Дикроф. Хэллоуин, несносные детки +1704

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
м/м/м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Флафф, Фэнтези, PWP, Songfic
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Во всем виновата речка. Вот надо было Шеру в нее бомбочкой прыгнуть? Проломил череп, получил сотрясение и кажется у него совсем мозги на нас братом повернулись. Влюбился он в нас двоих. а мы истинные с братом, нафига нам третий.

Посвящение:
Всем кто будет отмечать)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
А вот нет комментария)))) Хотя есть!!! Можно читать не читая главного фанфа.
Идею подал парень с работы. Сижу за компом, из соседней комнаты диалог по телефону.
- Здравствуйте мне нужна смерть, - тишина через некоторое время, ответ друга. - Как нет смерти? И зачем мне чума, если мне нужна именно смерть. Что значит размеры только маленькие, у вас что смерть только на детей?
- Тем? - задумчиво спрашиваю я, глазами показывая на телефон.
- Маш, ты чего? Хелуин же, вот мы собираемся в клуб, мне костюм смерти нужен, косу нашел остался только он. о подожди трубку взяли, здравствуй у вас есть смерть.
(Звонил все это время в магазины костюмов)))

Дикроф. Хэллоуин, несносные детки

29 октября 2014, 09:02
Написано под.
КОПЕНGАGЕН – Не При Делах.
Katy Perry - Firework.

- Ты не посмеешь. Папа, так не честно, - напирал я на отца, глазами указывая Жану обходить того с левого фланга. – Все наши гуляют, а ты нас заставляешь сидеть с этим ребенком. Ты понимаешь, что мы уже не дети?

- Дик, Роф, меня дети шантажируют и загоняют в угол! – дикий крик отца, топот, мат, вспышка, и из портала выходят наши отцы.

- Жан, Лер! Крис, блин, - ряфк папы Рофа, и мы с братом обречено усаживаемся в кресла в кабинете, в котором нас только что поставили в известность, что празднование Хэллоуина мы проведем дома в компании сына дяди Камила и Яза. У них во дворце приготовления полным ходом. Они, видите ли, боятся, что Шер там всех до смерти испугает. А нам, блин, не страшно, да?

Да этот, выросший во дворце, сто семидесяти летний подросток всем фору даст. И пофигу ему, что он нас более чем на сто лет младше. Он нас с братом так взглядом пожирает. Боюсь, что, если бы мы вовремя не свалили из царства нагов, нас бы еще ребенок разложил.

- Папы, - о, да, если Жан вступил в разговор, то возможно у него получится нас отмазать. – Мы более 10 лет работали на гномов, приехали повидаться с вами и друзьями, а вы нам такую подставу кидаете.

- Ой, дурак, ой, дурак,- закрывая лицо руками, пробубнил я. Теперь точно не отвертимся.

- Ну, вот, Шер – ваш друг, а ваша компания только в час ночи соберется, - выскакивая за дверь, сообщил папа Крис. – А мы до полуночи успеем вернуться и сменим вас.

- Я в этот раз не сдержусь, если он начнет приставать, - честно признался я брату, который был всего на несколько лет старше меня. – Если что, подстрахуешь?

- Куда же я денусь. Пойдем, я уже слышу его голос, - тяжело вздохнув, ответил Жан, имея в виду мелодичный голос Шера, доносившийся с первого этажа.

Только выйдя в коридор, я впервые познал, что такое страх. Смерть в плаще и с косой наперевес двигалась в направлении к нам. Позади нее шли три ангела, белоснежные крылья трепетали за спинами, а их тела также были скрыты мантиями с капюшонами.

- Я за вами, они со мной, - хрипло произнесла Смерть, и уже в следующую секунду Жан держал вырывающегося меня.

- Я сейчас эту малявку грохну, - рычал я, глазами испепеляя три фантома, созданные этими шутниками. – Шер, блин, это не смешно, марш в свою комнату.

ХХХ

- Думаю, ты переборщил, - упрекнул меня Жан, сидя за барной стойкой на кухне в доме наших родителей.

- Нихрена, я чуть душу демонам не отдал, а я вампир, между прочим. Ты видел, как он ржал, когда уходил в свою комнату?! – рявкнул я, наливая себе вино в бокал.

- Он плакал, - спокойно произнес Жан.

Вот, черт. Если он так сказал, значит так и было. Обоняние у брата лучше развито, чем у меня, так как в нем смешалась кровь демона и оборотня. Также он обладает даром эмпатии, благодаря которому может считывать эмоции.

- Лер, я понимаю тебя. Мне тоже тяжело, но поделать с этим мы ничего не можем. Он перерастет, поймет, что это не любовь у него, а лишь восхищение и все. Потом найдет своего истинного, и мы забудем, кто такой Шер. Это просто восхищение, Лер, это пройдет.

