было.
- Что ты имеешь в виду?
- Да я сам не знаю. Просто... когда ты приходил, мне становилось легче. Пусть немного, но легче. А ты... что-то чувствовал?
- Это мягко сказано, - усмехнулся Рауль. - Мне страшно представить, что ощущал ты, если до меня доносилось только эхо!
- Ты поэтому со мной возился? Забрал к себе? Стой, не отвечай... - Винсент потер лоб. - Не надо отвечать. Ты - ученый, я - объект, вот и все. Это нормально.
- Нет, нет и еще раз нет! - Он изо всех сил старался не задеть едва зажившие раны, но получилось ли, понять не мог. - Мне приказали непременно вернуть тебя в строй, а почему - не объяснили. Я ничего не знал, клянусь. И... Винс, никто из моих подчиненных ничего не чувствовал, прикасаясь к тебе. Ты говоришь, что прежде такого не было. Так выходит, ты - телепат, а я - эмпат, но я не воспринимаю чьих-то еще эмоций, а ты...
- Вот ведь совпадение! - саркастически ответил руби. - Думаешь, это случайность?
- Нет, - поразмыслив, ответил блонди. - Очевидно, есть что-то, чего я не знаю, нет таких данных в открытом доступе. Исходя из этого, тебя направили к нам на лечение. Вероятно, у меня в личном деле тоже что-то такое записано. А потом мы, Юпитер побери, встретились...
- Ага, и подошли друг другу, - то ли рассмеялся, то ли кашлянул Макги. - А ты... в самом деле меня чувствуешь?
- Только когда дотрагиваюсь.
- И что сейчас?
- Ты очень растерян, - честно сказал Ам. - Ты мне не доверяешь, но в то же время...
- Хватит, - перебил руби. - Это я и сам знаю. И... я хочу спать.
- Я тоже. Подвинься.
- Но...
- У тебя болят шрамы, и ты так просто не уснешь, а если и уснешь... Помню я эти ваши техники! Словом, толку не будет. Кажется, я оттягиваю на себя твою боль, ты сам сказал.
- Я только предположил!
- Вот и проверим. Подвинься...
Это была очень странная ночь. Рауль был уверен, что Винсент, как и он сам, не сомкнул глаз, но все равно - к утру руби выглядел заметно лучше, чем вечером.
С ним было несложно сосуществовать. Да и о чем могла быть речь? Утром Рауль обычно отправлялся по своим делам, а Винсента, он знал, забирал Элери и весь день гонял на тренажерах: нагрузку повысили, изменили кое-какие показатели по требованию Макги, так что дел хватало. К вечеру оба они, вымотанные до предела, могли только обменяться парой фраз и "рухнуть в койку", по выражению Винсента. Рауль настоял на том, чтобы это была его кровать - достаточно просторная, чтобы расположиться как можно удобнее, хотя все равно засыпали и просыпались они в обнимку. Но мало ли?
Винсент полностью освоился с искусственным глазом, показывал отличные результаты на контрольных тестах, а как-то раз, явившись домой пораньше, Рауль застал его отжимающимся от пола.
- Я же просил... - сказал он.
- А я говорил, - мрачно сказал Макги, сидя на полу. - Я уже в норме. Мне не хватает нагрузки, я это твержу твоему Элери не первый день!
- Элери ничего не может изменить без согласования со мной, а я был занят.
- Вот именно! И ты думаешь, я не в состоянии понять, смогу я что-то сделать или нет?
- В состоянии, конечно, - Рауль присел на край дивана. - У меня хорошая новость для тебя, Винс.
- Ну? - настороженно взглянул на него руби.
- Ты можешь возвращаться. По результатам последних тестов ты пригоден к несению службы. Ну а то, что ты не хочешь привести лицо в порядок, а предпочитаешь пугать окружающих... - Рауль дернул плечом. - Это твое личное дело.
- Ты серьезно?! - Винсент коснулся его колена. - Да, это правда... Я... Когда мне предписано прибыть на базу?
- Когда захочешь. Хоть сейчас.
- Я... Я лучше с утра, - сказал Макги, отводя взгляд. - Если ты не возражаешь. Я тебе уже порядком надоел, а?
- Ага, - поддержал Ам. - Достал ты меня по самое некуда... Пойдем ужинать. Отметим твое возвращение в строй, тебе уже можно!
Еще одна бессонная ночь. Слишком много эмоций, они просто захлестывают: тут и радость, и опасение не справиться, и предвкушение... и вдруг досада и разочарование. И обида почему-то. Потом прилив благодарности - и снова обида, совсем детская, но очень острая. Что бы это могло значить?
Рауль этого так и не узнал. Винсент ушел до рассвета, не потревожив его. Вещей у него почти не было, на сборы много времени не ушло... Вот и все. Поди узнай, где он теперь, на каком задании!
Ам пожал плечами и углубился в работу. Дел хватало, даже с избытком, и только вечерами все казалось: сейчас прозвучат еле слышные шаги, лохматая голова ляжет на плечо, потом будет вдох, выдох... и глубокий сон. В последнее время все эмоции Макги перебивала железная уверенность в себе. И спокойствие, какое-то совершенно невозможное спокойствие! Одно прикосновение - и все, до утра можно ни о чем не думать... Ну да ладно, уверенности в себе у Рауля и собственной хватало с избытком, а что до остального - можно и обойтись, как обходился годами.
Разбудил его запах. Странный, незнакомый... И тяжесть на плече, на привычно вытянутой и привычно уже пустой руке. И ощущение: сдержанная радость, усталость, покой...
- Винс? - Рауль попытался приподняться, но это было не так-то просто сделать. - Юпитер, откуда ты взялся?
- Я с задания, - сонно ответил руби, не открывая глаз. - Прости, отключаюсь. Завтра расскажу.
- Как ты вошел?
- Запомнил код. Я же видел, как Элери его набирал. Смени, кстати. Только мне новый скажи...
- И чем от тебя несет?
- Так... дым, гарь... Извини, на полноценную помывку сил не было, но первичную санобработку я прошел, не беспокойся.
- Ты хоть цел?
- Вполне, - солгал Винсент: Рауль прекрасно ощущал, как ноют у него ребра. - Ничего фатального. Я бы не посмел заляпать кровью твою постель...
- Спи, - сказал Рауль. - Спи. Я утром посмотрю, что к чему.
- Угу...
Спокойствие. Чувство абсолютной защищенности. А какая-то там боль - это ерунда, это не помеха...
- Доброй ночи, - произнес Ам в спутанные и не очень чистые рыжие волосы, пахнущие войной...
...-Если тебя не убьют на задании, это сделаю я, - сказал он Винсенту утром, вдосталь налюбовавшись чудовищной гематомой у того на боку. - Своими руками.
- За что? - поразился тот. - Обычная травма. Ну, подумаешь, два ребра треснуло, это не смертельно.
- Да? А это? Тебя что, кошки подрали? - Ам рывком развернул Макги спиной к себе.
- Не кошки... - сказал тот едва слышно, но Рауль услышал. И почувствовал - легкое смущение, будто Винсента застукали за каким-то постыдным занятием.
- Так, - сказал он. - Первичную санобработку, говоришь, прошел? Твое счастье... Сейчас же прикажу уничтожить постельное белье, а ты немедленно отправишься со мной в лаборатории, проведем кое-какие анализы. Во избежание!
- Да брось, ты же не всерьез сердишься, - обернулся Макги. - У меня выбора не было.
- Неужели?
- Именно. По моей нынешней легенде... - Винсент нахмурился. - Неважно, в общем, приходится общаться с людьми соответствующего склада. И... хм... отмечать успешные операции. А ты можешь представить, как это происходит: реки спиртного, ну и... всё остальное. Экспресс-анализ я себе сам сделал, не беспокойся, все необходимое на борту есть. Да и вообще, на такие мероприятия только проверенных шлюх приводят, серьезные же люди...
- Очень познавательная лекция, - сухо сказал Рауль. - Но в лабораторию ты все равно отправишься. Одевайся.
- Не вопрос, - пожал плечами руби и вдруг улыбнулся. - А ты что, даже не поинтересуешься, как функционируют восстановленные органы?
- Я и так вижу, что великолепно, если судить по твоей изодранной спине! - не удержался тот. - Постой... А почему ты решил, что я не сержусь?
Винсент промолчал.
- И еще, - озарило Рауля, - когда я сообщил тебе, что ты можешь отправляться на службу, ты сперва не поверил, а потом вдруг сказал - это правда. Я тогда не обратил внимания, но... Ты меня тоже чувствуешь?
- Очень слабо, - сознался Макги. - И не всегда. Время от времени прорывается что-то, но я не знаю, с чем это связано. В тот раз, наверно, просто эмоциональный всплеск, больно уж неожиданная новость. А сейчас... Сейчас смешно стало.
- Смешно? - поразился Ам.
- Ну да, я посмотрел, как ты хмуришься, вспомнил ту вечеринку... И понял, что ты не всерьез. - Винсент вдруг сделался серьезным. - Послушай, это ведь достаточно странное явление, разве нет?
- Очень странное, - согласился Рауль.
- А почему ты не рвешься его исследовать?
- Кто тебе сказал?
- Ну... - руби криво усмехнулся. - Я вроде бы свободен, надо мной не ставят опытов... или я просто не замечаю?
Рауль не сразу нашелся, что ответить.
- Знаешь, - сказал он наконец, - даже если бы я хотел изучить этот феномен, я все равно не представляю, как к этому подступиться, особенно учитывая тот факт, что проявляется он исключительно при контакте со мной. Что до прочего... не сомневайся, ты проверен и изучен даже не на клеточном уровне, бери выше. Тесты проводились, ты просто не знал, что именно это за процедуры. И - ничего. А поскольку видимых отклонений нет, то и санкций на исследование мне тоже не дадут.
- Кто не даст? - заинтересовался вдруг Винсент. - Я помню, ты говорил: на то, чтобы ввести меня в медикаментозную кому, тебе ничьего разрешения не требуется. Но то была иная ситуация, я - просто пациент, ты - врач... Здесь, понятно, все иначе. Просто так меня распотрошить ты не имеешь права... А кто может отдать тебе такое распоряжение?
Ам только вздохнул.
- Ты говорил еще, что меня приказано вернуть в строй, - не отставал Макги. - А чей это приказ?
- Винс, ты же знаешь, кто я, - произнес тот и не удержался: - Правда, когда я представлялся, ты был несколько не в форме и мог не уловить...
- Я помню, что ты биотехнолог и глава генетической программы, - нахмурился руби. - Но мне это мало о чем говорит. Понимаю только, что ты не практикующий врач, это тебе не по статусу... - Тут он усмехнулся, явно припомнив давнишний разговор. - Приглашенная знаменитость, вроде того. Я зачем-то нужен, следовательно, работали со мной лучшие специалисты. Я прав?
- В общем, да, - ответил Рауль. - Винс, ты действительно не в курсе? И никого не расспросил?
- Я предпочитаю узнавать такие вещи из первых рук. И я не собирался направо и налево трепаться о том, что со мной было, и кто мной занимался.
- Понятно... - Ам отступил на шаг. Да, Макги - очень непростой тип. И очень умный. Ну а кроме того, нет смысла его обманывать. - Надо мной только один начальник.
- Консул? - живо отреагировал Винсент.
- Нет, - ответил Рауль и с интересом понаблюдал, как меняется выражение лица руби. Очень хотелось взять его за руку и оценить впечатления, так сказать, напрямую, но он сдержался: это было бы не слишком честно по отношению к Макги.
- Тогда ясно, - сказал тот наконец. - И почему тебе недоступны какие-то данные... если они вообще существуют, и все прочее. Я, наверно, результат какого-то эксперимента?
- Может быть. А может, и нет, - пожал плечами Рауль. - Тебе есть какая-то разница?
- Да нет, - усмехнулся Винсент. - Но, честно говоря, я не ожидал, что ты настолько важная персона. Блонди, понятно, но все же... чтобы так, в прямом подчинении... Тебе остальные не завидуют, часом?
- Может быть, - сказал Ам. - Но, скорее, побаиваются. За редким исключением.
Руби прикусил нижнюю губу, помолчал, потом прямо взглянул на Рауля и резким движением застегнул мундир доверху.
- Я их понимаю, - сказал он. - Ну... Я, пожалуй, поеду на базу.
- С какой стати? - не понял Рауль.
- С такой. Для таких, как ты, слухи - хуже залпа из плазмотрона. Там хоть раз - и готово... А я и так тебя здорово подставил, когда заявился среди ночи.
- Винс, ты бредишь, - уверенно сказал Ам. - Какие слухи?
- Обыкновенные, - криво усмехнулся Макги. - Конечно, моей рожи трудно не испугаться, но ты же ученый, у тебя мозги должны быть слегка набекрень... А подробности придумают, не сомневайся.
- Ах вот ты о чем! - Рауль отбросил волосы со лба. - И думать забудь.
- То есть?
- То и есть. Забудь об этих глупостях. Мне был отдан приказ: вернуть тебя в строй. Я сделал это один раз, но приказ не отменен, следовательно, я продолжу заниматься тем же самым. А где и каким образом я это делаю, никого не касается. Если же кто-то усомнится... - Ам недобро улыбнулся. - Он всегда может уточнить, правду ли я говорю, у моего непосредственного руководства.
- От сплетен все равно никуда не денешься, - прищурился Макги.
- Ты полагаешь, меня волнуют сплетни? - поразился Рауль. - А тебя, я думаю, они задевают еще меньше. Ты все-таки легионер, у тебя должны быть несколько иные приоритеты.
- А ты не допускаешь мысли, что на себя-то мне плевать, но ты сделал для меня слишком много, чтобы отплатить тебе... таким вот образом?
- Я выполнял приказ, - напомнил Ам. - А то, что он преломился... хм... таким вот любопытным образом, вопрос другой.
Винсент смотрел на него испытующе, и Раулю внезапно стало одновременно смешно и немного грустно. Смешно оттого, что этот руби так печется о его репутации, а грустно... Он и сам не понял, почему.
- Приказ? - произнес Макги непонятным тоном. - Ну да, разумеется...
- Винс, если ты думаешь, что я пустил тебя в свою постель по указанию сверху, то ты глубоко ошибаешься, - уловил его мысль Рауль.
- А разве это не так?
- Не так.
- Мне очень хочется тебе поверить, - сказал руби. - Жалко, что я не могу воспринять твои ощущения, как ты мои.
- Попробуй. По-моему, эмоциональная обстановка достаточно накалена, - усмехнулся блонди, протянув руку.
Состояние самого Макги читалось легко: его обуревали крайне противоречивые эмоции, и только одного Ам не мог уловить...
- Нет, - с явным огорчением произнес руби спустя минуту. - Ничего не чувствую.
- Это не страшно, - сказал Рауль. - Рано или поздно почувствуешь.
- Значит, я могу остаться? - полуутвердительно произнес Винсент.
- Только если объяснишь мне, почему решил явиться ночью. Иначе выставлю, слово даю.
Именно этого Ам понять не сумел, а любопытство разбирало его со страшной силой.
- Я не смогу сформулировать, - покачал Макги головой. - Просто... Приехал на базу после отбоя. Тишина, темень, почти никого нет. А я... устал, что ли? Не физически, нет, это-то ерунда. Просто хотелось чего-то... ну, знаешь, иногда тянет выговориться, а иногда, наоборот, помолчать. Только не в одиночку. Опомнился я уже на полпути в Эос. Не поворачивать же было? Правда, - усмехнулся он, - хорош бы я был, смени ты код. Пришлось бы ночевать под дверью или обратно ехать...
- С тобой раньше такое бывало?
- Да, что-то вроде того, - подумав, кивнул Винсент. - Но обычно на базе достаточно народу.
- Твои друзья?
- Мы не дружим. Скорее, обмениваемся ценной информацией, - ответил тот. - Ну сам посуди, какая тут дружба: один прилетел, второй тут же улетел, третий в лазарете... Завязываются, конечно, более-менее приятельские отношения, но и только. С кем поговорить, во всяком случае, всегда находилось. А вот молчать приходилось в одиночку.
- Тяжело было? - сорвалось у Рауля.
- Терпеть можно, - пожал плечами Винсент. - А потом вот ты... Отвыкать тяжело.
- Не надо отвыкать, - сказал тот. - А ты знаешь, что излучаешь просто-таки феноменальную уверенность в себе?
- Теперь знаю, раз ты сказал, - усмехнулся руби. - А что еще?
- Она все перебивает. Но в целом ты обычно до неприличия невозмутим. И с рядом с тобой очень спокойно. Что-то такое чувствуется... - Рауль поискал нужное слово, - надежное.
- Странно. Я всегда считался очень... хм... шебутным, как у людей говорят, - задумчиво произнес Винсент. - О невозмутимости тоже речи не идет, иначе бы меня в легионеры не записали, разве нет?
- В общем-то, ты прав... Но тогда получается...
- Это не мои эмоции, - сказал Макги. - Твои. Это ты непоколебимо уверен в себе и спокоен. И практически всегда невозмутим.
- Но... - Рауль осекся. А ведь верно, он еще, помнится, думал, что собственной уверенности в себе ему более чем достаточно! - Получается, ты не только транслируешь свои ощущения, ты еще и зеркалишь мои? Причем, я бы сказал, это зеркало... хм... сильно их увеличивает!
- Получается, так, - развел руками Винсент. - Но я не нарочно, честное слово.
- Видимо, это происходит непроизвольно... Во сне - особенно.
- Интересно, можно ли управлять этим... хм... рикошетом?
- Подумаем вместе, - пообещал Ам. - Феномен ведь подлежит изучению, верно? А раз так, то обувайся - и в лазарет. У тебя, если мне память не изменяет, трещины в ребрах. Может, это и не смертельно, но мне это ощущать не нравится!
На пороге он обернулся и, поймав взгляд Макги, сказал:
- А код я сменил.
- Неужто? - настороженно произнес тот.
- Да. Запомни, новый код - это твой серийный номер согласно личному делу.
- Ну, это уж я вряд ли забуду, - усмехнулся Винсент и двинулся к выходу. Можно было даже не притрагиваться к нему, чтобы понять: с души у него свалился огромный камень...

Текущий момент
Очередную сделку Катце планировал с большой осторожностью: в свете открывшихся обстоятельств многое он теперь видел иначе. А если учесть, что идея этой аферы исходила от консула, то ему и вовсе казалось, будто он бродит по минному полю. Не выдержав, в очередной деловой беседе с блонди Катце все-таки рискнул:
- Господин Минк, позволено ли мне будет поинтересоваться, не планируется ли в ближайшее время каких-либо операций с участием легионеров в системе Дрейка?
- Зачем это тебе? - вопросом на вопрос ответил консул.
- Хм... Это может поставить под угрозу текущую сделку, - обтекаемо сказал Катце.
- Вот как? Я мог бы полюбопытствовать, откуда у тебя сведения о упомянутых сотрудниках и отчего ты решил, будто их действия могут каким-либо образом помешать твоей работе... - Минк выдержал паузу.
- На черном рынке курсируют самые разнообразные слухи, - правильно истолковал тот его молчание.
- Неужели? - приподнял бровь консул. - Очень интересно. Впрочем, неважно... Сделке ничто не угрожает. И, Катце... не следует прислушиваться к подобным слухам. Это может скверно закончиться.
- Моя оплошность, господин Минк, - повинился тот и невольно поежился. Кажется, в эту область лезть действительно не стоило. Кто бы ни командовал легионерами (кстати, может быть, это сам консул, иначе отчего бы он с такой уверенностью говорил о безопасности в определенном месте в определенное время?), он явно предпочитал оставаться в тени.
На этот раз обошлось. А в другой может и не обойтись, так что лучше помалкивать - целее будешь! Так решил Катце и занялся делами...
Разумеется, про скрытую камеру он тоже не забывал. Чокнутый Макги не появлялся довольно давно, и Катце понемногу успокоился. Но рано, как выяснилось! Похоже, этого руби нельзя было поминать к ночи: только имя всплывет, он и появится.
На этот раз Макги щеголял шиной на левой руке.
- Великолепно! - произнес Рауль, скрестив руки на груди, - он еще не ложился, снова ждал легионера, как в прошлый раз. - Как тебя угораздило?
- Очень просто, - весело ответил Винсент. - Жесткая посадка. Все бы ничего, но руку зажало между сиденьями, а сверху свалились два андроида. Не беспокойся, перелом простой.
- Сколько лет я тебя знаю, а ты ни капли не изменился, - покачал головой Ам.
- Ты, может быть, удивишься, - сказал Макги, стаскивая мундир, что было не так-то просто проделать одной рукой, - но я не менялся и до нашего с тобой знакомства. Какой уж есть!
- Дай сюда...
- О, благодарю. Впервые в жизни меня раздевает блонди! - фыркнул руби, с которого Рауль сдернул мундир. - Очень интересное ощущение, мне понравилось!
- Ты когда-нибудь дошутишься, - пригрозил Ам и впервые на памяти Катце занял левую сторону постели. - Брюки, надеюсь, ты снимешь сам?
- Во всяком случае, постараюсь, - ответил тот серьезно.
- Вот это великолепие... - протянул Рауль, когда сражение с брюками было выиграно. Сегодня Винсент ослеплял ярко-алыми трусами с золотым гербом неизвестной державы на причинном месте. - Я даже не буду спрашивать, где ты это раздобыл. Явно сделано на заказ!
- Не угадал! - ответил тот. - Я увидел их в сувенирной лавочке на одной станции и понял - они должны принадлежать мне! Правда, хорошо смотрятся? В тон волосам...
- Ты неисправим.
- А зачем меня исправлять?- искренне удивился Макги. - Я и так неплох.
И он принялся отстегивать шину.
- Ты что делаешь?..
- Попался? - лучезарно улыбнулся руби. - Рука уже две недели как зажила, а я решил проверить, купишься ты или нет?
- Купился, как видишь! - фыркнул Рауль. - Я настолько привык, что ты возвращаешься с новыми... хм... украшениями, что даже не усомнился! Кстати об украшениях... Винс, а гравировку на штифте обязательно было делать?
- А что? По-моему, очень стильно смотрится, - ответил тот, погладив металлическую пластину на правой скуле. - Особенно если учесть, что альтернативой была татуировка.
- Хм, действительно, - согласился Рауль. - Кстати, может быть, ты все же снимешь штифт? Он тебе давно не нужен.
- Я с ним сроднился, - пояснил руби. - Пусть будет. Не мешает, и ладно. И желающих двинуть мне по физиономии с этой стороны почему-то поменьше ...
Он рухнул на подушку, блаженно вытянулся и покосился на Рауля.
- Слушай, - сказал он, - а зачем тебе камера в спальне? Ты на досуге пересматриваешь избранные моменты из наших с тобой ночевок?
Катце окаменел.
- Камера?.. - нехорошим голосом произнес Рауль. - У меня нет никаких...
- Если это тебе нужно для работы, я не возражаю, - перебил Винсент. - Но если ты, извращенец...
- Ты не понял, - в свою очередь перебил его Ам. - Я не приказывал устанавливать камеру.
- Но она есть.
- Ты уверен? Я ничего не...
- Рауль, - Винсент дотронулся до правого, искусственного глаза, - ты забыл? Я ее легко фиксирую. Она вон там.
Он вытянул руку, и Катце невольно отшатнулся: ему показалось, будто руби указывает прямо на него.
- Ничего не понимаю... - произнес Ам. - Откуда...
- Вот мне тоже интересно, откуда, - сказал Макги, поднимаясь. - Я тебя еще в прошлый раз хотел спросить, зачем она тебе, но из головы вылетело.
- А до того ты ее замечал? - прищурился Рауль.
- Не припоминаю, - подумав, покачал головой Винсент. - Вроде бы нет. В позапрошлый раз я пришел и вырубился, а утром надо было срочно уезжать. До того... нет, не замечал точно.
- До того тебя больше полугода не было на Амои... - протянул Рауль.
- Интересно, - сказал Макги. - Значит, появилась она именно в том временном промежутке. Вспоминай, что произошло за это время? Хотя стой, я сам скажу! У тебя фурнитур другой.
- Верно... Прежнего нужно было сменить, и... Погоди, но не думаешь же ты, что Джейк пошел на такой риск?
- Не нынешний фурнитур, - помотал головой руби. - Он тебя боится как огня. Это наверняка бывший, Ленни. Спорю на что угодно: ему кто-то хорошо заплатил, и перед тем, как ты его выставил, он и воткнул этот подарочек.
- Найду и оторву голову, - сквозь зубы сказал Рауль.
- Спорю вторично: не найдешь, - хмыкнул Винсент. - Скорее всего, он слинял с Амои. Способы есть, а если он был при деньгах, то... Но ладно, интереснее, кто заказчик! Кстати, ты не будешь возражать, если я сковырну эту дрянь? А то, может быть, этот вуайерист прямо сейчас на нас любуется...
Катце снова дернулся. Макги, судя по всему, что-то придвинул: достать до камеры даже с его ростом было нелегко. На мгновение его лицо заняло весь экран, при желании можно было рассмотреть все детали гравировки на штифте.
- Пока, детка, - сказал руби, что-то хрустнуло, и экран померк.
- О нет... - произнес Катце. В том, что Макги с такой легкостью выстроил цепочку и назвал исполнителя, ничего странного не было: все-таки элитник. Другое дело, что он может ведь и отыскать Ленни, кто знает, какие у него связи, а тот укажет на заказчика. А вот тогда Катце себе не завидовал...
...-Утром подумаем, кто это мог быть и зачем он это устроил, - сказал Винсент, положив камеру на стул. - Игрушка простенькая, но увидеть можно было много интересного. И услышать. Хорошо еще, мы о делах почти не трепались.
- Не считая прошлого раза. С грузом.
- Точно. Но, знаешь, это еще догадаться надо, о чем речь, сопоставить... - Руби упал обратно на кровать. - Рауль?
- Да?
- Знаешь, я, наверно, пойду в гостевую спальню.
- Это еще почему?
- Потому что ты очень встревожен, - пояснил Винсент. - Настолько, что даже я, непробиваемый, и то чувствую. А если я останусь, то буду зеркалить эту тревогу, и тебе мало не покажется. Ты же знаешь, у меня очень плохо получается закрываться... Ты из-за камеры этой, что ли?
- Нет... - Рауль отвернулся. - Камера - чушь. Ничем предосудительным мы не занимались, а посмотреть на пару спящих элитников... Мало ли, у кого какие извращения?
- Тогда в чем дело? Что у тебя случилось? - Макги заставил его повернуть голову и смотреть себе в глаза. - Или... не у тебя? Точно, не у тебя. Ну, говори! Только если окажется, что меня велено срочно отправить в биореактор, я этого не переживу...
