Небиблиотечное поведение +165

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Однажды в сказке

Основные персонажи:
Реджина Миллс (Злая королева), Робин Гуд
Пэйринг:
OutLawQueen
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Фэнтези, Повседневность, PWP, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Любимому автору!За шик. работу» от QueenKris13
Описание:
Робин и Регина выяснили, что книгу сказок можно изменить. Поцеловались на радостях… и разошлись? Как бы не так… Продолжение 4.08 серии – все, что вырезали из сериала

Посвящение:
M-onik. Катер, черепаха и все такое?) Спасибо за потраченные на меня силы.
Michiru13. Спасибо, что так веришь в меня.
Ephemeraland. Когда мы поедем с тобой на гастроли?) Спасибо, что поддерживаешь меня в любом моем настроении.
Всем читателям, что готовы терпеть мои эксперименты и ждут продолжения фф. Они будут!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну что тут сказать? Секс? Измученная Редж едва ноги уволокла из библиотеки. И, все равно, была Королевой!

Добавлю: ну, правда, Автор посыпал голову филологическим пеплом, в горе ушел в монастырь и пообещал не писать таких фиков (ну, так, мысленно... На 5 минут))) Не будет разводить флуд?)))
21 ноября 2014, 07:55
Мучительно трудно было отстраняться, распахивать глаза и сжимать уже пылающие огнем губы. Но все же Регине пришлось сделать именно это. Потому что она знала, что на одном невинном поцелуе Робин не собирается останавливаться – и вправду, он уже тянулся к ее лицу и хотел заключить его в свои широкие ладони, чтобы в азарте закрепить любовный триумф.

- Робин… - поймав его за запястья, женщина едва не засмеялась от разочарования, что мелькнуло в синих, оттенка бушующего океана, глазах. Робин с секунду всматривался в нее, оценивал улыбку, которую Регина перестала прятать – просто поняла, что не может не сиять, когда он находится рядом. – Мне надо домой…

Не сумев побороть себя, Регина будто бы невзначай пальчиками стала поглаживать по кистям Робина. Догадавшись, что Королева, уйдя с промозглой улицы, еще не привыкла к натопленному помещению, Гуд заботливо сжал ее продрогшие ладони. Ощутив приятное тепло, растекающееся под кожей, Регина не захотела мешать этому.

- Кажется, там идет дождь, - таинственность в голосе Робина заставила Королеву с недоумением уставиться на него. Заметив неприкрытую хитрость, Регина изогнула одну бровь и отозвалась:

- Да…

- Тогда зачем нам выходить? Мы можем и тут переждать, - для убедительности Робин оглядел небольшое пространство с зеленоватыми стенами и стеллажами с пропахшими старостью книгами. Разгадав намек, Регина с укором покачала головой и тут же отстранилась от Гуда. Для собственной безопасности Миллс даже отступила назад.

- Я говорила тебе, что у нас был последний раз… - сейчас она хоть и пыталась, но властную правительницу Зачарованного леса не могла изобразить. И судя по засверкавшим, насмешливым глазам Робина, он прекрасно это понимал.

- Напомни… он был ночью или уже утром, когда ты тоже говорила про последний раз, - прищурился озорно мужчина.

- Я не шучу! – встряхнув волосами, Регина попыталась скрыть за локонами сконфуженное выражение лица. Она не могла не вспоминать о прошедшей ночи, когда рядом стоял виновник изматывающих часов. От ярких образов, вихрем проносившихся в памяти, даже у старающейся быть хладнокровной Королевы терялась выдержка. Не глядя на наблюдающего за ней Гуда, Регина добавила, - я еду домой, а ты – проверять Роланда…

- Знаешь… - то, с какой ленцой и будто бы задумчивостью протягивал Робин, все же заставило посмотреть на него. – Я, кажется, видел еще один лист…

- Из книги? – такая информация повлияла отрезвляюще. Регина тут же обернулась в сторону стеллажей, куда кивком головы указал Робин. Находя сотни корешков книг, хранящих в себе немыслимое количество листов, тайн, подсказок, Королева приготовилась к новому раунду, в котором призом может оказаться ее изменившееся будущее. – Где ты его видел? Я… Давай попробуем найти…

Подойдя к стене, она сосредоточилась на разглядывании литературы, уже успела порыться в памяти, выискивая магическое заклинание, с помощью которого могла бы обнаружить то, что ей надо. Вот только в минуты обдумывания грандиозного плана за ее спиной активизировался разбойник.

- Кажется, внизу… Да… Там, на второй полке снизу… Я… Уверен… - он сбился в своих сведениях, но готовую к поискам Регину уже было не остановить. Она тут же наклонилась, нахмурилась и попробовала отыскать нужный лист.

