Back home 13

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Рейта/ОЖП, Таканори Мацумото, Акира Сузуки
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Драма, Повседневность
Предупреждения:
OOC, ОЖП
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Angel Phoenix
Описание:
Когда от твоего выбора зависит вся твоя судьба, и судьба твоего любимого, трудно принять правильное решение. Но знай, что бы ты не выбрала, ты всегда будешь жалеть о упущенных возможностях.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Четвертая часть из цикла маленьких новелл, посвященных отношениям моих персонажей.
1 часть - http://ficbook.net/readfic/2692601
2 часть - http://ficbook.net/readfic/2776382
3 часть - http://ficbook.net/readfic/2812560
28 января 2015, 21:52
      Он знал, что это случится.
      Что она будет сожалеть об упущенных возможностях в любом случае, что бы она не выбрала.
      И что она его никогда по-настоящему не любила.
      Он был для неё секс-символом в подростковых мечтах. Был лучшим другом в период взросления. Предметом восхищения для юной девушки, и тем, кому она была бесконечно благодарна, став взрослой женщиной. Но той любви, которую он ждал в обмен на свою, он так и не получил.
      И она снова хотела лететь.

***

- Аки!... Акира!... Рей!
- ...?
- Ты сердишься на меня?
- Нет. Конечно, нет.
- Ну я же вижу...
- Не говори глупости. На что мне сердиться? - Рейта монотонно курил, не отрывая прищуренных глаз от дороги.
- Обещаю, я вернусь через месяц.
- Я знаю.
      Вот и поговорили...
      Они мчались по автобану в сторону аэропорта, Рейта гнал на предельно допустимой скорости. Он всегда водил так - на предельно допустимой, и ей это нравилось. Припарковавшись, он взял из багажника её тяжелый чемодан, а она подхватила свою легкую сумку с ручной кладью, и на высоких каблуках засеменила вслед за ним к зданию аэропорта, чуть прихрамывая. Но только потому, что ноги занемели от долгого нахождения в сидячем положении. Рейта, не оборачиваясь, шел широким шагом, везя на колёсиках объёмный чемодан. Спокойный и невозмутимый, но в развороте плеч угадывалось внутреннее напряжение. Она догнала его и, ухватившись за рукав куртки свободной руки, пошла рядом. Сдав багаж, он проводил её до таможни, настал момент прощаться.
      Пристав на носочки, она потянулась губами к его лицу, прильнула щекой к щеке, он обнял её, судорожно сжав на мгновение, и почти сразу отстранился.
- Я буду выходить в скайп каждый вечер, - прошептала она. - Ты не будешь скучать. Я люблю тебя.
- И я люблю тебя.
      Она последний раз вгляделась в его родное лицо, и ей на секунду показалось, что в темных глазах таится боль прощания. Рей, почему?

***

      Москва встретила её метелью. Ночное освещенное небо в белых росчерках снежной крупы, черное полотно пустынного предутреннего шоссе. Такси везло её в один из новых спальных районов к старой университетской подруге. Москва... Как же она скучала! Грязный, невзрачный город, но такой родной! Она радовалась виду темных новостроек, заполонивших ближнее замкадье, неубранному снегу, огням, не гаснувшим над городом. Русская речь звучала, как музыка, ласкала слух. Конечно, у провинциалки Ольги в Москве не было собственного дома, зато были друзья.
      Несмотря на то, что часы показывали шесть часов утра, дверь ей открыли сразу. Подруга Наташа налетела на неё, как ураган, обнимая и тиская.
- Ну наконец-то! А я всю ночь почти не спала, ждала тебя. Ну, Олька, ты шикарно выглядишь, настоящая японка!
- Наташка, как я скучала! Я так рада, так рада! Неужели я снова тебя вижу!
      Несколько минут они восторженно пищали в коридоре.
- Давай, проходи уже! Можешь переодеться и принять душ, а потом тяпнем по чуть-чуть за встречу.
      Через полчаса они уже сидели за накрытым столом в уютной Наташиной кухне. Ольга, переодетая в халат, наслаждалась спокойствием, и возможностью болтать на родном языке с лучшей подругой.
- Какая же ты всё-таки молодец, - говорила ей Наташка. - Подала заявку на конкурс. Мы-то думали, что ты уже во всю борщи варишь своему японскому папочке.
- Дурочка ты, Наташ, - смеялась Ольга.
- Нет, правда, другая бы на твоем месте вцепилась бы всеми зубами в свою рок-звезду, еще бы детей нарожала, и жила бы припеваючи. На кой хрен тебе работать?
- Ой, ни черта ты не понимаешь. Не могу я уткнуться в домашнее хозяйство, мне этого недостаточно, начинаю чувствовать себя ущербно, тупею. Конечно, я люблю Рея, он очень хороший, но нельзя жить одной любовью.
- А я бы смогла... - протянула она мечтательно. - Только, жаль, никто не предлагает. Все-таки ты молодец, такой проект отгрохала. А если пройдешь конкурс, и тебя пригласят в рабочую группу? Останешься в Москве?
- Не знаю... Но нет, там все очень серьезно, меня не пригласят.
- А если вдруг пригласят? Тогда для чего было всё это затевать, делать такую работу на конкурс?
- Не знаю! Ладно, не грузи меня, рано еще об этом думать. Понимаешь, там, кроме нескольких частных проектов, мне и заняться было нечем. Крупная корпорация в Японии никогда не возьмет на работу иностранку, разве что на самую низкую должность. А потом я узнала о конкурсе, и просто загорелась это сделать. Я даже не ждала, что меня пригласят. А если мне предложат войти в рабочую группу, моя черепная коробка лопнет. Потому что я обещала Рею вернуться не позже, чем через месяц.
- Ну да, он умрет, если ты опоздаешь, как чудище в "Аленьком цветочке".
- Не в этом дело... Просто я боюсь, что меня затянет, и я уже не вернусь никогда.