- Ты очень высокого мнения о себе, Винс, - Ам недовольно дернулся, стряхивая руку руби. - Но ты прав. Кое у кого серьезные неприятности. Вернее, они пока не начались, но ждать этого осталось недолго.
- И ты принимаешь неприятности этого кого-то близко к сердцу, - кивнул тот. - Расскажешь?
- Я бы не хотел... Во всяком случае, сейчас. Извини, я просто не готов.
- Ладно, тогда я пошел, - сказал Макги и сел. - Жаль, я не за этим приезжал, но раз ты так...
- Если ты будешь меня шантажировать, то можешь вообще больше не являться!
- Ага. - Руби внимательно всмотрелся в лицо блонди. - А вот это уже показатель. Ты никогда на мне не срывался. Ругал, бывало, ну так было за что, но такими словами не бросался... И говорить не хочешь. Значит, дела плохи... Ладно, - он устроился на прежнем месте. - Не стану я тебя допрашивать. Но только... тебе будет плохо, я же знаю. Эти твои эмоции надо чем-то перебить... Ну хотя бы...
- Прекрати! - Рауль резко отстранился. - Не вздумай даже!
- А что тут такого-то? - непонимающе взглянул на него Винсент. - Слушай, перестань! Мы с тобой пять лет спим в одной постели...
- Да, только происходит это эпизодически. Я могу по пальцам посчитать, сколько раз ты оказывался здесь!
- Тебя количество или качество интересует? - изумился Макги. - Или тебе просто неприятно, потому что я... ну, такой вот?..
- Идиот, - сквозь зубы ответил Ам. - Я другим тебя никогда не видел, разве что на фотографиях и видео.
- Тогда в чем дело? Что тебя останавливает? Я же сам предложил...
- Винс, не надо, я тебя прошу, - устало попросил Рауль. - Я понимаю, что ты хочешь помочь, но мне станет только хуже.
- Ой ли?
- Именно. Да, я знаю, сперва это будут непередаваемые эмоции. Через твое "зеркало" - уж точно... А потом, Винс, меня начнет терзать чувство вины. Осознание того, что я не должен был... И, как ты уже говорил о тревоге, все это вернется ко мне рикошетом. Я не хочу...
- Рауль, я действительно дурак, наверное, - серьезно сказал руби, - но я не понимаю, откуда берется чувство вины. Ну что тут скверного?
- Я не могу тебе объяснить, - ответил тот. - Правда, не могу. Это... Винс, я же могу считать себя твоим другом?
- Спрашиваешь! Никто никогда не делал для меня столько, сколько сделал ты!
- Ну вот... - Рауль опустил голову. - Винс... Мы с тобой дружим всего пять лет. Но поверь мне, куда более долгую дружбу может разрушить... Ты что?!
Винсент навис над ним, искусственный глаз отчетливо светился в полумраке.
- Он что, тебя... - Макги не закончил фразу, но Ам понял, что он имел в виду.
- Нет, нет, ничего подобного... Дело вообще не в этом!
"Не забывай, - сказал он себе, - не смей забывать, что Винс - убийца. И ему все равно, кого убивать, ясно? Если он выберет себе цель, то..."
- Тогда чего ты дергаешься? - недоуменно спросил руби.
- Я же сказал!
- Я понял только, что твою дружбу с неким объектом разрушило то, что тот объект с кем-то переспал. Бывает, я тоже с коллегой поссорился по похожему поводу... Но я не могу взять в толк, причем тут мы с тобой.
- Винс, я завтра не смогу смотреть тебе в глаза, - тихо сказал Рауль. - Мне будет просто стыдно.
- Я этого не понимаю, - мотнул головой Винсент. - Стыд? С какой стати? Почему? Перед кем? Ты меня стыдишься? Себя? Ну, знаешь, если так, то тебе пора к психологу... о, прости, я забыл, кто ты такой!
- Руки! - дернулся блонди.
- А вот хрен тебе, - сказал руби. - Забудь. Не ты сейчас выбираешь. Можешь страдать, как жертва изнасилования...
...-Ничего себе рикошет, - едва слышно выдохнул Макги.
- А, тебе тоже перепало? - попытался усмехнуться Ам. - Наслаждайся...
- Разве я против? - хмыкнул тот. - Но главное - никакого чувства вины, сплошное удовлетворение!
- Чтоб тебя!
- Даже я чувствую...
- Заткнись, - попросил Рауль крайне убедительным тоном.
- Заткнусь, если ты объяснишь, из-за чего так психовал, - ответил Винсент, пряча изуродованное лицо в его душистой гриве. - Что из-за друга, я понял. Но я ничего про твоих друзей не знаю. И чем они занимаются, тоже.
- Это Ясон. Ясон Минк, - после паузы произнес Ам. - Мы с ним вместе с детства. Но... разошлись дороги, как ты бы сказал. Я занимаюсь наукой, он стал консулом, но мы все же оставались друзьями. А теперь он нашел себе...
- Нового друга? - попытался помочь Макги.
- Хуже. Он подобрал монгрела и сделал его петом. Он спит с ним и не делает из этого тайны. Я...
- Пришибить его? - спокойно спросил руби. - Я имею в виду монгрела. Это несложно.
- Если бы я знал... - тоскливо сказал блонди. - Если бы я знал, что делать, Винс! Ясон сходит с ума от этой своей страсти, не слушает никого, скоро и со мной перестанет разговаривать... Умрет монгрел - станет еще хуже, я уверен! И знаешь... Это страшно: наблюдать, как твой давний друг вдруг становится совершенно чужим. Страшно и очень...
- Больно, - завершил Винсент. - Я почувствовал. А если я сумел это сделать, значит, тебе совсем паршиво. Я же ловлю только очень сильные эмоции.
- Сейчас немного лучше, - тихо сказал Рауль. - Даже с учетом "эффекта зеркала". Что бы я без тебя делал...
- Что бы я без тебя делал! - фыркнул Макги. - Нет, "немного" меня не устраивает. Ты должен быть в форме. И не надо меня отпихивать, ты, может, и сильнее, но я знаю кое-какие приемы...
- Юпитер... - глухо произнес Ам. - Блонди в его собственной спальне подвергает насилию какой-то руби. Сюжет для дешевого триллера!
- Какому еще насилию?! - удивился Макги. - До насилия мы еще не дошли! Но ты не беспокойся, у меня богатая программа...
*
- Эй, просыпайся! - Винсент бесцеремонно потряс Рауля за плечо.
- Отвяжись, еще рано... - ответил тот, не поднимая головы.
- Да, только это у меня служба идет, пока я сплю, - фыркнул руби. - А ты что, намерен опоздать?
- Я же сказал, еще рано...
- То есть ты прямо вот так пойдешь? В колтунах?
- Что?.. - На этот раз Рауль все-таки сел и посмотрел на Винсента сквозь завесу спутанных волос. - А-а, чтоб их! Как же я иногда тебе завидую!
- Подстригись, - пожал плечами руби. - Хотя жалко, конечно, красиво...
- Я бы с удовольствием избавился от этой гривы, в лабораториях было бы куда удобнее. Но не принято, - вздохнул тот.
- Жертва условностей, - сказал Винсент с явным намеком. - Ну что?..
- О чем ты?
- Мучиться угрызениями совести будешь? Ты же вроде собирался.
- Ты изумительно ставишь вопросы, - усмехнулся Рауль. - Не знаю. Пока не решил.
- Я что, зря старался? - Винсент прищурился.
- Н-ну...
- Я ведь серьезно спрашиваю. Не будет какой-нибудь чуши вроде... хм... чувства вины? Стыда?
- Да отстань ты! - Рауль вывернулся и поднялся. - Я же говорю - не знаю. Я еще не разобрался в себе.
- Тогда знаешь, что? - Винсент встал рядом. - Лучше и не начинай.
- Что именно?
- Самокопанием заниматься. Это никогда никого до добра не доводило. Тебе было хорошо? Мне тоже. Но это вовсе не означает, что мы не можем продолжать общаться, как прежде. Ясно тебе?
- Ни к чему не обязывающий легкий дружеский...
- Он самый.
- И ты, в очередной раз вернувшись с задания, придешь ко мне и уснешь безо всякой задней мысли?
- Запросто, - усмехнулся Винсент. - Нет, если, конечно, ты не будешь возражать...
- Насчет того, чтобы ты пришел?
- Насчет задних мыслей!
- Ты невыносим, - устало сказал Рауль. - Так. Иди в душ, я пока что вызову фурнитура. С волосами нужно что-то делать, и поскорее, иначе я точно не попаду на службу!
- Попадешь, попадешь, - хмыкнул руби. - Ты же блонди. Ты органически не способен опоздать!
Ам выругался про себя и вызвал Джейка. Если тот и был удивлен состоянием, в которое пришла шевелюра хозяина, то выказать эмоции себе не позволил. Макги был прав: мальчишка боялся блонди до дрожи, хотя почему - непонятно, тот ни разу на него даже голос не повысил. Рауль полагал, что грубо обращаться с прислугой - дурной тон, это мог подтвердить и предыдущий его фурнитур...
Мысли Рауля свернули в другое русло. Камера, значит... И установил ее определенно Ленни, больше просто некому. Но он не мог сделать это по собственной инициативе, так кто же его подкупил? Долго размышлять не пришлось: Ам вспомнил, как Минк в его присутствии, пообщавшись со своим дилером, со смехом обронил, мол, похоже, теперь все бывшие фурнитуры подадутся на черный рынок! Тогда Рауль не придал этому никакого значения, а теперь мозаика сложилась: ну какой еще фурнитур мог оказаться на рынке, кроме самого Катце и... да, выходит, Ленни! Просто так его бы туда не взяли, следовательно, расплатились хорошим местом за услугу. А заказал эту услугу, скорее всего, Катце, а вот по собственной инициативе или по чьей-то настоятельной просьбе - вопрос второй...
- Ты что такой задумчивый? - спросил Винсент, появляясь в комнате в одном полотенце. Фурнитур от неожиданности больно дернул прядь волос Рауля, но тот не стал отчитывать мальчишку: изуродованного шрамами руби тот боялся еще больше, чем хозяина.
- Потом расскажу, - Рауль указал глазами на Джейка. При нем разговаривать не хотелось.
- Ладно. Только у меня времени мало, на базу пора, за инструкциями. - Макги начал одеваться.
- Ах вот как... Джейк, поди прочь. Потом закончишь.
Фурнитур немой тенью выскользнул за дверь. "Немой ли?" - задумался вдруг Ам.
- Ну что? - нетерпеливо спросил руби. - Ты определился с моральными страданиями?
- А? - опомнился Рауль. - Да не о том речь. Мне показалось, будто я знаю, кому понадобилось вешать в моей спальне скрытую камеру.
- И кому же?
Ам коротко объяснил.
- Пришибить? - так же коротко осведомился Макги.
- У тебя удивительно однообразные методы решения проблем, - невольно усмехнулся Рауль.
- Так профессия располагает, - вздохнул Винсент. - Ну так что? Заглянуть к нему на огонек, расспросить?
- Не вздумай, - серьезно попросил тот. - Это дилер Ясона, и тому может не понравиться, если кто-то вдруг покалечит Катце.
- Я не собираюсь его калечить, я могу применить вполне гуманные методы допроса! - возмутился руби.
- И тем не менее - нет, - сухо сказал Рауль. - Я запрещаю.
- А я ведь не твой подчиненный... - прищурился Винсент. - И мне, знаешь ли, крайне неприятно осознавать, что этот тип мог пялиться и на меня тоже. И я не знаю, кому он мог растрепать, с кем ты проводишь досуг и как! У меня рожа очень приметная, не отопрешься, если что. Я-то ладно, а вот ты...
- Я тебе предлагал пластику сделать, ты же отказался, - хмуро ответил Ам. - Впрочем, без разницы. Винс... ты прав, конечно, но я все-таки прошу тебя: не связывайся. Не надо. Я не думаю, что Катце станет рассказывать об увиденном - если он вообще тебя видел - направо и налево. Подозреваю, ему это нужно было... хм... для личного использования.
- Он к тебе неровно дышит? - вскинул брови Макги. - Вот чудеса... То есть ничего удивительного, ты чертовски красив, но... Он же бывший фурнитур, как ты говоришь.
- Может быть, он наслаждался эстетически, - фыркнул Рауль. - Не хочу гадать, мне тоже неприятно.
- Послушай-ка... - Винсент задумался на секунду. - А почему ты так убежден, что это именно бывший фурнитур присобачил камеру, а не нынешний? Уж больно он у тебя дерганый...
- Об этом я тоже подумал, - сознался Ам. - Равно как и о том, что даже если за этим стоит Катце, не факт, что за ним не стоит кто-нибудь еще. И зачем этому кому-то знать о подробностях моей личной жизни.
- А я говорил, не надо палиться перед фурнитуром. Гостевая спальня - это одно, в этом ничего предосудительного нет, хотя и странновато, конечно: блонди обычно с руби не дружат. Но зачем же было вызывать мальчишку, когда я здесь разгуливал в нижнем белье?
- Я машинально, - криво усмехнулся Рауль. - Бедняга чуть в стену не впечатался.
- Угу, а потом наверняка растрепал другой прислуге. - Макги вздохнул. - Причем это опять-таки мог сделать что тот, что другой... Так, знаешь, что? Зови парня сюда.
- Ты к нему даже пальцем не прикоснешься, - нахмурился Ам.
- Этого не потребуется, - уверил руби и уселся, положив ногу на ногу.
Джейк просочился в дверь и замер, ожидая указаний. Глаз на хозяина он не поднимал, а сам казался олицетворением неприметности. Даже смазливая мордашка не спасала положения: паренек отчаянно пытался слиться со стеной.
- Дай добро, - попросил Винсент.
- Делай, что хочешь, только без членовредительства, - ответил Рауль. - Джейк, подойди сюда.
- Да, хозяин...
- Господин Макги хочет задать тебе несколько вопросов. Изволь на них ответить.
- Д-да, хозяин... - едва выговорил юноша, упорно глядя в пол.
- Джейк, - окликнул Винсент. - Подними-ка голову и посмотри на меня. Давай, давай, мне некогда!
После короткого колебания фурнитур с явным усилием взглянул в лицо руби.
- Ага, - непонятно произнес тот. - А теперь скажи, почему ты от меня шарахаешься? Конечно, с непривычки вполне можно испугаться, но ты ведь и хозяина шугаешься! Так почему?
- Простите, я не шарахаюсь, господин...
- Рауль, он запирается, - пожаловался Винсент. - А знаешь, что я делаю, когда пленные упорствуют и не желают отвечать на вопросы?
- Догадываюсь, но я просил - без членовредительства, - сухо сказал тот.
- Не волнуйся, на твоей собственности даже следов не останется, - уверил Макги, неуловимым движением сцапал фурнитура за плечо, подтащил к себе вплотную, взял за подбородок и заставил смотреть себе в глаза. - Хм... Парень, да не трясись ты так, я не кусаюсь!
Рауль негромко фыркнул. Джейк метнул на хозяина полный ужаса взгляд.
- Не кусаюсь, - с напором повторил Винсент. - Не тяни время, отвечай, чего ты боишься?
- Н-ничего, господин...
- Врешь, - убежденно сказал руби. - Все чего-нибудь да боятся. Даже я. Рауль, а ты?
- Я тоже, - кивнул блонди. - Джейк, если ты опасаешься наказания, то напрасно. Я не бью прислугу.
- Зря, - заметил Макги. - Пара подзатыльников здорово помогает в воспитательном процессе.
- Прислуга попадает сюда уже воспитанной, - сказал Ам.
- Я что-то не заметил. На вопросы не отвечает, в глаза не смотрит... Явно что-то скрывает! - Руби задумался, а потом вдруг встряхнул Джейка так, что у того зубы лязгнули и рявкнул: - Будешь молчать, я тебе яйца оторву!..
Рауль не удержался и фыркнул. Винсент покосился на него, потом на Джейка и неожиданно рассмеялся.
- Чтоб вам! - выговорил он сквозь смех. - Меня не учили допрашивать фурнитуров!
Судя по всему, веселящийся Макги пугал Джейка даже больше серьезного, потому что он совсем уж съежился и наверняка провалился бы сквозь землю, если бы мог.
- Ладно, - Винсент неожиданно оттолкнул паренька. - Мне все ясно.
- Да? По-моему, ты не получил ни одного ответа на свои вопросы, - усмехнулся Рауль.
- Да мне его ответы не нужны. Твоего фурнитура для начала сильно напугали. Потом потребовали кое-чего. А затем еще раз напугали, на этот раз не просто сильно, а очень сильно, чтобы не вздумал болтать.
- Что ты несешь? С чего ты взял...
- Я тебе скажу, с чего, - перебил Макги. - Я вообще-то не первый год служу. У меня на допросах здоровые мужики, у которых за плечами такая же служба, если не похуже, в ногах валялись и сдавали с потрохами хоть отцов, хоть братьев родных, лишь бы я прекратил! А тут вдруг такая фитюлька - и молчит. Я был уверен, что если на парня разок рявкнуть, он обмочится и мигом все выложит, ан нет! Можно было бы применить другие методы, но ты же запретил... - Он перевел дыхание и покосился на Рауля. - И у меня возникает резонный вопрос: чем можно было настолько запугать этого мальчишку, чтобы он не проговорился даже сейчас?
- Ну допустим, ты прав... - Ам скрестил руки на груди, понимая при этом, что при его мятой пижаме и встрепанных волосах этот жест обычного эффекта не произведет. - Но кому и зачем потребовалось пугать Джейка? И чего от него добивались?
- Элементарно. Я подозреваю, кого-то очень заинтересовало наше с тобой неформальное общение. На шпиона парень не тянет, хлипковат. Так, на одноразового осведомителя... - Винсент убрал за ухо прядь волос. - Я думаю, его накачали еще до того, как он к тебе попал. Настоятельно попросили сообщить о том, что тут происходит, когда я остаюсь в гостях. А потом пояснили, к каким последствиям может привести чрезмерная болтливость. Далее Джейк оказался у тебя и воочию убедился, что... хм... ему не солгали.
- И о каких же последствиях могла идти речь?
- Ну подумай сам, - усмехнулся Макги. - На меня посмотри. У меня же на физиономии написано: узнаю, что за мной шпионят, убью. Но сперва как следует помучаю, чтобы выяснить, кто заказчик. И у тебя тоже должность такая... располагающая. Укол сделаешь - слова рекой польются. А потом - на опыты. Так дело было, Джейк? - повернулся он к фурнитуру. Тот не ответил, только судорожно сглотнул, глядя на руби круглыми от ужаса глазами.
- Кто же мог такое поделать? - поинтересовался Рауль.
- Понятия не имею, - мотнул головой Винсент. - Почем мне знать, кого так занимает твоя личная жизнь? Одно могу сказать точно: это не профессионал в таких делах.
- Почему ты так решил?
- Он перестарался, - пояснил Макги. - Пережал. Вот Ленни - того можно было так пугнуть, он был парнем ушлым, сообразительным и не очень-то робел. А Джейк слабоват. Ему и десятой доли хватило бы, а лучше - какого-то внятного объяснения, зачем нужно то, что он должен сделать.
- Давай ты не будешь демонстрировать чудеса прикладной психологии? - поморщился Ам.
- А что такого? Это же азы, - пожал руби плечами. - Джейк, а камеру точно не ты поставил?
- Ка... камеру? - сумел все-таки выдавить фурнитур.
- Ну да, вот эту, - Винсент протянул руку и взял со стула маленький приборчик. - Ладно, можешь не отвечать, вижу, что не ты...
- Как ты думаешь, эти два эпизода связаны? - поинтересовался Рауль.
- Может, связаны, а может, и нет... - задумчиво ответил тот, по привычке поглаживая тускло поблескивающий штифт. - С одной стороны, возможно, ничего интересного с помощью камеры углядеть не удалось, и тогда нажали на Джейка. С другой стороны, что мешало расспросить Ленни, который застал мое здесь появление? Причем его могли бы потрясти и после того, как он покинул службу... Но почему-то этого не сделали.
- Ты уверен?
- Если бы сделали, не стали бы возиться с Джейком. Но Ленни, как я уже сказал, парень с головой, и на Амои его наверняка нет... В общем, - решительно подвел итог Винсент, - история явно разваливается на две части. Если бы камеру ставили профессионалы, то ее и я мог бы не заметить. Но это сделал Ленни, а его шпионским фокусам не обучали. Выходит, это проделки вуайериста Катце... А теперь заинтересовался кто-то еще. И опять-таки не профессионал!
Он замолчал.
- Джейк, - негромко позвал Рауль, и фурнитур вздрогнул. - Кто приказал тебе следить за мной? Не бойся, я не стану тебя наказывать. И он тоже тебя пальцем не тронет, верно, Винсент?
- На кой мне сдался твой фурнитур? - фыркнул тот.
- Ну, говори! - подбодрил Ам. - Джейк?
Юноша только беспомощно помотал головой.
- Если он сейчас заплачет, я за себя не отвечаю, - мрачно сказал Макги. - Похоже, я немного ошибся. Его сразу напугали слишком сильно, и из него теперь клещами ничего не вытащишь... Если только укольчик, а, Рауль?
- Извини, в домашней аптечке я не держу подобных средств, - криво усмехнулся тот. - А если я потащу своего фурнитура в лабораторию, слухов возникнет масса! Так, ладно... Джейк, из квартиры не выходи, ни на чьи вызовы, кроме моих, не отвечай... Ну что теперь?!
Фурнитур смотрел на хозяина несчастными глазами.
- Похоже, он уже не знает, чего больше боится, - заметил Винсент. - Тебя, меня, неизвестного, последствий не ответа на вызов от этого неизвестного...
- Ладно, - подумав, - сказал Рауль. - На вызов того... хм... господина ответить можешь. Вот только что ты ему скажешь, Джейк? Он ведь задаст тебе вопрос, верно?
- Д-да, господин...
- И?
- Я скажу... - Фурнитур сглотнул. - Я скажу, что... что господин Макги был у вас в гостях...
- А он не потребует подробностей? Не спросит, чем мы занимались, о чем говорили? Ты же мог что-то услышать, верно?
- Г-господин Макги говорил о с-своей службе, - неожиданно начал заикаться Джейк. - Я п-почти ничего не у-успел услышать, вы меня отослали, г-господин. Я т-только запомнил, что он говорил о т-том, как п-пытал п-пленных... Это б-было очень страшно...
- А парень-то не дурак, - хмыкнул Винсент. - А дальше что?
- В-вы говорили допоздна, а потом г-господин приказал мне п-приготовить г-гостевую спальню для г-господина Макги... - выдавил фурнитур. - А утром г-господин Макги п-попрощался и ушел. К-куда - я не знаю. А я п-помогал г-господину...
- А неплохо, - заметил руби. - Вполне правдоподобно. Только, парень, ты сумеешь повторить все то же самое в лицо этому типу?
Тот молча кивнул, испуганно покосившись на Макги.
- Иди, - разрешил Рауль, и Джейк испарился. - Ну что?
- Повторяю: мальчишка не дурак, просто перепуган насмерть. И не горит желанием тебя закладывать. Знать бы еще, чем его припугнули... помимо наших персон.
- О, я тебе сходу назову с десяток вариантов, - ответил Ам. - Но ладно. Неплохо бы проследить вызов, если он состоится... Не думаю, что этот господин станет связываться с Джейком по незащищенному каналу, но вдруг?
- Намекаешь на то, чтобы я покопался в технике? - прищурился Макги. - Не вопрос. Только тогда вот что: можешь попросить кого-нибудь из своих, чтобы звякнули на базу и сказали, что ты загреб меня на какие-нибудь мудреные тесты? Иначе как я объясню, куда пропал?
- Лучше ты сам, - мотнул головой Рауль. - Иначе у того же Элери неизбежно возникнет вопрос: а где на самом деле этот руби, если ни он, ни начальник в лабораториях не появлялись?
- Логично, - кивнул тот. - Хорошо, я сейчас отзвонюсь и посмотрю, что можно сделать подручными средствами. А потом разойдемся по своим делам...
Возился Макги недолго, заявив, что, к сожалению, не захватил свой походный набор, не думал, что пригодится, а потому вынужден был работать практически голыми руками. И если у Ама в хозяйстве нет даже банальной отвертки, то он, Макги, в этом не виноват.
- Ладно, - сказал он наконец. - Пойду. Если что прояснится, дай знать. Если ничего непредвиденного не случится, в ближайшую неделю я буду на базе. Можешь вызвать меня для каких-нибудь опытов, что ли...
- Хорошо, - кивнул Рауль, и Винсент направился к выходу. Нарочито медленно направился, но Ам не обратил на это внимания.
Что-то он сделал не так. Неправильно. Чего-то не учел...
"Кретин, - зло сказал он сам себе. - Ты уже потерял Ясона, и поскольку вовремя не заметил, что творится. А сейчас ты лишишься Винсента... О, вида он, конечно, не подаст! Но вряд ли позволит лишний раз до себя дотронуться - ты же всё почувствуешь..."
- Винс! - окликнул Рауль, и руби обернулся. Разделяло их всего несколько шагов, и блонди преодолел это расстояние мгновенно. Крепко взял Макги за плечи, взглянул в глаза и коротко обнял, коснувшись щекой изуродованной щеки. Металлическая пластинка оказалась теплой. Странно, раньше он не обращал на это внимания... И ощущения странные: скепсис, недоверие, легкое удивление, а потом - огромное облегчение. - Возвращайся.
- Непременно, - ответил Винсент, деликатно отстраняясь. - Я же знаю, как ты любишь художественную штопку по живому!..
*
Если бы Рауль Ам видел, что делал Винсент Макги, покинув его апартаменты, он бы очень удивился. Хотя бы потому, что ни на какую базу руби не поехал, а отправился в совершенно противоположную сторону. Покружив по улицам, он припарковал наглухо затонированный автомобиль у тротуара, подумал немного, кивнул каким-то своим мыслям и снял мундир. Затем выудил с заднего сиденья абсолютно гражданского вида джемпер и куртку, переоделся, посмотрел на ботинки и решил, что сойдет и так. Брюки тоже нареканий не вызывали. Бластер, разумеется, он оставил при себе, только сменил поясную кобру на плечевую: под курткой ее не было видно. Подумав, Макги все-таки нацепил повязку: хотя бы часть лица она прикрывала, а если распустить волосы, то, ничего особенно подозрительного, не приглядываясь специально, никто не заметит. А в этих местах не принято слишком пристально рассматривать визави...