- Здесь? Ты… Может это следующая страница? О нас… - покусывая щеку с внутренней стороны, Регина слышала, как Робин советовал ей поискать все ниже и ниже. И когда она очутилась в недвусмысленном положении, голова перестала думать о бумаге. Пришедшая на ум мысль об удобной позе для показа ее пятой точки оказалась слишком поздней. В эту минуту Робин был уже рядом – не теряя драгоценное время он прижался к отставленной в сторону попке и погладил ее, чуть надавливая пальцами, как бы расправляя и без того ровную ткань юбки.

- Робин… - ахнув от такой наглой выходки, Регина резко дернулась, но предугадавший это разбойник, не дал ей выпрямиться, а просто сам склонился, вдавливая в себя ее изящное тело. – Ты… - выдохнув остатки воздуха, она с появившимся возмущением уставилась в пол. Только через мгновение озарение полностью поглотило ее, выпуская в кровь горьковатое недовольство. – Это нечестно…

- Что нечестно? – обдавая ухо влажным дыханием, от которого тут же в коленках проснулась ощутимая дрожь, Робин совершенно в господствующем жесте обхватил пленницу за талию и прижал крепче к себе. – Нечестно было утром бросать меня…

- Надо было… - когда он начал чуть сдвигаться, скользя по ее бедрам, Регина на мгновение забыла о придуманной по пути сюда тактике защиты – не давать ненасытному вору приближаться к ней. Оказавшись придавленной к этой глыбе из непробиваемых мускулов, ощущая, как твердеет орган внизу его живота, Королева пыталась справиться с этим напором и боялась прислушиваться к отклику своего организма. А он уже наполнялся приятной истомой, что с большим трудом после утренней разрядки Регина могла вытравить из крови. Не хватало вновь с головой окунуться в иссушающее безумие, здесь, в этом неприспособленном для такого поведения места. Хотя и склеп же не подходил. – Робин…

Все же впустив в грудь немного живительного воздуха, Регина слегка зажмурилась и от появившихся перед глазами расплывчатых пятен попыталась прийти в себя. Отвлеклась от начинающих подниматься по ее формам крепких рук.

- Я слушаю Вас, Ваше Величество, - явно издеваясь над ее выдержкой, Робин не стал скрывать иронии в томном голосе.

- Мы не можем заниматься этим постоянно… - вцепившись в неторопливо двигающиеся по направлению к ее груди ладони, Регина все же задержала их.

- Почему? – кажется, искренно удивился Робин. Ни на секунду не сдвинул свою массу и в любой момент мог бы раздавить пытающуюся освободиться брюнетку.

- Потому… Мы и так почти всю ночь и утро… Робин, я даже сегодня не ела… - он опять стал подкрадываться к ее прелестям, что уже наливались тяжестью и мешали дышать.

- Ты что голодна? Я, кстати, тоже, - забавляясь, Гуд в подтверждении своих слов все же приподнялся на носках и тут же опустился, давая в скольжении понять, насколько большой у него «аппетит». – Мы можем покормить друг друга…

- Робин! – после шумного выдоха на губах улеглась улыбка от такой соблазнительной игры, которую обычно она вела со своими жертвами. Не ожидавшая таких же действий от вора Регина с удовольствием осознала, как же приятно быть иногда ведомой в подобной сцене. – Я не думала, что разбойники такие голодные…

- Как звери… - улегшиеся на ее грудь ладони сжались, главенствуя над роскошной плотью. То, с какой аккуратностью они поступили с полушариями, просто массируя их и тут же отпуская, заполнило Регину трепетом и ожиданием более откровенных ласк, нежели такая фальшивая нежность, граничащая с властью. – Я хочу тебя…

В пропахшем пылью и затхлыми книгами месте осталось сейчас только неприкрытое никаким притворством признание Робина, который, подчиняясь, природным инстинктам, продолжал напрягать бедра, а также неторопливо изучал улегшуюся в его ладони грудь.

- Не здесь… Робин… - она точно опоздала с просьбой, потому что шарящие руки уже оказались под тканью и через доли мгновений обласкали ее грудь. Окончательно забыв о нужном для существования кислороде, Регина успела только прикусить губу и запрятать глаза под длинными ресницами, сквозь которые проступила светлая полоса мозаичного пола. – Что ты делаешь? – она поняла, что напрасно его удерживает, и ухватилась за рукава торчавшей из-под ее блузки рубашки.

- Хочу убедиться, что ты голодна… - прерывисто прошептал Робин. На последнем выдавленном звуке он неожиданно вжал ее грудь в ребра и заставил охнуть от приятного покалывания, от которого по коже промчались мурашки. – Ты уже хочешь… есть?

