Казанова-рукоблуд

Гет
R
Завершён
313
автор
Akemi_Homura соавтор
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
313 Нравится 10 Отзывы 42 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
- Гарри, - Рон, стоявший у двери мужской спальни, махнул другу, подзывая того к себе. Поттер, до этого желавший предаться сну и уже почти что отдавшийся в объятия Морфея, недоуменно нахмурился. Встав, молодой человек направился к Уизли, все еще ожидавшему его у двери. - Чего? - Ты не хочешь присоединиться к нам? Мы там с ребятами в дурака решили махнуться. - В дурака? - Гарри приподнял бровь, выглянув через плечо друга. В гостиной действительно сидели практически все ребята с курса - даже Невилл, который еще недавно жаловался на простуду, восседал с колодой в руках, азартно улыбаясь. - Иди к нам, Гарри, - Долгопупс пододвинулся, освободив место рядом. - Мы тут отдохнуть перед экзаменами решили. - А может все-таки не надо, а? - жалобно вопросил Гарри, но Рон уже оттащил его на диван. - Я могу напряжение и в другом месте снять. - Гарри, ты чего? - удивленно посмотрел на него Рон. - Как крестражи уничтожать - так первый бежишь, Василиска убивать - да как нефиг делать, а сыграть в дурака с друзьями-одногруппниками зассал? - Зная, на что вы играете, уже хочется убежать на Астрономическую башню и совершить прыжок веры вслед за Дамблдором, - хмуро ответил Поттер, поправляя очки и отчаянно зевая. За последнюю неделю он, стремясь быть примером для всея Гриффиндора, учился, не покладая рук и учебников, учился, обращаясь с помощью Оборотного зелья в Гермиону и перенимая часть ее знаний, учился, словно бы от этого зависела его жизнь. И потому сегодня, когда выдался свободный вечерок, он, немного поучившись в душевой и пару раз поучив в туалете, решил, что будет спать и ничто не нарушит его покой. Играть в дурака на раздевание с одногруппниками явно не входило в его планы. - Может, ты стесняешься? - Невилл засмеялся, а одногруппники, вторя ему, переглянулись и тоже загоготали. - Может, у тебя маленький? - У моего будущего родственника не может быть карлик в штанах, - Рон, положив руку на плечо Поттеру, широко улыбнулся. - У Джинни есть вкус - она бы никогда не повелась на подобное... - У Джинни... - эхом выдохнул Гарри, поправляя очки и скрывая отчаянье в голосе. Этого он и боялся - разговоров об отношениях с Джинни Уизли, сестрой лучшего друга и девушкой, которую уже весь Волшебный мир воспринимает, как его невесту. Но ведь Избранный не любил ее - да, относился к ней хорошо, и даже ранее, на шестом курсе, по ошибке считал, что сможет быть с ней вместе... но потом, когда Волан-де-Морт был повержен, Гарри осознал, каким глупцом был. Поттеру хотелось свободы и легких отношений, он хотел пожить для себя хотя бы немного, хотя бы несколько лет - но Уизли хотела свадьбы, детей и всего того, от чего Гарри был готов бежать, как от огня. - Гарри, - мысли Поттера перебил задумчивый голос Дина Томаса, - почему у тебя мозоли на руках? - Я... учил. - В смысле? - Кгхм, вернее, решил привести тело в порядок. Вот и занялся физической подготовкой. Да. - Ладно, ребята, давайте уже играть, - фыркнул Невилл, тасуя колоду. - Кстати, а вы слышали о том самом неуловимом, который наших девчонок тискает? Говорят, на днях он поднял юбку Лаванды... а она, как известно, нижнего белья не носит. - Кто же он такой? - задумчиво протянул Рон, почесав рыжую макушку. - Неизвестно, конечно, но он крут! - Долгопупс рассмеялся, пожав плечами. А вот Гарри было не до смеха. Потому что тот самый "неуловимый развратник", о котором судачила вся школа - никто иной, как сам Избранный. Да, это он, использовав Редуцио, уменьшился в размерах и, прикрываясь складками одежды, оставленной на полу, смотрел за тем, как Чжоу переодевается, маняще виляя бедрами и напевая под нос что-то про паровозик который смог. И это именно он потом сидел в туалете, вспоминая мягкие изгибы Чанг и... учил. Долго