После всех этих манипуляций руби оставил машину и прошел полквартала до переговорного пункта: отличная вещь, между прочим! Мало ли, комм разрядился или его украли... Ну а кроме того, оплатить разговор можно не только картой, но и наличными, что немаловажно в некоторых ситуациях.
- Хелло, Джелли, - сказал Винсент, когда вызываемый абонент отозвался. - Узнал? Молодец. Что мне надо? Хм... Помнишь, за тобой должок? Ага. Да не визжи ты так, я еще не начал тебя резать! Мне нужна кое-какая информация. - Он коротко описал требуемое. - Когда узнаешь? Нет, ты не понял. Я не спрашиваю, можешь ли ты это выяснить, я интересуюсь, когда именно ты это сделаешь! Вот это другое дело. Действуй. Я перезвоню.
Следующий звонок он сделал уже с личного комма.
- Привет, Лори, это Макги. Соедини меня с шефом, будь добр... Добрый день, сэр, Винсент Макги беспокоит. Вынужден сообщить, что не смогу вернуться на базу сегодня вечером. Что? Нет, все в порядке, но ученым кажется, будто что-то не так с моим глазом, хотя я ничего странного не замечаю. Хотят еще потестировать... Да, мне бы тоже не хотелось, чтобы он вышел из строя в разгаре боевой операции, сэр. Хм... Не могу сказать точно, может быть, к завтрашнему вечеру... Сэр, ну какой Мидас, с моей-то рожей?! Вы же сами приказали мне там не светиться!.. Нет-нет, ничего подобного. Просто нужно кое-что разузнать. Ну разумеется, доложу, сэр... Всего доброго.
Отключив комм, руби только ухмыльнулся. Его непосредственный начальник, немолодой платина по имени Дитрих Штраубе, всегда прекрасно знал, где находятся в данный момент его подчиненные. Жучок мог быть в машине, в каблуке ботинка, в рукоятке бластера... искать он и не собирался, знал, что бесполезно. А может быть, за ним пустили "хвост", его тоже не обнаружить, он специализируется не на слежке в городских условиях. Да и смысл? Дитрих своих никогда не сдавал.
За что Штраубе изгнали из Эоса, наверняка никто не знал, но догадаться было несложно. Он был неэмоционален, абсолютно не обаятелен, жесткость его порой доходила до жестокости (по отношению к посторонним, разумеется), а еще Дитрих обладал малоприятной привычкой посреди светского разговора вываливать на собеседника те факты его биографии, о которых тот предпочел бы никогда не вспоминать. "Кто владеет информацией, владеет миром", - любил повторять Штраубе и Макги был совершенно с ним согласен. Ну а еще Дитрих откровенно закрывал глаза на такие выходки своих подчиненных, за которые нормальному представителю элиты грозила бы не просто коррекция, а немедленная утилизация. "Это же легионеры, чего вы от них хотите? - невозмутимо говорил он, если вдруг всплывало какое-нибудь темное дельце. - Уберете этого, а с кем мне прикажете работать? С вами, что ли? Вот насмешили..."
Сам Штраубе Амои никогда не покидал, но складывалось впечатление, будто он успел побывать в самых отдаленных уголках Галактики. Осведомленность его о самых разных вещах поражала: все-таки в сборе информации Дитрих доходил до явного фанатизма. Впрочем, он был хорош на своем посту, в штабной работе и координации действий разных групп легионеров ему не было равных, и подчиненные его искренне уважали. Мало кто любил, но уважали - все. Редким исключениям из правил (обычно новичкам) быстро и доходчиво разъясняли всю глубину их заблуждений, и на базе воцарялся мир.
Кто руководит самим Штраубе, опять-таки никто не знал, а спрашивать было бесполезно: на такие вопросы у Дитриха имелся один ответ - "займешь мое место, узнаешь". Ясное дело, подобный карьерный взлет никому не светил, поэтому тайна оставалась тайной...
Решив, что выждал достаточно, Винсент вернулся на переговорный пункт.
- Джелли? Ну что? Ну вот, я же знал, что тебе не составит труда раздобыть для меня такую малость! Нет, не надо никуда ничего сбрасывать, диктуй, я на память не жалуюсь. Угу... Ага... А это где, кстати? Джелли, еще раз скажешь "на карте посмотри", я приеду и эту карту тебе скормлю. Это в лучшем случае. Вот и умница, что понял, давай дальше... Всё? Отлично. Что еще? Ах, должок... Он уменьшился. Нет, ну ты же не думал, что я спишу его целиком из-за такой ерунды! Я бы и сам все разузнал, да времени жаль... Бывай, Джелли, понадобишься - я знаю, как тебя найти. А если хоть слово вякнешь тому, о ком мы сейчас говорили, из-под земли достану, усвоил? Вот и молодец.
Прекрасно. Как и ожидал Макги, отыскать нужный адрес оказалось легко, большой тайны он не составлял. Времени до вечера еще предостаточно, можно проехаться, подыскать хорошее местечко, потом перекусить - и на боевой пост...
...День выдался не из легких, пришлось помотаться по городу, и к себе Катце возвращался уже в темноте. Хотелось упасть, уснуть и ни о чем не думать, но такой роскоши он себе позволить не мог, нужно было еще поработать. Иногда Катце задумывался, надолго ли его хватит при таком ритме жизни, приходил к неутешительным выводам и старался поскорее об этом забыть. До следующего раза. Вот и сейчас задумался, и очень некстати: тень в подворотне вдруг шевельнулась и будто бы уплотнилась.
Катце привычным движением откинул полу пальто. Надо будет устроить нагоняй главному по району, уже пройти вечером спокойно нельзя...
- Не дергайся, - посоветовала тень смутно знакомым хрипловатым голосом. - У меня тоже есть бластер, и я быстрее.
В темноте вспыхнула жутковатая зеленая искра, и Катце похолодел.
Из подворотни выступил тот самый руби, почему-то в гражданском, посмотрел оценивающе и хмыкнул.
- Пойдем, побеседуем, - сказал он. - Веди в свою берлогу.
- Я не... - начал было Катце, но руби перебил:
- Я сказал, веди. И держи руки на виду, если не хочешь их лишиться.
Таким тоном с Катце давно никто не разговаривал, и ощущения, мягко говоря, были не из приятных. Однако и возмущаться не тянуло: этот руби явный психопат, и злить его себе дороже...
- Хм, - сказал тот, входя в бункер. - Бедненько, но чистенько. Нет, это я поторопился... Бардак у тебя тут.
Катце промолчал.
- Твоя игрушка? - спросил руби, протягивая на ладони крохотную камеру.
Вот тут дилеру стало не по себе...
- Твоя, - усмехнулся легионер, и от этой его усмешки очень захотелось оказаться как можно дальше отсюда. На Даарсе, к примеру. - Да не дергайся ты так, убивать я тебя не буду... пока.
- Пока - что? - не сдержался Катце. Все-таки ему и с блонди приходилось общаться, и не так уж редко, а тут всего лишь руби... пусть и псих!
- Пока не скажешь, кто приказал тебе провернуть это дельце.
Судя по всему, выражение лица Катце оказалось более чем выразительным, потому что руби вдруг прищурился и произнес:
- Хочешь сказать, приказа не было? Это твоя самодеятельность?
- Именно, - сухо ответил тот. Смысла запираться не было, руби все равно его вычислил, а испробовать на себе какой-нибудь болевой прием совершенно не хотелось.
- Выходит, Рауль был прав - ты к нему неравнодушен, - притворно вздохнул легионер. - Бедняга... А теперь говори, где записи.
- Какие записи? - попытался удивиться Катце, забыв даже оскорбиться. - Я...
- Будешь врать, распишу тебе вторую половину морды, - ласково сказал руби. - Для симметрии. И не надо мне клясться, что записей ты не делал, я все равно не поверю. Так где?
- Там, - дилер мотнул головой в сторону терминала.
- Прекрасно. У тебя ведь там наверняка какая-нибудь ценная информация хранится? Документы, еще что-нибудь? Может быть, незадублированное...
- Ну... да...
- То есть ты не хочешь, чтобы я разнес терминал из бластера? - спросил руби.
- Н-нет... - Катце окончательно перестал его понимать.
- Ну а тогда какого хрена ты до сих пор тут стоишь? Включай, показывай, где что лежит. А то ведь я сам это сделаю, и тебе это не понравится.
В этом сомневаться не приходилось, поэтому легче было подчиниться.
- Прекрасно,- сказал руби, заглянув Катце через плечо. - Освободи-ка место, я хочу убедиться, что это действительно то, что нужно... Не дергайся, в твоих финансовых делах я ничего не понимаю. Просто проверю, не заначил ли ты какой-нибудь ролик в другом месте... И сядь так, чтобы я тебя видел. Конечно, - тут он неприятно усмехнулся, - я тебя и так засеку, если что, но зачем лишний раз напрягаться?
"И верно, засечет, - сообразил тот. - Переключит глаз в режим тепловидения или еще какой-то..."
- Ну надо же, какая коллекция, - говорил тем временем легионер. Руки его так и летали, едва касаясь сенсоров. - Да ты мало того, что вуайерист, так еще и фетишист! Или это как-то по-другому называется? А, неважно... О, надо же, как мы трогательно смотримся вместе, никогда бы не подумал! Надо Раулю показать, пусть посмеется...
С этими словами руби привычным движением законнектил свой комм с терминалом Катце. Тот дернулся было возразить, но тут же понял, что это бесполезно. Пусть его...
- Прекрасно, здесь чисто, - сказал наконец руби. - Копии есть?
- Нет, - злобно ответил Катце. Вот правда, что ему мешало сделать резервную копию?
- Хм... - Тот снова сощурился, внимательно посмотрел на визави. - Судя по выражению твоего лица, не врешь. Ладно, у нас осталась воспитательная пятиминутка... Да не дергайся, калечить я тебя не буду, пообещал Раулю, что ты останешься жив и пригоден к работе. Но если вдруг где-то каким-то образом всплывет... - Руби сделал выразительную паузу. - Я знаю, где тебя найти. И учти, обещание меня уже сдерживать не будет. Оно одноразовое.
- Не посмеете! - не выдержал Катце. - Вы знаете, на кого я работаю. И скорее уберут вас, чем меня, мне достаточно набрать номер и...
Руби негромко рассмеялся, и от этого смеха дилера пробрала дрожь.
- Ты что же, думаешь, - произнес он, - у меня нет сослуживцев и начальника, которым я непременно завещаю навестить тебя и поговорить по душам?
- Вы...
- Я легионер, - тихо и почти ласково произнес руби. - А у нас принято откликаться, если коллега просит о помощи. И уж тем более - выполнять посмертные просьбы. Это, если хочешь, наш кодекс. На том и держимся... Да и к тому же, - заговорил он уже нормальным тоном, - как ты себе это представляешь? Вот звонишь ты консулу и говоришь: "Знаете, господин Минк, ко мне тут вломился какой-то ненормальный легионер и грозился убить. За что? Так я скрытую камеру в спальне господина Ама установил и смотрел по ночам, чем он там занимается. Причем тут легионер? А он с Амом ночует..." Ты хоть соображаешь, что с тобой сделает после этого уже Рауль? И консул его не остановит, это ж не я. Хотя, - задумчиво добавил руби, - я тоже консулу не подчиняюсь. Такие дела, дружок. Помалкивай, целее будешь...
Он встал, поправил кобуру и одернул куртку. Катце с ненавистью смотрел на легионера, но понимал, что тот прав. Руби его пальцем не тронул, и как тут прикажешь жаловаться? Доказательств, кстати, тоже нет: Катце отчего-то не сомневался, что восстановить данные не удастся.
- Кстати, ты не в курсе, где Ленни? - спросил вдруг руби.
- Ленни? Какой еще...
- Бывший фурнитур Ама, - пояснил тот.
- Он поработал у меня недолго, - хмуро ответил Катце. - И при первой возможности смылся с Амои. Куда - не знаю.
- Ну, я его понимаю. Это же он камеру ставил?
- Да.
- Тогда все сходится, - улыбнулся руби. - Ну, мне пора. А ты подумай о своем поведении... - Он вдруг наклонился к Катце, оказавшись с ним лицом к лицу. - А о Рауле забудь. Ты для него недостаточно уродлив.
Ошарашив его этим заявлением, руби вышел, аккуратно притворив за собой дверь. Катце помотал головой и вернулся на свое место. Как он и ожидал, восстановить записи не удалось: похоже, легионер прошелся по памяти машины какой-то зловредной программой, не зря же он свой комм подсоединял. Провалиться бы ему на месте!..
...Винсент, добравшись до своей машины и переодевшись, снова набрал хорошо знакомый номер.
- Привет, Донн, это Макги. Соедини с шефом, а? Да ладно тебе, поздно, он, по-моему, вообще не спит! И он просил меня доложить, как только... Ну знаю, знаю, с этого надо было начинать! Соединяй давай... Доброй ночи, сэр! Докладываю - полный порядок. В смысле - навел порядок в одном дельце. И для вас кое-что прихватил, сэр, надеюсь, вам пригодится. - Тут Винсент ухмыльнулся: за порцию интересной информации у Штраубе можно было выбить неделю отпуска, не меньше. А если учесть, что Макги запустил в компьютер Катце интересную программку специфического назначения, то и две недели. - Нет, пересылать не стоит, сэр. Это на моем комме, я сам привезу, только сперва кое-что личное оттуда уберу. Нет, не порнуху, сэр, когда это я порнуху прятал? Завтра днем, я полагаю. Непременно. Всего доброго, сэр.
В ночной Эос Винсент вошел, так сказать, с заднего хода. План здания он знал, как свои пять пальцев и заблудиться не опасался, а вот попасться кому-нибудь на глаза вовсе не хотел. На этаже высшей элиты пришлось быть особенно осторожным, и Макги в который раз порадовался, что настоял на установке искусственного глаза: парочку блонди он засек раньше, чем смог расслышать тихие шаги, и успел укрыться за поворотом.
- Видел бы ты его лицо! - произнес один. Ага, это Лагат.
- Да, жаль, я пропустил такое зрелище... - А это, кажется, Белл. - И чем же закончилось дело?
- В сущности, ничем интересным. Он ответил резкостью, а Минк сменил тему разговора.
- Все равно любопытно...
- Не то слово. Если вдруг это окажется правдой, я сильно переменю мнение о нем!
- Согласен, уж от него-то подобного ожидать сложно...
Макги дождался, пока блонди скроются из виду, размышляя, кого они имели в виду, ни до чего путного не додумался и продолжил путь.
Код он набрал не глядя и бесшумно вошел в апартаменты Ама. Фурнитур даже не заметил незваного гостя, остолоп, так и остался в своей комнате. Хозяин же обнаружился, несмотря на поздний час, в кабинете. Однако он не работал, стоял у окна, глядя на ночной город.
Что-то в его позе Винсенту не понравилось. Впрочем, ясно, что: Рауль был слишком напряжен. И привычки вот так обхватывать себя руками за ним прежде не водилось.
Руби неслышно подошел, остановился у него за спиной, практически вплотную. То, что Ам не сразу обнаружил его присутствие, тоже о многом говорило...
- Ты?.. - Рауль резко развернулся. - Откуда ты взялся?
- Вошел, - лаконично ответил Винсент. - Через дверь.
- Я серьезно спрашиваю.
- А я серьезно отвечаю. Не мог же я из воздуха материализоваться! - Макги усмехнулся. - Я просто разжился еще одним выходным. Решил зайти. Ты не возражаешь?
- Нет, конечно, - устало ответил Ам. - А что это ты такой радостный?
- Разобрался кое в чем, - пояснил руби. - Ну, в одной из наших неожиданных проблем. О Катце можно забыть, ему никто ничего не приказывал. Ему просто нравилось тобою любоваться.
- Ты что, все-таки с ним встречался? - вскинулся Рауль. - Я же просил!
- Да не переживай, - Винсент улыбнулся, - я ему ничего не сделал. Так, провел разъяснительную беседу и уничтожил все записи. Правда, себе скопировал, не удержался. Хочешь посмотреть? Так забавно...
- Постой, когда ты у него был? - перебил Ам.
- Вот только что, от него прямиком сюда поехал, - нахмурился Макги. - А в чем дело?
- Нет, значит, не он... - выдохнул Рауль. - По времени не совпадает. Если только он раньше...
- Стоп. Я ничего не понимаю. Давай по порядку. Неизвестный объявлялся?
- Нет. Но это неважно, я, кажется, уже знаю, кто это такой...
- Ага... - Винсент нахмурился и положил руку ему на плечо. - Тогда рассказывай. Будем разбираться, что к чему.
- Сейчас... С мыслями соберусь и расскажу...
...На этот раз все было с точностью до наоборот. Это от Макги исходило спокойствие и уверенность в себе, и еще непонятное веселье, правда, уже уступающее место настороженности. А вот "зеркало" отражало тревогу, растерянность и... обиду, что ли? Рауль никак не мог разобрать.
- Дело было так... - начал он, решив, что лучше уж не тянуть.
Это был самый обычный званый вечер. Рауль бы, может, и не пошел, он не любил терять время попусту, но, зная, что Ясон тоже будет присутствовать, решил еще раз попробовать поговорить с ним. Капля камень точит, как говорили в древности...
Разумеется, Минк всячески уклонялся от неприятной темы, хотя, казалось бы, что уж уклоняться, если этот недопет сидит у его ног? Но нет, с изяществом опытного дипломата он всякий раз увиливал от ответа, менял тему разговора и, как показалось Аму, смотрел на него с некоторой неприязнью. А потом вдруг задал неожиданный вопрос:
- Скажи, Рауль, ты ведь любишь окружать себя красивыми вещами?
- Разумеется, - недоуменно ответил он.
- Отчего же ты вдруг изменил своей привычке?
- Не понимаю, о чем ты говоришь, - нахмурился Рауль. Остальные начали внимательнее прислушиваться к их беседе.
- О, ну разумеется, ты не понимаешь... - Ясон холодно улыбнулся и потрепал пета по волосам. - Я имею в виду того руби, которого, складывается впечатление, забыли пристрелить из милосердия. Тебя, бывает, замечают в его обществе.
- И что? - приподнял бровь Ам. Это ему уже не нравилось. С чего бы Минку упоминать о Макги?
- Неужели тебе не становится неприятно, когда ты смотришь на него и видишь это уродство?
- Когда я смотрю на него, я вижу своего пациента, - спокойно ответил Рауль. - А почему ты проявляешь столь пристальный интерес к кругу моего общения?
- Ну, ты же интересуешься моей личной жизнью, и я решил, что уделяю преступно мало внимания твоим связям, - все с той же полуулыбкой ответил Ясон.
- Между личной жизнью и служебными обязанностями все-таки есть некоторая разница, - осторожно произнес Ам. Если Минк в ударе, переговорить его не получится, а вокруг слишком много ушей. И это скверно.
- Ты хочешь сказать, что выполняешь служебные обязанности на дому? - деланно удивился Ясон.
- Прости?
- Я не могу найти иного объяснения тому, что твой пациент проводит время у тебя в апартаментах.
Сердце пропустило удар. Нет, главное, не показать растерянности.
- Я удостоился слежки? - улыбнулся Рауль, надеясь, что улыбка вышла не слишком натянутой.
- Ну что ты, просто Орфей как-то заметил, что руби выходит от тебя рано поутру, и поделился со мной этим наблюдением...
Так. Если Зави поделился с Минком, значит, в курсе уже весь Эос. Потому что Орфей патологически не способен умолчать о подобном. А Макги мог бы вести себя осторожнее, между прочим!
- О, это серьезно, - покачал головой Рауль. - Вынужден спасовать перед такими фактами! Если уж Орфей лично это видел, смысла отпираться нет.
Судя по тому, как метнулся взгляд Зави, что-то тут было нечисто. Стоп. Макги засекает кого угодно даже сквозь стены. Он просто не вышел бы из квартиры, окажись Орфей поблизости, в этом можно не сомневаться. Уж чего-чего, а осторожности Винсенту не занимать. Камеры слежения? Нет там камер, тот же Макги об этом и говорил. Он, складывается впечатление, наизусть помнит, где что в Эосе расположено и как можно добраться из точки А в точку Б кратчайшим путем. Минуя при этом камеры. Кстати, поинтересоваться бы, зачем ему это умение... Но потом, потом!
Быть может, Ясон просто ударил наугад и... попал в точку? Он мог, у него отменная интуиция!
- То есть руби провел у тебя ночь? - произнес Минк чуть громче, чем следовало бы, и картинно округлил глаза. Заинтересованных слушателей стало больше. - Не ожидал от тебя, Рауль... Мне всегда казалось, что у тебя отменный вкус, но...
- Ясон, по-моему, после того, как ты завел этого пета, ты начал рассматривать всё исключительно однобоко. Нехороший симптом, - не удержался Ам. - Да, этот руби провел ночь в моей квартире.
- Как же тебя угораздило пустить к себе такого... гхм...
- Видимо, так же, как тебя угораздило подобрать монгрела, - ядовито ответил Рауль.
- Да что ты говоришь!
- Представь, у нас больше общего, чем ты мог предположить! Я оказался чрезмерно мягкосердечен и, завершив серию крайне сложных и болезненных процедур, не выставил пациента среди ночи на улицу, а предложил ему гостевую комнату. Несомненно, этот поступок уничтожил мою безупречную репутацию! - Ам начал злиться, чего делать было категорически нельзя.
- Ну что ты, не уничтожил, конечно... - проговорил Минк задумчиво, поглаживая своего монгрела. - Но вопросы появились... Много вопросов...
Рауль скрипнул зубами. Интересно, что это? Изысканная месть за постоянные нотации? Или что-то другое?
И ведь, главное, чем больше отпираешься, тем хуже. Оправдываться здесь нельзя ни в коем случае, лучше уж признать один эпизод. Поговорят и забудут... А упоминать о приказе сверху не стоит, кстати говоря, тут далеко не все посвящены в некоторые тонкости.
- И часто у тебя случаются такие приступы альтруизма? - поинтересовался Ясон. - Прежде, помнится, ты не интересовался низшими классами элиты иначе как в рамках... хм... выполнения должностных обязанностей.
- Это и есть выполнение должностных обязанностей, - повторил Рауль, с трудом сдерживаясь. - Есть пациент. Я несу за него ответственность. Точка. Еще вопросы?
- В общем, нет, - вздохнул консул. - Ну разве что последний: уж если ты несешь ответственность за этого пациента, почему бы тебе не привести его в приличный вид? На него же смотреть противно!
- Тебя никто не заставляет на него смотреть, - парировал Ам. - Любуйся своим петом... на которого, к слову говоря, противно смотреть мне!
Сзади кто-то сдержанно фыркнул. То ли Аиша, то ли Хайнес: эти вполне разделяли мнение Рауля и не особенно опасались консула. Орфей тоже мог бы поддержать, но по каким-то причинам в этот раз оказался на стороне Ясона. Должно быть, попался на чем-то и теперь отрабатывал должок.
Ясон пристально посмотрел на Рауля, вздохнул и заговорил с Гидеоном...
...-Сам понимаешь, - произнес Ам, - после этого мне было уже не до развлечений. Одна мысль: откуда он узнал? Или не знал, а угадал? И... Нет, Винс, не предлагай его пришибить! Он все-таки консул!
- Ну и что? - пожал плечами Макги. - Думаешь, консула нельзя пришибить? Да запросто. Кстати, я сейчас легко могу тебя убить, ты очень удачно стоишь. Разумеется, делать я этого не стану ни при каких условиях, но технически это совершенно несложно осуществить.
- Умеешь ты поднять настроение! - Рауль вымученно улыбнулся. - Знаешь, тебе нужно быть поосторожнее...
- Куда уж осторожнее? - изумился тот. - Когда я сейчас к тебе шел, мне попались навстречу Лагат и Белл. Как думаешь, они меня заметили?
- Конечно, нет... Я потому и подумал, что Орфей не мог тебя увидеть, ты засек бы его раньше. И камеры тоже.
- Вот-вот. Так что Минк действительно угадал. А вместе нас могли видеть где-то в коридорах. Или кто-то из твоих сотрудников что-то ляпнул. Вот и сплетня готова... - Винсент нахмурился. - Я ведь тебе еще пять лет назад говорил, что дело может кончиться именно этим.
- Ну да, но обратно-то не отыграешь, - усмехнулся Рауль. - Да и не хотел бы я отыгрывать... А знаешь, что любопытно?
- М-м?
- Ясон не упомянул о том, что ты жил у меня, когда приходил в форму. Либо он об этом не знает, либо приберегает на будущее.
- А кто мог бы про это рассказать?
- Знал только Элери, - подумав, ответил Рауль. - А я ему вполне доверяю.
- Да, он славный парень, - кивнул Винсент. - Он тебя обожает, у него на лице написано. Вряд ли он стал бы сплетничать.
- Вот-вот... Как ты полагаешь, Джейка запугал Ясон? Что-то мне не кажется, что он стал бы лично...
- Это мог сделать Зави по его указанию, - сказал Макги. - Он же здесь распоряжается, если я не ошибаюсь. А для мальчишки что консул, что комендант Эоса - оба жуть жуткая.
- Вполне возможно, - подумав, согласился Ам. - Тогда возникает еще один вопрос: что же такое задолжал Орфей Ясону, раз выполняет подобные просьбы?
- Выясним, - легкомысленно ответил Винсент.
- Как?! Мне он ничего не скажет, мы не настолько дружны... скорее наоборот. Только не говори, что намерен поймать его в темном коридоре и устроить допрос с пристрастием!
- Это грубо, - сказал Макги. - Но способ найдется. Только мне надо над этим подумать как следует и, наверно, посоветоваться.
- С кем? - с подозрением спросил Ам.
- С начальством, конечно, - фыркнул Винсент. - Не беспокойся, Штраубе можно доверять. Знаешь его?
- Наслышан, - кивнул Рауль. Судя по личному делу, это был полностью отмороженный элитник, но при этом, как ни удивительно, отличный руководитель. - Но все же...
- Ему можно доверять, - сказал Макги серьезно. - Он... немного странный, конечно, но мы все такие. Некондиция же, сам знаешь. А за своих он кого хочешь порвет. Тем более, я ему тут кое-что интересное подогнал и даже отпуска не потребовал, так что за ним должок!
- Ладно, действуй на свое усмотрение, - сдался Ам. - Только...
- Я помню, без членовредительства. Пошли спать, а? Я зверски устал!
- Я все равно не усну после сегодняшнего...
- Если ты намекаешь на то, что стресс надо снять, то я не возражаю. Я даже всячески поддерживаю это решение!
- Винс, ну почему ты такой...
- Какой? Обаятельный?
- Ну... Да. И это тоже... Но иногда тебя хочется убить.