- Робин! – она умудрилась чуть прогнуться в спине и приподняла голову, едва не стукнув затылком по его подбородку, но разбойник вовремя отодвинулся. И сразу же наказал за такую уловку, просто стиснув между пальцами зудящие соски.

- Я хочу тебя, - повторяя, он уже не выдержал и прикоснулся губами к выступающему между рассыпанными в хаотичной небрежности волосами уху.

- Мы можем… - сглотнув и, все равно, не пропустив в горло влаги, Регина все же нашла для себя спасительную идею. – Робин, домой… Мы не можем тут…

- Но…

- Нас увидят, - она едва не вскрикнула от того, что вор в своем разочаровании сжал пальцы и потер ими соски. Показалось, что от такого грубоватого касания кожа обожглась и расплавилась от тепла, скапливающегося под руками Робина. – Давай…

Будто услышав ее мольбы, вселенная отозвалась, и с улицы донесшийся громкий автомобильный сигнал помешал разбойнику в его замыслах. Отвлекшись только на миг, он не уследил за вовремя пришедшей в себя Королевой, что тут же выскользнула из объятий и увильнула к столу, выпрямившись и обдав мужчину вулканическим взглядом. От него в лесу многие падали ниц, а она шагала по распластанным телам. Кого угодно. Только не этого человека.

- Регина… - раздосадованный Робин сделал шаг, не выпуская из поля зрения раскрасневшуюся и судорожно дышащую женщину. Но теперь она была наготове и с предупреждением сверкнула своими раскаленными до беспроглядной мглы глазами.

- Не приближайся! Ты… - указательный пальчик был направлен в его сторону. – Коварный…

- Я? – очутившаяся на его губах улыбка лишила Регину возмущения, и она лишь сокрушенно покачала головой. – Кажется, это ты у нас Злая Королева…

- Кто еще из нас Злой… Это еще надо доказать… - короткая пауза помогла Регине одернуть смятую блузку. Силой воли она даже перестала думать о груди, что, казалось, была наполнена кипучим пламенем. Эта ядерная смесь, скопившаяся под ребрами, мешала приподнимать их, чтобы запустить глоток воздуха в легкие. Оставалось только не показывать такой непохожей на величие реакции, но Регина догадывалась, что оттенок ее кожи нельзя усилием мысли сменить на нормальный, а из глаз убрать слишком явный блеск.

- Во всех сказках я – благородный и добрый… Я проверил, - продолжал с улыбкой наблюдать за ней Робин. – Можем вместе почитать их, - он обернулся к стеллажам, а после ехидно взглянул на нее. – Поищешь книгу?

- Ты… больше меня не обманешь, - насильно плотно сжав губы, Регина почувствовала, как они соскучились по трению от мужской щетины, его запаху и вкусу. Чтобы не начать откровенно пялиться на рот Робина, Королева попробовала и дальше поправлять одежду. – Ты отправишься в лес, а я – домой…

- Без поцелуя на ночь? – Робин якобы озадаченно провел по подбородку пальцами, а после дотянулся и взъерошил волосы. – Разве это не коварно?

- Ты меня опять хочешь провести? – наконец-то, сердце перестало истерично стучать и сбиваться с ритма, трепыхаясь, каждый раз как Гуд одаривал ее таким многозначительным взглядом. На мгновение Регине показалось, что она все же взяла себя в руки – настолько, что может спокойно попрощаться с разбойником.

- Что ты? Я хочу пожелать тебе спокойной ночи… Неизвестно ведь, как скоро мы увидимся… - беззаботно пожал плечами Робин.

- Один поцелуй? – настороженно уточнила Регина. Не могла не улыбнуться от его победоносного лица, в котором отразилась какая-то юношеская непосредственность. – И ты пойдешь в лес?

- А ты к себе домой, - уверенно кивнул он. В такой же манере он рассмотрел ее, захватывая во взгляде каждый сантиметр спрятанного под сексуальной одеждой тела, ласкал им так откровенно, что Регина опять почувствовала, как в ней начинают тлеть угли, обещающие такой сильный пожар, что от него могло сгореть все живое вокруг. Кроме них двоих.

- Главное, чтобы ты не передумала, - угроза в голосе Робина была реальной, и Регина уже почти пожалела о принятом решении. Но бьющаяся в голове мысль о том, что Королева и без того слишком много времени провела вне сильных объятий, оберегающих от любой дурной вести, лишила возможности сопротивляться. Подступив к Регине так близко, что она могла разглядеть каждую черту на его солнечном лице, Робин дал ей время для того, чтобы та перестала держаться за край блузки, а положила свои маленькие ладошки на его грудь.

