Как в старой балладе +463

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма
Размер:
Миди, 20 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что делать рыцарю, когда на турнире твой злейший враг подстраивает ловушки, мешая даже выйти на поле. Отставить свою правоту? Присмотреться к врагу поближе?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По тексту баллады сэра Вальтера Скотта "Балла о кровавой рубашке"
10 февраля 2015, 10:37
БАЛЛАДА О КРОВАВОЙ ОДЕЖДЕ
Где гордо вознесся средь мирных долин
Стольный град Беневент, страны властелин,
В тот час, когда запад окрасил в кармин
Шатры паладинов, грозы сарацин,
Накануне турнира, без свиты, один,
Юный паж спустился в лагерь с вершин.
«Где, укажите мне, здесь чужанин,
Томас из Кента, Британии сын? »
Вот скромный шатер: сквозь вечерний туман
Блестит в нем только доспехов чекан,
И статный силач из страны англичан
Сам правит в кольчуге какой-то изъян
(Позвать оружейника — тощ карман).
Он завтра в доспехи оденет свой стан,
И завтра увидят, как смел он и рьян,
Дама его и святой Иоанн.
«Хозяйка моя, — юный паж сказал, -
Госпожа Беневента, ты же так мал,
Из ничтожнейших самый ничтожный вассал.
Но тот, кто мечтает о высях скал,
Перепрыгнуть должен бездонный провал
И должен быть так безрассудно удал,
Чтоб все увидали, что он не бахвал,
Что дерзость он доблестью оправдал».
Рыцарь снова склонился — так чтят алтари, -
А юный посланец молвил: «Смотри,
Вот сорочка: в ней спит от зари до зари
Моя госпожа. Ты прочь убери
Щит, кольчугу и шлем, и душой воспари,
И в сорочке льняной чудеса сотвори,
Бейся, как бьются богатыри,
И покрой себя славой или умри».
Сорочку рыцарь берет не смутясь.
Он к сердцу прижал ее: «Дамы приказ
Я выполню, — молвил он, — всем напоказ,
Буду биться без лат, ничего не страшась,
Но коль не погибну на этот раз,
То для леди придет испытанья час».
Здесь кончается, так уж ведется у нас,
О кровавой одежде первый сказ.

СКАЗ ВТОРОЙ
Вот в день Иоанна восток заалел,
На ристалище каждый обрел свой удел:
Копья с треском ломались, и меч разил,
Победителям — честь, павшим — темень могил.
Там много свершилось геройских дел,
Но тот был особо удал и смел,
Кто сражался без лат, покрытый льняной
Девической тонкой сорочкой ночной.
Одни нанесли ему множество ран,
Но другие щадили прекрасный стан,
Говоря: «Видно, здесь обещанье дано,
А за верность убить паладина грешно».
Вот герцог свой жезл опустил — и турнир
Окончен, фанфары вещают мир.
Но кто ж победил, что герольды гласят?
То рыцарь Сорочки, что бился без лат.
Собиралась леди на пир во дворец
И на мессу во храм. Вдруг мчится гонец
И покров подает ей, ужасный на вид:
Он изрублен мечами, разорван, пробит,
С конских морд на нем пена, и пыль, и грязь,
И пурпурная кровь на нем запеклась.
И с мизинчик миледи, с ее ноготок
Не остался там чистым ткани клочок.
«Сэр Томас, чья родина — дальний Кент,
Шлет покров тот миледи в ее Беневент.
Кто упасть не боится — сорвет себе плод,
Перепрыгнув бездну — до цели дойдет.
Господин мой сказал: «Жизнь я ставил в залог,
Доказать свою верность настал твой срок.
Повелевшая снять мне и латы и шлем,
Пусть открыто объявит об этом всем.
Я хочу, чтобы леди в кровавый наряд,
Который я ей посылаю назад,
В свой черед облеклась. Ткань от крови красна,
Но позорного там не найдешь ты пятна».
Зарделась миледи от этих слов,
Но прижала к устам кровавый покров:
«И замок и храм, господину скажи,
Увидят верность его госпожи».
Когда же на мессу двинулось в храм
Шествие знатных вельмож и дам,
Миледи была — видел весь Беневент -
В кровавой сорочке сверх кружев и лент.
И позже за трапезой пышной она,
Отцу поднося его кубок вина,
Сверх мантии — все лицезрели кругом -
Покрыта кровавым была полотном.
И шепот пошел по блестящим рядам,
Ужимки, смешки кавалеров и дам,
И герцог, смущеньем и гневом объят,
Метнул на виновную грозный взгляд:
«Ты смело призналась в безумье своем,
Но скоро жестоко раскаешься в том:
Вы оба — ты, Томас, и ты, моя дочь, -
Из Беневента ступайте прочь! »
Тут Томас поднялся, шатаясь от ран,
Но духом все так же отважен и рьян.
«Как кравчий — вино, так щедро в бою
Я кровь свою пролил за дочь твою.
Ты как нищую гонишь ее из ворот,
Я ж супругу свою охраню от невзгод.
И не станет она вспоминать Беневент,
Госпожою вступив в мое графство Кент».

Как в старой балладе

- Ты. Мне. Надоел! – высокий плечистый блондин прижал к стене не менее высокого, но более худого парня с пронзительно-рыжими волосами. – Сволочь, да я тебя за меч придушу!
- Да ну? Сил-то хватит? – рыжий непокорно сверкнул темными глазами. Свою вину он даже не отрицал.