***

      Под шелковую блузку - тонкий корсет, поддерживающий позвоночник, классический костюм жемчужно-серого цвета, под цвет глаз. Волосы убраны в строгую прическу, легкий макияж. Всё идеально. Только руки дрожат. "Так, не волноваться. Сейчас провалю презентацию, и сразу закажу билеты на самолет. К маме сначала, на пару дней, а потом сразу до Токио, домой... Надо же, квартиру Рейты я уже считаю своим домом".
      Вот и презентация. В комиссию входят ведущие представители строительных организаций, проект не шуточный. Выставочный центр на подобии Крокус Экспо, на территории Новой Москвы. Она вышла к трибуне, чтобы презентовать свой проект, волнение сразу улеглось. Девушка уверенно начала рассказывать о том, каким она видит это здание, всё то, о чем она думала последние месяцы. И было уже не важно, одобрят её работу, или нет. Она должна была всё это рассказать и показать на экране свои чертежи и эскизы. И, увлекшись, она забыла, что находится перед высокой комиссией. Главное, это были люди, слушающие её с интересом и вниманием.
      Закончив, она обвела неуверенным взглядом лица, обращенные к ней, и поняла по их выражению, что вовсе не провалилась. На лицах читалось одобрение, даже легкое удивление. "Неужели им понравилось?!". Эта мысль вызвала в душе волну ликования. Она поспешно поблагодарила за внимание, и вышла из конференц-зала. Сделав несколько глубоких вдохов, когда дверь за ее спиной закрылась, отправилась в кафетерий, прийти в себя.
      Девушка пила ароматный кофе и курила третью сигарету, когда к её столику подошел высокий представительный мужчина в строгом дорогом костюме.
- Ольга Ивановна? Позвольте мне присесть на минутку, - хорошо поставленный голос, полный собственного достоинства.
- Да, пожалуйста...
- Меня зовут Сергей Васильевич, я вхожу в отборочную комиссию, слушал вашу презентацию. Признаюсь честно, я потрясен. Вы так молоды, и очень талантливы. Уверен, ваша работа заслуживает самой высокой оценки. Как заместитель главы строительного департамента, буду очень рад сотрудничеству с таким перспективным архитектором.
- Спасибо! Я и представить себе не могла, что вам понравится, - голова Ольги закружилась от открывшихся перспектив. Всё получилось, она чувствовала себя на старте настоящего высокого полета.
- Ольга Ивановна, я мечтаю пообщаться с вами в неформальной обстановке, - он придвинулся ближе, наклонившись к ней. - Скажем, сегодня вечером я вас приглашаю...
      Но Ольге уже захотелось стереть самодовольную улыбку с этого холеного лица.
- Нет, вечером я занята.
- Может быть завтра...
- И завтра тоже. Я каждый вечер провожу в скайпе с любимым человеком. Прошу меня извинить, - она погасила окурок в пепельнице, и ушла, не оглядываясь.