- Робин, у нас уговор, - погладив его, Регина не могла не насладиться выступающими под рубашкой мускулами, что нарочито напрягались от ее чуть уловимых движений. Лелея в голове осознание того, что этот человек принадлежит ей – если не по земному праву, то по чему-то высшему, неподвластному супружеским клятвам, законам всех миров, Королева прочертила по тому месту, где под плотным слоем выбивало ровный стук любящее сердце. На мимолетное мгновение ей даже показалось, что она ощущает жар и видит сияние, а потому даже забылась и не заметила, как Робин склонился и согрел губы теплым дыханием.

- Один… - шепнув, он следом за ней закрыл глаза и погрузился с головой в нахлынувшую на них слабость, заставившую приоткрыть рты, сойтись в маленьком поединке языков, губ, отбирающем друг у друга воздух, влагу и возбуждающий вкус. От того, что их поцелуй начинал меняться от медленно-тягучего до переполненного страстью, Регина с возрастающим наслаждением поняла о своем повторном проигрыше. Разобрав тихий стон, Робин тут же обхватил свободной рукой ее за поясницу и привлек к себе, позволяя прочувствовать, с каким гулом пляшет желание в его теле.

Очень быстро их совместная жажда превратилась в невыносимое требование организмов прикоснуться в наготе, сойтись в схватке за лидерство и опять оказаться обессиленными после божественных часов. Не успевая наполнять кровь кислородом, Регина первой не выдержала полного нежных касаний в поцелуе, и откинулась назад, опираясь на край стола. Робин не дал поставить точку – удержав ее за талию, он тут же опустил лицо к нескромно выставленной напоказ ложбинке, в которой еще хранились следы их ночной встречи. Даже не притронувшись к саднящей коже, Гуд лишь выдохнул обжигающий воздух, и это хлестнуло по нервным окончаниям Регины сильнее, чем мог бы сделать поцелуй.

- Ро… - от спазма, чуть едва не скрутившего ее пополам, Регина спаслась, обняв Робина за шею. Это неосторожное движение все же вынудило его прижаться к дрожащей коже.

- Один… - удивительно, но Робин умудрился не начать срывать с нее одежду, только продолжал водить обветренными губами, царапая колючей щетиной и принося даже в такой небрежности невероятное удовлетворение. – Поцелуй…

- Робин… - обведя пальчикам по его ушам, Регина затеребила мягкие волосы и успела их дернуть, когда он решил лизнуть возле края ее блузки. – Перестань…

Осознав, как быстро ее покидает решительность, а вместо нее остается безумное влечение к неторопливому разбойнику, а также убийственная надежда на то, что он забудет о благородстве и продолжит то, с чем они должны были закончить еще этим утром, - только после такой вспыхнувшей в голове мысли Регина попробовала найти в себе силы для борьбы. Смогла отодвинуть его голову, но Робин тут же выпрямился, оставив на ее атласной коже мокрый след от языка. Встретившись во взгляде и, соединив свои рваные дыхания в один поток, заглушающий любой разумный довод, мужчина и женщина дотронулись кончиками носов, заводили ими по щекам, соединились душами в одно целое, от чего все пустое и ненужное осталось вне пределов их мира.

- Мы не можем… - прошептала Регина. Открывая глаза очень медленно, еле справляясь с ежесекундно находящей на нее негой от присутствия рядом такого страстного человека, Королева еще старалась удержать свой расплавленный на мелкие части организм. Будто висела над пропастью, держась за тонкую нитку, в которой невидимые волокна перетирались и угрожали отправить ее в ревущий, опасный водопад.

- Кто запретит? – отлично видя, как она пытается справиться с собой, Робин решил быстрее расправиться с такой обороной. То, что его ладони оказались у нее под одеждой, поднялись до лопаток и рывком потянули ее вперед, Регина восприняла с испуганным выдохом. Расширяя глаза, она ощутила, что находится в полной власти распаляющегося с каждой секундой Гуда. Даже впивающийся в бедра край стола не мог отвлечь от сжимающихся тисков, претендующих на разрушения ее самоконтроля.

- Робин… - она не смогла прикрыть рот и не позволять Робину так алчно следить за дрожащими ресницами, раздвинутыми губами, растерянностью, что сквозила во взгляде. Регина должна была сердиться на себя за такое быстрое покорение, но всему мешали руки, которые без лишней скромности обшаривали ее хрупкую фигуру, запуская холодный воздух под блузку.

- Ты насытишься одним поцелуем? – с трудом оторвался от ее лица Робин. С вопросом заглянул в глаза, но желания разобраться с ее наспех выстроенной стеной не оставил. – Когда это Королева так мало ела?

