История Бата 13

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ginga Densetsu Weed

Пэйринг и персонажи:
Бат
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Повествование от первого лица

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
История Бата до того, как он присоединился к Хогену.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мдэ.....
6 декабря 2014, 12:50
Я родился в Каи, в семье лабрадоров-поводырей. Нас было четверо: я, брат и две наши сестры, глупые и чересчур дружелюбные. Наш хозяин увлекался охотой, поэтому в доме жили еще две охотничьих собаки Рывок и Укус, привезенные черт знает откуда. Моя судьба была предначертана: мне суждено было стать псом-поводырем, каким был мой отец и все собаки в нашем роду. Но я никогда не хотел водить слепых и напрямую отказывался учиться этому. Когда мне исполнился год, хозяева осознали, что я не способен быть поводырем, и отправили на рынок. Моя клетка стояла под самым прилавком, дна у нее не было; воду наливали раз в неделю, кормили какими-то протухшими отбросами и костями, иногда я побирался едой, которую роняли люди. Тем временем лето сменилось осенью, но эта осень была дождливой, очень дождливой. Ливни шли каждый божий день, и рынок не открывался из-за угрозы наводнения. Естественно, никто и не подумал забрать меня или хотя бы убрать клетку в помещение. Я сидел и ждал, сам не зная чего... День за днем я слышал шум капель, яростно бьющих по листве, журчание ручья, протекающего возле моих лап, гром и серебряные полосы молний, сверкающих около горы Фудзи. Прошла неделя, а может две, а может всего три дня. Но моя вера в человека, как в друга, стала постепенно угасать. Затянувшаяся пора дождей закончилась, началась сухая и холодная осень, предвестница скорой зимы. Люди нескончаемым потоком устремились на рынок, таща с собой свиней и кур, фрукты и овощи, одежду, посуду и прочий скарб. Привезли щенков, молодых, здоровых, добродушных, стремящихся облизать каждого заглянувшего в коробку. Их так называемое жилище поставили на мою клетку, и несколько дней подряд я слышал, как эти маленькие твари носились вверху, стуча коготками, скулили и тявкали по любому поводу. Щенков забрали спустя три дня. Я был зол и очень голоден. Прошел еще месяц, выпал первый снег, а я все еще сидел в этой промерзшей клетке, лежа на картонке, превратившейся в кусок непонятной массы. Я снова ждал, и под конец мои ожидания завершились. Пришел какой-то мужик, от него за версту несло дешевым алкоголем и кровью. В результате долгих разговоров и споров меня продали за копейки - на эти же деньги можно купить мешок гнилой картошки. А ведь когда-то я был породистым лабрадором, у меня была семья, сестры, будущее... но все это пало крахом. Меня наконец-то выпустили из клетки и, нацепив на шею ошейник с толстой цепью, потащили в грузовик. Я всеми силами упирался лапами об снег, оставляя за собой грязные полосы. Удавка сильно сдавливала шею и врезалась в самое горло. Мужик орал и, в конце концов, пнул меня тяжеленной ногой по боку. Сильная боль пронзила мое тело, ноги подкосились, и я упал на снег. Он, не переставая орать, достал из-за пазухи длинную палку и продолжил бить меня. Удар за ударом, удар за ударом. Боль неожиданно утихла, и я почувствовал, как внутри разгорается пламя, желающее вырваться и волной обрушиться на человека. Мое терпенье лопнуло, я накинулся на мужика, прямо в его гадкую рожу. Я не думал убивать его, нет. Тело было истощено, поэтому единственный желанием был побег. Поднялся шум и гам, другие животные в клетках запаниковали. Я отскочил и глазами стал нашаривать выход. Страх и ощущение свободы овладели разумом и телом. Услышав вой со стороны леса, я, что есть сил, бросился бежать туда, как раненый барс, сбивая все, что попадалось мне на пути. Я сбежал в лес. Зима была холодной, но охотничьи инстинкты, заложенные еще при рождении, взяли верх, и вскоре я стал превосходным ловчим на птиц и зайцев. Поначалу было тяжело, очень тяжело. Приходилось напрягать мозги и думать, чему люди меня, естественно, не учили. Со временем шерсть утратила былую мягкость, постоянная охота и выслеживание добычи развили во мне спокойствие, терпеливость, тактику. Люди начали истреблять бродячих псов, убивающих кур и уток, выслеживали их и безжалостно расстреливали, а потом сжигали тела. Собственными глазами я видел, как визжали новорожденные щенки, когда люди швыряли их в быстрое течение речной воды. И тогда я окончательно возненавидел людей и презирал любую собаку, покорную этим монстрам. Прошел