и упорно учил. Это он, усыпив Сьюзен Боунс тихим "Соппоро", позволил себе впервые дотронуться до женской груди. И нет, Гарри Поттер не был озабоченным мальчиком с травмированной видом Волан-де-Морта психикой. Он просто... пытался наверстать то, что упустил, сражаясь с всемирным злом. Ведь даже Рон умудрился во время их поиска крестражей замутить с Гермионой - а Гарри что? А он за Пожирателями гонялся, аки безумный. Имеет ведь он теперь право на личную жизнь, а? Только вот проблема - не научил никто мальчика-который-выжил за девушками ухаживать: он краснел, смущался, стеснялся, мямлил и порой даже заикался. На его едва ли разборчивую речь повелась лишь Милисента Булстроуд, но это парня как-то вот совсем не вдохновляло. А заикаться он стал после того, как, использовав мантию-невидимку, увидел в душе Мариэтту Эджком и Майкла Корнера, которые... занимались тем, что в последнее время снилось Избранному постоянно. Он после этой сцены ходил, словно пришибленный - везде мерещились голые тела, сладострастные стоны и тихий эротический шепот. Кому расскажешь - засмеют. А вот Поттеру смешно не было. Да и не поверил бы никто, что Избранный - тот самый серьезный малый, который и на девушек никогда практически не заглядывался - поднимает юбки, следит в душевой, просыпается в холодном поту от очередного мокрого сна, коллекционирует фото голых девушек... - Эй, так бы и сказал, что у тебя козырь, - Невилл обиженно поджал губы, а Гарри, недоуменно посмотрев на свои карты, осознал, что выиграл Долгопупса, даже не следя за игрой. Однако везение долго не длилось - уже через несколько партий Гарри остался в одних лишь трусах, зябко ежась и озираясь вокруг. Когда трусы чудом уцелели после очередной партии, Поттер встал, чувствуя, как понемногу накаляется обстановка. Все эти разговоры в обществе веселых и почти голых парней его смущали. - Эй, ты куда? - Рон попытался остановить Гарри, но Избранный вырвал свою руку из цепких лап рыжего развратника, на котором оставался один лишь носок и то - не на ноге. - Я - в туалет, - подхватив свою одежду, Гарри поспешно выбежал из гостиной. Полная Дама на картине спала, и Поттер не знал, как он вернется обратно... впрочем, он даже не знал, вернется ли. Одевшись, Гарри неспешно пошел по коридору, стараясь успокоиться. Вообще, в таких вот случаях он предпочитал садиться и учить. Однажды, когда профессор Трелони предсказала ему не смерть, а что-то более реальное, он тоже нервничал. В тот день он пришел в библиотеку и учил, пока его не выгнали оттуда грязным волшебным веником... Вспоминая о своих похождениях в любимом месте Гермионы, Поттер незаметно для себя дошел до туалета. К слову, туалет был женский. Это уже было в порядке вещей для Гарри. Дернув ручку, Поттер вошел в темноту. Собственно, в дамской комнате было не то чтобы темно - скорее, сумрачно. Вполне нормально, чтобы различить некоторые предметы - это позволяла масляная лампа, освещающая, хоть и не сильно, комнату. - Акцио, трусы Гермионы, - сделал попытку Поттер, хотя и знал, что никого в данный момент в комнате нет. А потому, когда ему положили руку на плечо, Избранный вздро... вздрогнул и почувствовал истинное желание запереться в кабинке и справить нужду. - А говорят, я странная... - произнесли тихо. Отскочив от девушки, столь неожиданно объявившейся рядом, Поттер резко развернулся: - Мне идти надо. Я... дверь спутал... - промолвил он. - Я думаю, в этом месте они размножаются, - как ни в чем не бывало, отстраненно сообщила Полумна. При слове "размножаются" в голове Поттера что-то щелкнуло. - Они? - Я пока еще не придумала, как их назвать, но обязательно придумаю, - в глазах девушки отразился огонек лампы и Избранному стало немного не по себе. - В Хогвартсе и без них есть, кому размножаться, - зачем-то произнес Гарри, глядя на девушку. Она была в одном лишь халате... и Гарри срочно захотелось поучить. - Впрочем, сейчас они не здесь. Они