- Ты… - она опять возмутилась. Покачала головой, пытаясь хотя бы так пристыдить издевающегося над ней разбойника. – Искуситель…

- Я же ничего не делаю, Регина… Плохого… Разве тебе не хорошо? – он все же вытащил одну руку и пробежал пальцами по ее виску. Заметный кивок известил о том, что она не может справиться со стремлением прижаться к ладони. Только закушенная губа доказала, что сейчас Регина старается удержаться.

Она и вправду вспоминала все, на что способна, тянулась к тайникам, что были скрыты в ее теле, откуда обычно брала помощь. Но силы проскальзывали и рассеивались, оставляя нужду отдаваться и быть покоренной. Вздрогнув из-за того, что Робин переложил руку и просунул пальцы под пояс юбки, Регина опять зазывающе приоткрыла рот.

- Нам было хорошо… - низкий, полный ощущения надвигающегося шторма, голос Робина был плавным и предостерегающим. От которого хотелось зажмуриться и подставить себя под любое изменение действительности. Лишь бы вены опять наполнялись патокой, а в животе все сворачивалось в предчувствии долгой пытки. – Регина…

Собственное имя возбуждало до предела, от которого ноги начинали подкашиваться, а руки обреченно висли. Затуманенный мозг пропустил оброненное Робином признание в любви, а после Регина, запрокинув голову и прикрыв глаза, сорвалась на тихий всхлип.

- Боже… - взлетевшая вверх блузка ошеломила, но прохладный воздух не помог сдержаться от стона. Покрываясь мурашками, от которых, казалось, что она впала в агонию, Регина послушно позволила Робину стянуть с нее верхнюю одежду. Приготовившись к тому, что его губы успокоят задрожавшую грудь, Королева совсем не ожидала, что ее отпустят, и придется почти присесть на стол. – Что…

Не способная изумляться во время росшего пламени Регина все же непонимающе взглянула на Робина, что уже полуобнаженным опустился на колени и загадочно посмотрел на нее.

Медленно соображающая Регина не успела построить вопрос и зашевелить едва ворочающимся языком. Когда Робин начал вести рукой по ноге, затрагивая аккуратно щиколотку, прощупывая икру, пройдя колено и добравшись до начала юбки, а после, просунув ее под ткань, Королева приподняла свою горящую, будто от прикосновений обжигающего металла, грудь и подстегнула мужчину оставить поцелуй на внутренней стороне ее бедра. Ощущая его губы через тонкий капрон, Регина вновь задохнулась и вцепилась в край стола, специально вонзая ногти в деревянную поверхность.

- Королева…

Прорычав отчетливо, Робин подарил ей целую серию прикосновений и поглаживаний кончиками пальцами, от которых волны поднимались к горячей голове. Поглощали с разбегу всегда рационально мыслящую мисс, что в этот раз не могла быть сильной. Бережливо, стараясь не дать ей захлебнуться нарастающими эмоциями, Робин опустил скрывающую длинные ноги ткань, и с неприкрытым восхищением обвел их взглядом.

- Как же я мог без тебя жить? – обращаясь больше к себе, разбойник оставил ладони под ее коленями и, будто не чувствуя, как они трясутся, становясь неподвластными Королеве, обцеловал каждую из них.

- Ро… - сухой кашель чуть не помешал им. Задыхаясь, Регина проклинала мысленно свое отзывающееся так скоро на мужские нежности тело. Впуская в свой носик душный, липкий воздух и не давая ему попадать дальше, она видела через опущенные ресницы, как Робин избавляет ее от обуви, а после снимает капрон. Уже через минуту, ощутив, что будто ступила на раскрошенный лед, Регина вздрогнула и качнулась, встряхнув грудью, на которую тут же отвлекся Гуд.

- Хочу тебя.

В этом хриплом голосе было все – от решения оборвать себя на середине прелюдий до отчаянного вожделения, затмевающего разум. Поднявшийся Робин вновь привлек к себе взвинченную Регину, что от исходящего от него жара окончательно перестала дышать. Лишь вжала в себя живот и, откинувшись на мужской руке, подставила трепещущую грудь под требовательные поцелуи. Как и было прошедшей ночью, а после нынешним утром – благородный разбойник не умел концентрироваться на своем кодексе, когда ощущал эту женщину. Все кружился в опьяняющем урагане ее запаха, вкуса кожи, забывался от тихих постанываний, что еще говорили о контроле.

- Робин… Прошу… - разрываясь изнутри на невидимые части, что опять соединялись и несли с собой потрясающую своей глубиной и остротой боль, Регина не могла уже выносить поцелуи и укусы, отметины от давящих пальцев на обостренной в восприятии таких ласк груди.