***

- Рей, это потрясающе! Такой шанс!
- Действительно, прекрасный шанс. Я очень рад за тебя.
      Они снова общались в скайпе, в Москве часы показывали 9 вечера, в Токио - 3 ночи.
- Через несколько месяцев я смогу приехать в отпуск.
- Возможно, я смогу прилететь к тебе раньше. Сразу после тура у меня будет дней десять свободных.
      На заднем плане замаячила фигура Таканори, открывающая холодильник.
- Привет, Ру-сан, - помахала она ему.
- Привет! О, я слышал, у тебя грандиозные успехи в работе. Мои поздравления, - Руки подошел к экрану так близко, что его длинные волосы, окрашенные на концах малиновым, упали Рейте на плечо. Он резко обнял басиста, потерся щекой о чужую щеку, развратно провел языком от мочки уха до уголка губ и демонстративно поцеловал в губы. Рейта стряхнул его руку и выключил компьютер.
      Пораженная Ольга уставилась на пустой экран, а потом со злостью захлопнула крышку ноутбука, и залилась слезами, уронив голову на руки. "А ты что ожидала, дура! - сказала она себе. - Как же хорошо и просто было, когда мы с Рейтой были просто друзьями." Она вспомнила, как всегда удивлялась отношениям Рейты и Руки. Иногда, проснувшись ночью, она обнаруживала, что Рея нет рядом, и шла на кухню. Они сидели там вдвоем среди исписанных иероглифами мятых и исчерканных листов бумаги, обсуждая что-то вполголоса. И всегда замолкали, стоило ей появиться. Во взглядах, которыми они обменивались, в том, как близко они сидели, едва не соприкасаясь головами, чувствовалась какая-то интимная близость. И вот теперь Таканори и Акира вдвоем. Вместе. Без неё. Она выключила телефон и планшет, и ушла в комнату к Наташе, смотреть вместе с ней телевизор, что бы ни о чем не думать.

***

      Тем временем в Токио Рейта выключил компьютер так быстро, как только смог. Он не ожидал! Схватив лучшего друга за воротник, он сильно толкнул его, впечатав в стену, вторая рука сжалась в кулак и замахнулась для удара, потемневший взгляд полыхнул злостью.
- Давай, набей мне морду, умник! - заорал Таканори. - Я что, не вижу, что она с тобой делает, эта чертова кукла! Ты сам не свой последнее время, и все из за неё.
- Зачем ты это сделал? - Рейта отпустил его, так и не ударив.
- Затем, чтобы она наконец поняла, что нельзя играть с тобой, с твоими чувствами. Если хочет быть с тобой - пусть возвращается, если нет - пусть остается там. Я не могу видеть, как ты изводишься из за неё.
- Така, - Рейта сел, обхватив голову руками. - Я не знаю, что мне делать. Я вижу, как она мечется, как ей тяжело дается выбор. Она хочет остаться работать в Москве, а мне так плохо без неё.
- Когда-то в подобной ситуации мы с тобой выбрали работу, забив на личное. Благодаря этому нам удалось чего-то добиться. И ей придется сделать свой выбор, рано или поздно. Пусть это случится побыстрее.
- На самом деле есть ещё один вариант...
- Да, и какой же? Ты же не собираешься бросить группу и уехать к ней?
- Ру...
- Даже не мечтай! Если плевать на себя, подумай о нас, твоих друзьях. У нас впереди много лет плодотворного труда, миллионы людей любят нашу музыку, а тебе такая лажа лезет в голову? Только не говори, что тебя можно заменить, сам прекрасно знаешь, что нет. И если ты заикнешься о развале группы, я сам тебя придушу, понял!
      Руки сверкнул на него глазами и ушел в ночь. Рейта остался один со своими мрачными раздумьями. Да, это была жесткая встряска, но ему помогло. Само собой пришло решение. Он снова набрал Олин номер в скайпе, потом в телефоне и в планшете, но она отключила все средства связи. Он так и не смог солгать, что он теперь вместе с Руки, и ей не стоит возвращаться.

***

      Три часа спустя, когда подруга ушла спать, Ольга тоже приняла решение. Она порылась в сумке, вытащила несколько рабочих флешек, и одну за другой кинула в открытую форточку, в подтаявший грязный снег. Затем включила компьютер, зашла на сайт авиакомпании и заказала билет до Токио. И только потом набрала номер Рейты. Он ответил сразу, как будто ждал. Голос был хриплым, видимо, он выпил.
- Рей, встретишь меня послезавтра? Я лечу домой.
- Это из за Таки?
- Нет. Просто я так решила. Я люблю тебя, и не хочу потерять.
- И я люблю тебя.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.