- Сто лет прошло с того случая на речке, и как-то нихрена не изменилось,- ехидно ответил я, наливая вина и брату.

Вот именно так, сто лет назад на дне рождении двойняшек мы бесились на речке с тройняшками-девченками и близняшками Левара. И в тот момент, когда никто того не ожидал, из кустов вылетел тогда еще совсем маленький Шер. Сколько ему тогда было, лет семьдесят? Мелкий вылетел и бомбочкой сиганул в речку. Последующие 5 минут мы с братом боролись за его жизнь. Кровь вампира, оборотня и демона помогала удерживать его жизнь, пока не прилетели родители с Камилом и Язом, которые забрали его во дворец. Там за его жизнь боролись придворные лекари и маги. Он разбил себе голову, ударившись о камень. Через неделю всем сообщили, что с парнем все в порядке, и он идет на поправку. А еще через месяц мы получили первые письма от Шера, в которых сообщалось, что «мы его ангелы-хранители, и если раньше он сомневался в этом, то теперь абсолютно уверен, что мы втроем должны быть вместе». С тех пор началось наше негласное противостояние. Шер ходил за нами хвостиком, мы же избегали его, как могли. Осознание того, что в нас влюбился принц нагов с ипостасью оборотня нисколько не радовало. Одно то, что наши с братом любовники не задерживались с нами и недели, напрягало. Лишь через год мы узнали, что их, по приказу принца, обманом от нас отваживали, либо в мягкой форме просили испариться.

И вот теперь, когда мы почти десять лет так удачно от него прятались, он опять рядом. Весь вечер и до полуночи мы должны провести с ним в одном доме. Реально страшный Хэллоуин.

- А-а-а, - душераздирающий крик разносится по дому. Черт, нам доверили принца а мы здесь…

У меня такое ощущение, что мы просто взлетели на второй этаж. Жан пинком открыл дверь комнаты для гостей, где, по идее, должен был находиться Шер.

- Твою ж, - высказался я, используя любимое выражение папочки Кристи. – Где он, Жан?

- А-а-а, - и снова этот крик, вот только доносится он из нашей с братом спальни.

- Шер, - теперь уже я пинком открываю дверь, и, увидев представшую перед моими глазами картину, грешным делом подумал: «А нахрена царству нагов нужен принц? Владыка Камил прекрасно без сына справляется».

- Бо-бо-богомол, - заикаясь и жутко трясясь, сообщил Шер.

- Где? – непонимающе спросил Жан, осматривая комнату. Я просто устало сполз спиной по стене. Он, блин, живности испугался.

Наша с братом комната вся была перевернута вверх дном: шкафы перерыты, сумки вскрыты, а в руках у Шера был любимый фолиант Жана по лечебным растениям и моя цепочка с топазом, которую я снимаю редко, только когда принимаю душ.

- Он там-м, - сказал Шер, указывая на что-то. Только сейчас я обратил внимание на то, что посреди комнаты лежала куртка брата, на ней моя, а поверх них таз для белья, явно взятый из ванной. – Под тазом. Я его случайно это… увеличил.

- Нихрена се, увеличил, - ахнул я, когда из-под этой кучи-малы показалась большущая такая лапа.

Пока убрали это чудовище, пока заклинанием наводили порядок в комнате, Шер вел себя тише воды, ниже травы. Только спустя 10 минут я обратил внимание на мальчишку. Подрос, однозначно. Теперь это был уже не прежний угловатый подросток, а довольно таки симпатичный оборотень. Васильковые глаза виновато взирали на нас из-под пушистых ресниц, пухлые губки чуть дрожали, идеальное тело, без единого изъяна. Он был почти обнажен, если не считать штанов, под мантией Смерти, скорее всего, было жарко.

- Зачем тебе наши вещи? – холодно спросил Жан, продолжая хмуриться. Кого он обманывает, я же вижу, как он его вожделеет. Он так же смотрит на меня, когда из того же душа выхожу. Я, конечно, не лучше, и сам бы не прочь завалить мальчишку. Вот только зачем? У нас с ним нет совместного будущего.

- Папа сказал, что если я сегодня не добьюсь вас, то должен буду сдаться и начать поиск подходящего для себя жениха. А вещи, - он как-то по-детски потупился, но все равно продолжил. – Я хотел, чтобы у меня осталось что-то, что-нибудь от вас. Простите.

- Блять, - грубо изъясняется брат и покидает комнату, оставляя меня с ним наедине.