- Еще немного… Я не могу… - все же отвлекаясь от податливых полушарий, Робин, наконец, добрался до подставленной в неосознанном соблазне шеи. Оставшиеся без влаги губы ощутили чуть заметное биение артерии, надавили на нее и пустили в рассудок признание власти над покачивающейся в воздухе Миллс. – Ты… волшебная…

- Хватит… мучить… - опираясь на крепкое плечо, Регина спрятала лицо на пропахшей лесом ключице. Собралась сдвинуть ноги, но стоявший между ними Робин не позволил это сделать и внезапно вместе с ней отодвинулся от стола. При этом обхватил ее за ягодицы.

- Подожди… - суматошно Робин дернул молнию и в той же спешке дал юбке упасть к их ногам. – Регина… Моя… Моя…

В бешеном темпе он подхватил ее, незащищенную от таких порывов, и ворвался в губы жаждущим поцелуем. Наполняясь его воздухом и сталкиваясь во рту с яростным языком, Регина обхватила Робина ногами за пояс и удержалась за покрытые испариной ровные плечи. Тратя время на инквизиторские, беспокойные касания губ, вызов слюны, что смешалась и увлажнила их кожу, сказочные любовники слышали только сумасшедший стук сердец, рвущиеся из грудных клеток стоны, а еще шум, засевший в висках.

Уже находящаяся в полуобморочном состоянии от нескончаемой истомы, сквозящей в ее теле, Регина вскрикнула, когда оказалась распластанной на столе. Черные глаза сквозь сгущающуюся пелену смотрели, как Робин удерживает ее за вытянутые ноги и скользит по ним, подбираясь к бедрам, на которых остались одна ажурная преграда. Когда он склонился и провел кончиком носа, колючей щекой по тянущему от желания животу, у Регины получилось дернуться и стыдливо зажмуриться.

- Как же долго я ждал, - Робин мог бы удивиться своей выдержке, благодаря которой он еще не снял брюки и не набросился в животном позыве на эту величественную женщину. Вместо этого он специально царапал щетиной по нежнейшей коже, боготворил этот запах, вкус и хотел благодарить Королеву за выданное разрешение обладать всем этим. Впитав собственными порами страсть, запрятанную в напряженной Регине, Робин все же не сумел еще потянуть время. Стаскивая нижнее белье, он понимал, что никаких дополнительных ласк не стоит прилагать.

Глядя еще мгновения на то, как изогнута Регина, пытается приподняться со стола, но все также не может открыть глаза и начать нормально дышать, смакующий это Робин дрожащими пальцами освободил свою налившуюся кровью плоть, и, потянувшись, ткнулся ей в изнемогающую Регину, затронув чувственные точки, расположенные у входа в нее.

- Робин! – от тока, прошедшего от пяток до сдавленной в ребрах груди, Регина рванула вверх и, когда мужчина успел войти в нее одним движением, сразу на всю длину, она впечаталась в его торс и не смогла проконтролировать реакцию организма. Мгновенно сжавшиеся мышцы, наполнившие ее внутренней дрожью и оставляющей без жизни волной, не позволили Регине сдержать громкий крик. – Ох…

- Тише… - стиснув зубы, Робин едва удержался, чтобы досрочно не присоединиться к такому наслаждению. Для этого он замер, ощущая, как горячее лоно стягивает его достоинство, от чего хотелось задвигаться и позволить уже одуреть от прекрасного чувства. Но прильнувшая к нему Королева в своем рваном дыхании уговаривала дать ей немного времени, и сдерживающий себя Робин отвлекался на отсчет секунд в своей голове. – Я слишком быстро…

- Нет… - наконец, прошелестел ее голос. – Я ждала…

- Долго… - улыбнувшись от ноготка, что прочертил зигзаг возле его соска, Робин все же разжал челюсти. – Ты готова?

В этот раз она уже не отвечала, продолжала рисовать запретные знаки на влажной груди и становилась причиной безумства неспокойного сердца разбойника. Отказавшись от дальнейших слов, Робин сдвинулся назад и услышал глубокий стон, что был спрятан в его плече, в которое уткнулась Регина. Эта беззащитная поза, говорившая о том, что такая сильнейшая женщина научилась ему доверять, пронзила мозг и оставила там лишь стремление опять оказаться с ней на далеких вершинах. С этой мыслью Робин тут же задвигал бедрами и добился своей размеренностью, что Регина оттолкнулась и опять рухнула на стол. Когда смуглое тело, блестевшее в тусклом свете, оказалось внизу, Гуд мгновенно навис над ним и забыл о любой осторожности.