еще год, и моих навыков оказалось недостаточно. Я никогда не забуду ту роковую ночь, что изменила всю мою жизнь. Недавно прошел небольшой дождь - почва была мокрой, и в воздухе стоял сильный запах сырой земли. Я уже было лег спать в поваленное дерево, служащее моим домом, но тут мое внимание привлек крик умирающей утки; интерес заставил меня выглянуть и отправиться в сторону звука. Сильный запах свежей крови и огромный силуэт, поедающий дичь. Я подошел еще ближе, что стало моей ошибкой. Это был тибетский мастиф Риота, известный как Красный Медведь. Он услышал мои тихие шаги и, резко обернувшись, посмотрел безумным озлобленным взглядом на меня. - Я, я не хотел потревожить вас, господин Риота, - я попятился назад в надежде улизнуть. - ТЫ ХОЧЕШЬ ЗАБРАТЬ МОЮ ЕДУ! – зарычал он, грозно оскалив клыки. Я не успел ничего сделать, как что-то тяжелое начало сдавливать мою голову, а ножи впились в глаза. Меня оглушил собственный вопль боли. Тело охватил огонь, и я начал биться в ужасной агонии. Одна мысль билась в голове - смерть. Мне казалось, это будет длиться вечность, но где-то вдалеке послышался лай, и все ближе, ближе, ближе… Мое бездыханное тело упало на землю. - Дышит, - это было единственное, что я услышал перед тем, как провалиться в забытье. Меня приняли в стаю далматина Графа; странно, что он вообще стал вожаком. После той ночи я утратил способность видеть, потеряв глаза. Это было моим благословением. Наверно, глупо слышать это от слепого пса, которого эти мерзкие люди могли просто убить за отсутствие глаз. Но они и понятия не имеют, каким ты становишься, лишившись зрения. Более чуткий нюх, идеальный слух, осязание, интуиция. Прошло еще четыре года, и я занял значительное место в стае - место главного тактика. Я обязан был составлять план охоты, продумывать все, что касается охраны и захвата новых территорий. Однако, что самое главное - я научился видеть. Нет, не так как раньше, а по-новому. Сочетание запахов и звуков составляли четкую картинку в моем мозгу, и я видел больше, чем те, кто имел превосходное зрение. Главная проблема началась осенью, когда Граф стал… мягче. Все чаще я слышал от него: «Зачем мы все это делаем, Бат?» или «Может не стоит больше нападать на охотников и других собак?». «Ты слеп, Бат», «Нам больше не нужны новые территории», «Хватит ненавидеть людей, они ни в чем не виноваты» - все эти фразы, как пули, пробивали мой мозг. Я стал ненавидеть этого далматина, а в стае начались волнения. Каждый день я был свидетелем того, как «преданные псы» планировали убить Графа и занять его место, часто разгорались споры, плавно переходящие в драки. В конце концов, все это мне надоело, и я убил Графа в честном бою, заняв место лидера. Началась новая эра. Мы больше не сидели на месте, а продвигались, желая захватить больше территорий и расширить стаю. Мы убили Лен Тоу, лидера восточной стаи из тридцати собак, Страшного Рью, вожака южной стаи, и Мэтта, главу западной стаи из двадцати четырех собак. Я собрал свою собственную стаю, насчитывающую девяносто семь собак, после чего мы отправились в сторону гор Оу или «Собачьего рая», чтобы присоединиться к Хогену, о котором я услышал в одном из поселков. Меня крайне заинтересовал этот пес. Он был силен, умен, коварен, требователен и дерзок. К тому же, этот дог устраивал бои с целью определить своих генералов, и я, охваченный любопытством, направился туда. Путь был долгим и утомительным, но стая Хогена довольно радушно приняла нас. Оставив свою стаю отдыхать на снегу, я сам пошел в резиденцию Хогена, чтобы стать его генералом. Сначала он только усмехнулся, увидев меня, но позже я получил его расположение, хладнокровно убив пятерых бойцовых псов и, тем самым, став его главным генералом. Позже к нам присоединились Кайт и Буругэ. Все шло как по маслу, пока я лично не встретился со стаей Уида – щенка-недомерка. Тогда мое мнение о Хогене конкретно изменилось. Да, мы оба ненавидели людей, но его отношение к своей стае, к своим псам, вся эта суета и неуважение приведет к краху. Только после встречи с собаками из стаи Оу я понял, какой этот пес самодур. Потерпев поражение в схватке с истинными хозяевами «Собачьего Рая», я стал восхищаться ими. Признаю, я предал Хогена, уйдя к щенку, но Хоген ни капли не ценил своих бойцов, и меня ждала та же учесть, что и других, проваливших задание. Со мной ушли несколько верных воинов, по пути мы встретили Буругэ и Кайта, видимо, они осознали то же, что и я. Мы все присоединились к армии Оу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.