- Ничего, - заверил Макги. - Многим хочется меня убить. Некоторые даже пытались. Но я обычно успеваю первым... Хватит время тянуть, идем уже! Хотя...
- Ну что еще?
- Я лучше сразу позвоню шефу, пусть он помозгует. Может, к утру что и надумает.
- Мне выйти? - поинтересовался Рауль.
- Не надо, я ничего сверхсекретного не скажу, - махнул рукой Винсент и взялся за комм. - Привет, Донн, это снова я. Соедини с шефом, ага? Да не спит он, хочешь, поспорим? Не хочешь - не надо, тогда соединяй и быстренько отключайся, чтоб если он все же спит, на меня одного вызверился... Доброй ночи, сэр! Ну и что, что повторяюсь? Сэр, я вас вот по какому делу беспокою... Я сейчас... Да я знаю, что вы знаете, что я в Эосе! Нет, не прохлаждаюсь, если бы прохлаждался, не стал бы вам звонить. Тут выяснились кое-какие обстоятельства, требующие немедленного вмешательства. Я бы даже сказал, вопиющие о нем!..
Рауль нахмурился: Винсент никогда не упоминал о том, что начальство знает, где тот бродит. Хотя, в общем-то, логика в этом есть...
- В общем, сэр, произошло следующее, - продолжал Макги. - Пока я мотался по делам, тут была вечеринка, и Айсмен наехал на Креатора. Всерьез наехал, прилюдно. Да не знаю я, из-за чего, может быть, надоело цапаться из-за Дворняги... Но это еще ладно, сэр, интереснее то, что в этом участвовал Домовой. Не впрямую, но Айсмен на него сослался, якобы тот меня видел выходящим от Креатора. Странно, не так ли?.. Нет, сэр, я уверен, что никто и никогда меня не замечал иначе как рядом с лабораториями или на нейтральной территории. Ручаюсь головой. Ну, в общем, вы поняли, сэр, ситуация сложилась некрасивая... Да, - руби поморщился, - я помню, что вы говорили. И я тоже предупреждал, но теперь-то чего уж... Вроде удалось выкрутиться, но тут еще одна зацепка есть: фурнитур Креатора насмерть перепуган. И за этим стоит либо Домовой, либо сам Айсмен, а зачем такое нужно было - сами понимаете... Причем началось это совсем недавно, парень ничего слить не успел, а Айсмен просто попал пальцем в небо. Чего ради все это нужно - не знаю, сэр. Подумал, может быть, вы располагаете какой-то информацией... А? Нет, камер точно нет. То есть была одна, но с этим я уже разобрался, она к данному эпизоду не имеет никакого отношения. Простите, сэр? Какие еще два наряда вне очереди, если я в отпуске? Что значит, каком? В том, который мне полагается за информацию, которую я вам завтра... то есть уже сегодня привезу. Ах, потом... Хорошо, сэр. Непременно, сэр. До связи.
Макги отключил комм и взглянул на Рауля.
- Вот такое у меня начальство, - сказал он.
- Интересное, - согласился тот. - Хм, я так полагаю, Айсмен - это Ясон, Креатор - я, Домовой - Орфей, а Дворняга - монгрел?
- Точно. Не мог же я открытым текстом говорить, мало ли? А кто знает, тот поймет...
- Спасибо, у меня хоть псевдоним приличный!
- Да, Творец или Создатель, как изначально предполагалось, тебе бы меньше понравился, я думаю, - хмыкнул руби. - А вот Зави, если не врут, изначально был Домохозяином, но смысл немного не тот, поменяли. Шифр вообще несложный, так, чтобы вовсе посторонние не поняли. Исходим из сферы деятельности, вот и...
- А остальные? - заинтересовался Ам. - Постой, я попробую догадаться... Например, Аиша... Губернатор?
- Почти угадал. Розен - Мэр.
- А Гидеон?
- Мадам Жужу, - брякнул Винсент. - Ну что ты так смотришь?
- Мадам Жу... но почему, объясни?!
- Из-за зоны ответственности, - сказал Макги. - Мидас, считай, один сплошной бордель...
- Я даже боюсь спрашивать, как вы называете Юпитер...
- Не бойся, там ничего страшного нет. Три-три.
- Почему?
- Все просто, - усмехнулся руби. - Лямбда-3000. Тройка и три нуля. Три-три. По-моему, вполне логично.
- Ну, логика у вас тоже нетривиальная, - вздохнул Рауль, невольно улыбнулся, но тут же снова посерьезнел. - Винс, я вижу, вы очень хорошо осведомлены о происходящем в Эосе. И обо всех нас.
- Если ты намерен предположить, что меня покалечили специально, чтобы подсунуть тебе, то ты ошибаешься, - мгновенно ответил Винсент. - Если кто-то и занимается сбором информации в Эосе, то это определенно не я. Ну куда мне в шпионы с такой физиономией? Да и на Амои меня не бывает месяцами... К тому же наши здесь работать не могут, ты ведь знаешь. Скорее всего, это кто-то из здешних сливает данные за определенную мзду. Точнее не скажу, а шеф не ответит, даже если и знает. Кстати... Запомни, вот мой личный номер. Только...
- Я понимаю, он исключительно для экстренных случаев... - Ам тяжело вздохнул. - Ну что, идем?
- Спрашиваешь!..
...Ранним утром Винсент вышел из апартаментов Рауля и отправился по своим делам. Нужно было съездить на базу, поговорить со Штраубе и решить, что делать дальше. Ситуация ему не нравилась хотя бы тем, что ставила под угрозу репутацию Ама. На свою-то Макги плевать хотел, он все-таки был легионером и мог позволить себе многое, но...
"Да что ж они шляются с утра пораньше!" - с досадой подумал он, ныряя в ответвление коридора: навстречу кто-то шел.
- Разумеется. Повторите заказ, но если подобное случится впредь...
"На ловца и зверь бежит, - хмыкнул про себя руби, узнав голос Зави. - Удастся ли шефу что-то выяснить, еще неизвестно, а если рискнуть, дело может выгореть."
И он преспокойно вернулся обратно, чтобы буквально через полминуты столкнуться нос к носу с комендантом Эоса.
- О! - сказал тот непередаваемым тоном, смерив руби взглядом. - Полагаю, вы заглянули к господину Аму за... хм... медицинскими предписаниями?
- Так точно, господин Зави! - гаркнул Макги, вытянулся во фрунт и щелкнул каблуками.
- Вы меня знаете? - невольно удивился блонди.
- Я вообще много чего знаю, господин Зави, - улыбнулся Винсент и, подавшись ближе (Орфей брезгливо поморщился), произнес негромко: - Я даже в курсе вашей сделки с господином Минком.
Тот невольно отшатнулся.
- Всего доброго, господин Зави, - сказал Макги и быстрым шагом направился прочь. По пути еще успел взглянуть через плечо: блонди в глубокой задумчивости стоял посреди коридора. Похоже, догадка оказалась верной...
Сев в машину и задав курс, Винсент снова связался с базой.
- Хью? Привет, это Макги. Соедини с шефом, а? Да вы сговорились там, что ли? Не спит он, не спит, после моих-то новостей... Доброе утро, сэр! Нет, больше ничего узнать не удалось, но только что я как по заказу столкнулся с Домовым. Ну разумеется, это произошло не по его инициативе, сэр, я просто решил форсировать события и намекнул, что знаю о его делах с Айсменом. Конечно, я смылся раньше, чем он начал задавать вопросы, сэр, за кого вы меня принимаете? Ах вот как... Я так и знал... - печально сказал Винсент. - Я не тяну резину, сэр! Судя по выражению лица Домового, сделка имела место быть. Как выяснить детали, не представляю, но Домовому она явно не по вкусу. И ему что-то очень не нравится. Ну сэр, знаете, когда я уходил, он стоял столбом посреди коридора, как будто забыл, куда шел, хотя до того бодро распекал кого-то по комму! Уж такие вещи я способен заметить... В общем, пока все. Скоро прибуду, сэр, готовьте шампанское и приказ об отпуске, я вам везу оч-чень вкусные данные... Нет, я не наглею, я напоминаю!
Коротко рассмеявшись, Макги отключил связь и уставился на дорогу. Нужно было продумать доклад Штраубе...
*
- Г-господин... - едва слышно окликнул Рауля фурнитур.
- Что такое? - повернул тот голову. Сегодня он решил поработать дома: не было никакого желания выбирать костюм, "наводить красоту", как выражался Винсент, а тем более - сталкиваться с коллегами. А в лабораториях и Элери справится, руби прав, он славный, очень ответственный и талантливый юноша.
- К в-вам п-посетитель, - выдавил Джейк. Глаза его были полны такого ужаса, что Рауль понял: явился тот, с кем паренек уже сталкивался. Интересно, который из двух? - Изволите п-принять?
- Пригласи его сюда, - кивнул он. - И не показывайся, пока я не позову.
- Д-да, г-господин... - произнес фурнитур с явно заметным облегчением и исчез.
Рауль повернулся к экрану.
- Доброго утра, - сказали за спиной.
- И тебе того же, - рассеянно ответил Ам, не спеша оборачиваться. - Что-то случилось?
- Почему ты так решил?
- Прежде ты не заглядывал ко мне ранним утром. И безо всякого на то повода.
Рауль все-таки повернулся и смерил взглядом гостя. Орфей был великолепен, как и всегда. Безупречная прическа, безумно дорогой костюм, выверенные до мелочей жесты и улыбки... Было в этом что-то искусственное, а понял это Ам, только познакомившись с Макги. (Тут он представил Зави в любимом нижнем белье руби и с трудом сдержал улыбку.) Винсент не притворялся. Он мог себе позволить быть таким, каков он есть. Пусть некрасивым (да что уж там, уродливым), несдержанным на язык, но - настоящим. Может быть, на службе он тоже носит маску, иногда приходило в голову Раулю, а может, и нет. Если так, легионерам еще стоило позавидовать!
- Прежде у меня и не бывало... повода, - ответил Зави, помедлив. - Позволишь присесть?
- Располагайся, - взмахнул рукой Рауль.
Он знал, что вид у него, особенно по сравнению с Орфеем, непрезентабельный. После бессонной ночи под глазами лежат тени, волосы в беспорядке (какой смысл тратить время и укладывать их, если не собираешься покидать апартаменты?), вместо роскошного костюма - самый обычный, домашний. Но почему-то он чувствовал себя очень уверенно, но не только и не столько потому, что был на своей территории...
- Твой фурнитур всегда так заикается? - поинтересовался Орфей, устроившись в кресле и аккуратно расправив полы своего одеяния.
- Нет, что ты, - светским тоном ответил Рауль, мгновенно соображая - сейчас нужно идти ва-банк, потом будет поздно. Он улыбнулся самой очаровательной улыбкой, на которую только был способен и добавил: - Только при виде тебя. Это ведь ты перепугал его до полусмерти, не так ли?
Воцарилось молчание.
- М-да, - сказал Зави. - С тобой сложно иметь дело.
- Однако ты зачем-то пришел, - заметил Ам.
- Верно... Видишь ли, по пути я встретил этого твоего руби...
"Встретить его ты мог, только если Винс этого хотел", - подумал Рауль, а вслух произнес:
- Ты хотел сказать, моего пациента?
- Именно, - кивнул Орфей. - Твоего пациента...
- Если ты намерен что-то сказать, не тяни. Мои апартаменты не прослушиваются, - бросил Ам.
- Ты уверен?
- Абсолютно, - ответил он, потому что доверял Макги, как самому себе. Или даже немного больше.
- Он намекнул, что знает о моей сделке с Ясоном, - помедлив, выговорил Зави.
- Ну а я здесь причем?
- Если знает он, знаешь и ты. И еще кто-нибудь...
- Ты просто не знаком с этим руби, - улыбнулся Рауль. - Он привык помалкивать. Признаться, о сделке я догадался и сам, но деталей, увы, не знаю.
- Догадался, говоришь? - приподнял бровь Орфей. Сиреневые глаза смотрели сумрачно. - Каким образом?
- Ты всегда был на моей стороне, когда заходила речь о так называемом пете Ясона. А вчера молчал, хотя раньше не упустил бы случая вставить шпильку. Это совсем на тебя не похоже, значит, тебе велели молчать. Сделать это мог только Ясон, и только в том случае, если ты был ему чем-то обязан. Или, наоборот, зарабатывал... что-то. Я не знаю ваших дел.
- А ты опаснее, чем я предполагал, - криво усмехнулся Зави. - Но ты прав. Я... задолжал. Сильно.
- Вот как?
- Да. Я немного увлекся. День-другой, и никто бы ничего и не заметил, но дернуло же Ясона проверить счета! - Орфей поморщился. - Он был злее обычного. Кажется, монгрел снова укусил его за палец... Сам понимаешь, можно вывезти монгрела из Кереса, но не Керес из монгрела!
Рауль сдержал неуместный смешок.
- Как я понимаю, он потребовал...
- Да, я должен был ему услугу. Любую. - Зави откровенно перекосило. - Но, честно говоря, я предпочел бы удовлетворить его в любой форме, чем проделывать такие вещи... Я к тебе всегда неплохо относился, Рауль.
- Я к тебе тоже, - спокойно ответил Ам. - Потому и удивился.
- Мне абсолютно безразлична твоя личная жизнь и твои предпочтения, - продолжил Орфей без паузы, а на попытку возразить коротко сказал: - Воротник застегни, у тебя... хм... след на шее.
Раулю недюжинным усилием воли удалось не отвести взгляда, а вот воротник он застегивать не стал. Пускай любуется.
- Ты, во всяком случае, ведешь себя прилично и не афишируешь связей... если таковые наличествуют, - спокойно говорил Зави. - Насколько мне известно, так же поступает абсолютное большинство наших коллег.
"А вот это надо запомнить", - сказал себе Ам.
- Однако никому до сих пор не приходило в голову подобрать монгрела, притащить его в Эос... Знаешь, как я был рад, когда Ясон его выставил?
- Этого трудно было не заметить, ты просто сиял, - кивнул Рауль. - А когда он вернул пета... Я тогда подумал, что если бы ты умел убивать взглядом, кому-то из них двоих точно бы не поздоровилось.
- Вот именно, - криво усмехнулся Орфей и добавил, глядя в сторону: - Одним словом, я хотел бы извиниться перед тобой. Я не хотел этого делать, но мне не оставили выбора... кстати, имей в виду, что в коридоре теперь есть камеры. Это тоже входило в условия сделки, и если бы я не распорядился их установить... Правда, я мешкал, сколько мог. И с твоим фурнитуром...
- Я могу ему сказать, что он может более ничего не опасаться? - приподнял бровь Рауль.
- Да, конечно... Насколько я понимаю, Ясон рассчитывал на то, что твой... хм... пациент объявится раньше, и я успею допросить этого мальчишку. Однако не вышло.
- Ты же наверняка знал, когда руби явился в Эос.
- Но вот вопрос - знал ли об этом Ясон? - недобро улыбнулся Орфей.
- Ты снова нарочно тянул время...
- И тем самым дал тебе возможность выйти сухим из воды.
- Намекаешь на то, что теперь я перед тобой в долгу? - прищурился Рауль. - Чего ты потребуешь в уплату?
- Попроси своего... хм... пациента не распространяться о моей сделке с Ясоном, - сказал Орфей. - Думаю, он тебя послушает. Я бы не хотел огласки.
- Он не распространяет слухи. Тем более, в Эосе. Он здесь общается-то только со мной.
- И тем не менее...
- Хорошо, попрошу, - кивнул Рауль. - Что-то еще?
- Да, - ответил его визави. - Помоги избавиться от монгрела. Это уже переходит всякие границы!
- Руби предлагал его пришибить, - заметил Ам.
- Прекрасное решение, но пришибить его я могу и сам, - фыркнул Зави. - Проблема не в монгреле, а в Ясоне, а на него имеешь влияние ты один.
- Кажется, уже не имею, - заметил Рауль. - По-моему, последняя наша беседа это доказывает.
- Ничего подобного. Ясон попытался тебя припугнуть, действуя твоими же методами. Однако у тебя есть доказательства... вернее, они и не нужны, и так все на виду, а у него - лишь голословное обвинение, - негромко произнес Орфей. - Даже мое свидетельство ничего не стоит: я навел справки, вас с этим руби видели рядом с лабораториями, еще где-то, но и только. В этом нет ничего предосудительного, а если кому-то неприятно общество элиты низшего ранга, это исключительно его проблемы. Кроме того, ты не манкируешь своими обязанностями, хотя мог бы, учитывая, что твой... хм... пациент появляется здесь крайне редко и ненадолго. Если, конечно, он относительно цел и невредим.
- Не понимаю, что ты хочешь всем этим сказать.
- Ясон тебя боится, - просто ответил Зави. - Только тебя. И я, и Аиша, и любой другой можем говорить, что угодно, нас он слушать не станет. А ты способен до него достучаться, ты говоришь ему правду в глаза, и это ему очень не нравится, потому что он понимает - ты прав. Понимает, только не может принять. Или не хочет, не знаю...
Он поднялся.
- Если ты можешь что-то сделать, прошу тебя, не тяни, - сказал Орфей. - Если нет... Ну что ж! И еще...
- Тебя здесь не было, - понимающе кивнул Рауль. - Кстати, а как же камеры?
- Ну, я знаю кое-какие фокусы, - неопределенно ответил тот. - Это-то чепуха.
- Дело твое... Что касается твоей просьбы - я не знаю, что удастся сделать и удастся ли вообще. Но посмотрим. И впредь обращайся ко мне напрямую, пугать фурнитуров необязательно!
- Я надеюсь, что это не повторится, - фыркнул Зави. - А ты будь осторожнее. И знай, кстати, что я смертельно тебе завидую.
- Я и так предельно осторожен, - медленно выговорил Ам, вглядываясь в коллегу. Откровенничать не хотелось, но отчего-то возникло ощущение: сделать это необходимо. - Понимаешь, Орфей... Это не просто...
- Вот именно - не просто... - сказал тот, глядя в сторону. - Иначе бы я не завидовал.
Он повернул голову, и Рауль поразился тоскливому выражению сиреневых глаз.
- Мне пора, - произнес Зави. - Если что...
- Если захочется поговорить, приходи, - перебил Ам. - Предупреди только, мало ли, чем я занят...
Орфей смотрел на него в упор, странно смотрел, как-то грустно, но в то же время с одобрением, что ли?..
- Спасибо, - сказал он наконец. - Ты всегда был лучшим из нас.
- Лучший из нас - это Ясон, - возразил Рауль.
- Заблуждайся дальше, - хмыкнул Орфей. - Тебе это идет. Ну, до встречи. Если я узнаю что-то важное, расскажу.
- Я тоже, - кивнул тот, и Зави ушел.
Ам посидел несколько минут, пытаясь разложить по полочкам (опять выражение Макги) полученные сведения, потом не выдержал и набрал номер руби.
- А? - отозвался тот. - Я потом... Ой, простите, сэр, это Креатор! Да-да! Чего тебе? - Это было сказано уже по адресу.
- Ты на ковре, что ли?
- Вроде того, давай быстрее. Что случилось?
Рауль быстро пересказал свою беседу с Орфеем.
- Я был прав, сэр, - произнес в сторону Макги и тут же заговорил иным тоном: - Слушай, держись Домового. Пригодится. Не самый приятный тип, но знает и умеет многое... Так, а что с Айсменом?
- Все то же самое... - тяжело вздохнул Рауль. - Домовой вне себя.
- Понимаю его!
- Он просил о помощи.
- А ты?
- Помогу, конечно, чем сумею. Он будет мне должен. Хотя я не знаю уже, кто из нас кому должен больше!
- Я буду... завтра, наверно. Во второй половине дня. Ты как? Освободишь пару часов?
- Конечно. Передай через Элери, что ты в Эосе, сразу сюда не суйся: Домовой в коридоре камеры поставил. По требованию Айсмена, разумеется.
- Вот зараза... Но ладно, потом обсудим. Не лезь на рожон, прошу тебя. Пусть его с этим монгрелом, день-два ничего не решают!
- Ты не видел его, Винс...
- Не видел. Ты мне опишешь. Прости, я все-таки у шефа.
- Конечно, я даже не подумал... Извинись за меня перед ним. До встречи, Винс.
- До встречи...
...-Это было охренеть как трогательно! - сказал Дитрих Штраубе, когда подчиненный выключил комм.
- Сэр, я должен извиниться перед вами за... - начал было Макги, но немедленно получил по загривку и сел. - Короче, вы слышали.
- Н-ну... - Штраубе прошелся по кабинету. - Я-то думал, что только у меня под началом несколько десятков буйных психопатов, а в Эосе всем не помешала бы порка. Жалко, Три-три слишком мягка!
- Только к ним, сэр!
- Да нас-то чего уж жалеть... - Дитрих сел на место, помассировал виски кончиками пальцев. - Винс, ты вообще понимаешь, во что ввязался?
- Сэр, я не дурак вроде бы! Понимаю, конечно.
- Оно тебе надо?
- Сэр... - Тут Винсент помедлил. - Я ему слишком многим обязан. Он меня вытащил, правда, вытащил, я ж думал, что мне конец, на службу не вернусь, а значит...
- Это было пять лет назад! Дело только в этом?
- Нет, конечно, - хмыкнул руби. - Он... Простите, я не могу это описать. И если я виновен...
- Да заткни ты хайло, - мрачно сказал Штраубе. - Виновен, не виновен, какая разница? Раз вляпался, теперь думай, как выкрутиться... Если бы ты просто встречался с Креатором, то и ладно, Три-три не возражала, у нее на вас обоих какие-то свои планы. Но когда тебя пытаются использовать в истории с монгрелом...
- Знаю я, сэр! - сквозь зубы ответил Макги. - Я предлагал его убить. Нет человека - нет проблемы! Но Ра... Креатор запретил. Сволочь, он мне запретил калечить и убивать всех причастных!
- Ах, какая трагедия! - фыркнул платина. - Ну, не замучаешь до смерти парочку подозреваемых, переживешь... надеюсь. Не ржи, скотина! Соображай, что мог затеять Айсмен? Он уже подключил Домового, пусть тот и вывернулся, а что будет дальше?
- Если его не оставят в покое с этой Дворнягой, не берусь судить, - быстро ответил руби.
- А его не оставят... - Штраубе дернул себя за челку. - Надо подумать. Ладно, это потом...
- Сэр, а наше руководство никак не может поспособствовать?
- Нет, - буркнул тот.
- А кто вами командует? - задал традиционный вопрос руби.
- Скоро узнаешь, - огорошил Штраубе. - Ну что ты так вытаращился? У тебя прекрасный потенциал, лучше, чем у многих других. А я уже немолод. Ясно тебе?
- Но я же боевик, - удивленно сказал Макги. - Я не...
- Мне лучше знать, - оборвал тот. - Ты отличный боевик, но расходовать твои способности только на это я считаю преступлением. У тебя отличное стратегическое мышление, операции ты планируешь идеально, мне даже править ничего не приходится!
- То-то у меня каждый раз по во-от такому файлу с замечаниями, - буркнул Винсент.
- Это чтоб ты не расслаблялся, - отрезал Дитрих. - И вообще, какого хрена я тебя уговариваю, а? Как я сказал, так и будет. Подумай лучше: не придется больше мотаться по полгода невесть где, а до города тут рукой подать...
- Шантажируете, сэр! - фыркнул Макги.
- Ни капли, - отрезал Штраубе. - И не думай, что это мой каприз.
- Три-три? - негромко произнес руби.
- Именно. Я же сказал, ты самый перспективный из моих подчиненных.
- Я всего лишь руби, сэр. А вы...
- А я вообще не должен был здесь оказаться, - скривился Дитрих, поправляя белую (то ли от природы, то ли седую) челку. - Сам понимаешь... Однако лучше руководить этим дурдомом, чем просто сдохнуть! Без разницы, руби ты, оникс или кто еще, если годишься на это место, значит, будешь работать. Вдобавок твоя паленая морда слишком примелькалась, а это ни к чему.
- В общем, я так понял, моего согласия никто и не спрашивает, - заключил Винсент.
- А ты чего ожидал?
- Да ничего я не ожидал, просто интересно, сэр, - усмехнулся Макги. - Я уж понял, у меня теперь головной боли прибавится...
- Угу, то-то рожа так и сияет. Но учти, будешь филонить, я тебя в такую дыру загоню, что ты прежнюю работу станешь со слезами умиления вспоминать!
- Не буду я филонить, сэр, - вздохнул Винсент. - А знаете... У Креатора мелькнуло подозрение, будто меня покалечили нарочно, чтобы подсунуть ему. Я сказал, конечно, что это чушь собачья, но... На самом-то деле как дело было?
- Если бы мне понадобилось подсунуть тебя Креатору, я не стал бы уродовать тебя настолько... с риском потерять ценного сотрудника, а просто оторвал бы тебе руку, - сухо сказал Дитрих.
- Так с этим и на базе могут справиться!
- Смотря как оторвать... - хмыкнул тот. - Сам, что ли, не знаешь? По-хорошему, ты и вправду был не жилец, но Три-три приказала вернуть тебя в строй. Вот и...
- Да, это я знаю, Креатор говорил. Я просто уточнить хотел, мало ли... - Макги нахмурился. - Сэр, еще один вопрос. Мы будем что-то делать с Дворнягой или просто подождем?
- Подождем, - после паузы ответил Штраубе. - Распоряжений пока не поступало, а без этого я действовать не могу.
Он еще помолчал, потом вдруг сказал:
- Знаешь, пару дней назад легион попытались расформировать.
- Что?! - Винсента подбросило. - Как?! Кто?
- Не знаю. Три-три не соизволила сообщить, но сам подумай, кто бы мог на такое пойти? - ответил Дитрих, опираясь подбородком на сцепленные пальцы. - Ясное дело, ничего не вышло, иначе мы с тобой беседовали бы разве что в очереди на утилизацию. Но ты понимаешь, к чему все идет?
- Кажется, понимаю. Но действовать...
- Нельзя. Прямого приказа нет, и, боюсь, не будет. Так что ты пригляди там, мало ли...
- Конечно, сэр.
- Рассчитываю на тебя. И не сиди, оформи повышение, что ли... Форму получи и все такое. Мне подумать надо.
- Да, сэр, - ответил руби, поднимаясь. - Разрешите идти?
- Нет, мать твою, не разрешаю, лети! - рявкнул начальник. - Не задавай кретинских вопросов!
- Так точно, сэр! - гаркнул Макги и выскочил за дверь.
Однако... Слишком много всего в один день! А он, к слову, только начался...