появляются лишь на Рождество, - вздохнула Лавгуд. - Гарри, так почему ты тут? - Я же сказал, что... - Погоди, - улыбнулась Полумна. - Все правильно. Мужской туалет на этом этаже не работает - там взорвался унитаз. Ты можешь справить нужду здесь, Гарри. Все хорошо... После этих слов Полумна развернулась и вошла в кабинку, оставляя Поттера стоять в полутьме и искать свою челюсть. Наконец, собравшись, Поттер вошел в соседнюю, подавляя желания, а их у него накопилось немало... - Ой, - послышался вдруг голос Лавгуд. - В этой тьме я потеряла свои трусики... Наверное, их украли домовые эльфы. Гарри сглотнул. Сейчас ему почему-то вспомнилось, что мужской туалет работает, и что на самом деле там ничего не взрывалось. И совсем некстати он подумал о том, зачем же Полумна сказала это - не обратила внимания, оправдала, завела речь на совсем другую тему. В целом, это было вполне в ее стиле, однако... Тут Поттера осенило и он, прикрыв глаза, поинтересовался: - Ты давно поняла? - С того самого момента, как ты зашел в нашу комнату в своей мантии, - как ни в чем не бывало, отозвалась Лавгуд. - Я бы ни за что не догадалась, если бы ты не умудрился не укрыть ботинки. - И ты... ничего не сказала... - А зачем? Я же вижу, что с тобой творится - гормональный всплеск. Такое было у наших одногруппников лет в четырнадцать-пятнадцать, но ты, как всегда, все пропустил, спасая мир. Вот теперь наверстываешь. - Я... даже не знаю, что сказать, - Гарри вздохнул. - Разве только извиниться. - Не надо извиняться, Гарри. Я все понимаю. Остальные не очень, но ведь никто ничего не знает, кроме нас с тобой, верно? - щелкнул замок - это Полумна вышла из кабинки. - Я пойду, Гарри. Доброй ночи! И Гарри остался один в женском туалете. Один. С трусиками Полумны. Поттер сглотнул. Интересно, а Рон, Невилл и Дин уже спят? "Спят тут все и вся, кроме тебя, спаситель мира", - ехидный голосок в голове смутил Поттера и он, сглотнув, вышел из кабинки. Спустя несколько минут он вышел и из туалета. Карман его рубашки слегка оттопыривался, скрывая в себе ткань будто нарочно оставленных Полумной... Полумна. Какая же она все-таки странная.

***

С утра голова немного болела - и Гарри даже вспомнил, как, вернувшись, застал вовсе не спящих друзей с бутылкой хереса, украденной у Трелони. Покутили они, конечно, знатно, однако... Мученически застонав, Поттер пересохшими губами прошептал: - Воды! И совсем не ожидал, что на лицо ему выльется целый графин. От неожиданности мальчик-который-протрезвел даже присел на кровати, протер заплывшие глаза и узрел пред собой явно чем-то недовольную Джинни: - Гарри Джеймс Поттер! - девушка грозно посмотрела на Избранного, уперев руки в бока. - Нам нужно серьезно поговорить. - Слушай, а можно чуть-чуть потише? Хотя бы на тон, - Гарри скривился, подавляя желание использовать "Мелофорс". - Голова раскалывается. - Об этом и будет речь. Ты вчера напился, как свинья, Гарри! - Это все твой брат... - И ты заявился ко мне в спальню! - настаивала девушка, поджав губы. - И что... - Поттер сглотнул, - что я сделал? - Заявил, что ты гей и, хихикая, убежал к себе. - Я не помню этого, - замотал головой, а потом скривился от болезненных ощущений. - Неудивительно, в таком-то состоянии, - Джинни покачала головой. - Гарри, прости, но я не могу так. Мне нужен рядом серьезный человек, а после смерти Волан-де-Морта ты словно сам не свой. Я не хочу, чтобы это продолжалось. Может, нам стоит... расстаться? - девушка выжидающе посмотрела на Поттера, и тот поспешил изобразить на своем лице если не вселенскую скорбь, то хотя бы печальную грусть умирающего ежика. - Ты хочешь этого? Хочешь расстаться? - спросил Избранный как можно более грустно, и не веря своему счастью. - Да, - решительно кивнула Уизли. - Прости, - добавила тут же осторожно. - Ну, раз ты так решила... я приму твой выбор. Возможно, ты и права, - наигранно-тяжело вздохнув, произнес Поттер, на деле стараясь не