Однажды в Квебеке 42

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Голон Анн и Серж «Анжелика»

Пэйринг и персонажи:
граф де Пейрак/Анн де Кастель-Моржа
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Юный Анн-Франсуа де Кастель-Моржа (сын военного губернатора Квебека) решает вызвать графа де Пейрака на дуэль...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
19 мая 2011, 22:03
---На правах рекламы!---:) Мой новый фик по Крапивину (Мальчик со шпагой) http://ficbook.net/readfic/50818 R, slash, ангст, ченслэш Читаем!:3 -------------------------- Анн-Франсуа де Кастель-Моржа нервно мерил шагами комнату. Час, на который была назначена дуэль, неумолимо приближался…Боже, он осмелился бросить вызов одному из лучших фехтовальщиков Нового Света! И рассчитывать на снисхождение не приходилось –ведь он оскорбил графа, назвал его в лицо «уродливым сатиром» и «грязным висельником». И скоро ему, Анну-Франсуа, придется расплачиваться за эти несправедливые и не достойные дворянина слова! Ведь они ни на йоту не соответствовали действительности. Сейчас, перед самой дуэлью, молодой человек сумел признаться себе в этом. Анн-Франсуа грустно улыбнулся. «Уродливый сатир»…Да, на лице де Пейрака был глубокий шрам от удара саблей, и он прихрамывал, но…Это не мешало ему быть очень обаятельным человеком, к которому тянулись и женщины, и мужчины! Внутренняя сила, харизма, энергичность били у него через край и делали лидером в любой компании, где бы ни находился. А Анн-Франсуа…Что ж, он красавчик, тут не поспоришь. Длинные шелковистые волосы очень темного цвета, черты лица тонкие и приятные, изящное сложение…Но с горечью приходилось признать, что больше ему похвастаться нечем. Нет, он не был обделен умом и сообразительностью, проявлял способности к иностранным языкам, однако это были весьма средние способности. — Я ничтожество…Я никакой… — пробормотал Анн-Франсуа и бросил взгляд на часы. Пора было выходить. Пейрак наверняка убьет его, и это будет справедливо и правильно. Путь до места дуэли занял совсем немного времени. Это была поляна на опушке леса, недалеко от домов. Подходя, Анн-Франсуа увидел, что граф де Пейрак уже там. С ним был слуга, призванный выполнять роль секунданта. Граф тоже заметил юношу и стремительно, несмотря на хромоту, пошел навстречу. Полы его скромного камзола развевались на ветру, голова была не покрыта, густые волосы длиной до плеч перехвачены темно-синей атласной лентой. Они поклонились друг другу и обменялись приветствиями. Пора было начинать. Анн-Франсуа вытащил из ножен шпагу. Его била нервная дрожь. Он старался преодолеть себя, выровнять дыхание, успокоиться, но ничего не получалось…. В этот момент секундант дал сигнал к началу. Дрожащей рукой юноша поднял шпагу и попытался сделать выпад.Пейрак легко отбил его. Все. Сейчас его убьют. Что ж, так тому и быть. Молниеносным движением граф выбил из рук Анна-Франсуа шпагу.Она воткнулась в снег. Кровь из раненой руки бежала маленьким ручейком. Время как будто остановилось. Он видел, как шпага графа снова начала свое смертоносное движение. Теперь она была нацелена в сердце. Острие приближалось и приближалось, а молодой человек, словно впав в транс, не мог заставить себя пошевелиться. Сейчас…сейчас шпага Пейрака пронзит тело и оборвет его никчемную жизнь… Внезапно он почувствовал, как земля завертелась и ушла из-под ног, в глазах потемнело, и он потерял сознание. * * * Анн-Франсуа очнулся от боли. С трудом приоткрыв глаза, он увидел, что лежит на мягкой постели, а граф де Пейрак меняет ему повязку на руке. Так значит… — Почему…почему вы не убили меня?.. — пробормотал Анн-Франсуа,краснея. — В победе над тем, кто не может оказать сопротивление, чести нет, юноша. — ответил граф. Боже, как стыдно!...Он лишился чувств там, на поле, и даже не помнил, как его перенесли сюда. Его перевязывает человек, которому он наговорил столько грязи… — Прошу…прошу, пожалуйста…простите меня! – прошептал Анн-Франсуа. — я виновен перед вами… Не выдержав, он зарыдал. Он плакал, сжавшись в комок, вздрагивая всем телом и трясясь от слез. Плакал от стыда, от бессилия, от жалости к себе. Неожиданно он почувствовал, что на его лоб легла прохладная ладонь графа. — Ну, будет, будет…Такой очаровательный мальчик, как вы, не должен плакать, — голос де Пейрака звучал так уверенно и успокаивающе…Его рука продолжала гладить Анна-Франсуа по голове. Слезы щипали юноше глаза, и сам он, находясь на гране истерики, чувствовал все словно сквозь туман. Вот граф опустился рядом на постель, обнял Анна-Франсуа за плечи и прижал к себе. Тепло и спокойно…Приятный запах ароматного табака и пряностей, который хотелось вдыхать снова и снова. Руки де Пейрака осторожно перевернули его на спину,подсунули подушки, чтобы было удобнее. Склонившись над ним, граф коснулся губами заплаканного лица, поцеловав дорожки слез на щеках, а потом ямку на шее. — Любовь способна творить чудеса…Это лучшее лекарство отдушевных и физических страданий, — прошептал Пейрак.