Охота +18

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Основные персонажи:
Арэдэль Белая (Ириссэ, Ирет, Ар-Фейниэль), Келегорм (Туркафинвэ, Тьелкормо), Куруфин (Куруфинвэ, Атаринкэ)
Пэйринг:
Келегорм, Куруфин, Аредэль
Рейтинг:
R
Жанры:
Повседневность
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Келегорм, Куруфин и Аредэль охотятся в Валиноре на рысь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 декабря 2014, 00:00
Громкие, зычные крики охотников неслись над долиной. Слышался нетерпеливый лай собак. Свора охотничьих псов во главе с Хуаном собиралась загнать рысь.
Кроны деревьев проносились мимо всадников, сливаясь в одну сплошную зеленую стену.
— Сейчас уйдет! — послышался крик Тьелкормо.
— Осторожно!
Послышалось резкое пение тетивы, и под лопатку зверя со свистом вонзилась чья-то стрела, рядом с ней вторая, на этот раз с другим оперением.
Ириссэ обернулась, гневно сверкнув глазами. Турко и Курво уже взяли сегодня свою добычу — оленя и кабана. Этого же зверя она надеялась завалить сама, но братья и на этот раз не отставали.
Раненая рысь яростно завертелась, зубами пытаясь достать до стрел, и собаки, догнав ее, тут же воспользовались этим, вцепившись ей в горло.
Навалившись на животное всей сворой, они рвали жилы, и кровь брызгала из-под их зубов, пятнами ложась на морды псов. Кто-то вцепился огромной кошке в задние лапы, кто-то пытался ухватить за бок, и розовое окровавленное мясо уже отчетливо виднелось из-под их зубов, свисая отметками. Некоторые же собаки просто стояли рядом и остервенело брехали, таким образом подбадривая сородичей.
— Они попортили ей всю шкуру! — с досадой воскликнула Ириссэ, наблюдая расправу.
Соскочив с лошади, она приблизилась, держа в руках нож. Но истекающий кровью зверь не считал еще себя побежденным и не собирался сдаваться без боя. Оставив попытки достать стрелу и не обращая внимания на рвущих тело собак, рысь обернула к девушке свою окровавленную морду и зарычала.
Увидев боль и гнев в глазах зверя, Ириссэ дрогнула, рука ее опустилась. Или так только показалось братьям, пристально следившим за ней? Во всяком случае, ждать и медлить они дольше не стали, в мгновение ока оказавшись рядом. Отогнав собак, Турко зажал голову животного в тиски, а Курво прекратил мучения животного одним точным ударом в сердце.
Над опушкой леса, куда они все вместе загнали рысь, раздался гневный крик девушки.
— Я могла бы справиться с ней сама! — воскликнула она с досадой, уперев руки в бока.
Братья выпрямились, переглянулись устало.
— Так чего ждала? — спросил у нее Тьелкормо.
Ириссэ нахмурилась.
— В другой раз непременно ты нанесешь последний удар, — примирительно сказал ей Атаринкэ. — Зато сейчас, посмотри, какой деликатес попал к нам на стол.
Девушка кивнула.
— Надо его разделить.
— Непременно, — ответил Курво, садясь на корточки и вытирая лезвие ножа о траву. — И домой возьмем, и еще останется, чтобы здесь поесть.
Задрав голову, он посмотрел на небо, постепенно начинавшее разгораться серебром у самого горизонта.
— Скоро уже Смешение Света, — заметил тихо, думая в это время, похоже, о чем-то своем. Резко поднялся, обернулся к спутникам. — Давайте поужинаем да поедем назад.
Ириссэ улыбнулась ему в ответ, тряхнула головой. Обида тут же была позабыта.
— Давайте, — согласилась она с охотой. — Я за дровами. Кто со мной?

— Ты еще долго там? — нетерпеливо спросил брата Турко. — У меня уже все готово.
Извлеченные из седельной сумки, тщательно отобранные и перемешанные приправы с полудюжиной картофелин дожидались своего часа. Курво отложил в сторону снятую с рыси шкуру, отрезал несколько ломтиков мяса и протянул их Тьелкормо. Тот немедленно занялся делом. Атаринкэ же отошел журчавшему неподалеку к ручью, чтобы помыть руки.
Вернувшись, он присел рядом с девушкой в ожидании ужина.
— Так когда же ты все-таки женишься, брат? — спросила его Ириссэ.
— Завтра как раз семейный совет, тогда и решим, — ответил Куруфинвэ и улыбнулся мечтательно.
— А может быть, став твоей женой, она тоже будет охотиться вместе с нами? Я давно хотела иметь такую подругу.
Атаринкэ усмехнулся добродушно.
— Она у меня не охотница, — ответил он. И столько в его тоне было неподдельной нежности, что девушка только головой покачала. Ей всегда казалось, что она достаточно хорошо его знает, однако теперь, влюбившись, он снова сумел ее удивить.
— И когда же ты нас с ней познакомишь? — продолжала она расспросы. — А то братья твои ее видели, а мы с Финдекано нет. Это несправедливо, тебе не кажется?
Взгляд Курво похолодел. Ириссэ звонко расхохоталась.
— Вот уж не думала, что ты такой собственник, брат, — пожурила его она, шутливо погрозив пальцем. — Но вечно ты все же не сможешь ее от нас прятать.
— Ты лучше скажи, когда сама замуж собираешься, — пришел на выручку брату Турко.
— Не знаю, — беззаботно пожала плечами девушка. Глаза ее заблестели весело. — Не встретила пока никого. Женись сам сначала, брат, а уж следом, так и быть, я.
По поляне, тем временем, начал разливаться дивный аромат мяса. Курво и Ириссэ в ожидании сглотнули слюну. Турко, глядя на них, усмехнулся.
— Может, пока соберешь трав для чая? — предложил он брату.
Тот ответил не сразу, будто снова замечтавшись о чем-то. Поворошил костер веточкой.
— Нет времени, — покачал, наконец, головой Курво, — надо есть да возвращаться, а то добыча испортится. Обойдемся водой.
Турко хмыкнул. В спешке не было никакой необходимости, но спорить он не стал, вернувшись к мясу.
Снова зазвучал над костром неторопливый разговор. Они обсудили все городские сплетни, успели поделиться ближайшими планами, когда Тьелкормо, наконец, объявил, что ужин готов.
Вонзив зубы в нежный, истекающий соком кусок, Ириссэ даже застонала от удовольствия.
— Ну, мы же говорили тебе, что вкуснее ты еще ничего в жизни не пробовала, — улыбнулся в ответ Куруфинвэ и подмигнул брату.
— Признаю, что вы были правы, — ответила им девушка, облизнув губы. — Но в следующий раз я все-таки сама ее убью, как и знайте. Тогда она будет еще вкуснее.
Братья расхохотались.
Пора было возвращаться назад в Тирион.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.