Блондин зарычал, снова впечатывая его в стену, и размахнулся, собираясь кулаками вбить в одну наглую рыжую голову, что портить чужое оружие, да еще и перед самым турниром за звание лучшего бойца, было далеко не лучшей идеей.
- Что здесь происходит? Ален, ты опять за свое? – командир тройки стражников, отвечавших за соблюдением порядка на турнире, сердито нахмурился. Он уже не первый раз заставал этих двоих за дракой. Вернее, за избиением младшего парня старшим.
Рыжий немедленно утратил наглый вид, глядя на стражников перепуганными глазами. И вообще, вид у нахала сразу стал таким жалким, что никому и в голову не пришло бы обвинить его в каких бы то ни было кознях товарищам. Кто, этот мальчишка со взглядом обиженного ребенка?
- Да он меня уже достал по самое не могу...
- А ты терпи. И вообще, отойди от ребенка.
Ален немного помолчал, потом с отвращением отмахнулся:
- Да пусть валит, куда угодно.
- И чего ты к нему привязался? Не надоело еще в карцере сидеть? Пошли-пошли, дорогу ты уже сам знаешь.
«Ребенок» из-за спины стражников скорчил рожу. Ален сердито сплюнул и отвернулся.
Его злил этот несносный рыжий парень, и его постоянное стремление все портить...
- Но у меня турнир. Я уже четвертый раз пропущу, меня больше не пригласят.
- Так что ты постоянно Мартина задираешь? Вел бы себя спокойно, никто бы тебя в карцер не таскал.
- Он мой меч испортил!
Стражник только скептически хмыкнул.
- В общем так, если парень тебя извинит – на турнир отпущу. Если нет – извини, сам виноват.
- Где эта сопля?
Ради турнира Ален готов был и извиниться разок.
Мартин уже успел улетучится в неизвестном направлении.
- Встречу, отправлю к тебе, - командиру стражников было даже в чем-то жалко Алена. – Пойдем уже.
- Идем... До турнира еще час. Успею...
Мартина до турнира так нигде и не выловили. Но Алена к началу поединков все-таки выпустили – похоже, рыжий понял, что после такой подлянки очередным внушением не отделается, и сам попросил отпустить Алена на турнир. Вот только оружия нормального у рыцаря не было. Лишь испорченный все тем же Мартином меч.
- И с чем ты решил выйти?
- Не знаю.. Со сломанным мечом.
Разумеется, сражаться таким оружием толком не получалось. Первый поединок Ален выиграл только за счет опыта, второй – банального везения. Но против третьего противника шансов не было никаких. Самое обидное, что, если бы не этот рыжий пакостник, Ален имел бы все шансы если не выиграть, то войти в пятерку сильнейших – наверняка.
- Не расстраивайся, в следующем году повезет.
- Меня не будет в следующем году, - буркнул Ален. - буду далеко... деньги зарабатывать наемничеством. Раз не получил награду на турнире, придется срочно продаваться любому лорду в услужение.
За стеной палатки послышался тихий шорох. Ален застыл, прислушиваясь… Нет, похоже, показалось.
- Да отпусти ты меня! – яростный вопль оч-чень знакомым голосом. Похоже, рыжий не только Алена доставал.
Послышался грохот, крики, гулкое «бум», словно кого-то припечатали о стену… Стража тут же устремилась на шум, торопясь разнять драчунов.
- Ну и что у вас тут снова произошло? - полюбопытствовало воин, выглядывая.
Помятый рыжий хлюпал носом, утирая кровь. Тайлер, будущий противник Алена, прожигал парня взглядом, но продолжить драку в присутствии стражи не пытался.
- Да вы что, издеваетесь? – закатил глаза стражник, тот самый, который буквально два часа назад взял под арест Алена. – В карцер. Обоих!
- А мне что делать? – осторожно спросил Ален. – У меня бой с ним должен был быть.
- Пропустишь, - пожал плечами стражник. – При отсутствии противника, тебе автоматически засчитается победа. Так что сразу перейдешь на следующий круг поединков. Завтра как раз и соперников объявят.
- Да уж, - хмыкнул Ален. - Ну ладно...
Переход на следующий круг его бы порадовал, будь у него меч. Или деньги на меч. Но в кошельке гулял ветер, а единственное его оружие могло быть восстановлено... Только зачем? На следующем уровне сражались уже те, кем когда-то был сам Ален - прославленные рыцари, военачальники. И снаряжение у них явно было намного лучше, чем у него теперь.
А утром над лагерем стояла такая ругань, что птицы на подлете дохли. Кто-то облил все снаряжение участников турнира едкой кислотой. Пострадали не все, но большинство. И теперь перед организаторами турнира стоял вопрос: отменить поединки, или дать воинам показать, что победа зависит от их умений, а не оружия?
- Возьмем тренировочные, - предложил Ален. - И как раньше... без кольчуг, на затупленных мечах.
Рыцари слаженно зашумели. Кто-то отказывался, кто-то соглашался, впрочем, большинство было только за подобный турнир. Все же бессмысленные травмы и смерти в поединках со своими возможными соратниками воинов не радовали.
- Один интересный вопрос – кто снаряжение-то испортил? Мастер, никто ведь ничего не заметил…
- Я бы сказал кто, да он к этому времени уже в карцере сидел… Да и к чему бы этому парню портить снаряжение у всех? - Ален проговорил это негромко, так что никто и не услышал.
Впрочем, пора пришла выбирать меч. Тренировочный, нарочито затупленный, чтобы не повредить ученикам.