- Боже…

Нет, она не могла так быстро успокоиться. Робин просто не мог дать столько времени, а поэтому Регине оставалось только вытягиваться струной от волн, протекавших от пальчиков на ногах до спазма в горле. Слыша бесконечно свое имя, смешанное в зычных репликах, подчиняясь нарастающему темпу, от которого нега терзала все сильнее, Регина умудрялась изгибаться в лопатках и, взлетая над поверхностью, откидывала голову. Сумасшедшее кружение переворачивало мир, перемешивало все краски и вливалось в возбужденную пару запредельным коктейлем.

- Робин… Боже… - не надеясь, что продолжающий еще изучать мужчина перестанет так быстро менять свой темп, Регина все же попыталась что-то вымолвить пересохшими губами. Но опять наступивший пик ее удовольствия завертелся торнадо и ударил по нервам. Содрогнувшись, Королева снова выгнулась дугой и осталась в таком положении из-за лежащих на ее талии широких ладоней. Будто не чувствуя, что за пламя сжирает сейчас его любимую, Робин в этот раз уже не позволил им отдохнуть.

Перепутавшая все реальности, громко стонущая Регина лишь могла разлепить ресницы и, повиснув в воздухе, разбавленном хрипами и звуками сливавшихся тел, обнаружила сумеречный силуэт впереди. Если бы не гуляющий в ее теле жар, что сковывал любое движение и превращал в болезненную конвульсию, то Регина бы распознала, у кого могли оказаться рыжие волосы и такое бледное с вытаращенными глазами лицо. Но затмивший все разум импульс отключил наблюдательность и принудил опять затрястись и зажмуриться до ярких кругов.

- Черт… Твою… - Робин даже услышал, как хлопнула дверь в библиотеке, но не смог оторваться от своего действия, не стал убеждаться, что правильно понял и что у их занятия оказался случайный свидетель. Продолжая наполнять собою переполненное соками тело, он склонялся и видел, как расширены зрачки у обладательницы его сердца. Под ускоряющимися движениями она не могла прийти в чувства, тонула лишь в дымчато-синих глазах, и пыталась сжаться все сильнее и сильнее от каждого более глубокого, чем было, проникновения и стремительного отхода.

- Ро… все… - захлебываясь остро режущим горло воздухом, Регина все пыталась закончить уже измучившую своим лавинообразным наступлением оргазма экзекуцию. Но не сумевший правильно прочитать этот сбившийся голос, Робин лишь вновь притянул ее к себе и уже на весу продолжил погоню за манящим на горизонте апогеем всего этого.

Ежесекундно охватывающее ее наслаждение давно оставило без последних сил, и поэтому Регина в полуспутанном раю надеялась, что так сильно любящий разбойник не отпустит ее и не даст упасть вниз – ее ватные руки хоть и были на шее у Робина, но висеть в безопасности они не помогали. Действуя по какому-то непонятному желанию, Королева размазала свой поцелуй по плечу Гуда, а когда губы защипало от соленого привкуса, она уже просто не смогла это ощутить. Обрушившееся и на без того ошеломленное любовным натиском тело блаженство в этот раз было увеличено в несколько раз, от чего вместо удовольствия все клетки в стонущей Регине будто бы ошпарила сладчайшая боль, от которой ее ударило током и почти лишило сознания.

- Да…О, Боже... Даааа, – закричав во все было переставшие работать легкие, Королева, бьющаяся в отчетливо видной лихорадке, не могла не повлиять на гнавшегося к последним рубежам Робина. Когда тишина уснувшего книгохранилища разорвалась продолжительным междометием, больше похожим на отчаянный стон, Гуд добавил к этому звуку свой хрипящий голос, известивший о бурной концовке их встречи.

Когда минуты, обволакивающие своей неразрывностью и вечностью, стали вновь набирать ход, Робин оказался в этой маленькой комнатке с рядами расплющенных книг. Выйдя из, казалось, не дышавшей и не реагирующей на него женщины, Гуд вновь вжался в нее, и встрепенувшаяся Регина доказала, как сейчас она воспринимает такое прикосновение. Обжигаясь будто от плети, оставляющей жгучий порез на нервных окончаниях, Королева не успела сама отстраниться – Робин бережно устроил ее на столе, так и не вытащив руки из-под нее.

- Я не хотел сделать что-то не так, - подув прохладным воздухом на ее висок, к которому прилипли промокшие от пота пряди, Гуд дождался, пока Регина приоткроет глаза.

- Ты… - оцарапанные его поцелуями губы не слушались Королеву, и она провела алым язычком по ним. Правда, влаги на нем не было, и понявший это Робин сам прикоснулся к уголку ее рта. – Мне хорошо…

- И мне… - он прогулялся губами по скуле, а после провел ладонями по скользким ногам, от чего госпожа мэр напрягла уставшие мышцы и расслабилась, позволяя ему ласкать ее опять. – Так что там было о последнем разе?