- Шер, блин ложись спать, мы будем на кухне, если что зови, - разворачиваясь на выход, говорю я и все же перед тем как выйти, добавляю. – Вещи можешь оставить себе.

- Вы меня совсем не любите? Я имею ввиду, у вас вот совсем нет ко мне чувств? – с какой-то долей отчаяния спрашивает он.

- Мы тебя хотим, это точно, ты симпатичен нам физически и духовно. Но, Шер, пойми, мы тебя с пеленок знаем, ладно сейчас ты уже вполне сформировавшийся подросток, еще год-два и будет твое первое совершеннолетие, но мы с братом... Блин, тебе не понять, мы истинные одной пары, то есть, у нас нет третьего как у наших с братом отцов. Прости нас.

- Я отказался от своего истинного, - его фраза настигает меня и тут же меня сносит потоком воздуха и захлопывает перед самым носом дверь.

- Идиоты, - констатирует брат, который, оказывается, так и не ушел далеко от двери комнаты. – Какое, нафиг, восхищение. Он нас любит. Вот ты бы ушел от истинного?

- Я не смогу от тебя уйти. Мало того, что мы братья, так еще и истинные. Нет, я не представляю своей жизни без тебя.

- Вот и я о том же. А он отказался, и я ему верю. Ладно, пойдем продумывать план, ведь тебя он тоже привлекает?

ХХХ

Час спустя, полет нормальный.

Сидим с братом, тупо напиваемся. Сомневаюсь, что даже, когда Шера заберут, мы куда-то уйдем.

- Существа, открывайте дверь! – крик и стук в дверь разрывают тишину дома. – Мы пришли по ваши души.

Шлепки босых ног, и в кухню влетает Шер, на этот раз в костюме ангела. И буквально скороговоркой объясняет, что раз уж мы из-за него не можем погулять, то он позвал всех сюда, и уносится к входной двери.

- Я спросил разрешения у ваших родителей, - это было последнее, что мы услышали от Шера, а дальше началось веселье.

Весь дом за считанные часы был превращен в склеп, маленький ад и вообще дом страха. Шер избегал нас, а эти гады, наши друзья, скрывали его от нас. Тройняшки скептически на нас поглядывали, двойняшки пытались нас напоить и все время уводили нас от смеющегося Шера.

- Лер, отнеси меня, - утыкаясь носом в мою шею пьяно просит мой брат, и уже шепотом. - Разыграем представление?

Играем, будто от этого зависит наша жизнь, поэтому, хоть и не столь пьяны, падаем правдиво. Завтра точно будем залечивать друг другу синяки. Материмся, спотыкаемся, смеемся вполне естественно. Конечно, подниматься но винтовой лестнице, опираясь друг на друга, тяжко.

- Думаешь, сработает? – уже лежа в кровати, даже не раздевшись, спросил я, смотря в темноте именно туда, где лежал Жан.

- Сработает, - смотря на меня своими ярко-желтыми глазами, усмехнулся он. – Тебе не кажется странным, что еще два часа назад мы от него бегали, а теперь бегаем за ним?

- Ну, кто ж знал, что нам толчок такой нужен был. Ты молчал, что он тебя привлекает как духовно, так и физически. Я тоже молчал, полагая, что такого быть не может. Я же не знал, что у истинных могут быть и такие бзики.

- Не у истинных, а у братьев. Все, заткнись, он идет.

Доли секунды, и уже я слышу тихие шаги, почти неслышные, но не для нас. Для тех, кто более тридцати лет проработал послами королевства оборотней.

Шаг, второй, скрип двери, пьяно сказанное «Бля», еще пять шагов и на этот раз скрип кровати, интересно, еще вчера она не скрипела, и вот оно, нежное касание к нашим телам.

Аккуратное, медленное и по-детски изучающее. В ту же секунду, когда его пальцы исчезают, на смену им приходят губы. Не наглый, обычный чмок в щеку, но столько в нем нежности. Такой поцелуй я получал лишь от брата. Доли секунд, и он, отстранившись от меня, целует Жана. И ничего, никакой ревности, что трогают моего истинного только щенячья нежность и желание защитить своего принца, своего волчонка.

Пару секунд и волчонок, горько вздохнув, начинает слезать с кровати. Тихо, ага, как маленький слоник, истерически икающий, мне даже кажется, что я слышу как капли его слез падают на нашу постель.
Открыть глаза, увидеть решимость во взгляде брата и вот мы уже заваливаем его на кровать и придавливаем его своими телами. Дальнейший диалог подтверждает - нам с Жаном точно надо было близнецами родиться.

- Куда же ты...

- Волчонок...

- Собрался...

- Сам добивался...

- А теперь сбегаешь.