- Готов? - усмехнулся за плечом Герат, верный боевой сподвижник, такая же голь перекатная, как и сам Ален.
- Готов, - кивнул тот.
Поединки шли один за другим. Несмотря на опыт и умения бойцов, равное и непривычное для всех снаряжение привело к неожиданным результатам. Так, несколько несомненных лидеров турнира проиграли в первых же схватках. А сам Ален с неожиданной легкостью прошел в следующий тур. Ему-то к плохому оружию было не привыкать. Равно как и Герату.
- Эх, а помнишь, как мы с тобой вместе едва ли не кочергами отмахивались от врагов? - глаза Алена горели.
- Помню... Но это получше будет. Эх, пропьем выигрыш сегодня.
- Лучше не надо, - более благоразумный Ален покачал головой. – Сейчас-то мечи тренировочные, но в жизни лучше прикупить что-нибудь поострее.
- Ну, на твой выигрыш купим мечи, а мой пропьем. Мне с тобой не тягаться, на стаканчик выпивки выиграю - и то ладно. Со следующего круга уже выигрыши в монетах пойдут. Только успевай сражаться, да сумму считать.
- Это точно. Нам здорово повезло с этим неизвестным вредителем. Кстати, нашел уже, у кого ленту брать? – это было еще одной традицией. Каждый боец должен был сражаться не просто так, а в честь кого-то. Обычно – в честь прекрасной дамы, знаменитые красавицы эти самые турнирные ленты закупали пачками. Но были и другие варианты. Ленту было можно взять у родственников, сюзерена или даже друга. Одно условие – этот человек не должен быть рыцарем или участником турнира.
- Да, у Дурнушки Илги взял, она хоть на лицо и уродлива, зато внутри красоты несказанной, может, если не совсем опозорюсь, предложение ей сделаю сегодня, маркизе моей. А у тебя как все с этим делом?
- А никак. Не нравлюсь я никому. Пойду со своими родовыми цветами, за честь и славу.
- Да ты никак из благородных? – удивился Герат. – Вот уж никогда бы не подумал, с ними нормально говорить невозможно.
- Я-то? А я вот раньше тоже маркизом был... только по ветру пустил весь маркизат, за проигравшегося в карты отца. Сейчас вот и зарабатываю мечом на жизнь, чтобы матушку и сестер содержать, - Ален хмыкнул. - А то ж ты и не слыхивал, как маркизат Черро с торгов пускали?
- Я делами лордов не шибко интересуюсь, - пожал плечами Герат. – А что ж ты у сестры или матери ленту не попросишь? С родовыми цветами, оно, конечно, хорошо, да только не любят зрители таких. За пятьдесят лет ни один в победители не выбился, - Герат скривился, вспомнив о еще одной традиции турнира. Если поединок заканчивался ничьей, или победа была неубедительной, то того, кто пройдет в следующий круг, выбирали зрители.
- Они не приехали, далеко и дорого, у них нет денег. Ничего, как-нибудь уж слажу.
- А ты у рыжего своего ленту попроси, - хохотнул Герат. – Ходит он за тобой, как преданный поклонник.
- Ага. Добьюсь я от него ленты... вон, и так в карцере сидеть после турнира.
- То есть, в принципе, ты не против? – хитро прищурился Герат, глядя куда-то за плечо другу.
- Да нет, не против. Если найдет ленту и подарит, мне все равно, в чьих цветах выйти...
- А вот и подарю, - раздалось из-за спины. – Зеленую! Может, я всю жизнь мечтал, чтобы за меня мечи на турнире ломали.
Ален развернулся, смерил его далеким от дружелюбия взглядом, потом протянул руку за лентой. Мартин дерзко усмехнулся, несмотря на еще не сошедший синяк, и вручил невесть откуда взятую турнирную ленту – ну, не таскал же он ее с собой в поисках кому вручить? Зеленую. Рыцарь скривился – вот паршивец – но ленту взял. Зеленая лента символизировала битву в честь надежды. Особенно – надежды на взаимность. Стоит ли упоминать, что почти всегда ее вручали невесты своим женихам?
- Повязать? - предложил рыжий.
- Повязывай, - Ален решил уже смириться.
В конце концов, битва в честь надежды могла означать и надежду на возрождение былого величия его рода. А Мартин в качестве невесты ему никак не подходил, так что над кем смеяться будут больше - это еще вопрос.
Мартин вывязал ленту каким-то сложным узлом, отступил полюбоваться работой…
- Тебе идет, - заключил он с такой ехидной улыбочкой, что Ален удержался от удара только из опасения снова попасть в карцер. Кстати, о карцере…
- С чего это тебя уже выпустили? Ты и в карцере драку устроил?
- Нет, отпустили на турнир посмотреть.
Герат только хмыкнул, кивая Алену:
- Идем, нам пора.
- Смотри не проиграй, герой, - выкрикнул вслед Мартин. – Зря я, что ли ленту выпрашивал?
- И у кого ж ты ее выпрашивал?
Рыжий хитро улыбнулся:
- Вокруг много красавиц. А я хорошо умею давить на жалость, - он снова изобразил свою коронную печальную мордочку.
- Так бы и вмазал, да вроде как ты у меня дама сердца...
- Тогда уж парень сердца, - Мартин закатил глаза, пародируя довольно известную картину, посвященную сакраментальной «прекрасной даме». – Не подведите же моего доверия, о мой отважный рыцарь…
Ален только фыркнул и удалился прочь, игнорируя рыжего напрочь.
