Русские не сдаются +2564

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил)
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Экшн (action), Повседневность, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, ОМП, Элементы гета
Размер:
Макси, 167 страниц, 30 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«За адекватных героев!» от Roallanna
«Ответственная работа. » от Лоренциано
«За суперских шухорных кузенов!» от Наоми Каллен
«Смеялась до слез!» от Элинор Дэшвуд
«Sehr gut!!!» от Azakh
«Отличная работа!» от Krolik1972
«Чудо!!!» от Вышивальщица_Мари
«Отличная работа!» от Yuki-тян
«Спасибо!» от 135kz
«Отличная работа!» от ravolo
... и еще 3 награды
Описание:
Очередной фанфик.
Главный герой - Гарри. Место основных действий - Хогвартс.
Но человек, изменивший реальность, находится в магловском мире.
Попаданец. Русский. Военный.
Волею судьбы он стал дядей Гарри Поттера и изрядно повлиял на детское мировоззрение и образ мыслей.

Итак, Дурсли были в глазах соседей абсолютно нормальным семейством, с которым просто не могло произойти что-то странное или мистическое.
А потом произошел тот ужасный случай, и все пошло уж совсем не по канону.

Посвящение:
Читателям.
Бетам.
И огромное спасибо Гехейм за помощь в вычитке!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка от Лулочки: http://static.diary.ru/userdir/3/0/3/5/3035362/83426380.jpg

сиквел - Русские-2. http://ficbook.net/readfic/3089780
сиквел - Русские-3 https://ficbook.net/readfic/3390735

Приквел: "Хозяйка Хогвартса" (времена Основателей). http://ficbook.net/readfic/2942591/7778093#part_content

Вбоквел. Стеб. Сборник драблов, на которые вдохновили комментаторы: http://ficbook.net/readfic/2784551

Работа написана по заявке:

3

3 января 2015, 06:33
      Мальчишек в приказном порядке отправили спать.

      Они, конечно, еще поскакали по кровати, приглашая родителей разделить впечатления. С их точки зрения все было круто. Но потом притихли и засопели так сладко, как только умеют дети в семь лет.


      А вот родители, дождавшись, когда непоседы угомонятся, пошли на кухню и накапали себе успокоительного.

      Нет-нет! Никакого бренди-виски-джина!

      Во-первых, Вернону вообще нельзя. А во-вторых, их в больнице старательно поили успокоительным - пить поверх этого алкоголь? Увольте!

      Петуния выглядела совершенно убитой.

      - Милая, ну что ты? Все обошлось. Мальчики дома. Иди сюда.

      - Вернон, ты... Ты просто не помнишь. Не знаешь, не видел, я...

      - Ну что ты бормочешь? Сделать тебе чаю? С мятой и ромашкой?

      - Нет, мне не нужен чай! - что было в характере миссис Дурсль и до инсульта мужа, так это малая толика раздражительности. А уж с тех пор, как госпоже директору пришлось усесться в начальственное кресло... Признаться, Вернон иногда очень жалел, что жене пришлось из домохозяйки превращаться в деловую женщину.

      - Тогда я себе сделаю, - пожал плечами Вернон.

      - Сиди, я сама.


      Петуния поставила чайник, повозилась на полках, доставая заварку. Немного помолчала, а потом принялась рассказывать:

      - Ты же видел фотографию моей сестры. Настоящая рыжая ведьма. Правда же?

      - Знаешь, не хочу обижать, но теща на ведьму больше смахивает. И на носу бородавка.

      Пет дернулась, рассыпала чай и зашипела от негодования.