— Мне кажется, это то, чего вам не хватает. Анн-Франсуа хотел было возразить, но не смог – ладонь графа мягко закрыла ему рот. А потом он увидел, что тот расстегивает на нем рубашку.Ощутив касание к своей обнаженной груди, молодой человек дернулся и попытался высвободиться. -Что вы делае…Аааах… – пальцы де Пейрака дотронулись до его соска и принялись играть с ним.Они то надавливали, то сжимали и крутили. Анн-Франсуа не мог сдержать стонов. Они срывались с губ помимо его воли. Он попробовал как-то отвлечься от происходящего, но тело остро реагировало на ласки… Он весь выгнулся, когда граф начал поглаживать сквозь тонкие панталоны его уже давно напряженный член. Нежно, но твердо сжимая, он массировал его, заставляя юношу постаныватьи изгибаться, подаваясь бедрами навстречу ласкающей руке. Ему хотелось только одного – чтобы это никогда не прекращалось. — Милый мой, вы прекрасны… — тихо произнес граф.— идеальное сложение. Юный греческий бог… — Но…мы не должны…Аааа... этого делать…мы оба мужчины…это страшный грех... – пробормотал Анн-Франсуа; об этом изо всех сил кричал оставшийся незамутненным самый краешек его сознания. -Я много лет прожил на Востоке, мой херувим…Там умеют ценить мужскую красоту не меньше, чем женскую. А что до греха…Я давно уже не верю ни в Бога, ни в Дьявола, а только в себя. Де Пейрак уже полностью разделся. Не смотря на возраст (Анн-Франсуа знал, что графу далеко за 40), его тело приковывало взгляд. Худощавое, стройное, ни капли жира… Юноше захотелось прикоснуться к шраму, проходящему по левой стороне груди, и он сделал это – осторожно, словно не желая причинить боль.И…оказался буквально вдавлен в постель! Губы графа нашли его губы, горячий язык скользнул внутрь рта, руки сдернули с него панталоны, и их обнаженные тела соприкоснулись, сорвав с губ Анна-Франсуа новый стон страсти. Теперь возбужденная плоть де Пейрака упиралась ему в бедро…и это ощущение сводило с ума. Его руки совсем перестали ему повиноваться и теперь будто сами по себе блуждали по телу графу,гладя его спину, прижимая еще сильнее к себе. — Ах, дьяволенок! Как вы соблазнительны! Вас следует наказать за это…— граф тяжело дышал, а голос сделался хрипловатым. Когда губы де Пейрака коснулись его члена, Анн-Франсуа не сдержал вскрика. Он никогда еще не испытывал ничего подобного. Сладкие ощущения все нарастали, он метался по кровати под этими умелыми губами. Одной рукой граф касался его ягодиц, поглаживая их, а потом, увлажнив пальцы жидкостью из флакончика, стоявшего возле постели, скользнул внутрь. — Скажи мне, что ты хочешь? — Я…я…не знаю… К двум пальцам прибавился третий. Молодой человек охнул и закрутился, насаживаясь еще сильнее, уже не контролируя себя. — А теперь? Скажи, я хочу это услышать. — Я хочу тебя, Пейрак…-выдохнул он сквозь стоны. В тот же миг сильные руки перевернули его на живот. Он понял, что граф сейчас войдет в него. Было немного страшно…Но желание полностью заглушало это чувство. Пейрак не спешил. Сдерживая свою страсть, он сначала потерся головкой о маленькое отверстие, потом слегка надавил и скользнул внутрь, совсем не глубоко, одновременно поглаживая торчащий член Анна-Франсуа. Тот вскрикнул, дернулся и подался бедрами навстречу, заставляя войти до упора. — Какой ты горячий… — шепнул граф. — потерпи чуть-чуть, сейчас все пройдет… Он начал двигаться, постепенно ускоряя темп, снова и снова погружаясь в эту восхитительную девственную тесноту. — Да…да…только не останавливайся… — лихорадочно бормотал Анн-Франсуа. Ощущение запретности происходящего возбуждало еще сильнее…Внезапно он почувствовал, что еще немного и… — Глубже… — всхлипнул он. — прошу тебя, глубже… Де Пейрак с силой сжал его ягодицы, притягивая к себе, и задвигался еще быстрее.Наслаждение накатывало волнами, а потом захлестнуло их обоих с головой. Они кончили почти одновременно и повалились на забрызганную спермой Анна-Франсуа кровать. — Вы восхитительны, — граф коснулся губами его виска и обнял. — Мы не должны были этого делать… — еле слышно выдавил тот. Но де Пейрак заткнул ему рот поцелуем, а потом, улыбаясь,произнес: — Господин де Кастель-Моржа, вы не должны упрекать себя. Наше маленькое приключение никого не касается.Я гедонист, и считаю неразумным отказываться от того, что делает нашу жизнь ярче и приятнее, только по той причине, что церковь это порицает. Надеюсь, вы со мной согласитесь, милый друг. И Анн-Франсуа, залившись краской, подумал, что был бы не против пройти через это приключение еще и еще раз…