Зато Мартин его игнорировать не собирался. Как эта рыжая нечисть умудрилась пробраться на самые удобные места трибун, неизвестно, но шухер он там устроил знатный. Причем не абы какой шухер, а в поддержку «рыцаря, сражающегося за надежду». Ну, и его таинственной вдохновительницы. Учитывая, что с зеленой лентой кроме Алена были только два рыцаря, заметно уступавшие бывшему маркизу в мастерстве, трибуны поддерживали фактически его одного. А сам Ален скрипел зубами, мечтая поставить рыжему еще парочку фингалов, да вымещал злость на противниках.
Рыцарь и сам не заметил, как он вообще умудрился пробраться в финал. Герат отстал ненамного - срезался круг назад, но уже вовсю расточал комплименты своей Илге, а та улыбалась, светилась от счастья и казалась почти миловидной.
Финальные поединки вышли самыми тяжелыми. Опытные противники, да и сказывалась усталость от целого дня схваток. Под конец Ален уже с трудом поднимал меч. И только одна мысль билась в опустевшей голове – он смог. Даже если не справится с этим противником, он уже вошел в пятерку сильнейших. А значит, нет нужды уезжать, и денег на этот год семье хватит… Но стоило только краем глаза зацепить огненно-рыжую макушку на трибунах, как с губ срывалось злое рычание, а удары обрушивались на противника с неожиданной силой.
Он все-таки не сумел выиграть - немного не хватило, удар прошел по касательной, онемело плечо. Ален попытался поднять меч, но уже не смог. Второе место на турнире, фактически победа. Если б только у него была возможность немного потренироваться перед самим турниром...
Трибуны шумели, требуя пересмотреть результаты. Ален моргнул, разгоняя муть перед глазами. Ах, вот оно в чем дело… Его противник вышел в родовых цветах, показывая, что прежде всего бьется за собственную гордость. Да еще и надменное выражение лица, вызывающее непреодолимое желание стереть его кулаком. Неудивительно, что симпатии толпы оказались на стороне Алена.
- Ты отлично сражаешься, - Ален улыбнулся. - Но зря без ленты. Они такое не любят...
Лорд смерил своего противника презрительным взглядом… нахмурился, присмотрелся повнимательней…
- Черро? Ален Черро?! – лорд был не просто удивлен, а натурально шокирован.
- Тшшш, Фран, не так громко. Для всех я здесь просто рыцарь Ален. Идем, пора получать наши награды.
Фран растерянно кивнул. Не ожидал он встретить Алена на турнире. Он запомнил хрупкого мальчишку, никогда особо не интересовавшегося искусством боя, а встретил широкоплечего высокого воина, явно не расстающегося с мечом.
- И буду очень благодарен, если ты сохранишь... Не то чтобы в тайне... просто не будешь чересчур громко это высказывать.
- Хорошо, - кивнул лорд. – Но я рад, что ты в порядке. О тебе давно не было слышно, - Фран крепко пожал руку рыцарю.
Дальше церемония награждения прошла без эксцессов. До того момента, как распорядитель позвал на поле дарителей лент. Фран гордо стоял в одиночестве, остальные трое финалистов уже вовсю махали своим дарителям, призывая спускаться. Мартин на трибунах побледнел и не двинулся с места.
Ален его игнорировал, стоя рядом с Франом. Не родовые цвета, но просто надежда... на будущее.
Трибуны возмущенно загудели, но потом кто-то высказал предположение, что «бедный, но сиииимпатииишный рыцарь» просто не хочет компрометировать свою возлюбленную, которая наверняка подарила ему ленту против воли родителей, и волнения успокоились. Только рыжей макушки на трибунах уже не было.
- Ну что, идем сегодня пить? - Герат приблизился к ним. - Фран? Герцог, вы тут что делаете? И где же лента вашей возлюбленной?
- Там же, где и возлюбленная, - сквозь зубы ответил герцог. – Не всем же так везет, как Алену, иным довольно и малой неудачи, чтобы отвернуться в поисках партии повыгодней.
- Тогда идем пить втроем, - решил Герат. - Илга ждет меня завтра к вечеру... а сегодня мы отмечаем.
Пить герцог умел. Во всяком случае, вино он хлестал как воду, с легкостью перепив своих собутыльников и половину трактира.
- Вот почему.. ик… в жизни все так несправедливо? – вопросил Фран в пространство. – Каждая сволочь только и ждет… ик… чтоб в спину ударить. Тебе вон несмотря ни на что ленту подарили… А мне даже и попросить не у кого было…
- Мне ее всучили, - Ален хохотнул. - Да ладно тебе... Подарит тебе ленточку твой принц. И не смотри так, я ж все про тебя знаю. Подарит. Вот к следующему турниру как раз наберется... ик... смелости.
Герцог грустно хлюпнул носом:
- Хороший ты парень, Ален… И чего тебе так не везет?
- А, отец проигрался, а я расплачиваюсь. И вообще, смотри, Герат. Женится на маркизе и будет счастлив... а мы останемся два дурака...
- Так ты тоже женись… на той, кто тебе ленту всучил.
Ален истерично расхохотался:
- На ком?
- Ну... девица, которая ленту... красивая, кстати?
- Глаза серые, волосы рыжие, ростом где-то с меня. Ребрышки птичьи наружу...
- Э? – герцог озадачился. Девица ростом с Алена и «птичьими ребрышками» в воображении как-то не складывалась.