закричать от радости. - Прощай, Гарри, - девушка мягко улыбнулась. - Надеюсь, ты найдешь свое счастье. - Надеюсь, - эхом повторил парень. А потом, когда бывшая покинула его комнату, позволил себе захохотать. Он впервые чувствовал себя свободным. И это ему - нравилось. - Мерлиновы трусы, Поттер, ты чего ржешь? - проснулся Дин и попытался пнуть Гарри побольнее, но Избранный ловко увернулся от ноги Томаса и продолжил смеяться, но уже выходя из спальни. Свобода была повсюду, в каждой щели. Поттер буквально чувствовал это, этот запах, чудесный и возбуждающий запах свободы в кармане его рубашки. Ему было хорошо, как никогда до этого. Даже учиться как-то расхотелось. Хотелось летать! Парить, как свободная птица в свободном небе! "Гермиона сейчас принимает утренний душ", - вдруг что-то щелкнуло в голове Избранного. И сразу захотелось учиться. Это ж Гермиона. С ней нельзя не учиться. В такие моменты Гарри был рад тому факту, что когда-то он смог поучаствовать в Турнире Трех Волшебников. Пускай и закончился он смертью Седрика и возрождением Реддла, но ведь он узнал самое, как теперь оказалось, главное - как проникнуть в ванную старост. А ведь Гермиона была старостой. Была и оставалась ею. А мантия-невидимка Поттера ни разу не подводила. Ну, как выяснилось, почти ни разу. И наконец - мысль о коллекции женских трусов не давала Поттеру покоя. Целая, мать его, коллекция! Это было настолько прекрасно, что Гарри буквально мчался к ванной для старост, подтягивая мантию-невидимку на ходу. "Акцио, трусы Гермионы", - проносилась мысль в голове. Ноги сами себя несли к вожделенной цели. Как к самой девушке, так и к предмету ее одежды. Главное, чтобы она все еще была там. И они - там. Остановившись, Поттер, переводя дух, достал палочку. - Импервиус! Водоотталкивающие чары, как оказалось, были необходимостью для его мантии. В прошлый раз Парвати и Лаванда заподозрили неладное - капли в воздухе без видимой на то причины - и Гарри пришлось долго убегать от заклинания, пущенного Лавандой в, казалось бы, пустой угол душевой... Довольный своими чарами, Поттер сглотнул. А затем вошел внутрь помещения, где шумела и переливалась на свету вода. Где находилась та, с которой он столько пережил. Правда, Гермиона и не догадывалась, сколько пережил Гарри рядом с ней на самом деле. Что ощущал, глядя на нее. И это было хорошо. А то иначе бы ему несдобровать.

***

Гарри смотрел на Гермиону и не понимал, что с ним происходит. Все то же тело - красивое, с плавными изгибами и мягкими линиями, все те же ямочки на пояснице, но... почему-то Поттеру было все это не интересно. На мгновение парень даже испугался - а что, если он после этого своего гормонального всплеска лишился банальной мужской силы? Или же пресытился и теперь... переключится на мальчиков? Однако, вспомнив Рона и его носок, Избранный покачал головой - это было бы уже слишком. Нет, Гарри хотел девушек - всей душой... да что там, всем телом хотел, но вот что-то словно бы мешало. Ему казалось, что Полумна знает, что он в который раз нарушает правила, казалось, что потом она посмотрит на него внимательно и во взгляде ее промелькнет презрение. Конечно, учитывая характер девушки и ее отношение к невинным играм Поттера это было невозможно, однако ощущение было не из приятных. Вздохнув, Поттер вышел из душевой. Настроение стремительно падало. И Гарри очень боялся, что оно не поднимется. Чуть погодя, Избранный отправился назад в башню Гриффиндора. Ему нужно было побыть наедине и подумать. Но, так как в Хогвартсе это было невозможно, он решил прогуляться. Дина и Невилла в спальне уже не было. Рон все еще храпел, высунув ноги из-под одеяла. На одной из них не хватало носка... Гарри сглотнул и, поспешно переодевшись, вышел из спальни. Затем из гостиной. А потом и вовсе из замка, спустившись через тайный проход на первый этаж и прошмыгнув мимо хмуро подметающего пол Филча. Денек сегодня выдался на редкость теплым.