Произнося последние слова, я нежно прикасаюсь губами к его щеке, краем взгляда замечаю, да и ощущая, что мой брат делает тоже самое.

Решаю отдать лидерство брату. В конце концов, он самый старший среди нас. Поэтому лишь смотрю, как брат нежно целуя, чуть прикусывает нежные губки Шера и проникает в его ротик языком.
Все, остатки терпения испарились, и я чуть отодвинув брата, фактически разрываю белоснежную рубашку на Шере. Втягиваю один сосок, затем переключаюсь на второй, и слышу грудной стон нашего волчонка, еще немного, чуть ниже, не могу остановиться, чуть прикусив кожу на животе, обвожу кончиком языка впадинку пупка, выцеловываю нежную кожу и чуть приспускаю на нем штаны.

- Ангелочек везде, - тихо произношу я, рассматривая чуть подрагивающий белоснежный с розовой головкой член парня, из которого уже выделялась смазка. – Ты же не против?

Не дав ему ответить, накрываю его головку ртом, облизываю ее и посасываю, постепенно вбираю член все глубже, до самой глотки.

- Нет, не надо, пожалуйста, - доносится до меня голос Шера. Не понял, почему это Жан его не затыкает?

Взгляд из-под челки. А, ну, все ясно – он просто раздевается.

- Неужели ты нас не хочешь? – рубашка снята на первых словах, к окончанию фразы уже сняты штаны и нижнее белье.

- Если это из жалости, то не надо, - хрипит он, сжимая руки на простынях. Полный желания взгляд скользит по мне и Жану, кого ты обманываешь? – Вру надо, хоть что-то.

- Глупый ты и глупые мы. Знаешь, что могут сделать истинные, а тем более братья? – тихо интимно произносит Жан, и по комнате разносится приятный запах жасмина, когда он льет масло на свою руку. – А если оба брата активы? Правильно, они интуитивно ищут себе пару среди существ. Мы тебя нашли, просто пока ты не решил нас оставить, мы не могли этого понять.

Пока Жан объяснял волчонку какие мы дураки, я, не теряя времени, разделся и лег около Шера на бок.

- Это правда? - как-то по детски, будто не веря, спрашивает Шер, а я на его вопрос лишь киваю и поворачиваю его на бок, закидываю его ногу на свое бедро и впиваюсь в его губы поцелуем.

Я, можно сказать, физически ощущаю, как брат растягивает его, каждый палец, укус и несдержанный стон, каждое движение. Малыш нежно прижимается ко мне, я целую его губы, поглаживаю спину и бедра, изредка задевая брата, который выцеловывает его лопатки, шею, затылок.

- Входи, - шепот брата, и он своей рукой направляет меня, при этом смотря мне в глаза.

Толчок, и горячее нутро без проблем принимает меня. Зачем он так сильно его растянул, я понимаю только в тот момент, когда головка брата касается моего члена и скользит в разработанный анус Шера. Стон-крик, и мой живот покрывается спермой Шера, быстрый он.

- Потерпи чуток, скоро боль пройдет, - шепот Жана. А Шер лишь изгибается в моих руках и целует его.

Башню срывает от возбуждения, стоны, крики, пошлые шлепки, вот чего нам с братом не хватало. Теперь мы
двигаемся синхронно, в этот момент в голове бьется лишь одна мысль: «Хочу поставить метку. МОЕ».
Толчок, еще один, еще, еще, хватаю брата за задницу и заставляю двигаться резче, чуть грубее. Малыш извивается, буквально мечется между нами, стонет, кричит, пытается ладошкой прикрыть свой милый ротик, волосы разметались по подушке. Толчок, еще, еще, Шер вновь изливается на меня. Мое тихое шипение сквозь зубы, и я кончаю. Еще несколько толчков, и Жан следует за мной.

- Мы тебя любим, - поглаживая Шера по спине, признался я, как только перевел дыхание и смог отнести его в ванную. Признавался я, сидя все перед той же ванной и смотря на волчонка, который стыдливо отводил глаза.

- Папа сказал, что если я приду домой без меток, он меня убьет, - потупив взгляд, ответил он. – Все это было спланировано. И то, что вас вызвали домой, и что не пустили гулять, мой приход, даже вечеринка. Все просчитано.

Как рассказал, так и скрылся под водой в наполовину набранной ванной. Взгляд на стоящего в дверях и улыбающегося Жана, и я читаю его мысли, посланные мне ментально.

«Ну, что ж, придется воспитывать этого врунишку. Пойдем, а то он щас либо утонет, либо разревется».

«Метки ставим одновременно» - вытаскивая Шера из воды, отвечаю я, и вновь произношу то, что было сказано ранее.

- Мы тебя любим.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.