*
- Господина Зави не опасайся, - втолковывал Рауль фурнитуру, но тот смотрел неверяще. - Это было недоразумение, понятно? Мы с ним все обсудили. А если кто-то попробует расспросить тебя о том, как я провожу время, немедленно мне доложи, ясно тебе?
- Да, господин, - ответил Джейк, глядя на него восторженными глазами. - Обязательно, господин!
- И если услышишь сплетни о ком-то еще, тоже расскажи, - по наитию произнес Ам.
- Конечно, господин!
- Вот что, Джейк... Принеси ножницы, - подумав, сказал Рауль. - Ты же обучен парикмахерскому мастерству?
- Конечно, господин, но...
- Ты слышал приказ?
- Да, господин!
- Тогда сделай, как я скажу...
Ощущение было необычным. Рауль встряхнул странно легкой головой, посмотрел на себя в зеркало... Ну, ничего катастрофического... если не поворачиваться спиной.
- Вот это да... - произнес знакомый голос, и Рауль вскинул голову.
- Ты?..
- Ну, я, - криво усмехнулся Винсент, - а на тебя что нашло?
- Эта шевелюра очень мешает в лаборатории, - сказал Ам, улыбнувшись. - А еще у меня есть дурная привычка, задумавшись, падать в кресло. И...
- Понял, сидеть на собственных волосах, как минимум, неприятно, - кивнул руби. - Особенно, если ляпнуться с размаху.
- А что, я тебе таким не нравлюсь? - поинтересовался Рауль.
- Ты мне любым нравишься, - заверил Макги. - Хм-м... Ну, подумаешь, окорнал красоту по лопатки... зато сколько времени сэкономишь на прическе! И убирать их удобнее. Но непривычно - это да!
- Чушь какая! Почему Аиша может заплетать косички, Гидеон - носить ободок, а я не имею права обрезать лишнее? Скажи лучше, откуда ты взялся? Я ведь предупредил...
- Домовой - просто прелесть, - фыркнул Винсент. - Конечно, если бы он посоветовался со мной, вышло бы куда лучше, но и так недурно получилось. В коридоре осталась слепая зона, я шел, как по бульвару! Потом покажу тебе, как именно, вдруг пригодится?
- Ах вот на что он намекал, когда говорил, что знает кое-какие фокусы... - протянул Рауль. - Выходит, за мной еще один долг.
- По-моему, это просто красивый реверанс.
- Неважно, мне придется отдариться.
- Это ваши дела, - мотнул головой руби, коснувшись нагрудного знака. - Ну-ка, скажи, кого ты перед собой видишь?
- Тебя, - нахмурился Ам.
- Почти угадал. Ты видишь заместителя командующего Амойским легионом, - с явным удовлетворением выговорил Макги. - Что, по форме не заметно? Я фурнитура загонял, чтобы отгладил как следует!
- Прости, - выговорил Рауль, - я же ничего не смыслю в ваших знаках различия... Тебя следует поздравить?
- Нет, посочувствовать, - ответил Винсент. - Не ухмыляйся, я всерьез говорю. Это страшная головная боль... Тем более, шеф явно прочит меня на свое место. Не в ближайшее время, но в обозримом будущем, если никто из нас внезапно не помрет! Но, знаешь... - Он улыбнулся. - Я теперь намного реже стану покидать Амои. А до базы тут рукой подать.
- Это не... повредит тебе?
- Мне уже сложно повредить, - усмехнулся руби. - Никто мне ничего не сделает. Да и тебе тоже, я уверен. Ты же незаменим!
- Не знаю, не знаю...
- Я знаю, - Макги твердо взглянул блонди в глаза. - Ты незаменим... в отличие от многих.
- Мне не нравятся твои намеки.
- А я ни на что и не намекаю. Кстати, у меня временная командировка в Эос!
- Вот даже как... Тебе понадобится прикрытие? Какие-нибудь тесты?
- Обязательно, - серьезно сказал Макги. - Что-то у меня на погоду шрамы ноют, придется проверить. А это дело небыстрое... И еще мне надо будет помелькать с тобою рядом. И посмотреть на реакцию твоих коллег.
- Это еще зачем? - изумился Рауль.
- Приказ. Если честно, я и сам не вполне понимаю, чего намерен добиться шеф, но какой-то план у него точно есть. Или не у него, а у вышестоящего руководства. И нет, не спрашивай, я пока не знаю, кто стоит над Штраубе! Рано еще, - усмехнулся Винсент. - Но, в общем-то, я уже догадываюсь...
- Меня в свои догадки не посвятишь?
- А ты сам подумать не можешь? Это ж на поверхности лежит.
Рауль взглянул на него. Хм... На поверхности, значит? И что же имеется? Никто из коллег никогда не давал как-либо понять, что имеет отношение к легиону. Тем не менее, кто-то руководит Дитрихом Штраубе, отдавая весьма специфические распоряжения. Взять хотя бы ту историю с фальшивым грузом... Конечно, можно допустить, что Рауль ненаблюдателен, а коллеги хорошо маскируются и не афишируют факта командования легионом, но... Было одно "но". Насколько Ам знал остальных блонди, никому из них и в голову бы не пришло вернуть Макги в строй, каким бы хорошим боевиком он ни был и как бы ни просил за него Штраубе. Затраты на его восстановление были чересчур велики, намного дешевле стало бы обучить еще одного такого же руби... Следовательно, неизвестный руководитель действовал не только из рациональных соображений, а еще и преследовал одному ему понятные цели. Допустим, это все-таки блонди, однако любой из них в приказном порядке заставил бы руби привести в порядок хотя бы лицо, но приказа не последовало. Ну а кроме того, узнав о связи Ама с Макги (если уж Штраубе в курсе визитов последнего в Эос, то его начальнику грех было этого не знать), коллега не преминул бы пустить такую информацию в ход! Отсюда вывод: либо он приберегает ее для удобного случая (хотя такой случай за пять лет наверняка бы подвернулся, и не раз), либо эти сведения не имеют для руководителя особенного значения. Факт известен, последствий - никаких, кроме положительных (читай, оба на своем посту, к работе нареканий не имеется, огласки нет), значит, можно не реагировать и заниматься более важными вещами. Вопрос: и кто же действует по такой схеме? Ответ и в самом деле был очевиден.
- Три-три?
- Ты уже привык к нашему жаргону? - усмехнулся Винсент. - Хм, а почему ты не подумал, к примеру, на Айсмена? Все эти авантюры, нападения на грузовые корабли... каковые нападения имеют далеко идущие последствия... По-моему, вполне в его стиле!
- Да, - согласился Рауль. - Но вряд ли он приказал бы атаковать корабль, зафрахтованный его же дилером. Он поручил бы этот груз другому перевозчику... Мне так кажется, во всяком случае. И он не велел бы вернуть тебя в строй любой ценой, в этом я убежден. По-моему, он о твоем существовании до недавнего времени и не догадывался, иначе пустил бы в ход такой козырь, как наши с тобой отношения, еще года полтора назад, когда я точно так же убеждал его избавиться от монгрела.
- Слабо, - сказал Макги. - Любой из твоих аргументов можно легко опровергнуть.
- Извини, я все-таки биотехнолог, а не военный аналитик. Тем не менее...
- Тем не менее, с большой долей вероятности ты прав, - усмехнулся руби. - Блонди органически не сумел бы возглавлять легион. Хотя... у тебя, может, и получилось бы. Жаль, переучиваться поздно!
- У меня? Ты шутишь!
- Я абсолютно серьезен, - заверил Макги. - Ты не смотришь на нас, как на грязь под ногами, нормально воспринимаешь... хм... избыток эмоций, да и вообще, способен вникать в чужие проблемы, чувствовать других и прощать ошибки.
- По-моему, ты кого-то постороннего описал, - сказал Ам. - Ну, допустим, по первым двум пунктам я соглашусь: к элите младшего ранга я отношусь совершенно спокойно, а что до эмоций... я и сам не совершенен в этом отношении.
- И слава Три-три! - серьезно произнес руби. - Не люблю отмороженных.
- Но чужие проблемы... это уже перебор.
- Да неужто? А меня ты, скажешь, исключительно из-за приказа вытаскивал? Беседы со мной задушевные вел тоже по приказу? Я не помню, по-твоему?
- Винс, это частный случай!
- Все случаи - частные, - отрезал тот. - Вот в прошлом году Элери запорол какой-то важный эксперимент, помнишь? Любой другой его убил бы на месте, за то, что три месяца работы пошли псу под хвост, а ты парня утешал и говорил, мол, это тоже ценный опыт, никто не совершенен, и не надо так казниться...
- Ты-то откуда об этом знаешь?!
- А я ждал, пока ты освободишься, и краем уха слышал, как он кому-то об этом рассказывал. Кажется, какому-то новичку, который страшно боялся сделать что-нибудь не так и навлечь на себя твой гнев. Мол, ты, конечно, строгий, но вообще-то чуткий и понимающий.
- Ну, положим, мне действительно хотелось пристукнуть Элери... - сконфуженно произнес Рауль.
- Но не пристукнул же и даже не наорал. Кстати, почему?
- А смысл? Поправить уже ничего нельзя, а кому будет лучше, если он станет вздрагивать после каждого моего оклика и постоянно опасаться что-то испортить? Так он точно наделает глупостей, я много раз подобное наблюдал, - пожал плечами Ам. - А так - Элери ошибку осознал, стал собраннее, внимательнее и очень старается. Я им доволен.
- И после этого ты заявляешь, что не чувствуешь других и не умеешь прощать ошибки? - ядовито спросил Макги. - Да ты даже Домового простил, хотя он тебе изрядную свинью подложил!
- Он же объяснил, в какую ситуацию попал и извинился, о чем тут речь?
- И Айсмена ты наверняка простишь за этот разговор, - гнул свое руби.
- Винс, я понимаю, в каком он состоянии, а версия Домового вполне состоятельна, должен признаться...
- То есть простишь, - кивнул тот. - Ну что, дальше спорить будешь?
- Нет, - усмехнулся Рауль. - Допустим, ты прав. Но неужели ты хочешь сказать, что Три-три обладает перечисленными тобою качествами?
- Нет, что ты, - серьезно ответил Винсент. - Она только планирует операции, а остальным занимается Штраубе.
- Он тоже чуткий и понимающий? - не удержался Ам.
- Насчет первого не скажу, а второе в наличии, - сказал Макги. - Шеф, конечно, может рявкнуть, может и приложить, но если что, мы можем быть уверены, что он встанет за нас горой.
- А ты? Насколько я понял, ты рано или поздно возглавишь легион...
- Я... - Руби развел руками. - Если меня сочли наиболее подходящей кандидатурой, придется оправдывать доверие, как же иначе? А так... опять же, большой чуткости я в себе не нахожу, но понять коллег и разобраться в их проблемах в состоянии. Я ведь такой же, как они.
- А что насчет способности прощать ошибки?
- А над этим мне придется серьезно поработать, - ответил Винсент. - Ничего, я справлюсь... Ладно, хватит об этом! Ты сейчас как, занят?
- Немного, - ответил Рауль. - Решил сегодня поработать дома, но визитеры повадились один за другим...
- Я тогда не буду тебе мешать, пойду в гостевую комнату, у меня тоже дела есть, - не отреагировал на иронию руби.
- Жить ты, я полагаю, намерен здесь? - приподнял бровь Ам.
- Ну да, не видишь, что ли - я с вещами, - спокойно ответил тот. - Мне выделили служебную квартиру, но я привык к обществу. Или казарма, или ты...
- А на корабле как? Там же одни андроиды.
- Ну, сравнил корабль с Эосом! - засмеялся Макги. - Совсем другое дело... Давай, правда, займемся делом. Времени до вечера не так уж много, а нам с тобой еще надо дойти до лабораторий...
- Я, вообще-то, не собирался куда-то выходить сегодня, но, судя по всему, мои желания тебя не интересует, - ядовито сказал Рауль.
- Интересуют, и еще как, - заверил Винсент, взяв его за руку. Теперь можно было ощутить некоторую напряженность, явно связанную с заданием. - Но так нужно. Это ведь не моя прихоть...
- Я знаю, - тот привычно обнял руби. - Просто я не люблю чего-либо не понимать и не переношу, когда меня используют втемную. Однако приказ есть приказ...
- Я расскажу тебе обо всем, как только сам узнаю... или догадаюсь, что затеял шеф, - пообещал Макги. - Мне, знаешь ли, тоже не по нраву такие игры. Похоже на провокацию, но кого и на что провоцируют - пока не представляю. Всё! За работу!
- За работу, - усмехнулся Ам. Сердиться на руби он не мог. Вернее, мог, но крайне недолго...
*
- Ты не мог бы одеться так, чтобы я на твоем фоне выглядел как можно более проигрышно? - попросил вечером Винсент, сосредоточенно приглаживая волосы. Для прогулки по Эосу он не распустил их, как обычно, а, наоборот, тщательно собрал в хвост, так, чтобы ни единой пряди не выбивалось. Лицо его, разумеется, при этом было совершенно открыто, и смотреть на него без внутреннего содрогания могли только очень хладнокровные или привычные личности.
- Поясни, - попросил Рауль. Джейк ждал указаний, с явным испугом поглядывая на руби, который фурнитура, казалось, вообще не замечал.
- Роскошно, - пояснил Макги. - Вызывающе. И вообще, должен же ты продемонстрировать свой новый имидж!
- Понял тебя, - улыбнулся Ам и отдал распоряжения фурнитуру. - Пойдет?
- Вполне, - подумав, серьезно кивнул руби.
Костюм и впрямь был роскошен. Черный с темно-красным, с искрящейся ручной вышивкой и дорогими кружевами. На таком фоне резко укоротившаяся шевелюра Ама должна была быть особенно заметна, а одетый в простой, без украшений мундир Макги вовсе терялся.
- Нет, каждый раз, когда я тебя вижу при полном параде, я думаю, что умер и попал в лучший мир, - искренне произнес Винсент, увидев его одетым. - На этой грешной планете таким типам не место!
- Орфей красивее, - хмыкнул Рауль.
- Кому что, - пожал плечами руби. - Он слишком залакированный, если ты понимаешь, о чем я. Пойдем? И, пожалуйста, веди себя со мной высокомерно. Можешь отчитать за что-нибудь, ты уж сам придумай... И по имени не называй, я всего лишь твой пациент!
- Не беспокойся, я запомню, - ответил тот. - Только не обижайся, если я... гм... увлекусь.
- Никогда, - улыбнулся Винсент. - Я у тебя в большом долгу, так что можешь нести, что угодно, а я буду только повторять "да, господин Ам, нет, господин Ам", так что пользуйся случаем. И вворачивай побольше специальных терминов, никто ничего толком не поймет, а звучать будет внушительнее...
- Ты поучи меня еще... Ну, идем!
- Только не забудь: в этом коридоре меня нет. Ты один идешь.
- Я расстройствами памяти не страдаю! Мы выйдем или так и будем препираться?..
По пути кто только не попался, и все с той или иной степенью любопытства поглядывали на Рауля со спутником. Но это все было не то, рядовые сотрудники Винсента не интересовали, ему нужны были блонди, и скоро он получил то, чего хотел.
В огромном зале первым им встретился Аиша, разговаривающий по двум коммам сразу, посмотрел на Рауля стеклянным взглядом, кивнул, хотя тот не был уверен, что Розен его узнал, и пропал из виду. Должно быть, его занимали какие-то сверхважные дела.
- Смело, - только и выговорил обогнавший их Гидеон, старательно делавший вид, будто не замечает руби, и поправил ободок.
Леон и Зиг скользнули по ним равнодушными взглядами и продолжили беседу, а потом навстречу попался Орфей в блеске драгоценностей, церемонно поздоровался и вознамерился удалиться по своим делам, но Рауль едва заметно ему улыбнулся. Зави помедлил и приопустил ресницы, давая понять, что намек понял. Макги улучил момент и показал блонди большой палец. Орфей, возмущенно фыркнув, развернулся так, что только светлые кудри взметнулись, и удалился.
- Это обязательно было делать? - прошипел Рауль.
- Должен же я был как-то поблагодарить его за камеры? - почти неслышно ответил Винсент. - Так, а вот теперь говори. Давай!
- И если вы и впредь будете пренебрегать моими рекомендациями, - сходу включился Ам, перейдя на самый неприятный тон из тех, которыми владел, - то я не могу предсказать последствий. Разумеется, господин Макги, вам вольно пропускать мои слова мимо ушей, но, кажется, в прошлый раз я достаточно однозначно высказался по поводу возможных рецидивов?
- Простите, господин Ам, - в голосе руби подобострастия не было, но в глаза Раулю он заглядывал вполне профессионально, любой пет бы обзавидовался. - У меня не было другого выхода, кроме как...
- У вас никогда нет другого выхода! - отрубил тот. - Господин Макги, я не всемогущ. Если вы не станете следовать моим указаниям, то я умываю руки. Ваш командир просил об одолжении, и я его оказал, но это не может продолжаться вечно, так ему и передайте... Хотя нет! Знаете что, передайте уважаемому господину Штраубе, что если он и впредь будет ставить вас на подобные задания, не проконсультировавшись со мной, то в очень скором времени лишится перспективного, по его мнению, сотрудника!
- Конечно, господин Ам... - понуро ответил Винсент и вдруг подмигнул. Значит, все шло как нельзя лучше.
- Впрочем, вы не передадите, - брезгливо проговорил Рауль. - Я достаточно хорошо вас изучил. Я сам свяжусь с господином Штраубе.
- Господин Ам!..
- Не спорьте.
- Господин Ам, я прошу вас, служба - это всё для меня, если меня переведут на штабную работу, я...
- Да, я уже слышал, вы наложите на себя руки. Туда вам и дорога, - не удержался Рауль, глядя на идущего навстречу Ясона. - Я не намерен тратить время на вас, тогда как его не хватает на решение действительно важных вопросов! А вы будто вознамерились усложнить мою задачу стократно... Повторяю в последний раз: или вы выполняете мои предписания, или я отказываюсь с вами работать.
- Я буду делать так, как вы прикажете, господин Ам! - На лице Винсента читалось плохо скрываемое отчаяние. Вот еще актер выискался...
- Вы каждый раз это говорите, господин Макги, и каждый раз я вынужден вами заниматься, потому что имел неосторожность пообещать вашему командиру, что сделаю все возможное! Тогда имела место критическая ситуация, но все равно это был крайне опрометчивый поступок, теперь я понимаю...
- Я больше не доставлю вам хлопот, господин Ам! - взмолился руби. В зеленых глазах искрилась смешинка, и Рауль с трудом удерживался от улыбки. Увы, пока было нельзя дать воли эмоциям.
- О, Рауль, - произнес консул, приостановившись. Макги тут же поклонился. - Я вижу, ты решил последовать моему примеру? Рад, очень рад!
- О чем ты? - удивился тот.
- Ну... - Минк притянул к себе монгрела, вызывающе погладил его по щеке. Юноша смотрел в сторону. - Наконец-то ты показал остальным своего... пациента.
- Не могу взять в толк, о чем ты, - холодно сказал Ам, краем глаза отмечая, что поблизости материализовался Зави, делавший вид, будто он просто шел мимо. - Я, вообще-то, искал Орфея, а по пути высказывал пациенту то, чего не успел сказать в лаборатории.
- Конечно, конечно... - улыбку Ясона сложно было назвать доброй. - Срочный вызов, верно?
Вместо ответа Винсент усмехнулся (а это редко на кого действовало успокаивающе), расслабился, приняв стойку "вольно", и засунул большие пальцы за ремень. Рауля беспокоило то, что теперь рука руби находилась в неприятной близости от бластера, с которым тот не расставался. За Ясоном, конечно, следовало двое охранников, но Винсент ведь не мальчишка, он об этом знал заранее, а значит, если захочет, нейтрализует всех троих. И удержать его не удастся, подумал Рауль, чувствуя неприятную слабость в коленях.
- Так точно, господин Минк, - сказал Макги весело. Он смотрел на консула со странным выражением: там было любопытство и злость, исследовательский интерес и холодный расчет... - Жуть какой срочный! Спешу и падаю!
- Рауль, прикажи своему пациенту не встревать в разговор, - холодно обронил тот.
- Я не могу ему приказать, - Ам начал получать удовольствие от этой игры. - Он мне не подчиняется.
- И кто же его начальник?
- Дитрих Штраубе, - ответил Рауль, ошарашенно понимая, что Ясон этого то ли не знал, то ли не счел нужным запоминать имя ничтожного платины.
- Передай ему, что его подчиненный напрашивается на коррекцию. Или утилизацию, что было бы рациональнее.
- Господин Макги, вы слышали? - церемонно поинтересовался Ам у руби. - Извольте передать слово в слово.
- Как вам будет угодно, господин Ам, - еще шире улыбнулся Макги. - Господин Штраубе редко смеется, но теперь уж точно развеселится! Простите, мне действительно пора... Господин Ам, я постараюсь в точности выполнять ваши предписания! Простите за этот инцидент, это действительно была случайность...
Он церемонно поклонился - одному Раулю, даже не взглянув на консула, - выпрямился и направился прочь.
- Таким не место среди нас, - обронил Ясон.
- Он и так не один из нас, - пожал плечами Рауль.
- Не понимаю, как ты его терпишь.
- Я имел неосторожность пообещать Дитриху сохранить жизнь его лучшему сотруднику, - легко солгал Ам. - Увы, этот сотрудник сопротивляется изо всех сил!
- Да, я видел, - скривился Минк и двинулся прочь со словами: - Не мог бы ты больше не показываться с ним в обществе?
"Кто бы говорил!" - подумал Рауль, но предпочел промолчать.
- Опять? - негромко спросил Орфей, подходя ближе.
- Да, - коротко ответил тот. - Даже не знаю, что его так задело: сам факт появления руби или его поведение.
- Ну, знаешь, твой пациент - далеко не образчик хороших манер! Что он вытворил?
- Он хотел поблагодарить тебя за камеры, но другого способа не нашел, - объяснил Рауль и не удержался: - Правда, он сказал, что если бы ты посоветовался с ним, вышло бы лучше, хотя и так неплохо.
- Ах, как я ценю подобные признания! - прошипел Зави. - Кстати, что с твоими волосами?
- Надоели, - коротко ответил Ам. - Новости какие-нибудь есть?
- Никаких. Тишина, покой. Только вы с Ясоном воду мутите.
- На меня нет компромата, Орфей.
- Нет, - с искренним сожалением вздохнул тот. - А на Ясона и не нужен, все на виду. Что делать, скажи?
- Пусть Юпитер скажет, - обронил Рауль.
- Она будет терпеть до последнего, - скривился Зави. - Лучший проект, чтоб его...
В мозгу у Ама словно зажегся сигнальный огонек. Терпеть, значит? Юпитер неизвестны такие категории. Беспрекословно сносить выходки пусть даже лучшего своего творения она не будет, значит... что? И как это понимать? Сбор материала? Анализ данных? Он бы не удивился!
- Подожди, - сказал он. - Скоро все разрешится. Сроки назвать не могу, но по косвенным данным - скоро. И...
- Я тоже боюсь подумать, как именно, - произнес Орфей, глядя в сторону. - Извини, я лучше пойду к себе. Устал.
- Аналогично, - кивнул Рауль. - Если что, сообщи.
- Договорились, - ответил Зави серьезно и вдруг улыбнулся. - А знаешь, тебе так больше идет. Выглядишь брутальнее.
- Хм...
- Я не хочу сказать, что до сих пор ты казался нежной маргариткой, но сейчас в тебе появилось что-то новое. А смена имиджа обычно следует за изменением самосознания. Или наоборот. Но это связано, точно знаю, - улыбнулся Орфей. - Когда Аиша впервые заплел косички, все взвыли, помнишь? Он и так-то был не сахар, а теперь...
Он покачал головой.
- До встречи, - сказал Рауль.
- До встречи, - отозвался Орфей. В сиреневых глазах больше не было тоски, там можно было заметить только любопытство. - И держи меня в курсе, ладно?
- Конечно...
...Когда Ам вернулся к себе, Макги был уже там, сидел в кресле, закинув ноги на низкий столик, и что-то просматривал на планшете, прихлебывая вино из вульгарного стакана.
- Как ты тут оказался? - спросил Рауль, остановившись напротив.
- Да долго ли... Если б Домовой знал Эос так, как знаю его я, то удавился бы от зависти. Обошел кругом, дел-то на полчаса!
- И к чему тебе такое знание?
- Нас всех так готовят. Мало ли, штурмовать придется...
- Но... - Рауль осекся. Он не мог представить ситуации, при которой легионерам придется штурмовать Эос, а уточнять не захотел. - Ты выяснил, что хотел?
- Почти. - Макги сел ровно и потянулся. - Сейчас ты спросишь, к чему было это представление... Отвечаю: я должен оценить реакцию твоих коллег в связи с недавним инцидентом. Я тебе не говорил, но легион пытались расформировать. Кто именно, Штраубе не знает наверняка, но подозрения есть, и их надо было проверить. Домового отметаем сразу, он обо мне осведомлен. Мадам Жужу просто любопытен сверх меры, но это нормально. Тем двоим вообще все равно, что и как, у них дел полно. А вот Айсмен... - Он умолк. - Скорее всего, это его рук дело.
- Но почему? Что с ним такое? - спросил Ам.
- Понятия не имею. Но с такой ненавистью на меня давно никто не смотрел, - честно ответил Винсент. - И на тебя тоже. Нет, не отрицай! Вы друзья... были ими, пока этот монгрел треклятый не появился, но сейчас Минк тебя ненавидит. И не из-за того, что ты постоянно ему втолковываешь, что так нельзя, нет...
- Так из-за чего же?!
- Из-за меня, - Макги посмотрел ему в глаза. - Из-за того, что ты можешь показаться со мной в обществе, пусть даже на меня смотреть страшно. Я легионер, но все-таки руби, а не какой-то дикий монгрел. И из-за того, что нас с тобой разделяет меньшая пропасть, чем его с этим мальчишкой.
- Нет никакой...
- Есть, не лги себе, - отмахнулся Винсент. - Но мы можем протянуть друг другу руки и способны хотя бы коснуться друг друга, а он никогда не сделает монгрела пусть не равным себе, но достойным... Тьфу, что это на меня велеречивость напала, Домовой покусал, что ли?
- Он тебя не кусал, я бы заметил и пресек, - ответил Рауль. Иносказания руби он понял, и они ему очень не понравились. - Винс...
- Что?
- Ты правда так думаешь? О пропасти?
- Меня так учили, - пожал плечами Макги. Вид у него был невеселый. - То, что мы с тобой пересеклись... Случайность. И...