      - Это не шутки, Вернон! Моя сестра была ведьмой. Настоящей ведьмой! И училась в школе волшебников! Родители так обрадовались! Как же! Лилс особенная, а я только завидую. Я обычная. Можно не интересоваться моим мнением, не защищать меня ото всей этой ненормальности! Кусающиеся чашки, навоз, размазанный по двери, лягушачья икра в карманах мантии, которую она бросила в общую стирку! Это только малая часть! У меня были проблемы в колледже. Эта дрянь заменила мои чернила на исчезающие, а у меня в то утро был важный экзамен! И я, правильно ответив, получилось, что сдала пустой лист! Знаешь, что она ответила? "Прости, я не знала". Не знала! Конечно, с чего вдруг интересоваться тем, что для сестры жизненно важно?! А я, я потом получила недостаточно хорошие отметки, я... у меня такие планы были! - Петуния всхлипнула. - Да они нашу с тобой свадьбу чуть не испортили этими своими "волшебными шутками"! Да что там "чуть"! Спасибо, что не бросил меня прямо у алтаря! Мне так стыдно было тебе в глаза смотреть! А потом вдруг, словно бутылку молока, принесли мальчишку! И он... И я... Я сразу поняла, что он такой же ненормальный, как его родители! И я боялась... Я всегда ждала, что ненормальность вернется в мою жизнь! И мама ждала! Она у нас первое время так часто и бывала потому, что надеялась, что Гарри вот прямо сразу начнет колдовать! Хорошо, что ты с ним занялся и вся эта чепуха вылетела у него из головы. Но теперь... Теперь... Ты видел? Мальчишка убил! Убил человека! И спас Диди. Я... Ох, Вернон, - и Петуния разрыдалась, закрыв лицо ладонями.

      Вернон подошел и обнял жену.

      Говорить ничего не хотелось. Он и сам видел, как машина смялась до того, как врезалась в колонны.

      Да и по мелочи бывало, когда рядом с Гарри происходило что-то странное. Сбоящая техника, целехонькие чашки, которые совершенно точно должны были разбиться, сменивший цвет парик у одной крайне неприятной родительницы... да мало ли.

      - Знаешь, дорогая. Если выбирать между ненормальным племянником и живым сыном и нормальным племянником и мертвым Дадли, - тут Петуния в ужасе ахнула, - если выбирать, я выберу первое. А ты? Ш-ш-ш-ш! Не отвечай. Просто подумай. А кусачие чашки в своем доме мы запретим своей родительской волей, да? И тещу будем пореже приглашать.

      - Я хочу, чтобы мальчишка посетил психолога. Хорошего психолога. Он видел смерть слишком близко!

      - Об этом мы подумаем завтра. Давай, выключаем чайник и идем спать.


***



      На следующее утро взрослые на завтраке обеспокоенно переглядывались, а дети вели себя так, словно уже забыли вчерашнее происшествие.

      Хотя явное напоминание они сегодня получили - сразу после зарядки и душа. Петуния осмотрела и смазала все царапины, даже старому шраму Гарри, который алел на лбу, сколько себя мальчик помнил, досталась порция зеленки.

      После завтрака Вернон включил в гостиной мультики и отозвал жену в сторону, чтобы на свежую голову обсудить вчерашний случай.

      Петуния с утра еще раз обдумала ужасные слова мужа о мертвом Дадли. Она не могла не понимать, что если бы не ненормальность Поттера, оба ребенка погибли бы вчера. Ее бы отправили в психушку, а Вернон получил второй инсульт и умер бы следом за сыном. Так что... Но смогут ли они на самом деле запретить в своем доме кусачие чашки?

      И смогут ли защитить своего совершенно обычного, нормального Дадличку от дурацких магических шуточек? От разочарования, что они с кузеном настолько разные? От желания учиться в волшебной школе? Это были болезненные вопросы и воспоминания. И ответов на них Петуния не знала.


      - Как ты? - с сочувствием спросил муж, притягивая к себе на колени и целуя куда-то в подбородок (сидя Петуния смотрелась гораздо выше своего мужа за счет длинной шеи и высокой прически).

      - Жива, - вздохнула она, возвращая поцелуй в светлую макушку.