- Красивая-красивая, - хохотнул Герат. – Глазищи, что у Марлен Златовласой, так и сверкают. А уж характер – огонь!
- А уж голос-то... голос-то какой у моей невесты...
- Невесты? – невесть откуда взявшийся рыжий был ошарашен. – Что ж тебе твоя невеста ленту не подарила? – ядовито спросил он.
- Как это не подарила? Вон, висит зеленая...
- А уж какого нрава невеста кроткого, - не унимался Герат. - Бедный Ален уже и не знает, в какой карцер сбежать да в какую тюрьму спрятаться. Везде находит, зараза рыжая.
- От большой любви мне меч перед турниром точить взялась, так сточила - переломилось оружие.
Мартин побледнел, позеленел, открыл было рот…
- Виконт? А вы.. ик.. что тут делаете? – Фран с удивлением воззрился на новое лицо. – И зачем… ик… покрасились? Вам и русый шел…
- Как это - русый?
- Как это - виконт? - удивился Ален. - А врал-то, врал... Что безродный.
- Да Мартин Трейский это. Он из дома сбежал…ик… да с полгода уже будет.
- Меня из рода вычеркнули.
- Ничего подобного. Граф сначала грозился наследства лишить, а сейчас уже награду за любые сведения про сына назначил, - слегка заплетающимся языком сообщил герцог.
- Так, а много дают? - тут же прищурился Ален.
- Не интересовался, - пожал плечами Фран.
- Ты! – Мартин вспыхнул и стрелой вылетел на улицу.
Ален проводил его смешком и вернулся к выпивке. Разговоры потекли дальше своим чередом.
Разошлись они далеко за полночь. К этому времени Ален уже успел слегка протрезветь и даже шел без зигзагов. Поэтому рыжего он заметил раньше, чем Мартин его.
- О, моя невеста. Еще и в слезах... Что случилось, прекрасная беглянка из отчего дома? Ножку подвернула, красавица?
Мартин зло сверкнул глазами и ничего не ответил. Молча поднялся, обошел Алена, и, шмыгая носом, пошел куда-то на окраину лагеря.
Однако оказался перехвачен за шиворот.
- Я еще раз спрашиваю, что случилось?
- Тебе-то какое дело? Ты меня все равно терпеть не можешь, какое тебе дело до моих проблем?
- Ну, скоро все выяснят, кто именно подарил мне ленту, так что временно твои проблемы становятся моими. Так кто тебя обидел?
- Никто, - дернул плечом Мартин, пытаясь освободиться из крепкой хватки рыцаря. – Да отпусти ты, больно же!
- Хватит заливать! Можно подумать, я тебя в первый раз за шкирку ловлю!
- Да пусти же! – лицо Мартина залила мертвенная бледность.
Ален нахмурился, разжимая пальцы.
- А ну, снимай рубашку.
- Ни за... Что ты делаешь?
Ален уже раздевал его, хмурясь.
- Пусти! – снова рванулся рыжий. Рубашка затрещала – отпускать Ален не собирался. А луна была достаточно яркой, чтобы заметить обширный ожог на левом плече, и не менее обширный синяк – на правом.
- Где ты так пострадал? - рыцарь перехватил его за пояс. - Где еще повреждения?
- Больше нет, - наконец, сдался Мартин. – Это предупреждение. А второе плечо я сам облил… нечаянно.
- Ну да, конечно. И что за предупреждение?
- А ты думаешь, я просто так из дому сбежал? Отец, может, и не знал ничего, но я в это не верю.
Ален нахмурился:
- Подробнее, черт тебя дери. Я ничего не понимаю из твоих отрывочных реплик.
- Да что подробнее? Года два назад приехал с границы Максимус. Он меня старше, но незаконнорожденный. Если бы меня не было, графство досталось бы ему. А так, максимум небольшой надел земли. Вот он и решил, что из него граф будет лучше, чем из меня, - Мартин шмыгнул носом. – А я жить хочу, и хочу сильно.
- А графство хочешь? - усмехнулся Ален.
- Жить хочу больше, - мотнул головой рыжий. – Полгода нормально все было, а теперь за один вечер – и герцог, и Максимус… Если я не исчезну, долго мне не жить. Но полгода назад и такого выбора не было.
- А Фран-то тебе чем успел насолить? - неприкрыто удивился Ален.
- Может, тем, что он пытался с моей помощью вызвать ревность у принца? – Мартин передернул плечами. – Отдай рубашку, холодно.
- Он не со зла, поверь, - Ален вернул ему рубашку. - Фран долгое время пытается привлечь внимание принца... Но ничего не выходит. Не злись, герцог отличный друг, верный соратник. Он с тобой подружится тоже, будь уверен.
- А то, что меня потом Его Высочество чуть на лапшу не порезал, это ничего? – окрысился Мартин. – И вообще, отпусти уже. Мне ехать пора.
- Никуда ты от меня не уедешь, учти это.
- Я жить хочу, - опустил голову рыжий. – Ты меня, конечно, терпеть не можешь, но не настолько же, чтобы желать мне смерти? А я устал уже шарахаться от каждой тени.
- Успокойся. Все решаемо... Одна церемония - и твой брат прекратит тебя преследовать, а с принцем я сам поговорю.
- Какая церемония? – нахмурился Мартин.
- Свадебная. Ты перестанешь претендовать на графский титул из-за мезальянса.
Рыжий моргнул – раз, другой, третий.
