БЕЗОТВЕТНОЕ / ПостРубежные хроники. Часть IX +407

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Шерлок (BBC), Martin Freeman, Benedict Cumberbatch (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
Бенедикт Камбербэтч, Мартин Фриман, Софи Хантер
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма
Предупреждения:
Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Абонент не отвечает...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На злобу дня.
Возможно, в дальнейшем станет частью Хроник.
8 ноября 2014, 20:41
Один длинный гудок, второй, третий, четвертый, пятый…

– Абонент не отвечает.

Безучастный женский голос кажется омерзительным, Бенедикт раздраженно сбрасывает звонок, но тут же с достойным мазохиста упорством вновь нажимает на вызов. Фриман, засранец, мать твою, возьми трубку!

Последний раз они виделись в сентябре – вечернее кафе, спокойный разговор с безупречно благоразумными фразами: «надо двигаться дальше», «так будет лучше для всех», «чудесная девушка», «очень тебе подходит», «конечно, мы можем остаться друзьями». Бенедикт был уверен, что Мартин все понял, он просто не мог не понять, не почувствовать, как важна для Камбербэтча возможность перемен в жизни, как необходима ему надежда на нормальное будущее. Расстались без надрыва – «Увидимся...»

Спустя три недели Бенедикт поймал себя на настойчивом желании позвонить. А почему бы и нет? Это в порядке вещей – друзья же созваниваются, обмениваются новостями, и при этом вовсе не обязательно упоминать личную жизнь. Бен расскажет Мартину про съемки «Ричарда III», про то, как чертовски неудобно ездить на лошади, помещенным в эту консервную банку, именуемую рыцарскими доспехами. Мартин засмеется и скажет: я думал, Камберлордов к этому с младенчества приучают…

Но Фриман на звонок не ответил.

Он не ответил и на следующий день, и через два дня, и через неделю, и через десять дней, когда стало окончательно ясным, что никакой случайностью здесь и не пахнет. Неожиданный игнор больно задел, но Камбербэтч заставил себя не думать об этом, не хочет общаться – да ради бога, никто навязываться не станет. Он снова позвонил, только когда решился на официальное объявление о помолвке. Слушал длинные гудки в трубке и со всей очевидностью понимал, как ему жизненно необходимо, чтобы Мартин поговорил с ним, чтобы подтвердил, что у Бена все складывается так, как надо, что тот поступает правильно, чтобы порадовался за него…

«Помолвлен. БК»

Сообщение тоже осталось без ответа.

…Звук шагов заставляет отвлечься от полупрозрачной темноты за окном спальни, обернуться как раз вовремя, чтобы заключить в объятия невесту. Та босиком, полы шелкового халата едва стянуты тоненьким пояском, влажные волосы рассыпаны по плечам. Бенедикт целует, улыбаясь, увлекает к кровати, садится, пристраивая Софи к себе на колени.

– Ты опять принимал поздравления? – она аккуратно забирает у него телефон, изящно изогнувшись, тянется, чтобы положить его на прикроватную тумбу.

– Замучили… – он с комическим страданием сдвигает брови. – И это еще только помолвка. Боюсь представить, что будет после свадьбы.

– Прорвемся… – Софи подмигивает ему, светлый взгляд лучится удовольствием, но перед внутренним взором он видит совсем другие глаза – темно-синие, смеющиеся, с лукавыми искорками.

Шелковый халат слегка распахнулся, и, желая изгнать непрошеные воспоминания, Бен сосредотачивается на стройных бедрах, скользит ладонями к коленям и ниже, поглаживает нежную, гладкую кожу…

– Мне нравятся твои бритые ножки…

– Иди на хрен! – раскинувшись на постели, Мартин дергается, вырываясь, но Бен крепче смыкает пальцы на его щиколотках, удерживает, хохочет, наблюдая, как любовник безуспешно пытается избавиться от импровизированных кандалов.

– Серьезно, я уверен, тебе и после «Хоббита» не стоит отказываться от эпиляции…

– Где-нибудь еще? – невозмутимо вопрошает Фриман, переставая брыкаться.