- Нет никакой пропасти, - сквозь зубы произнес Ам и притянул к себе руби, наплевав на то, что мнет дорогой костюм. - Нет ее. Я тебя...
- ...вытащил с того света, - легко продолжил тот. - У нас нетипичные обстоятельства.
- У Ясона тоже!
- Нет, - теперь Винсент смотрел холодно и вызывающе. - Он мог сохранить все в тайне. Ты видел, как повели сегодня себя твои коллеги? Кто-то не обратил на меня внимания, хотя все в курсе сплетен, кто-то был так поглощен своими делами, что вообще не заметил... Если бы консул вел себя, как ты, ничего бы не случилось. Но он - не ты, и теперь...
- Ты за этим здесь? - едва выговорил Рауль. - Убрать его? Моего единственного...
- Спасти этого идиота, если получится, - фыркнул руби. - А твоего единственного... кого, если не секрет?
- Друга, кретин!
- Я уже начал ревновать. И не смейся, знаешь, холеный блонди и руби с развороченной физиономией - это две большие разницы! Что значит, плевал ты на мою рожу? Не надо плевать на мою рожу, она мне еще пригодится...
*
Рауль проснулся с нехорошим предчувствием, что сегодня точно должно произойти что-то неприятное. Винсент уже испарился по своим таинственным делам, и поделиться было не с кем. Оставалось только отправиться в лаборатории и попробовать забыться работой...
Это ему вполне удалось: увлекательных задач хватало, и Рауль совершенно забыл о беспокоящих его предчувствиях... А вспомнил о них только тогда, когда к нему наведался консул собственной персоной.
- Надеюсь, ты уделишь мне четверть часа? - поинтересовался тот кротко. - Или ты слишком занят?
- Четверть часа, разумеется, я освободить смогу, - в тон ему ответил Ам. - Только отдам распоряжения заместителю...
Коротко переговорив с Элери, он пригласил Минка в свой кабинет, где тот привычно занял гостевое кресло.
- О чем ты хотел побеседовать? - спросил Рауль, не торопясь садиться на свое место.
- Скажи, пожалуйста... - после паузы начал Ясон. - Тебе известно, кто командует легионом?
- Дитрих Штраубе, - недоуменно ответил тот. С чего бы вдруг Ясон завел речь об этом?
- А кто стоит над ним? - допытывался Минк.
- Этого я не знаю, - покачал головой Ам и не удержался от шпильки: - Неужели и тебе это неизвестно?
- Увы, - сухо сказал консул.
- А почему ты пришел с этим вопросом ко мне?
- Потому что ты общаешься со своим пациентом и можешь что-то знать.
- Я не разговариваю с ним на подобные темы. А если это тебя так интересует, отчего бы не поинтересоваться у Штраубе, кто его непосредственный руководитель?
- Я так и поступил... - Минк неприятно сощурился. - Однако этот зарвавшийся тип, которому давно пора в утиль, вообще не стал со мной разговаривать.
- То есть?
- Он выслушал мой вопрос, заявил, что это меня не касается и отключил связь. И больше на вызовы не отвечал. Вернее, его референты сообщили, что Штраубе приказал не соединять меня с ним, потому что ему не до пустой болтовни.
- Вот как... - неопределенно произнес Рауль. Да, пожалуй, эти легионеры друг друга стоят! Что Винсент, что Дитрих, да и остальные того же поля ягоды. - И что было дальше?
- А дальше я решил предпринять разведку боем, - сказал Ясон, - и отдал приказ о расформировании легиона.
"Точно, Винс вчера говорил об этом. Выходит, он прав, и это действительно сделал Ясон."
- И?
- Получил отказ. У меня, как выяснилось, недостаточно полномочий для подобных распоряжения. Легион мне не подчиняется. Понимаешь? Мне, консулу!
- Постой, а отказ был...
- От Юпитер, разумеется, - зло ответил Ясон. - Но и она на вопрос о том, кто же командует этой бандой, ответа не дала. Но кто-то ведь должен приказывать Штраубе! Кто-то планирует непонятные операции, посылает войска невесть куда, а я лишен возможности контролировать этот процесс!
"Винс быстрее догадался, кто именно возглавляет легион, - фыркнул про себя Рауль, стараясь не выдать себя улыбкой. Ясон был вне себя, и злить его сильнее не следовало. - Это личная гвардия Юпитер, и, понятное дело, она намерена сохранить секрет. И я, кажется, уже могу представить, зачем бы вдруг легионерам потребовалось штурмовать Эос... Но об этом тоже лучше умолчать."
- Значит, ты пришел потому, что надеялся, - я знаю, кто стоит над Штраубе? - спросил он.
- Не только, - Ясон недобро прищурился. - Я догадываюсь, кто это может быть.
- Ну и кто же?
- Ты.
- Я?! - Рауль невольно рассмеялся. - Ну, знаешь, это уж слишком! Откуда вдруг такие фантазии?
- Ну почему же сразу фантазии... - негромко проговорил Ясон.
- Послушай, я ведь исследователь. Я более-менее вникаю в текущую политическую ситуацию, но и только. А уж в методах ведения войны я не разбираюсь вовсе! Почему же ты подумал на меня, а не кого-то другого из наших коллег? Кого-то, связанного с силовыми структурами?
- Все очень просто, - произнес Минк. - Насколько мне известно, ты единственный из всех них подчинен напрямую Юпитер, как и я. Следовательно, я не могу распоряжаться в подведомственной тебе сфере. В твои исследования я и так не лезу, тем более, пожелания ты учитываешь по мере возможностей, а цели у нас общие. Но вот заблокировать мой приказ касаемо легиона ты мог. Чем-то он тебе не понравился. А что до прочего... Ты умеешь ставить задачи, а решать их поставлен Штраубе и его боевики, вот и все.
- Интересное умозаключение, - сказал Ам, присаживаясь на край стола. - Еще какие-то улики против меня есть?
- Конечно. - Ясон откинулся на спинку кресла. - Этот руби. Кто, кроме тебя, мог определить, насколько он ценен? Штраубе? Не смеши меня, он всего лишь платина, к тому же с мозгами набекрень! А ты точно знаешь: в этом уродце что-то есть. Возможно, это качество не столь ценно для легионера, но пригодится тебе как исследователю. Я не вижу иных причин для того, чтобы ты с ним столько возился.
- Столько - это сколько? - поинтересовался Рауль.
- Насколько мне удалось выяснить, не менее пяти лет, - спокойно ответил тот. - Во всяком случае, тогда его впервые заметили здесь. Но, вероятно, ты обратил на него внимание раньше. А может быть, и не на него одного. Знаешь... Я совсем недавно осознал, что совершенно тебя не знаю. А ведь казалось бы, мы друзья...
- Могу ответить теми же словами, - криво усмехнулся Ам. - Я тебя совершенно не знаю, как выяснилось. А казалось бы, мы друзья...
- Просто признай, что я прав, - попросил Минк. - И объясни, какие цели преследуешь, отдавая приказы. В конце концов, я имею право это знать!
- Ясон... - Рауль невольно вздохнул. - Я не имею никакого отношения к легиону и не знаю, кто руководит Штраубе. Могу в этом поклясться... хотя ты все равно не поверишь.
- Не поверю. - Консул поднялся. - По какой-то причине ты отказываешься признавать очевидное. И не ссылайся на запрет Юпитер, уж мне-то ты мог бы сказать правду... Но, подозреваю, ты просто выбрал именно такой способ отомстить.
- Отомстить? Да за что же? - изумился Ам.
- Ну как же... - Минк недобро усмехнулся. - За то, что я осмеливаюсь игнорировать твое драгоценное мнение касаемо моей личной жизни, равно как и мнение всех прочих. Это выводит тебя из себя, не правда ли?
Рауль мог бы многое высказать ему в лицо, но знал, что смысла в этом нет. Ясона было крайне тяжело заставить свернуть с выбранного пути, и если раньше это еще хоть как-то удавалось, то сейчас шансов просто не осталось.
- Можешь оставаться при своем мнении, - устало сказал он. - А я лишь повторю: я не имею отношения к легиону. Это всё.
- Всё так всё. - Минк направился к выходу. - Но имей в виду, что теперь я знаю о тебе намного больше...
- Это угроза?
- Это предостережение. И прекрати совать нос в мои дела, не то может случиться так, что тебе некого станет исследовать.
- Значит, я прав, - кивнул Рауль. На душе у него было невыразимо мерзко. - Как это мелко, Ясон! Заметь, я никогда не угрожал твоему монгрелу физической расправой!
- Но ведь думал об этом, не так ли? - повернув голову, ответил тот. - А я лишь озвучил совершенно такую же идею. Мы похожи больше, чем мне бы того хотелось...
- Увы, это так, - сквозь зубы ответил Ам.
Дверь за консулом неслышно закрылась.
Рауль тяжело опустился в кресло и несколько минут молча смотрел в одну точку. Рабочий день был бесповоротно испорчен, предчувствие не обмануло.
- Элери, - сказал он наконец, коснувшись сенсора. - Заканчивайте без меня. О результатах доложите завтра.
Подумав еще немного, он вызвал Макги.
- Винс, ты занят? - коротко спросил Рауль.
- Условно да, - отозвался руби. - А что?
- Ты мне очень нужен.
- Это невероятно приятно слышать, - рассмеялся тот. - Раз нужен, иди домой, я, что ли, к тебе в лаборатории через весь Эос потащусь? Или я тебе в качестве подопытного понадобился?
- Нет. Приду - расскажу.
- Судя по голосу, дело дрянь, - мгновенно посерьезнел Винсент. - Давай, жду.
"С ума от него можно сойти, - невольно подумалось Раулю. - Он ждет! В моих же собственных апартаментах!"
По дороге он не смотрел по сторонам, поглощенный неприятными мыслями, а потому не сразу заметил пристроившегося в ногу Орфея, который обладал способностью появляться в самых неожиданных местах в самое неподходящее время.
- Эксперимент не удался? - поинтересовался Зави после приветствия.
- Почему ты так решил?
- У тебя слишком мрачное выражение лица, - пояснил тот. - А что еще могло тебя настолько расстроить?
- Догадайся.
- О... - Орфей округлил глаза. - Ясон снова сказал тебе какую-нибудь гадость?
- Да, вроде того, - хмыкнул Рауль, памятуя о том, что Орфей сейчас - условный союзник. - Заявил, что я командую Амойским легионом.
- Ты?! - Зави даже остановился на полушаге. - Он что, совсем тронулся? Похоже на то...
- А ты знаешь командующего? - поинтересовался Ам.
- Знаю, Штраубе, такой немолодой платина с отвратительным характером. Сталкивался когда-то. А что?
- А им кто руководит?
- Хм... Не в курсе, - подумав, сознался Орфей. - Но кто-то должен быть, не платина же принимает решения высшего уровня!
- Может, это ты? - поддел Рауль.
- Не смеши! Мне с Эосом бы управиться... Нет, это должен быть кто-то с хорошим стратегическим мышлением. С тактикой и Штраубе разберется, а для подобного нужен уровень не ниже консульского и соответствующее образование. - Зави задумался. - Ты подходишь по уровню, но вряд ли можешь совмещать научную деятельность с... хм... командованием. Времени в сутках не хватит. Значит, кого-то из коллег мы слишком плохо знаем... Кто у нас там на силовые структуры завязан?
Рауль слушал рассуждения Орфея и поражался тому, что комендант Эоса мыслит намного логичнее, чем Ясон. У того в последнее время наблюдались явные проблемы с причинно-следственными связями, и это пугало...
- Никто не подходит, - вздохнул Зави. - Или другая сфера деятельности, или перегружен, или... Да просто не годится, и всё! А это точно не сам Ясон?
- Точно, - усмехнулся Ам. - Он попробовал расформировать легион. Не вышло. Полномочий не хватило, а почему, Юпитер объяснять отказалась.
- А начать ты с этого не мог? - возмутился Орфей. - Зачем я время тратил, если всё и так очевидно?
- Считай, что мне интересно было послушать твои выкладки, - ответил Рауль. - И что же стало очевидным после моих последних слов?
- То, что никто из Синдиката к легиону отношения не имеет, - хмыкнул тот. - Штраубе наверняка в прямом подчинении... Ну, ты-то понял. Или просто знал. Но меня больше интересует, почему этого не понял Ясон!
- Должно быть, просто не захотел, - пожал плечами Ам. - И я тебя очень попрошу не распространяться о нашем разговоре.
- Мог и не предупреждать, - серьезно сказал Зави. - Это, знаешь ли, не та информация, которой тянет поделиться с каждым встречным. Лучше я забуду обо всем от греха подальше... - Он помолчал. - А тебе не кажется, что пора бы уже как-то разрешить эту неприятную ситуацию?
- Кажется, конечно, но без приказа Юпитер мы ничего сделать не можем, - ответил Рауль, припомнив пришедшую недавно в голову мысль. - По-моему, для нее это что-то вроде эксперимента. Ну а нам остается только пытаться переубедить Ясона...
- ...но он давно перестал к нам прислушиваться, - закончил Орфей. - А судя по сегодняшней выходке, к тебе тоже. Теперь ты для него едва ли не соперник.
- Этого мне еще не хватало...
- Надеюсь, Юпитер все-таки прикажет привести всё в норму, - обтекаемо выразился Зави. - Надеюсь, ты больше не станешь говорить, что не хочешь делать коррекцию лучшему другу?
- Стану, - заверил Ам, полюбовался выражением лица собеседника и продолжил: - Поскольку действительно не хочу этого делать. Но сделаю, потому что иного выхода нет.
- Не пугай так, - вздохнул Орфей. - Ну, мне пора! Если что-то услышу, сообщу.
- Взаимно, - кивнул Рауль.
После разговора с коллегой ему стало немного легче, но провести Макги было невозможно.
- Да ты совсем плох! - присвистнул он, увидев Ама.
- Мне уже лучше, чем было изначально, - криво усмехнулся тот, подходя к окну. К руби сейчас лучше было не прикасаться, чтобы не получить собственные же негативные эмоции в двойном объеме. - По пути поговорил с Домовым, немного отпустило...
- Ну и в чем дело? - серьезно спросил Винсент.
- Расформировать легион пытался Айсмен, - ответил Рауль.
- Ну, как я и предполагал... А что, он как-то дал это понять?
- Он сказал об этом прямым текстом. Более того, он уверен, что главный командующий легионом - это я.
- Я же говорил тебе, что ты сумел бы... - Макги оценил выражение лица Ама и осекся. - Извини. Что еще он тебе вывалил?
Пришлось пересказать беседу полностью, без купюр, а заодно и разговор с Орфеем.
- Однако, - сказал руби, когда Рауль замолчал. - Ну и дела! Надеюсь, шеф как следует на него рявкнул... надо будет у дежурной смены запись выпросить!
- Запись?
- У шефа все звонки записываются, - пояснил Винсент. - На всякий случай.
- И ты, зная об этом, разговариваешь с ним в таком тоне?
- А что тут странного? Если ему не понравится мой тон, он без всяких записей меня отправит куда подальше, - ответил Макги. - Но ладно... Значит, Айсмен продолжает на тебя давить. И уже с угрозами.
- Да. Винс, прошу тебя...
- Я всегда осторожен, а в текущей ситуации - втройне, - перебил тот. - Не надо говорить об очевидном. За меня-то не беспокойся, не в таких переделках бывал. - Он помолчал, что-то обдумывая, потом усмехнулся: - А Домовой меня приятно удивил. И я рад, что он играет на нашей стороне.
- Пока да, - кивнул Рауль.
- Полагаю, не "пока". Вряд ли он захочет портить с тобой отношения и впредь, есть у меня такое предчувствие. Ну, может, по мелочи и подденет, как это у вас принято, но не более того.
- И на чем базируется это твое предчувствие?
- На интуиции, - фыркнул Макги. - Ты более выгодный союзник, чем Айсмен. И сейчас, и вообще по жизни. Он непредсказуем, а ты надежен. Вот сам подумай: Домовому что важнее? Логично, что стабильность, выходки Айсмена ему не нравятся. Полагаю, многим прочим тоже, но с ними ты на контакт не выходил.
- И не хотелось бы, - вздохнул Ам. - С Мэром можно попробовать, но...
- На него времени много уйдет, - сказал Винсент. - Он очень осторожный, хотя, конечно, союзник из него вышел бы отличный. Мадам Жужу болтлив, остальные не лучше. Хватит и Домового, у тебя и без вербовки хлопот полон рот. Если что-то произойдет, уверен, все быстро сориентируются и мгновенно решат, к какому лагерю примкнуть.
Он о чем-то задумался, а Рауль произнес:
- Винс, послушай... Я опасаюсь, не удастся сохранить в секрете факт вашего прямого подчинения Юпитер. Айсмен наверняка шепнет о своей догадке двоим-троим, те тоже молчать не станут. Кто-то поверит ему, кто-то догадается об истинном положении дел, и...
- Да и пусть их, - пожал плечами руби. - Первые станут тебя опасаться, вторые просто примут информацию к сведению... Ничего страшного, только шефа надо предупредить. Хотя он все равно никому ничего не скажет. Хм...
- Что такое?
- Я тут подумал, что Айсмен, сам того не зная, создал абсолютно непроверяемую легенду для нас с тобой. Сам посуди, я, заместитель командующего, а впоследствии, видимо, командующий легионом, частенько таскаюсь в Эос. И меня постоянно замечают в твоем обществе. Ты, конечно, все будешь отрицать, но я держу пари: вскоре засомневаются и умники из второй категории - так ли Айсмен был неправ? Что я тут забыл? Да очень просто: ценные указания получаю от высокого начальства! А почему лично? Потому что данные сверхсекретные, никаким средствам связи их доверить нельзя! Каково?
- Убийственно, - согласился Рауль, невольно улыбнувшись. - Ну что ж, если рассматривать это с такой точки зрения, все не так уж и плохо.
- Надо просто уметь видеть во всем положительные стороны, - усмехнулся в ответ Винсент. - Всё, заканчивай страдать. Я сейчас доложу шефу о случившемся, причем, уверен, он скажет то же самое, что и я, и буду полностью в твоем распоряжении до... до завтрашнего утра. Потом надо будет съездить на базу, так что...
- Так что не теряй время попусту, трепло! - не сдержался Ам.
- Как прикажете, господин главнокомандующий! - фыркнул Макги и схватился за комм. - Привет, Донн, это Макги! Соедини с шефом, а?..

Полгода спустя
- Винс... Винс!
- Чего? Рано еще...
- Ты не слышишь? У тебя комм разрывается!
- Ну так ответь, - зевнул Макги. - Он где-то в кармане, а брюки с твоей стороны валяются...
- Ты с ума сошел, что ли? - Ам бросил ему искомое. - Сам беседуй со своим начальством. Могу уши заткнуть.
- Да, это будет нелишне, - согласился руби, - он сейчас орать будет, однозначно, потому что ненавидит ждать.
- Так может, ты все-таки ответишь? - поинтересовался Рауль спокойно.
- Угу... Да, сэр, Макги слушает! Вы совершенно верно подметили, сэр, я крепко спал и видел прекрасные сны! Есть прекратить паясничать! Что?.. Так. Это уже интересно. И много? Хм, ну на серьезный теракт не тянет... Я не умничаю, сэр, я рассуждаю. Да, файл получил, обдумаю, если приду к каким-то выводам, непременно сообщу. До связи, сэр.
- Неприятности? - поинтересовался Ам, глядя на непривычно задумчивого Макги.
- Во всяком случае, не у меня, - хмыкнул тот. - Послушай-ка... А хотя ладно, я сам.
- Винс... - негромко позвал Рауль. - Кажется, я слышал слово "теракт". Это, случайно, не касается нашей общей головной боли? Должно быть, касается, поскольку я не вижу иных причин, по которым легионер стал бы работать на Амои.
- Догадливый ты слишком, - хмыкнул Винсент. - Да, все верно. Шеф решил, что раз уж я влип в эту историю, то мне и последствия расхлебывать. И за Айсменом присматривать. А тут, понимаешь, взрывчатку кто-то скупает, вот надо подумать, не собираются ли подорвать нашего дорогого консула... А если собираются, то кто, где, когда и каким образом. А я ведь не сыщик, я боевик!
- Справишься, - усмехнулся тот.
- Куда же я денусь... - пожал плечами руби. - Так. Насчет покупателей я знаю, кого тряхнуть. Где обычно бывает Айсмен, я в курсе, но там его не грохнешь. Значит, затевается что-то необычное. Буду думать, в общем...
...Перетряхиванием торговцев нелегальным оружием Макги увлекся настолько, что не сразу ответил на вызов Ама.
- Что-то срочное? - спросил он, свободной рукой держа за шкирку очередного незадачливого бизнесмена. Конечно, если бы взрывчатку покупали крупной партией, следовало бы взяться за Катце, но клиент попался не вовсе дурной, брал понемногу и у разных людей, вот и пришлось возиться. - А то я занят немного. Что?! Это точно? Уверен? Слушай, делай что хочешь, но наш объект должен остаться на месте. Да, скорее всего, это то самое, а я еще не успел покупателя найти. И пока даже не представляю, где он мог окопаться. Зато, похоже, догадываюсь, каким образом он намерен заманить объект в нужное место... Что? Я помню, что он тебя не слушает, ну попроси Домового, пусть заблокирует все двери, что ли... Хотя объект и в окно сигануть может, с него станется! Протяните хотя бы до моего приезда, ладно? Хорошо, что сразу сообщил... Все, времени нет, что узнаю - скажу!
С этими словами Макги выронил торговца и на секунду задумался. Времени действительно не оставалось. Неизвестный действовал быстро, и выяснять, кто заимел зуб на Айсмена, сейчас было некогда...
- Хью, это Макги. Срочно соедини с шефом! Сэр, это Макги. Последняя новость - Дворнягу увели. Да, точно. Креатор говорит, сигнала нет, сами понимаете, что это значит. Кто и как - неизвестно, я не успел вычислить покупателя, эти уроды, - тут руби от души пнул торговца, - описывают разных людей. Видимо, посылал кого-то, сам не светился. Место тоже неизвестно. Предложения? Только одно: я вызываю свою группу и караулю объект, а потом следую за ним. Рано или поздно его вызвонят и потребуют чего-то. Жалко, прослушки на его комме нет... Согласен, ненадежно, но я что-то сегодня не фонтанирую идеями... - Он выслушал длинную тираду Штраубе. - Нет, сам бы Дворняга не сбежал. Он уже не тот, каким раньше был. А если бы и сбежал, думаете, сумел бы избавиться от кольца? Или попросил приятеля помочь? Вы ж в курсе, куда этот извращенец ему его нацепил! Полагаете, он свободы ради решил расстаться с самым дорогим? Ну, не знаю, я бы не рискнул, хотя кто этих дворняг разберет... Да, про приятеля есть смысл подумать, только искать некогда. Но так или иначе, сигнала нет, значит, либо его глушат, что маловероятно, либо кольцо сняли. Ну, как вариант, взрывчатка - это не связанный с текущим эпизод, а похищение - месть объекту, уж не знаю, за что, - хмыкнул Макги. - Может, Дворнягу вернут в таком вот виде, и Креатору же придется приводить его в порядок. Но мне что-то подсказывает, будто этим дело не ограничится. Я выезжаю, сэр. Ни Креатор, ни Домовой объект не удержат, если с тем свяжутся... Да, уверен. Надеюсь, что успею. Нет, это наверняка не профи. Профи тоже мог ловить на живца, но при этом купил бы снайперку, голова у объекта не цельнометаллическая. А тут - явное намерение взять количеством. Так точно, сэр. Приступаю к исполнению. Доложу по результату.
Руби еще раз пнул торговца, едва осмеливающегося дышать, и сказал в комм:
- Группа, на выезд. Даю координаты. Ожидайте дальнейших распоряжений.
После этого Макги задумчиво посмотрел на перепуганного человека на полу, и тот затараторил:
- Я все скажу! Я обо всем... обо всем...
- Поздно, - ответил руби, полюбовался реакцией и добавил: - Не до тебя теперь. И завали пасть, усвоил?
- Я немой, - уверил тот. - И глухой! И никогда вас не видел!
- Вот и молодец, - похвалил Макги. - Соображаешь. Угрожать не буду, просто имей в виду: узнаю, что протрепался, а я узнаю, сразу грохну. Бывай.
Стоило ему сесть в машину, как снова ожил комм.
- Что такое? Ну я просил же!.. Нет, конечно, нет, что ты мог сделать?.. Я? Я еду следом. Да, я тоже надеюсь. Все, некогда! - Винсент ткнул в сенсор. - Группа, следуйте за объектом. Координаты мне. Я присоединюсь.
"Вот верно говорят, - подумал он, прибавляя скорость. - Не может день оказаться добрым, если он начался со звонка от командира!"
...Рауль не находил себе места. С того момента, как стало известно о пропаже монгрела, Ясон сделался совершенно не похож на себя. И вот теперь сорвался куда-то в неизвестность, оставив охрану, никому не сказав ни слова... Если Штраубе прав, готовится покушение. А если Макги не успеет его предотвратить... Нет, лучше не думать об этом, а заняться делом!
- Элери, - сказал он, вызвав заместителя. - Подготовьте все необходимое для экстренной реанимации.
- Да, господин Ам, - кивнул тот и вдруг посерьезнел. - Простите мое любопытство... господин Макги?..
- Пока ничего не известно, - сказал Рауль. - Действуйте, Элери. Я скоро к вам присоединюсь.
"Винс, пожалуйста, успей, - пронеслось в голове. - И, ради всего святого, уцелей сам!"
Вот это было самым странным: одинаково переживать за обоих, за старого друга, пусть он и отдалился, и за постороннего руби. Одинаково ли?.. Да и Винсент давно перестал быть посторонним...
Резкий сигнал комма заставил его вздрогнуть.
- Винс?! Где ты?
- В какой-то жопе мира, - мирно отозвался руби. - На картах обозначена как Дана-Бан. Что это за хреновина, не в курсе? А то искать долго, а тут еще связь никакущая.
- Это старый перерабатывающий комбинат, - быстро ответил Рауль. - Точно не уверен, но слышал, что он еще действует, нелегально, конечно, он же к Кересу относится. И...
- А, погоди, это и есть колыбель революции? - перебил Винсент. - Ну и развалина, ни за что бы не подумал!
- Как тебя туда занесло?
- Это не меня занесло, это Айсмена занесло.
- Где он?
- Только что зашел внутрь с каким-то хмырем.
- Винс!..
- Не кричи, я тебя слышу, хотя связь правда паршивая. Оружия при хмыре нет, так, шокер какой-то паршивый.
- Но ты же сам говорил... - начал Рауль, но Винсент перебил:
- Я тут со своей группой. Как действовать, я знаю. - Голос Макги вдруг отдалился. - Это еще что за явление?