- Робин… - она попыталась расправить грудь, но замерший в паре миллиметрах от нее Робин не дал это сделать. Вместо этого он выпрямился и потянул ее за собой, усадив и заставив посмотреть на него. Видя его внимательный взгляд, Регина представила, как сейчас выглядит, но не было даже внутренних источников, чтобы отвернуться и попытаться привести себя в божеский вид. Вместо этого она улыбнулась и вспомнила о том, что говорил Робин утром про ее мимолетную улыбку.

- Вот она… - будто прочитав ее мысли, разбойник тут же провел по губам большим пальцем. Обводя их контур и видя, как после нажима наливается яркий цвет, Робин вновь загорелся от мысли, как вкусен сейчас должен быть их поцелуй. Доказав себе и ей, что и вправду их губы могут сходиться даже в безудержной нежности, дающей чувство одурманивающего полета, Гуд первым отвлекся, - это не последний раз…

- Что? – не понимая, что за смысл храниться в его шепоте, Регина опять посмотрела на довольного мужчину.

- Не последний раз, когда я поцелую тебя… захочу обнять… быть с тобой… любить тебя… И не надейся…

- Робин, - она все же начинала мыслить.

- Я проверю Роланда и приду к тебе, - он обрадовался своей же идее, и заправил отвлекающую его черную прядь за аккуратное ушко. – И не вздумай закрыть дверь.

- Что тогда? – в ее надтреснутом голосе появились эмоции и стал различаться намек на возмущение.

- Есть еще окна… Я могу сделать подкоп… Влезть через трубу, - прищурился хитро Робин.

- Ты… самый голодный разбойник на свете, - приложила она все силы для этого утомленного упрека. Вместо ответа Гуд отступил и, натянув брюки, подобрал с пола блузку.

- А Вы не знали, на что шли, Ваше Величество? – протянув ей одежду, он невозмутимо пожал плечами, а Регина медленно покачала тяжелой головой. Несмотря на свое состояние, при котором все тело наполнилось невыносимой слабостью, Королева была безгранично счастлива, что именно этот мужчина оказался в ее жизни. Тот, кто ей предназначен.

- Робин… Мы… - покачиваясь в своей эйфории, Регина надела одежду и поднялась, чтобы опять чуть не усесться на стол. Но метнувшийся Робин удержал ее за локоть и лукаво приподнял брови.

- Все равно, нас уже видели, - он даже посмотрел в коридор.

- Значит, мне не показалось, - а вот Регина тут же нахмурилась, стараясь вспомнить, кого увидела.

- Кажется, миссис Голд заходила за книгой…

- Но точно не за книгой про… это, - Королева оглядела лежащий на стуле том со сказками, разбросанные по углам комнатки вещи.

- А ты думаешь, что он не знает, чем мы тут занимались? – Робин мог и засмеяться, но отвлекался, то на свою рубашку, то на поиск ее юбки. – Разве она не замужем? Конечно, вряд ли у них также… Но…

- Робин! – когда она выпрямилась, поправляя капрон на ногах, то от досады и капли смущения едва не прикусила язык. Оцепенев от его восхищенного взгляда, Королева с иронией отметила, – У них точно не также…

- Я и не сомневаюсь, - и все же он не удержался от смешка. Дождавшись, пока юбка окажется на ее бедрах, Робин подступил и без уточняющих вопросов сам вызвался застегнуть молнию, а попутно погладить аппетитные ягодицы.

- Что охладит тебя? – развернувшись к нему лицом, Регина попыталась убрать его руки, но силы были неравны, и ничто не могло приказать ладоням выпустить упругую добычу.

- Ммм… Я приду к тебе, и скажу… Покажу вернее, - не скупился на обаяние в улыбке Робин.

От забившегося в груди сердца Регина опять попала под удушье, и привлекла внимание к невовремя распахнувшимся губам. Затерзав их в поцелуе, Гуд покрепче прижал к себе уже не способную вырваться Королеву. Так они и провели в своем единении несколько долгих и приятных минут.

- Мне пора… - Регина дождалась кивка Робина, после которого он ее отпустил, а сам отошел к полкам и стал наблюдать, как рождается магия.

Удержав в руках пиджак, Королева неловко повела рукой в воздухе, но расслабленная кисть только смогла плавно прочертить что-то невидимое. С неохотой силы возвращались на место, а не ожидавшая такого предательства разомлевшая Регина на секунду оторопела. И все же Робин не успел уточнить, почему она еще не исчезла – в следующую секунду взмах получился более четким, и очутившаяся вокруг женщины дымка стала плотнее, сильнее окутала Регину и рассеялась, забирая ее с собой. Оставив для Робина картинку, в которой Королева еще раз делится своей мимолетной, любящей улыбкой.