– Возможно… – руки Камбербэтча перебираются на упругие икры, ласкают, мнут, добираются до коленей и резко разводят их в разные стороны.


– Эй, ты где? – губы Софи касаются его уха.

– Здесь, – он опрокидывает ее на подушки, нависает сверху, одаривая многозначительным взглядом. – Где же мне еще быть…

* * *

Она лежит рядом, прижавшись, поигрывая у него на груди пальчиками левой руки, наблюдая, как сверкают брильянты в свете электрической лампы.

– Красивое…

– Я рад.

– Что это? – Бенедикт весело фыркает, вертя в руках сувенирную коробочку с символикой «Хоббита».

– Открой и узнаешь.

Спустя секунду Камбербэтч замирает, не зная, что сказать, как реагировать, уставившись на кольцо в виде укусившего себя за хвост позолоченного дракона.

– Позволь… – Мартин, смеясь, вынимает из коробки поблескивающий дешевым золотом ободок, чуть помедлив, надевает его Бену на безымянный палец и поднимает неожиданно ставший очень серьезным взгляд. – Кольцо всевластья над отдельно взятым хоббитом…


...Когда Софи засыпает, Бенедикт выбирается из постели, прихватив телефон, осторожно ретируется в гостиную. Второй день нет никакого покоя от звонков и текстовых сообщений, и на фоне этого поздравительного сумасшествия отсутствие связи с Мартином воспринимается особенно несуразным. Фриман обязательно должен был позвонить. Или хотя бы написать сообщение. Конечно же, что-нибудь саркастичное: «Объявление в «Таймс»? Камберлорд гребаный! МФ»

Камбербэтч мысленно чертыхается, ему давно пора спать, завтра тяжелейший трансатлантический перелет, но упрямое желание дозвониться до Мартина мучительно до абсурдности, до потери способности адекватно воспринимать ситуацию, и он снова и снова вслушивается в бесконечное:

– Абонент не отвечает…

– Дерьмо!

Идея осеняет внезапно, воодушевившись, он возвращается в спальню за телефоном Софи, и, снова спустившись вниз, чуть дрожащими пальцами набирает номер. Один длинный гудок, второй, третий…

– Хэлло, это Мартин Фриман…

Голос усталый, непривычно невыразительный, но такой близкий, что все мысли мгновенно выскакивают из головы, сердце словно протыкают горячей иглой, и согнувшись, сжавшись от боли, Бенедикт издает жалкий, жадный, полузадушенный всхлип:

Мартин

Связь разрывается тут же, портал закрывается, словно его и не было, оставляя ощущение ошеломляющего, тошнотворного тупика. Несколько мгновений Камбербэтч просто пытается снова дышать, а затем чувства взрываются яростью, обидой, растерянностью, непониманием. Так нельзя. Нечестно. Как он может?! За что?! Они же договорились…

Виски помогает, хотя бы перестают трястись ноги, руки и губы, а пальцы начинают попадать на нужные клавиши.

«Зачем ты так? БК»

«Фриман, ты ведешь себя как ребенок. БК»

«Я ни в чем не виноват. БК»

«Это несправедливо. БК»

«Иди на хрен, Фриман! Иди на хрен! Иди на хрен! Иди на хрен! БК»

«Мартин, пожалуйста… БК»

Сообщения улетают в никуда, и к Бенедикту вдруг приходит безжалостно четкое осознание – Мартина просто больше никогда не будет в его жизни. Все будет – семья, жена, дети, родители, друзья, приятели, знакомые, работа, съемки, награды, мероприятия, вечеринки, – а Мартина не будет.

Тоска – черная, отвратительно вязкая – успевает заполнить его до краев, прежде чем мир снова возвращается на прежнее место. Эх, он пьяный дурак… Через два месяца начнутся съемки «Шерлока». Бенедикт смеется, тыльной стороной ладони утирая мокрые щеки. Мартин не сможет прятаться вечно, он придет на съемочную площадку, они снова увидятся и тогда…

Камбербэтч не знает – что тогда. И не хочет об этом задумываться. Он просто позволяет надежде притупить боль, давая себе возможность двигаться по выбранному пути дальше.

Впереди «Шерлок».

А значит, не все потеряно.