***

Удобно умостившись на травке, сцепив руки за головой, Гарри лежал, смотря в небо и жуя травинку. Думал он о чем угодно: о том, как первый месяц после смерти Волан-де-Морта, пытался найти себя, впервые задавшись вопросом - а что же, собственно, дальше? Думал о том, как у него позорно встал на глубокое декольте Лаванды - тогда он испугался своей реакции, заперся в комнате и попытался взять себя в руки. Потом все-таки взял в руки то, что нужно было - и наконец-то пришел к выводу, что что-то тут не так. Думал о том, как невинная шалость с подглядыванием в душе стала чем-то вроде любимого занятия - Поттер и сам сначала боялся этой зависимости, но потом как-то даже привык, смирился. Думал о том, что вот перед ним, в нескольких метрах Джинни целуется с Дином... что, подождите? Его Джинни целуется с Дином? Ну, вернее, не совсем его, но... - Они уже два месяца, как вместе, - Гарри вздрогнул, вновь услышав возле себя знакомый голос. Повернув голову, он внимательно посмотрел на сидящую рядом Полумну, задумчиво смотрящую на счастливую парочку и кусающую губы. - Я и подумать не мог, - Поттер вновь перевел взгляд на Джинни - такую довольную и счастливую, такую улыбающуюся - и невольно задался вопросом: а была ли она когда-то такой с ним? - Знаешь, мне кажется, они действительно любят друг друга, - тихо заметила Полумна. - Нечасто встретишь настоящую любовь. - Волан-де-Морт вообще не умел любить, - задумчиво произнес Гарри, глядя не на Полумну, но и не на Джинни, а куда-то сквозь нее. - И я не умею. Наверное, - смущенно добавил он. - В каждом из нас есть любовь, Гарри. - Ты говоришь сейчас, как Дамблдор, - Поттер повернулся к Полумне и тут же, смущенный ее не совсем скромным нарядом, отвернулся назад. - Тебе не холодно? - зачем-то спросил он. - Этот наряд помогает быть ближе к осенней природе, - поняла его девушка. - Знаешь, Гарри... каждую теплую ночь я прихожу сюда и абсолютно голая танцую под луной. Поттер покраснел. - Под луной, значит... - пробормотал он, смущаясь все сильнее. - Под луной, - усмехнулась девушка, как-то странно посмотрев на Избранного. А тот, в свою очередь, с удивлением отметил, что это похоже... на предложение? - Скажи, а почему ты... ну, рассказываешь это? - Потому что я странная, - Лавгуд пожала плечами. - Разве ты не знал? - Получается, я не менее странный, - Гарри хмыкнул. - Все мы немножко того... а я тебе помочь хочу. Ты хороший человек, Гарри, но совсем потерялся. Ты привык бороться, но теперь это делать не с кем... вот и ходишь постоянно, словно убитый. Война всех нас изменила - но с тобой дело другое. - Я не думал даже, что кто-то заметил мои... ну-у, изменения, - Избранный внимательно смотрел на Лавгуд и тонул в ее глазах, в которых плескались нежность и доброта. - Возможно, не все считают нужным сообщать тебе что-то, - Полумна проводила взглядом удаляющихся Джинни и Дина. - Она же сказала тебе, как ты изменился? Ну, перед тем, как уйти? - Ну что-то вроде того... - Гарри сел, хмурясь. - Я так и знала. Впрочем, не будем об этом, - Полумна улыбнулась и посмотрела на солнце, запрокинув голову назад. - Гарри, я уверена - у тебя все получится. - Что получится? - Получится выкарабкаться. Ты, главное, держи себя в руках, - девушка встала и в голове Поттера промелькнула мысль, что надо бы ей вернуть то, что она оставила в ту ночь в туалете, а то она так и будет ходить без них. - До встречи, Гарри. - Полумна... постой. - М-м-м? - девушка обернулась, непонимающе смотря на Избранного, вдруг сжавшего ее запястье. Поттер встал. - Я лишь хотел сказать тебе спасибо. Ты... - Гарри выдохнул, а потом, поддавшись какому-то порыву, притянул Лавгуд к себе и накрыл ее губы своими, вовлекая в поцелуй. Потом, мягко отстранившись, посмотрел на собеседницу и произнес: - Да, ты странная. И я - не менее... Ну, того, - многозначительно повертел пальцем у виска Поттер. - Но, может, ты поможешь мне? Поможешь выкарабкаться и держать себя в руках? И почему он это произнес? Словно бы само с языка сорвалось. Однако парень почему-то о сказанном ничуть не жалел. - Хорошо, Гарри, если ты этого хочешь, - Полумна улыбнулась. А Избранный улыбнулся в ответ. Нет, ну а вдруг действительно из этого выйдет что-то дельное?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"