      Такие вот мексиканские страсти. Никогда у них не было того накала, как в романах или сериалах по телевизору. "Может и к лучшему, что цветы не раз в неделю?" - успокаивала она себя как-то в начале марта, когда любимый супруг, сияя, как начищенный медный таз для варки варенья, притащил ветку какой-то остро и горько пахнущей ерунды в мелкие желтые катышки, которые весело облетали, вместо того, чтобы вести себя как порядочный завядший цветок. Сколько она ползала за этими шариками по всему дому! И почему бы не подарить розы или каллы, раз уж решился на внезапное проявление чувств, спрашивается?


      - И что решила?

      - Знаешь, я тут подумала... - Петуния судорожно вздохнула. - Ты же и сам не хочешь вести мальчиков к психологу, да? Они на этом не зациклились, я боюсь, что если нам не повезет с доктором. А может ведь не повезти, и стоимость услуги еще ни о чем не говорит! Если не повезет, то он сам создаст травму, получится все наоборот. Ох, Вернон! Мне так страшно! Я подумала - может притворимся, что ничего не случилось? А?

      Вернон тоже вздохнул. Помолчал.

      - Может, так будет лучше. Но рассказать Гарри правду мы должны.

      - Но!

      - Не спорь. Не надо.

      Когда муж так пристально смотрел в глаза и весомо ронял слова, будто укладывал камни в стену или патроны в обойму, Петуния забывала, что она теперь директор компании и деловая женщина. Потом "отпускало", возвращалась самоуверенность и привычка командовать, но не уходило и это приятное чувство, что у семьи есть глава, что ее муж - самый важный и самый надежный. И если что случится, он все решит и все исправит.

      И потом, на самом деле, в одиннадцать лет Поттеру, несмотря на все их усилия, придет то письмо.


      Но чтобы все рассказать, Вернон решил дождаться подходящего момента. "Подходящим" они с Пет назначили момент очередного проявления ненормаль... паранормального.

      А мальчишка, как назло, сидел тихо.

      Закончился отпуск, занятия в школе еще не начались, так что в лагерь Вернон отправился с сыновьями. И все ждал - когда же?

      Он даже пару раз попытался спровоцировать Гарри, припомнив, в каких ситуациях с ним происходило странное. Но безуспешно.
      Зато уж когда случилось...

      Это было... громко.

      И никто не удивился, что Вернон Дурсль вызвал племянника на серьезный разговор "по итогам".


      Миссис Уоррен в четвертый раз явилась проверить, подходит ли лагерь "нормальному английскому мальчику". Больше всего миссис боялась эмигрантов и живодеров. Каждый свой визит эта скандальная и вечно всем недовольная особа, жена удачливого ресторатора, обставляла с помпезностью визита герцогини или даже самой королевы.

      Ее неизменно сопровождал тихий зашуганный мальчик лет восьми, непредставленный и безгласный, и сварливый старый бульдог с таким же склочным, как и у хозяйки, характером, но с длиннющей родословной, с которой ознакомляли всех нежелающих, уклоняющихся и непричастных сотрудников и воспитателей.

      "Милый песик Кьюби" мог погрызть, разбить, испортить любой предмет. Уж чего-чего, а на бульдогов Вернон нагляделся во время кратких визитов сестрицы Мардж более необходимого. И во время второго визита гостье было в ультимативной форме предложено привязать собачку при входе.
      Миссис Уоррен верещала около часа, но идею отдать сына в этот лагерь не оставила (а Вернон так надеялся!)

      Оказался Кьюби за порогом и на этот раз.

      Только Вернон не проследил, а хозяйка не посчитала нужным привязать "свою сладенькую прелесть".


      Кто кого больше напугал, уже не узнать. Но мальчишки выметнулись из-за угла резко, шумно и азартно. Пес сперва попятился, а потом - кинулся. Компания завопила и бросилась бежать. Гарри и Дадли, до того лидировавшие в забеге, оказались в хвосте колонны.

      Дадли споткнулся и чуть не упал, отстав еще на немного.

      Понимая, что от собаки им не убежать, Гарри принялся на бегу расстегивать курточку.