- А тебе-то это зачем? – осторожно поинтересовался он. – От меня ж одни неприятности…
- Ну, ты забавный в чем-то. Да и подарил ленту простому рыцарю без титула...
- Ты хороший… Знаешь, из всех, кого я доставал, только ты до сих пор не сломал мне ни одной кости. И это… ты извини. Я, правда, не нарочно тебе меч испортил.
- Ну да, ты его точил, - саркастически хмыкнул Ален.
- Я правда не специально! – Мартин возмущенно дернулся, и тут же скривился от боли в обожженном плече.
- Идем в мою палатку, буду лечить твое плечо.
- Может, не надо? – неуверенно протянул Мартин. – На мне все быстро заживает…, - на самом деле, плечо болело ужасно, но признаться не давала гордость. Итак уже раскис дальше некуда.
- Идем, я сказал. Ты хоть что-то делаешь без потока возражений?
- Пакости? – чуть улыбнулся рыжий. Улыбка вышла подрагивающей и неуверенной, совсем не похожей на доводившую Алена до белого каления нахальную усмешку.
- Как вариант, - Ален поволок его в палатку.
Обезболивающая и заживляющая мазь была у каждого хоть сколько-нибудь опытного или умного участника турнира, равно как и материал для повязок. Лекарей-то организаторы обеспечивали, но мало ли что? Ален при скудном свете фонаря принялся покрывать травмы Мартина пахучей желтоватой смесью. Рыжий морщился, бледнел, но молчал. Под конец рыцарь мазнул остатками мази синяк на скуле, которым наградил Мартина его несостоявшийся противник.
- А это-то зачем? – дернулся рыжий.
- Чтобы на свадьбе не говорили, что это я приложил...
- За пару дней само сошло бы, - Мартин отвернулся. Его нервировала вся эта ситуация. Виконт никак не мог понять, зачем Ален вообще с ним возится?
- Ну вот. Теперь можешь ложиться спать... К утру я скажу всем, что мы вступаем в брак. Это сразу лишит тебя права на графский титул, ибо безродный рыцарь не может быть парой дворянину...
- Ты не безродный, - Мартин осторожно подвигал плечами. – Маркизат продан за долги, но титула-то тебя никто не лишал.
- Титула я тоже лишен. Фамильный меч был сломан... отец опозорил род и тот был прерван повелением короля.
- Жаль. Из тебя вышел бы отличный лорд, - Мартин снова улыбнулся. – Ладно, я пойду..
- Куда?
- Как куда? Спать. Ты же не хочешь опозорить свою невесту до свадьбы? - в серых глазах снова плясали знакомые чертенята.
- Хммм, надо подумать. А невеста против?
- Невеста больна, ранена, и вообще валится с ног. Да и доблестному рыцарю не мешало бы отдохнуть – поединки были не легкими.
- Тогда, моя прекрасная невеста, позвольте проводить вас на ваше ложе, - Ален жестом указал на свою постель. - Одеяло тонковато, но я могу лечь рядом. Исключительно согревать своим телом, не более.
- Меня начинают терзать сомнения, - прищурился Мартин, - кто из нас большая язва. Но отказываться не буду, ночевать в карцере мне неохота.
- В карцере? – Ален выгнул брови.
- А больше нигде мест все равно нет, - пожал плечами Мартин.
Алену явно надоело спорить, он поднял "невесту" на руки, пронес пару шагов до постели, мягко уронил.
- Спите, моя строптивая леди.
- Я не леди, - пробурчал Мартин, устраиваясь поудобней. – Я даже уже не лорд почти.
- Спи, невеста. Я ополоснусь на сон грядущий... и приду. Благоухать травами у тебя под боком.
- Угу, - сонно пробурчал Мартин. Он и в самом деле вымотался, так что стоило ему чуть расслабиться, сразу же заснул. Почему-то виконт был уверен, что здесь ему ничего не грозит.
Ален вышел из палатки, вздохнул, усмехнувшись своим мыслям... Сломанный меч. Да, отец Мартина придет в восторг... В отрицательном смысле слова.
Час был уже поздний – вернее, ранний, так что купальни оказались свободны. Рыцарь наскоро ополоснулся, и вернулся в палатку. Снова усмехнулся, подгребая под бок сопящего Мартина. Да, «невесту» он себе нашел необычную.
- А рыжий тебе все равно больше к лицу, - тихо шепнул он.
Мартин не проснулся, только что-то пробормотал сквозь сон, обнимая Алена и прижимаясь к нему всем телом. Виконт оказался на удивление мерзлявым, да и знобило его из-за ожога. Рыцарь расправил одеяло, укутывая обоих, прижал покрепче к себе невесту. И спокойно заснул.
Утро началось тихо и спокойно – птицы пели, Мартин тихо сопел под ухом. В общем, ничего не предвещало дневных потрясений.
Но гром грянул буквально среди ясного неба - на турнир примчался отец Мартина, разыскивать своего сына. Старый граф пребывал в таком волнении, что едва не получил удар. Неизвестно, откуда он узнал о присутствии Мартина на турнире – ну не Максимус же его оповестил? – но искать Мартина он начал сразу с палатки Алена. Рыжий, выглянув было наружу, ойкнул и стрелой метнулся обратно, прятаться за массивного рыцаря.
- Добрый день, граф, - Ален был спокоен и улыбчив.
Адриан Трейский едва удостоил его взгляда:
- Где? Где Мартин?
- А почему вы ищете его в моей палатке?
- Потому что в карцере его нет, а последний, с кем Мартина видели – это вы.