- Что у тебя там?
- Погоди... Оригинально! Долбаный бинокль, хорошо, на ногу уронил, а не на камни...
- Винс!
- Да подожди ты, я пытаюсь понять, что происходит!
Повисла тишина, нарушаемая только шорохами и потрескиваниями, потом Раулю удалось расслышать несколько глухих хлопков.
- Так, это мне уже не нравится, - совсем другим тоном проговорил Макги. - Я иду туда.
- Винс...
Руби немного помолчал, теперь слышны были быстрые шаги: видимо, отряд двигался к Дана-Бан.
- Если что... не поминай лихом. Отбой.
Рауль еще несколько секунд смотрел на замолкший комм, потом тяжело вздохнул.
"И кого из них я бы выбрал, если бы пришлось это делать?" Ответа на этот вопрос Ам не знал. Вернее, не хотел знать.
Он бесцельно бродил по кабинету - оборудование было проверено и перепроверено много раз, сотрудники оставались в полной готовности, - машинально плеснул себе вина, потом решил, случись что, ему потребуется ясная голова, и так и не пригубил, но бокал не поставил, забыл. Стоял и смотрел в сгущающиеся сумерки, в ту сторону, где находился Дана-Бан, чего-то ждал. И дождался - за окраиной Танагуры взметнулся огненный столб, казалось, даже оконные стекла дрогнули, хотя такого быть не могло, слишком далеко, а не атомный же это взрыв!
- Винс... - выдохнул Рауль, не сразу сообразив, что именно сказал. А вот бокал приказал долго жить: видимо, он стиснул его машинально, тонкое стекло превратилось в крошево. Хорошо, не порезался, руки ему понадобятся, если...
Если вообще будет, кого спасать.
Время ожидания тянулось нескончаемо, и когда комм снова ожил, Рауль готов был поклясться, что прошло несколько часов. Оказалось - минут двадцать, не больше.
- Ты жив?!
- Ну, если звоню, значит, жив, - философски ответил руби. Дышал он тяжело. - Так, шкуру слегка подпалил...
"Слегка подпалил" в исполнении Винсента Макги означало как минимум ожог третьей или четвертой степени.
- А...
- Живой, - обнадежил тот. - Но ты бы лучше подготовил все необходимое, он немного пострадал.
- Уже, - невольно усмехнулся Ам.
- Я знал, что на тебя можно положиться, - хмыкнул Макги. - Да аккуратнее вы там, не манекены же грузите! Ну, едем уже, что ли?..
- Перечисли, у кого какие травмы, - попросил Рауль. - Так будет быстрее.
- Излагаю, - отозвался Винсент. Теперь слышался еще и шум мотора. - Имеется Айсмен, живой. Только ног выше колен нету ну и так, по мелочи, легкие ожоги. Плюс он обдолбался какой-то дурью. Дурь на анализ я захватил, у Катце взял.
- Катце-то там откуда? - задал дурацкий вопрос Ам.
- Погоди, я потом по порядку расскажу. Но вообще тут натуральный аншлаг. А Катце до сих пор стоит на дороге, смотрит на пожар и утирает скупые слезы: у него там склад всякого барахлишка был... и не у него одного, судя по всему. Так вот... - Макги задумался на мгновение. - Еще у нас тут имеется дворняга с разбитой рожей и полуоторванной рукой.
- Пет?..
- Нет, другой монгрел. Это Айсмен ему руку открутил. Ловко так, как будто у шефа моего учился... Я его прихватил на всякий случай, походу, это он ловушку устроил, но по своему ли почину, еще разобраться надо. Я по дороге с ним поболтаю. Ну и наш Дворняга, само собой. Но его, боюсь, можем не довезти, - посерьезнел Винсент. - Он тоже ранен... сам понимаешь, как, и обдолбан. А масса тела и восприимчивость у него куда ниже, чем у Айсмена. Но вроде дышит пока.
- Винс, а без всего этого обойтись было нельзя? - тихо спросил Рауль. - Ты же знал, что здание может быть заминировано!
- Угу. Только я не рассчитывал, что этот второй монгрел окажется самоубийцей и решит подорваться с Айсменом вместе. Мне от шефа уже прилетело и еще прилетит, так что молчи лучше, без того тошно... Хорошо еще, консула живым удалось вытащить, иначе мне пришлось бы там самому остаться...
Ам промолчал.
- Скоро будем, - произнес Макги. - Отбой, мне надо монгрела порасспросить, пока он не вырубился...
Постояв несколько секунд в глубокой задумчивости, Рауль вышел из кабинета, почти сразу же наткнувшись на заместителя.
- Господин Ам...
- Все наготове?
- Да.
- Отлично. Сейчас доставят пострадавших. Поможете мне, Элери?
- Разумеется, господин Ам! Могу я поинтересоваться, каков характер травм? Так я смогу подобрать лучших специалистов.
- Конечно, Элери, - невольно усмехнулся Рауль. - Идемте, я по пути все объясню...
Скоро в обычно тихой вотчине Ама сделалось шумно и довольно грязно. Первыми появились двое андроидов с аварийной капсулой - консул был без сознания, но состояние его особого опасения не вызывало, заключил Рауль, взглянув на показания приборов. Следом еще один андроид втащил на руках бессознательного монгрела, а другой за шкирку вволок еще одного, трясущегося и то и дело порывающегося упасть.
- Это у него анестезия отходит, - пояснил материализовавшийся невесть когда Макги. - Ему немного всадили, чтобы говорить мог, а теперь вот...
- Элери, отправьте кого-нибудь к монгрелам, - качнул головой Ам, - и возвращайтесь, вы мне нужны. Винс, кто ими занимался?
- Шестой, - охотно ответил тот, кивнув на одного из андроидов. - Шестой! Временно прикомандировываешься к специалистам. Объяснишь, какие средства использовал, какие действия предпринимал. Исполняй.
- Есть, сэр, - коротко ответил тот и двинулся в ту сторону, куда отправили монгрелов.
- Айсмена я никому не доверил, - добавил Винсент. - Хоть мои молодчики меня тогда и вытащили, но то я, а то консул...
- Ты все верно сделал, - кивнул Рауль, уже внимательнее вглядываясь в датчики. - Элери, где вы? Отправляйтесь в операционную, что делать, вам объяснять не нужно. Справитесь?
- Непременно, господин Ам, - серьезно кивнул юноша и тут же принялся распоряжаться персоналом. На мгновение воцарилась суматоха, но тут же улеглась, как по мановению руки.
Рауль взглянул на руби, присевшего на край стола. Надо же, не преуменьшил по обыкновению: волосы немного опалены, чуть-чуть обожжена кожа, несколько дыр на мундире...
- Это еще что? - неприятным тоном осведомился он, указывая на полуоторванный и окровавленный рукав.
- А это на меня балка упала, - охотно пояснил Макги. - Но у меня реакция хорошая, так, вскользь задело. Кости целы, а царапину мне Шестой биогелем залил, сойдет.
- Ты... - Ам сдержал ругательство, подошел вплотную и взял руби за здоровую руку, чтобы почувствовать жжение от свежих ожогов, несильную тянущую боль в распоротой от плеча до локтя руке, медленно уходящее нервное напряжение, усталость и почему-то облегчение. Хотя что значит - почему-то! Правда, если бы он был внимательнее, то заметил бы: никаких терзаний по поводу грядущего грандиозного разноса от начальства легионер не испытывает... - Вроде не врешь. Снимай это тряпье, я взгляну, что у тебя там.
- А как же... - Руби выразительно взглянул туда, куда увезли капсулу.
- Вырастить ноги и провести трансплантацию - тут дел не на один день, - сухо ответил Рауль. - А с прочим прекрасно справится Элери. Хм... Ну, похоже, твой Шестой - недурной фельдшер. Жить будешь. Идем в кабинет, расскажешь мне все по порядку, как обещал...
У него за спиной Винсент только усмехнулся, но смиренно последовал за блонди.
- Ничего себе, еще полыхает! - присвистнул он, взглянув в окно. Зарево на горизонте стояло знатное.
- Я видел сам взрыв, - негромко произнес Рауль. - Зрелище было... впечатляющим.
- И оглушающим, - кивнул Макги. - Что у тебя за лужа на подоконнике? Я вляпался, между прочим!
- Разбил бокал от неожиданности, - коротко ответил Ам. - Ну же, я слушаю!
- Значит, так... - Руби потер лоб. - Из того, что нес тот, однорукий... ну, почти однорукий, его конечность мы привязали покрепче, чтоб не отваливалась... В общем, из его слов следует вот что: этот парень - бывший приятель Дворняги. Очень такой... задушевный приятель. И то, что Дворняга стал петом Айсмена и вроде как даже с этим смирился, его не устраивало. И он очень хотел Айсмену отомстить. Парень где-то добыл денег, то ли украл, то ли заработал, меня это не интересовало, и начал покупать взрывчатку. То, что при прямом контакте ему ничего не светит, он знал, кстати, последствия налицо... или на руку? Стрелок из него тоже никакой. Парень, однако, не вовсе идиот, брал через подставных лиц, небольшими партиями, но в целом там прилично получилось...
- Столько, что от Дана-Бан, похоже, ничего не осталось?
- Погоди, я до этого дойду, - отмахнулся Винсент. - Этот Дана-Бан только с виду убогий. Внутри, судя по всему, много чего сохранилось, там даже освещение было.
- Только не говори мне, что это взорвался реактор...
- Вряд ли, ничего не фонило. Но там и без реактора нашлось, чему взрываться. И дай мне уже мысль закончить! Так вот, парень хотел, чтобы Айсмен отправился в определенное место искать Дворнягу, а он уж нажмет на кнопку, Айсмена там и завалит. План, в целом, не лишен изобретательности, но... Подрывник из монгрела оказался паршивый, равно как и психолог. Вместо того, чтобы послушно ринуться искать Дворнягу, Айсмен озверел и покалечил этого горе-террориста. А тут и Дворняга заявился...
- Я уже ничего не понимаю, - покачал головой Рауль. - Он-то откуда взялся? Монгрел держал его в Дана-Бан?
- Нет, в этом-то самое интересное! Он его похитил, кольцо снял понятным методом, укрыл в какой-то берлоге. А когда пошел на дело, Дворняга очухался, добрался до комма и вызвонил Катце. Тот его к Дана-Бан привез: мальчишка о планах приятеля догадался и рванул спасать Айсмена, кретин.
- Такое ощущение, будто я сошел с ума...
- Аналогично, - хмыкнул руби. - Погоди, это не все. Увидев трогательную сцену встречи Айсмена с Дворнягой, второй монгрел, покалеченный, но не укрощенный, таки задействовал взрыватель. Решил, видимо, что лучше уж всем и сразу... Но поскольку подрывник из него, как я уже сказал, хуже некуда, что-то сработало не так.
- Это были те хлопки? Я вроде бы слышал...
- Ага, они, - кивнул Макги. - Но у Айсмена реакция что надо. Он подхватил Дворнягу, по его просьбе - горе-террориста, и двинул к выходу. И все бы ничего, да только Дана-Бан отнюдь не пустое место... Честно, не знаю, что там хранилось, но если, как ты говоришь, это перерабатывающий комбинат, там могли оказаться реактивы, сырье, да мало ли!.. Словом, это что-то сдетонировало. Результат ты видел.
- А... Ясон? - осторожно спросил Ам.
- Волок на себе монгрелов почти до самого выхода. А потом на них рухнуло перекрытие. Мальчишек-то он вышвырнул, а сам... Ну, ты видел. Дворняга вытащил приятеля, сдал его на руки Катце, взамен взял отравы и пошел обратно, помирать с хозяином. Там мы их и нашли, уже в отрубе, - скривился руби. - Решили легко уйти, вроде того. Собственно, это все.
- Ты сказал, что у Катце там был склад, - напомнил Рауль.
- Ну да, он сознался, когда я пообещал его пристрелить на месте. Удобное местечко. Не удивлюсь, если кто-то там и взрывчатку хранил, и что похуже... Теперь, правда, уже не установить, эта дыра дотла ведь выгорит, - Винсент вздохнул. - Сердишься?
- А?.. О чем ты?
- Ну, я не смог вытащить твоего обожаемого консула целым и невредимым. И вообще облажался так, что шеф может передумать и выбрать себе другого заместителя...
- Какой же ты идиот, Винс, - искренне сказал Рауль, прижимая к себе пахнущего гарью и кровью легионера. - Вытащил ведь, и живым. А самое главное - ты сам жив... и относительно цел. А если Штраубе попытается съесть тебя живьем...
- Вот мне только высочайшей протекции не хватало! - возмутился тот. - Нет уж, я наделал ошибок, мне и отвечать. Ничего, не впервой, об этом не беспокойся... А твой зам точно справится? Мне, честно говоря, страшновато было смотреть, и это после того, как меня самого чуть не располовинило...
- Да, ты прав, я пойду взгляну, что там происходит, - кивнул Ам. - Подожди здесь, я скоро.
- Я так устал, что с места не двинусь, - улыбнулся Макги и удобно устроился в мягком кресле...
...Его дальнейшие действия, однако, противоречили этому заявлению. Сев так, чтобы видеть дверь, он дотронулся до комма.
- Донн? Шефа, срочно... Да, сэр, это Макги. Я знаю, что вы знаете, что все живы. Как все прошло? В целом - штатно, и даже лучше, чем я рассчитывал. Айсмен надежно обездвижен на ближайшие пару месяцев, а то и дольше, и я не имею к этому никакого отношения. Честно говоря, мне не хотелось его калечить... Да, я помню, сэр! Но я рад, что обошлось без моего вмешательства. - Руби выслушал вопрос. - Со взрывчаткой все просто, ее покупал приятель Дворняги. А план Дана-Бан и схему установки взрывных устройств ему продал некто Робби. Понятия не имею, кто таков и где эту схему с планом взял, но монгрел жив, так что выясню, когда он оклемается... А схема у меня, сэр. Знаете, в чем штука? Она неправильная. - Макги отодвинул комм подальше. - И вовсе необязательно так орать, сэр, меня ж не оглушило! Я к тому веду, что кто-то решил воспользоваться идеей монгрела. Если бы он нормально заминировал помещение, сам Дана-Бан не пострадал бы. А так, чтобы сдетонировала вся та гадость, что там хранилась годами... Это постараться надо было! А парень хоть и ушлый, но не гений, в таких вещах не рубит, ему в голову не пришло, будто что-то не так. Как нарисовано, так и подсоединил... Я думаю, торгаши подсуетились. Там у всех склады были, а больше всего - у Катце. Раз - и нет товара. Удобно! Тут надо копать, но, думаю, это уже работа для внутренних сил безопасности, а никак не наша...
Макги потянулся и закинул ноги на стол.
- Что, сэр? А, это было интересно... Нет, сэр, не угадали. Креатор не бросился к Айсмену. То есть сперва бросился, на дисплеи глянул - и всё. В операционную отправил своего заместителся, а сам взялся за меня. Нет, я цел... относительно. К несению службы вполне пригоден, но разве это Креатора остановит? И еще, сэр... - Руби помолчал. - У него тут в кабинете битый бокал. Сказал, что грохнул, когда увидел взрыв. Только на полу осколков почти нет, все на подоконнике, и лужа там же. И перчатка грязная. Значит, не разбил, а раздавил... Да не знаю я, что это означает! Подумал, наверно, что Айсмен того... готов. Знаете, сэр, идите вы!.. Нет, это не попытка оскорбления непосредственного руководства, это выражение эмоций. И вообще, Креатор сказал, что если вы попытаетесь съесть меня живьем, то подключится он. Вот именно так и сказал, ага... - Винсент усмехнулся. - В общем, я думаю, Три-три будет довольна. Простите, сэр, нужно заканчивать, Креатор может вернуться в любой момент. Да, до связи. Доброй ночи. Сэр, вот еще что! Ликвидаторов бы к Дана-Бан, я не представляю, что там может так гореть! Понял, без меня разберутся...
Он отключил связь и посидел несколько минут, стараясь полностью расслабиться. Так уставать ему не приходилось даже на самых ответственных заданиях, впрочем, это превосходило решительно все предыдущие. И, кажется, ему удалось справиться. Шеф, конечно, будет долго тыкать носом в ошибки, но это, право слово, такая ерунда...
...-Винс?
- А? Я уснул, что ли? Позорище... Как там дела?
- Всё в порядке, - улыбнулся Рауль. - Все живы. Айсмена я в чувство приводить пока не буду, Дворнягу тоже, а с другим монгрелом можешь побеседовать, когда захочешь. Мои сотрудники его заштопали, будет, как новенький.
- А Дворняге самое ценное назад не пришили? - хмыкнул Винсент.
- Пока нет. И не знаю, стоит ли...
- Не жалко тебе мальчишку, - вздохнул руби. - И приятеля его.
- Ты знаешь что-то, чего не знаю я? - мгновенно насторожился Ам.
- Я могу только предполагать, - мягко ответил тот. - Пока монгрелы нужны как свидетели. Потом... Ты приказ уже получил?
- А почему ты лучше меня осведомлен, какие приказы я получаю?
- У меня шеф такой, всезнающий, - пожал плечами Винсент, - а ты был занят. В общем, какой смысл пускать их в расход? Промыть мозги, пусть живут. Все равно им той жизни...
- А средства на восстановление? - приподнял бровь Рауль. - Ладно еще второй, заштопали, как ты говоришь, сойдет. Но Дворняга!..
- Да брось ты, на фоне ног Айсмена эти расходы - тьфу! Верни мальчишку его приятелю и наслаждайся спокойствием, - фыркнул руби. - Ну или Домового привлеки, наверняка у него есть неучтенные фонды.
- Нет уж, ему я точно ничего не скажу, - нахмурился Ам. - Довольно с него информации! Винс, ты...
- Я смертельно устал, - честно ответил Макги. - Не выгонишь?
- Только если ты примешь душ, - ответил Рауль. - От тебя невообразимо несет гарью!
- Ничего удивительного, - усмехнулся тот. - Пойдем? Кстати, а вообще с Айсменом что?
- Порядок, - ответил Ам, глядя в сторону. - Травмы излечимы... И знаешь, твои были намного хуже. Тут чисто срезало... Но я все равно намерен не приводить его в сознание.
- Думаешь, потребует своего Дворнягу?
- И это тоже. К тому же... - блонди покачал головой. - Он не отличается терпением, я его просто не выдержу. С тобой было легко.
- Да я же умирал по нескольку раз на дню! - поразился Винсент.
- Это неважно, в остальное время ты вел себя идеально. И, - Рауль улыбнулся, - я всегда знал, как ты себя чувствуешь. Достаточно было взять тебя за руку.
- За руку ты меня и вывел, - буркнул тот. - Ты в курсе, что я собирался покончить с собой?
- Что-то такое мелькало, но... Знаешь, отказ от обезболивающего - это уже настораживало.
- Я надеялся, что так сдохну быстрее, - честно сказал руби. - Не думай, что я такой уж герой. Знал ведь, что серьезно покалеченных утилизируют. О приказе-то я тогда не слышал, удивлялся, зачем со мной возятся... Ну а вышло вот что... Когда ты взял меня за руку и сказал, что я восстановлюсь и вернусь в строй, я тебе поверил. Тебе нельзя не поверить, и... - Он замолчал. - Я выжил, в общем. Шрамы оставил на память. И штифт тоже, я помню, как ты его ставил и ругался, думал, я вырубился...
- Винс, это же чудовищная боль! - ахнул Рауль. - Я же чувствовал... И был уверен, что ты без сознания!
- По сравнению с прежним - это ерунда, - ответил тот. - Но все это сделано твоими руками. И я это никому не отдам, пускай даже ты напортачил с третьим верхним!..
- Я же не стоматолог!
- Мог бы пригласить специалиста по такому случаю. Ладно, довольно об этом. Еще немного, и я вырублюсь прямо здесь...
*
Совещание Синдиката должно было вот-вот начаться: ожидали только консула и Рауля Ама. Последний появился минута в минуту, а с ним - что заставило блонди встрепенуться - вошли двое, один из которых уже был известен всем присутствующим, а второй - только некоторым из них, и то больше понаслышке. Непривычно было видеть в Эосе элитников в черных мундирах и при оружии, и это настораживало...
Орфей быстро взглянул на Рауля, тот едва заметно кивнул, давая понять, что все в порядке.
- Господа, - заговорил старший из незваных гостей, рослый немолодой платина с тяжелым взглядом. Руби с обезображенным лицом почтительно остановился у него за спиной. - Вынужден принести извинения за нарушение регламента совещания, однако я обязан донести до вас некоторые сведения.
Голос у него был зычный, и чувствовалось, что говорить протокольным языком он не привык.
- Во избежание недоразумений и лишних вопросов начну с представления. Я - Дитрих Штраубе, командующий Амойским легионом. Это - Винсент Макги, мой заместитель.
Блонди запереглядывались. Рауль отметил это и покосился на Винсента. Выражение лица у того было совершенно непроницаемым, но догадаться, о чем он думает, было несложно. Всё вышло именно так, как руби и предсказывал: Ясон успел сообщить о своей версии остальным, и теперь доказывай, не доказывай, все равно большинство будет уверено, что Рауль имеет отношение к легиону... Правду знает разве что Орфей, но он будет помалкивать, это точно, вон как довольно улыбается.
- Позвольте, - неприятным тоном произнес Аиша, - но что легионеры делают в Эосе?
- До этого я сейчас дойду, господин Розен, если меня не будут перебивать, - холодно ответил Штраубе. - Я обязан сообщить, что вчера ночью был совершен дерзкий теракт, целью которого являлось физическое устранение господина Минка и...
- Что?! Вы имеете в виду взрыв в Дана-Бан? - не удержался Розен.
- Я, кажется, просил не перебивать меня? - чуть повысил голос Штраубе. Получилось эффектно.
- Что вы себе позволяете? - ледяным тоном начал блонди, и Рауль понял, что следует вмешаться, пока не дошло до скандала.
- Аиша, будь добр, дай господину Штраубе высказаться, - попросил он. - Я не сомневаюсь, он посвятит присутствующих во все детали, не так ли?
- Разумеется, господин Ам, как только мне дадут закончить хотя бы одну фразу, - ядовито ответил тот. - Итак, для осуществления дерзкого плана преступникам потребовалось немногое: они выкрали пета господина Минка, которого тот отпустил на прогулку, после чего, выждав некоторое время, связались с господином Минком и настоятельно попросили его прибыть в оговоренное место без охраны, если он желает увидеть своего пета живым.
- Я всегда говорил, что это плохо кончится... - пробормотал Леон Клэр, но на него Штраубе внимания не обратил, продолжив:
- Поскольку сигнал петского кольца преступники успешно глушили, господин Минк был лишен возможности определить местонахождение своего имущества. Пребывая в расстроенных чувствах, он имел неосторожность поддаться на шантаж злоумышленников и действительно отправился по указанному адресу один.
- То-то он мне последнее время совсем не нравился... - шепнул соседу Зиг Белл. - Без охраны! С ума сойти!
- Как совершенно верно подметил господин Розен, встреча была назначена в Дана-Бан, - произнес Штраубе. - Не сомневаюсь, господин Минк понимал, что ему подготовлена ловушка, но, тем не менее, пошел на контакт с представителем преступной группировки. Дело в том, что от господина Минка требовались некоторые сведения... Увы, господин Лагат, я понимаю ваше любопытство, но в подробности вдаваться не имею права, это строго конфиденциальная информация. Ради того, чтобы вернуть своего пета, господин Минк согласился передать требуемые данные. Далее ему должны были вернуть пета и выпустить. Однако на выходе из здания господин Минк непременно должен был быть застрелен снайпером: вступать с блонди в прямой контакт, даже будучи вооруженными, эти люди не рискнули.
- Господин Штраубе, не томите, он жив или нет? - не выдержал Руфус Дин.
- Разумеется, жив, - холодно ответил легионер. - Дана-Бан к этому моменту был окружен, и никакого снайпера в природе не существовало.
- А если бы они опоздали?
- Легионеры не опаздывают, - отрезал Штраубе. - Или вы полагаете, господин Дин, что мы не готовились к этой операции заранее и не знали о планах злоумышленников?
- Но почему я слышу об этом в первый раз? - нахмурился Маркус Джейд. - Подобные преступления - это вотчина моего ведомства, а легион, как мне казалось, вообще не имеет права действовать на Амои!
- Вам действительно казалось, господин Джейд, - с явным удовольствием произнес тот. - В исключительных обстоятельствах мы можем принимать участие в операциях на Амои. Тем более, этот случай не входил в вашу сферу ответственности, поскольку в покушении были замешаны граждане Федерации, за которыми мы уже давно наблюдали в связи с их подозрительной деятельностью на других планетах. Разумеется, будь у нас больше времени, мы непременно поставили бы вас в известность, однако злоумышленники приступили к операции ранее ожидаемого.
Рауль посмотрел на коллег. Взгляды большинства из них сделались задумчивыми: о подобном они прежде не слышали и не догадывались. Только Орфей явно получал удовольствие от представления и ухитрился незаметно подмигнуть.
- Однако, судя по тому, что Ясон отсутствует, он все-таки пострадал? - спросил Гидеон.
- К сожалению, это так, - кивнул Штраубе. - Во время захвата Дана-Бан один из злоумышленников попытался взорвать заранее заминированный коридор и тем самым воспрепятствовать проникновению штурмовиков внутрь здания. Обрушившееся перекрытие уничтожило троих из пяти андроидов, прикрывавших господина Минка, а двух других и его самого, к счастью, задело лишь вскользь.
- Знаете, после такого взрыва там явно не одно перекрытие обрушилось, - фыркнул Аиша. - На месте Дана-Бан - дымящийся котлован! Реактор чудом не пострадал! Как вы это объясните?
- Очень просто, господин Розен, - спокойно ответил тот. - Как позже выяснилось, Дана-Бан использовался под склады нелегальными торговцами. Очевидно, после взрыва сдетонировало что-то из того, что хранилось в здании. Кроме того, не исключено, что на этом комбинате оставались запасы сырья и реактивов. И, кстати, пользуясь случаем, я хотел бы поинтересоваться у присутствующих, в чьей зоне ответственности находился Дана-Бан?
- Он относится к Кересу, - пояснил Рауль. - Это самоуправляемая территория.