      Надо чем-то обмотать руку, чтобы пес вцепился в нее, а не в горло. И не в попу. Потому что умереть от вцепившейся в горло собаки - это героически. А вот прокушенная задница не имела отношения ни к великим подвигам, ни к жестокой борьбе. Или можно попытаться на морду мерзкой скотине набросить - вдруг получится? Совать руку в клыкастую пасть как-то не хотелось. Да и тетя Петуния огорчится.

      Дадли почувствовал, что ловкий и быстрый кузен отстал даже сильнее чем он, обернулся, увидел бульдога, распластавшегося в прыжке, улетевшую в сторону зеленую спортивную курточку и...


***



      Услышав собачий лай и детский визг, удаляющиеся по тропинке вглубь парка, Вернон не стал заморачиваться с дверями и коридорами - выпрыгнул прямо в распахнутое окно своего кабинета, недослушав, что же взволновало придирчивую потенциальную клиентку в этот раз.

      Здания на территории лагеря были одноэтажными. Как раз на такой случай.

      Так что, полет собаки Вернон увидел, а вот хозяйка бульдога, пробежавшая-таки все двери и коридоры, оказалась на улице, когда Кьюби уже жалобно выл с вершины раскидистого дуба.


      Как снимали бульдога с дерева - отдельный цирк с клоунами.

      Испуганный пес рычал на всех, даже на хозяйку.

      Предложение Вернона натянуть тент и тряхануть ветку было отвергнуто, как особо садистское.

      Но тент все-таки натянули.

      Пожарные, которым дамочка опрометчиво сообщила, что зовут их, дабы снять бедное животное с высокой ветки, приезжать не торопились. На все последующие за ее вызовом звонки диспетчер флегматично отвечал: "Вызов принят, ожидайте".

      Миссис Уоррен призывала на лагерь все громы, молнии, инспекции и небесные кары вместе взятые ("Только дайте нам с песиком счастливо удалиться, и пусть вас смоет, разорвет, унесет, перевернет и прихлопнет").
      Вернон не смолчал тоже. Ее кобель бросился на детей. Это уже не шутки. Может его усыпить нужно.

      Миссис Уоррен считала, что усыплять нужно дебильных деток. Причем поголовно. Потому что, кто еще затащил ее милую собачку на этот проклятый дуб, да поразит его гниль и древоточцы?! Да не вырастет на нем больше ни одного желудя!

      Дети радостно скакали под дубом и показывали скалящемуся псу языки, "носы" и "уши". Вернон хорошо видел среди хулиганов и робкого сына бульдоговладелицы.

      Скандал продолжался до самого приезда спасателей. И даже немножко дольше - на приезжих пес скалился так же, как и на всех прочих.


      Наконец, пса сняли с ветки, его истерично рыдающая хозяйка уселась в машину и поклялась никогда-никогда больше не переступать порог проклятого лагеря.

      Весь коллектив дружно сплюнул, чтобы не сглазить.

      А мистер Дурсль вызвал племянника на серьезный разговор.

      Мальчику сочувствовали и украдкой подмигивали в знак поддержки.


      - Знаешь, Гарри, нам с тобой нужно серьезно поговорить. Очень серьезно.

      - Но, дядя Вернон!..

      - Послушай, твои странности...

      - Но это не я!

      - Гарри, я же не ругаю тебя, не наказываю. Послушай...

      - Честное слово, дядя Вернон! Это не я!

      - А кто же? Знаешь, Гарри, врать очень нехорошо. Мне казалось, что я тебя этому учил.

      - Дядя Вернон! - в глазах мальчишки стояли искренние слезы. Неужели он правда верит, что это не он, и что все, случавшееся прежде, тоже череда совпадений и случайностей?

      - А кто же, Гарри? Кто?

      - Я, - нерешительно открыл дверь кабинета подслушивающий Дадли. Вздохнул, и повторил уже увереннее. - Это сделал я, папа.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.