- Вот как. И зачем же это вам мог понадобиться мой жених?
- Жених?! – граф побагровел. – Мартин! Немедленно объяснись!
- А что объяснять? – Мартин выпрямился, вышел из-за спины рыцаря. – Ален сражался на турнире с моей лентой. Какие еще доказательства вам нужны?
- Немедленно домой, - граф решил не обращать внимания на выходки младшего сына.
- Я не поеду, - виконт выпрямился. – Помнится, вы говорили, что еще одна моя выходка - и я останусь без наследства. Так вот, я уже полгода без него прекрасно обхожусь. А Ален, в отличие от вас, знает именно меня, а не наследника графства. Всего хорошего, граф Адриан.
- Мартин, сын... Ты же не можешь променять меня, своего отца... На безродного нищего рыцаря...
- Уже смог. Вам следовало немного больше времени уделять мне, и немного меньше – моему воспитанию. Может, тогда бы вы поняли, почему я сбежал.
- Он нищий... - граф выпрямился. - Мартин. Или ты немедленно едешь со мной. Или ты мне больше не сын.
Рыжий гордо выпрямился:
- Я не изменю своего решения. Передавайте привет Максимусу, граф.
- Мартин, не глупи. Лишиться наследства - это одно. Но лишиться семьи...
- Я ее уже давно лишился, - с неожиданной горечью ответил виконт. – Иначе мне не пришлось бы бежать из родного дома, спасая свою жизнь.
Ален обнял его за талию, поцеловал в висок, не стесняясь графа:
- Через неделю будет еще один турнир. В этот раз - на королевском ристалище, и после него я сделаю тебе официальное предложение... Как раз и кольцо куплю.
Мартин прижался ближе, опираясь на Алена. При прикосновении стала заметна мелкая дрожь, сотрясающая все его тело. Этот разговор дался рыжему совсем не так просто, как он хотел показать.
- Спасибо. Только с Его Высочеством не забудь поговорить, ладно? А то, боюсь, я до конца турнира не доживу.
- Я помню, - Ален улыбнулся ему, перевел взгляд на графа. - Вы еще что-то хотели?
- Нет. Ничего, - буквально выплюнул граф, резко разворачиваясь на каблуках. – Похоже, я ошибся, и моего сына здесь нет.
- Да, поищите в своем поместье... - Ален задернул полог.
Мартин шумно выдохнул и стек на пол.
- Не ожидал, что он узнает так скоро. Интересно, кто ему сказал?
- Ну, выяснять это смысла не имеет. Вставай, моя прекрасная леди, простудишься.
- Не надо звать меня леди, - вяло огрызнулся Мартин. – Это даже не смешно.
Виконт потеребил в руках прядь волос:
- Наверное, стоит смыть краску. Скрываться-то мне уже не надо.
- А мне ты больше рыжиком нравишься... - честно признался Ален. - И я все равно тебя буду звать невестой, женой, возлюбленной и своей леди. Привыкай.
- Но почему? – Мартин недоуменно глянул на жениха. – На прекрасную леди я точно не тяну.
- Считай это маленькой местью за все твои выходки, - ухмыльнулся Ален.
- Мда, - Мартин взъерошил волосы. – Даже не знаю, обижаться или радоваться. У тебя поистине ангельское терпение.
- Ничего, моя светлая леди... так, снимай рубашку.
- Зачем?
- Как зачем? Синяки твои осматривать.
Мартин немного поколебался, но рубашку снял. Смысл спорить, если Ален все равно разденет, не добровольно, так силой? Синяк за ночь слегка побледнел, а вот ожог выглядел все также паршиво.
- Сейчас, еще раз смажу. Ну как ты ухитрился так обжечься, а?
- Как, как… - проворчал Мартин. – Кислоту разлил, я же говорил.
- Как можно так ее разлить?
- А ты думаешь, легко поливать доспехи выше себя ростом?
- Ах ты, паршивец мелкий...
- Ай! За что? – Мартин обиженно потер затылок. – Я же как лучше хотел!
- Ты представляешь, сколько тебе придется платить, если они узнают?
- Ну, ты же никому не скажешь? – хитро улыбнулся Мартин. – И потом, кто с чего ты взял, что это я испортил все доспехи в лагере? Я вообще в карцере сидел. А облился уже позже, - невинности во взгляде рыжий определенно накрал у младенцев.
- Верю-верю. А с чего ты ко мне цеплялся?
Мартин порозовел, отвел глаза в сторону.
- Ну… ты хороший.
- И что? Это нынче повод? - Ален наложил повязку на ожог.
- Нет, - Мартин собрался с духом, поднял глаза на рыцаря. – Просто я не знал, когда меня найдут люди Максимуса, и поэтому старался всегда быть на виду. А так как талантами не блещу, оставался только такой способ. А ты… ну, ты мне даже синяков почти не ставил. И просто понравился, – румянец стал гуще.
- И ты меня поэтому постоянно подставлял?
- Оно случайно получалось…. В большинстве случаев. Я только тогда на ярмарке все планировал.
- Это.. Когда?
- Когда дикий тур из загона сбежал. Давно, еще несколько месяцев назад.
- Вот дурак, - в сердцах бросил Ален. - Женюсь - запру.
- В башню с драконом? – ехидно фыркнул Мартин. – Так я того, не девица. Дракон не заинтересуется.
- В спальню с кроватью!
- А на кровати что?
Ален ухмыльнулся:
- Узнаешь, дорогая.