- Вот как? - старательно удивился Штраубе. - Таким образом, на самоуправляемой территории остался функционирующий перерабатывающий комбинат... Реактор не только не был демонтирован, но даже не заглушен, здание оказалось не законсервировано и использовалось не по целевому назначению. Простите, господа, но если бы кто-то из моих подчиненных допустил подобную халатность, я бы убил его на месте. Вернее, сперва отправил бы разбираться с последствиями, а убил уже потом. Не в упрек господину Минку будет сказано, но забывать о подобных потенциально опасных объектах, пусть они даже относятся к Кересу, несколько... хм... опрометчиво. Как совершенно верно подметил господин Розен, реактор уцелел чудом... и некоторым образом нашими усилиями. В противном случае на окраине Танагуры сейчас имелся бы не просто дымящийся котлован, а заметно радиоактивный дымящийся котлован.
Судя по выражениям лиц слушателей, возможные последствия их не порадовали. Следовало ожидать, что вскоре начнется негласная ревизия: заиметь под боком второй Дана-Бан не хотелось никому.
- Но я отклонился от темы, - продолжил легионер. - Благодаря самоотверженным действиям моего заместителя, руководившего операцией...
- Сэр, - подал голос Макги. - Право, не стоит об этом.
- Ладно, ладно, скромник выискался... - буркнул Штраубе. - Одним словом, господина Минка удалось спасти.
- И на том спасибо, - буркнул Гидеон. - Но, судя по всему, он не в том состоянии, чтобы присутствовать на совещании?
- Полагаю, об этом лучше расскажет господин Ам, - наклонил тот голову и отступил в сторону.
- Действительно, Ясон пострадал не фатально, но достаточно серьезно, - сказал Рауль. - Период восстановления займет не менее двух месяцев, и я считаю целесообразным в течение этого периода не приводить его в сознание.
- Не перебор ли это? - поинтересовался Орфей.
- В свете некоторых обстоятельств - нет.
- Кстати, а что сталось с этим его петом? - задал нужный вопрос Зави. Ам знал, что на него можно рассчитывать.
- Господин Штраубе? - покосился он на легионера.
- Вы же не думаете, что в подобной ситуации мой заместитель стал бы рисковать собой и своими андроидами, пытаясь вытащить какого-то монгрела? - приподнял тот бровь. - Даже из злоумышленников живым удалось взять лишь одного, но он, к сожалению, умер по пути на базу.
- Хм, раз так, то я соглашусь с Раулем, - задумчиво произнес Орфей. - Правда, опасаюсь, когда Ясон придет в себя... Словом, в этот момент я хотел бы оказаться как можно дальше отсюда.
- Именно поэтому придется пойти на крайние меры, - сухо сказал Рауль. - Санкция уже получена.
- Наконец-то!.. - вырвалось у Леона. Судя по всему, остальные придерживались того же мнения.
- Постой, - поднял руку Орфей. - Допустим, мы знаем правду. Но ведь весь Эос видел монгрела! И если кто-то случайно проговорится или намекнет... Не даст ли это Ясону пищу для размышлений?
- У нас есть целых два месяца на то, чтобы донести до сотрудников и обслуживающего персонала, что упоминать о монгреле не следует. Я надеюсь, господин Штраубе посоветует для этого что-либо из своего богатого арсенала...
- Боюсь, у меня слишком много дел, - усмехнулся тот. - За процессом присмотрит Макги.
Руби едва заметно улыбнулся.
- Нам пора, господа, - произнес Штраубе. - Всего доброго. И я бы не тянул с ликвидацией последствий взрыва. Реактор реактором, но там наверняка были токсичные вещества...
Рауль дождался, пока легионеры скроются за дверью, и перевел взгляд на Синдикат.
- Перейдем к повестке дня? - правильно истолковал выражение его лица Аиша. - Итак, кто займется Дана-Бан? Он, конечно, не в черте города, однако в порядке исключения я мог бы посодействовать... Да и до Мидаса там рукой подать... Гидеон?
- Да, если ветер переменится, приятного будет мало, - согласился тот. - Я могу выделить команду...
*
- По-моему, неплохо получилось, - сказал Дитрих Винсенту, размашисто шагая по коридору.
- Вы были крайне убедительны, сэр! - ухмыльнулся тот. - Я бы не смог нести такой бред с абсолютно непроницаемым выражением лица... Но как на вас смотрели, а? Если бы можно было убивать взглядом, в вас прожгли бы минимум шесть дырок!
- Я думал, это у нас на базе дисциплины никакой, - фыркнул тот. - Но, как выяснилось, ошибался. Вы у меня просто ангелы по сравнению с этими... Но ты был прав, с Креатором приятно работать. С Домовым... возможно, но с ним надо держать ухо востро. И не давать ему лишней информации.
- Это уж само собой разумеется, сэр. Креатор тоже так полагает.
- Ну и хорошо. Что с монгрелами?
- Их заштопали, Дворняге таки сделают трансплантацию. Подлечатся - вылетят обратно в Керес. С промытыми мозгами, разумеется, чтобы ничего не вспомнили.
- Надежнее было бы пристрелить, - вздохнул Штраубе. - Тебя не поймешь. То зверствуешь, то двух придурков вдруг пожалел.
- Я не пожалел, сэр, - заметил Макги. - Я выбрал оптимальное решение. Мне вовсе не было нужно, чтобы Креатор убрал их или приказал кому-то это сделать. И тем более не стоило уничтожать их самому. Во-первых, дикий нужен, чтобы выйти на тех, кто так запросто торгует схемами промышленных объектов, он ведь еще не все рассказал. Думаю, это дело мы можем довести до конца?
- Раз уж взялись, то доведем, - кивнул тот. - Передавать его Легавому все равно нельзя, он может докопаться до правды, а это нам ни к чему. Так что там дальше с монгрелами?
- Дворняга - средство давления на дикого. Им очень легко манипулировать. Достаточно пообещать вернуть Дворняге все самое ценное, подчистить память и выкинуть пинком из Эоса, потому что он здесь всех уже достал, и от него рады будут избавиться, и этот монгрел мне расскажет все, что знает, и даже немного больше.
- Логично. Тогда спрашивать, почему их нельзя было вышвырнуть сразу после допроса, не буду. Слишком уж травмы необычные, могут поползти слухи, - усмехнулся Штраубе. - Однако, если не ошибаюсь, кое-кто осведомлен о том, что Дворняга был петом Айсмена. Приличное количество людей на черном рынке, например... С ними ты что намерен делать?
- Ничего, - пожал плечами Макги и криво усмехнулся. - Я сказал, что монгрелов вышибут обратно в Керес, но разве я обещал, что они туда доберутся?
- Ты же не хотел делать это своими руками.
- Во-первых, не своими, сэр, у меня на это андроиды имеются, - с достоинством ответил руби, - а во-вторых, кто, кроме нас с вами, об этом узнает?
- А если Креатор решит поинтересоваться, как поживают эти двое? С него станется, учти, хотя бы из-за озабоченности душевным спокойствием Айсмена.
- Пусть интересуется. Они покинули Амои, - спокойно сказал тот. - Если уж бывший фурнитур Креатора умудрился проделать такой фокус, то и они смогли.
- У того парня деньги были, а у монгрелов в карманах пусто, - заметил Штраубе.
- Им Меченый ссудил, а может, и идею подкинул, - заявил Макги. - Просто исходя из соображений собственной безопасности: он же в курсе, что произошло на самом деле, и ему совсем не нужно, чтобы эта парочка болталась там, где их могут опознать...
- Вот именно! Как ты намерен поступить?
- Побеседую с ним, - улыбнулся руби. - Он ничего никому не расскажет. Айсмену - бесполезно, он не будет помнить никаких монгрелов, кому-то постороннему - смысла нет, да и опасно. А я ведь здесь, рядом, и он об этом знает. И я, в свою очередь, знаю о нем кое-что такое, за что ему могут открутить голову и Креатор, и Айсмен.
- Что именно? - заинтересовался начальник.
- Простите, сэр, это уже личное, - серьезно ответил Макги. - Скажу лишь, что Меченый сунул нос туда, куда не полагалось, и увидел то, чего не должен был видеть. И насчет этого я его уже предупреждал: если он хотя бы рот откроет, то умирать будет медленно и мучительно.
- Хм, кажется, я догадываюсь, о чем речь, но ты прав - это твое личное дело, - кивнул Штраубе. - Только не перегни палку, если Меченого слишком сильно напугать, он может слететь с резьбы.
- Не беспокойтесь, сэр, я буду предельно осторожен... Вы возвращаетесь на базу?
- Да. Ты, я так полагаю, намерен побеседовать с монгрелом и заняться нашим делом? И явишься в лучшем случае завтра к вечеру?
- Вы исключительно тактичны, сэр! - от души сказал Макги. - И невероятно догадливы!
- Ну разумеется, иначе не я был бы твоим начальником, а наоборот, - усмехнулся Штраубе. - Но ладно, что уж там, заслужил... Что узнаешь, сообщай.
- Так точно, сэр, - кивнул руби и обходным путем направился к лабораториям. В принципе, сейчас можно было особенно не таиться, но он предпочитал перестраховаться.
Добравшись до места, Макги привычно поздоровался с Дионом Элери (юноша всегда вел себя с ним дружелюбно, а это, по мнению Винсента, дорогого стоило), мимоходом поинтересовался состоянием консула, а потом спросил, как поживают монгрелы.
- Тот, что с травмой плеча, в сознании, - ответил Элери. - Не отходит от приятеля: тот еще в себя не приходил. Мы его держим на препаратах, так надежнее.
- А к разговору первый пригоден?
- Вполне. Обезболивание местное, - тут юноша почему-то смутился, должно быть, вспомнил, как выкарабкивался сам Макги, - голова у него должна быть ясной. Приказать привести его?
- Не нужно, я не гордый, сам пройдусь, - усмехнулся руби. - В медотсеке даже удобнее будет беседовать.
- Хорошо. Если что-то понадобится, я на своем месте. - кивнул Элери. За прошедшие годы он настолько привык к присутствию Макги во владениях Ама, что уже ничему не удивлялся. И знал, кстати, что начальник этого странноватого легионера выделяет не только как самого сложного из своих пациентов. Трудно было не догадаться, особенно после этой жуткой ночи... Впрочем, Дион Элери искренне восхищался Раулем Амом, полагал, что его личные дела - это исключительно его личные дела, а потому помалкивал и не собирался отступать от этого обыкновения...
...Когда дверь отсека бесшумно отворилась, сидевший на краю соседской койки длинноволосый монгрел даже не поднял головы. Должно быть, это фурнитур или медик с очередной малоприятной процедурой. Странно было, что его оставили в живых, приволокли в Эос и даже подлатали. Наверно, с тем, чтобы впоследствии отыграться как следует... Но вот Рики жив, и это уже хорошо. Хотя, с другой стороны, после всего случившегося лучше бы им остаться в Дана-Бан... И кому понадобилось их вытаскивать? Этого монгрел не помнил, а узнал бы, кто его спас, не стал бы благодарить.
От этих мыслей его отвлек резкий звук - кто-то постучал по косяку.
- О, а я уж думал, ты оглох! - произнес визитер, когда монгрел взглянул на него. - Я бы не удивился, у самого потом долго в ушах звенело...
Монгрел сглотнул. Незнакомец... то есть нет, этого типа он уже видел, когда очнулся в машине и обнаружил вокруг толпу совершенно неразличимых громил, один из которых что-то делал с его рукой. Так вот, сегодняшний гость тогда тоже был в шлеме, как все бойцы (а кто еще это мог оказаться?), поэтому монгрел его толком не рассмотрел, а теперь... Нет, лучше бы он этого все-таки не делал.
- Чего вытаращился? - поинтересовался тот. Наверно, это все же был элитник, но предположить, что существуют элитники, больше похожие на монстров из дешевых фильмов ужасов, монгрел не мог. Да и одет он был как-то странно. - Ты говорить вообще умеешь?
- Умею, - выдавил он.
- Прекрасно. Раз умеешь, дружок, скажи для начала, как тебя зовут?
- Гай, - выдавил монгрел.
- Ага, процесс пошел, - ухмыльнулся элитник. - Ну, давай побеседуем, Гай. Что-то мне подсказывает, что разговор у нас будет долгим, так что я, пожалуй, присяду...
С этими словами он преспокойно уселся на койку Гая и закинул ногу на ногу, продемонстрировав тяжелые ботинки.
- Рассказывай, - велел он. - Кое-что ты мне уже по дороге сообщил, но этого мало. Мне нужно знать все о том парне, у которого ты купил схему Дана-Бан. Кто он, где обитает, где его можно найти, всё, что вспомнишь. Не сможешь вспомнить, позовем кого-нибудь с сывороткой правды.
- А зачем мне отвечать? - с вызовом спросил Гай. - Все равно конец один.
- Хм, и правда, - фыркнул элитник, выразительно покосившись на него с Рики. - Но можно сделать, чтобы снова стало два. Руку-то вон тебе на место пришили, а Айсмен ее вполне профессионально отрывал, должен заметить...
- Не понял? - нахмурился монгрел.
- Не прикидывайся тупым, дружок, - попросил элитник. - Ты умудрился подорвать Дана-Бан и почти угробил консула, так что ты точно не тупой. Дурак - это да, но речь не о том.
- Почти?.. - выдохнул Гай. - Так значит, он жив? И Рики вернут...
- Стоп, - раздалась команда. - Слушай меня. Будешь сотрудничать добровольно, скоро сможешь уйти отсюда. Как только твоего приятеля в порядок приведут, а то он что-то хреново выглядит, да и без некоторых деталей организма жить грустно.
- Но консул...
- Консул ничего не вспомнит, - улыбнулся элитник, и физиономия его сделалась вовсе уж жуткой. - Видишь ли, у многих давно чесались руки избавиться от твоего приятеля, а тут такой удобный случай подвернулся! Сам он даром никому не сдался, так что сможешь забрать его и делать с ним, что захочешь.
- Рики захочет увидеть Айсмена, - хмыкнул Гай. - Он... Не смирится.
- А кто сказал, что мозги промоют только консулу? - поразился тот. - Твой дружок будет уверен, что действительно побывал петом, но воспоминание это окажется настолько хреновым, что он счастлив будет оказаться в родных трущобах... Правда, рожи надо будет поправить. Вас в лицо многие знают...
- Тогда это будет не Рики! - дернулся монгрел.
- Ну, если тебе форма важнее содержания... - Элитник дотронулся до металлической пластинки на щеке и криво усмехнулся. - Дело твое.
- Ладно... - буркнул Гай.
- Но это мелочи. Вот если ты станешь упорствовать, - в тоне собеседника послышался металл, - я поступлю иначе. Информацию я все равно добуду, даже без препаратов, пытать людей я умею, профессия такая. Допустим, ты крепкий тип, а вот твой Рики... хм... Думаю, мне даже приятно будет заняться им: столько крови он нам всем попортил! Ну и, думаю, не надо объяснять, что из моих рук он выйдет уже совершенно непригодным к употреблению, а, Гай?
- Н-не надо, - выдавил тот. Похоже, перед ним сидел натуральный псих. Точно, больной. И глаза безумные. - Я расскажу, что знаю, только не трогайте Рики!
- Я знал, что ты разумный парень, - кивнул тот. - Хотя сомневался после того, что ты вытворил... Ну-с, приступим! Итак, того мальчишку зовут Робби...
- Угу, Робби. И он терпеть не может Рики, с детства. Я даже не знаю, почему, но так оно и есть.
- А откуда ты узнал, что он может добыть планы и схемы?
- Он всегда промышлял чем-то подобным, и я слышал, что он как-то упоминал о Нил-Дартс. Я и решил, если у него там есть знакомые, он может чем-то помочь...
Элитник внимательно слушал, изредка задавая наводящие вопросы, и вроде бы казался довольным, хотя по такой физиономии не разберешь. Гай честно вспомнил все, что сумел, так и сказал ему.
- Ну, на сегодня довольно, - кивнул тот. - Завтра я снова зайду. Ты поразмысли на досуге, может, еще что вспомнишь. Только не вздумай фантазировать, это я сразу пойму. А вот детальки какие-нибудь могут и всплыть... Не всплывут - ну, ты понимаешь, что будет дальше.
- Но я правда больше ничего не знаю!
- Знаешь. И вспомнишь. Человеческая память - это, я тебе скажу, настоящий кладезь, - ухмыльнулся элитник. - Ты запомнил больше, чем можешь предположить, а я помогу тебе это восстановить. И пока ты готов к сотрудничеству - это будет совершенно не больно. Бывай, парень!
Он ушел, а Гай, ссутулившись, уставился в стену. Да. Наверно, лучше было бы остаться в Дана-Бан. Правда, теперь появилась призрачная надежда, и ради этого стоило потерпеть!
- Все будет хорошо, Рики, - сказал он. - Теперь точно все будет хорошо...
...Выйдя из медотсека, Винсент тут же наткнулся на Рауля.
- Как совещание? - поинтересовался он.
- Прекрасно, - усмехнулся Ам. - Большую его часть мои коллеги делили между собою честь привести в порядок то место, где некогда находился Дана-Бан, и только потом перешли к прочим вопросам. А если учесть, что меня отчего-то сочли выразителем воли консула, то мне пришлось нелегко.
- Это неудивительно, - вздохнул Макги, - учитывая легенду!
- Вы со Штраубе здорово мне подгадили.
- Но мы и помогли, не так ли? - прищурился Винсент.
- Да, конечно... - Рауль взял его под локоть и повлек прочь. - Пойдем. Я смертельно устал, да и ты тоже. Это был тяжелый день.
- Согласен, - кивнул руби, улыбнулся на прощание Элери (одному из немногих, кого не перекашивало от его улыбок) и последовал за блонди. - Как консул?
- Ты уже спросил у моего зама, - фыркнул Рауль. - С тех пор ничего не изменилось... Организм очищен от токсинов, ну а ноги... Ты знаешь, как это происходит.
- Да уж... - вздрогнул Винсент.
- Ты ведь не собираешься отпускать монгрелов, - бросил Ам, когда они шли по коридору.
- Почему ты так думаешь?
- Потому, что я тебя знаю. И я не идиот, - криво усмехнулся Рауль. - Они опасны, что вместе, что порознь. Их можно выслать с Амои, можно изменить внешность и стереть память, но где гарантия, что они не вернутся? Может, не сразу, спустя какое-то время, но... Я думаю, ты получишь необходимую информацию, а потом...
- Я знал, что не сумею тебя обмануть, - спокойно ответил Винсент.
- Как это будет?
- Быстро, - ответил руби. - Они не успеют ничего понять. И, по-моему, лучше умереть с надеждой на лучшее, чем сгинуть просто так. Что, осуждаешь меня?
- Никоим образом. - Рауль опустил голову так, что золотые локоны закрыли лицо. Неважно, что никого вокруг не было - руби пошел кружной дорогой, - это было средством защиты. - Я сам думал... Инъекция - и все, но... По-твоему будет лучше. Надежда - это такое чувство...
- Омерзительное, - оборвал Винсент.
- А и правда, я никогда не чувствовал в тебе надежды, - сказал Ам. - Ни разу. Ты такой особенный или?..
- Я просто ни на что не надеялся. Я привык жить сегодняшним днем. Знаешь... Если хочешь, их можно оставить в живых. Отправить с Амои - недорого, а там они сами устроятся. Ну, что скажешь?
- Ничего... - Рауль втащил его в квартиру, жестом отослал Джейка. - Винс, почему так получилось? Я не о монгрелах, пусть бы их, я о другом...
- Ты жалеешь?
- Юпитер, да нет, конечно! Просто - почему?
- Я не знаю, - искренне ответил Макги. - Я бы не выжил без тебя. А почему я к тебе попал, вопрос другой, и ответа на него я не знаю... Пойдем спать, а? Если я и таил какой-то умысел, ты б заметил! Ну что еще? На что ты так вытаращился?
- Винс... Синее с ярко-оранжевым - это кошмарное сочетание!..

Эпилог
- Господин Минк, - журчал фурнитур, - извольте пройти сюда...
Он и прошел: в движениях еще ощущалась некоторая скованность, но Рауль сказал, это скоро пройдет. А уж если Ам пообещал, то можно быть уверенным - так и будет.
Жаль было выпавшего из его жизни времени, но Рауль объяснил: иначе поступить было нельзя, он не хотел, чтобы лучший друг мучился от страшной боли... После трансплантации - другое дело, нужно было проверять, как прижилось пересаженное, постоянно тренироваться, чтобы встать на ноги...
Немного беспокоило то, что он совершенно не помнил ни самого теракта, ни предшествующих событий. Рауль сказал, это следствие посттравматического шока, и не оставалось ничего иного, кроме как поверить старому другу.
Вот только этот друг в последнее время находил массу отговорок, лишь бы не оставаться наедине с Ясоном. Ушли в прошлое их долгие вечера с дорогим вином, спокойными разговорами или многозначительным молчанием... В остальном все шло по-прежнему, но вот этого сильно не хватало. Можно было бы спросить напрямую, но что-то подсказывает: Рауль сделает вид, будто ничего не понял. А еще у него очень много работы, и так часто мелькает этот руби... Да, тот самый, что вытащил Ясона из самого пекла... Впрочем, это его служба. Лицо бы только подправил, а то смотреть страшно! Рауль, правда, не кривится, и даже перфекционист Орфей благосклонно улыбается легионеру... И чем он их приворожил?
Впрочем, неважно. Пусть руби ищет тех, кто устроил покушение на консула, раз у него такое задание. С делами на сегодня покончено, можно немного отдохнуть. Орфей превзошел самое себя, вот та смуглая самочка - просто прелесть. Интересно, кому она принадлежит?..
...-Как же я устал!
- Ты только наблюдал, - огрызнулся Рауль. - А я устраивал все это шоу... То есть устраивал Орфей, но надо было договориться и... О, Юпитер, все это ради того, чтобы убедиться - Ясон в норме!
- А он в норме? - заинтересовался Винсент, успевший избавиться от мундира.
- Да, - ответил Ам, скидывая парадный костюм. - Или ты идешь в душ, или освобождаешь место, выбирай.
- Мы тут вдвоем поместимся, - сказал Макги и пустил воду. - Первый раз, что ли?
- Монгрелы...
- В них действительно живет надежда, - пожал плечами руби. - Знаешь... Еще немного, и я вправду высажу их на малоизвестной планете, и пусть попробуют выжить!
- А ты не врешь! - хмыкнул блонди. - Тебя что-то настолько зацепило?
- Нет, - улыбнулся Винсент, стряхивая капли воды с волос. - Просто я не хочу, чтобы ты считал меня мерзавцем. Если они самостоятельно сгинут в чужих краях - это одно, а если их прикончит андроид по моему приказу - это совсем другое, правда?
- Да, но смерть на другой планете может оказаться мучительной...
- Но мы об этом никогда не узнаем, - оборвал Макги. - Если они выберут это... значит, выберут и право умирать так, как им хочется. А я не желаю больше говорить об этом. Спокойной ночи.
Через несколько минут шум воды стих и кровать прогнулась под тяжестью еще одного тела.
- Я тебя ни в чем не обвинял, - сказал Рауль в спутанные, чуть влажные рыжие волосы.
- Еще бы ты меня обвинил! - Винсент рывком развернулся, оказавшись нос к носу с блонди. - Ладно... Я сделаю так, как ты захочешь.
- А Штраубе?
- Не поминай к ночи! Если ты хочешь оставить этих двоих в живых, пусть будет так. Но они отправятся в такую дыру... и так изменятся внешне...
- Я займусь этим. И... я не хочу, чтобы ты убивал больше, чем это необходимо.
"Что ты знаешь обо мне!"- подумал Макги, осторожно перебирая золотые локоны.
"Ты думаешь, я ничего не знаю о тебе? - подумал Ам, кончиками пальцев касаясь металлической пластинки на щеке руби. - Я ведь все чувствую, Винс, нет смысла таиться. Не представляю, какие планы у Юпитер на нас двоих, правда, не знаю! Но пока я только ощущаю, что ты не хочешь убивать монгрелов. А ведь за тобой такой кровавый след... Давай не будем? Пусть выживают, как сумеют! А мы с тобой..."
- Мы с тобой будем жить долго и счастливо... - сонно проговорил Винсент. - Нет, я не читаю мысли. Просто у тебя эмоции бьют через край...
- А ты их зеркалишь, чудовище, - усмехнулся Рауль. - Но я рад, что ты со мной.
- Еще бы ты был не рад, - буркнул Макги, прижимаясь теснее. - Таких как я, еще поискать!
Ам мог бы сказать что-нибудь в ответ, но знал, что это прозвучит невыразимо пошло. А потому просто постарался открыться и получил рикошетом то, что ощущал сам: спокойствие, уверенность в себе, тревогу (уже привычную)... И еще...
- Ляг и спи, - пробормотал Винсент, не открывая глаз, - я знаю, что ты меня любишь. Ты знаешь, что я люблю тебя. Уймись, а?
- Ты невозможен...
- За это ты любишь меня вдвойне. Спи, прошу тебя!..
Этой ночью Катце не спал. Он наконец вычислил, почему срываются самые выгодные, самые авантюрные сделки... Проклятый Макги не просто пошарил в его компьютере, он подсадил туда какую-то хитрую следящую программу, и теперь Катце пытался ее прибить. На то, чтобы просто ее найти, ушло несколько часов, а вот уничтожению она не поддавалась. На каждую попытку программа отзывалась издевательски: выдавала скриншот из уничтоженного Макги видеоролика. Увы, того самого, где вместе с Амом был сам руби... Катце выкурил очередную сигарету и смирился с тем, что придется купить новый компьютер и крайне осторожно перенести на него важную документацию. Можно было обратиться к умельцам из Нил-Дартс, но он понимал, что светить перед ними такими сведениями не стоит, а то есть риск поймать что-то похуже того, чем наградил его Макги...
Консул Минк не понимал, что мешает ему заснуть спокойно, он ощущал странную пустоту, а потому бродил по огромной спальне из угла в угол, то и дело останавливаясь возле огромного окна. Хотелось поговорить. Хотелось выпить. Увы, говорить было не с кем, а терпкое вино тревожно горчило... И чего-то не хватало, как будто мучили фантомные боли. Вот только все конечности были на месте, и что может так болеть, Ясон не понимал...
Комендант Эоса тоже не мог уснуть, но его тревожило совсем иное. Он нашел, наконец, союзника, надежного союзника, и теперь обдумывал, как укрепить связи с ним и попробовать привлечь кого-то еще. Наверно, Розена. Сил и времени придется ухлопать массу, но оно того стоит: Аиша - это сила. И хотелось бы еще наладить контакт со Штраубе, уж очень интересная личность, с большими возможностями, это сразу видно...
И только Рауль Ам крепко спал, и сон его ничто не тревожило. Потому что тот, кто мог бы это сделать, спал еще крепче, и сны у них были общими.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.