- Гад ты, - с чувством сказал Мартин. – Кстати, не знаешь, торжище еще не свернулось?
- Нет, понятия не имею.
- Тогда пойду, посмотрю. Надо же новую ленту купить.
- Я с тобой. А то мало ли, - Ален нахмурился. - Надо тебя беречь.
- Да кому я нужен? – пожал плечами Мартин. – Кстати, ты ленту какого цвета хочешь?
- Зеленого, моя прекрасная леди, разумеется, зеленого.
- И на что же ты будешь надеяться в этот раз?
- На чудо, дорогая, на чудо.
- Хм? – удивился Мартин, окончательно приводя себя в порядок. – А разве рыцари не материалисты, верящие лишь в собственный меч?
- У меня нет меча. Буду верить в чудо, и в то, что у нас что-то да и получится...
- Я думал, ты собираешься потратить выигрыш на нормальное оружие, - Мартин смутился.
- Это да. Но и на свадьбу тоже...
- Свадьба подождет. Меч для тебя важнее,- рыжий выглядел непривычно серьезным.
- Сладим, - повторил Ален. - Не волнуйся.
- Нет, я серьезно. У тебя же мать, сестры… Наверное, они хотели бы побывать на твоей свадьбе. Правда, из меня не слишком хорошая невеста, - хмыкнул Мартин.
- Ничего, рот заткну, руки свяжу...
- Э? Это ты сейчас к чему сказал?
- Чтобы ты не сбежал и ничего не ляпнул.
- Так я сбегать и не собираюсь… Все, молчу-молчу! – Мартин с наигранным испугом отпрянул от замахнувшегося для подзатыльника Алена.
- Идем уже, шутник.
- Ну, хоть не леди, и на том спасибо…
- Я смотрю, вы все-таки поладили? – из-за угла вынырнул сияющий Герат. – И когда только успели?
- Всю ночь ладили, - хмыкнул Ален. - А ты чего светишься?
- Женюсь.
- О, все-таки подарил кольцо Илге? Молодец. Хорошая женщина.
- Да ты не меньше меня светишься, - хмыкнул Герат. – Никак, тоже жениться задумал? Или просто радуешься избавлению от персональной язвы?
- Женюсь. Вон, на язве.
Герат расхохотался:
- Да ты шутник… Подожди, что, серьезно женишься?
- Серьезнее некуда.
- Ну ты… Я знал, что ты рисковый парень, но чтоб настолько… Эта ж нечисть даже святого доведет до ругани и рукоприкладства.
- А пусть рукоприкладывает, мне не жалко, - с вызовом вздернул нос Мартин, подлезая под руку Алена. – И больше доставалось.
- Сочувствовать или поздравлять?
- Сам не решил, - вздохнул рыцарь.
- Эй, это была твоя идея! – Мартин толкнул рыцаря в бок. Попал в аккурат по вчерашнему синяку.
Ален чуть слышно зашипел.
- Ой, извини, - тут же сконфузился Мартин. – Больно? Может, за мазью сбегать?
- Нет уж, ты от меня ни на шаг больше не отойдешь всю эту неделю, - строго велел Ален. - И с Франом тоже разговаривать вместе будем.
- Э? – озадачился Мартин. – А что так? Неужели, боишься что сбегу? Так не дождешься. И зачем мне с герцогом говорить?
- Боюсь, что украдут, - отозвался Ален. - А герцогу расскажешь о реакции принца, порадуешь сердце старого рыцаря. А то у него седина в волосы, любовная лихорадка в печень... И принц не лучше, кокетка престарелая.
- Престарелая? Мы точно об одном и том же человеке говорим? – озадачился Мартин. – Да и кому я нужен? Я больше не наследник, а сам по себе я и раньше никого не интересовал. Разве что тебя…
- Ну, принцу далеко не двадцать, да и не тридцать давно уже, как и Франу.
- Да? А выглядит не старше меня… Так, раз ты меня одного не отпустишь, пошли сначала к лекарю, - Мартин крутанулся, дернул Алена за собой. – А то вы вчера так напраздновались, что вам точно было не до лечения.
Ален безропотно последовал за ним, горько усмехнувшись. Титул... Преломленный над головой меч, лишение дворянства за грехи отца. Что ж, не так все плохо, как могло б показаться. Герат тоже лишен дворянства, а Илга так любит его, что готова принять и безродного, лишиться своего титула за неравный брак, жить в убогой лачуге. Говорят, дама Илга учится шить, готовить и убирать, не давая слугам ухаживать за собой. А может, ее родители и не прогонят прочь дочь, оставят ее с Гератом в поместье.
Мартин, полыхая энтузиазмом, все же дотащил Алена до лекаря. Где неожиданно обнаружился и Фран, для которого вчерашние поединки тоже не прошли бесследно.
- У, как все запущено… - прокомментировал ситуацию рыжий. – И вы с такими ранами пошли вчера пить? Лежать надо было, не мальчик все же!
- Не понял... Что твоя невеста несет? Ален?
- Воспитания никакого, вот и хамит. Не обращай внимания.
Мартин надулся:
- А мне вас, герцог, любить и уважать не за что. Меня из-за вашего внимания чуть на лоскутки не порезали.
- Принц твой приревновал, - пояснил Ален, усмехаясь. - Ты объясни ему, что ты к моей невесте приставал не со зла.
- Все шутки шутишь? – горько глянул герцог. – Не смешно.
- Это мне не смешно! До сих пор шрамы не сойдут!
- Да чтоб он меня...
- Иди уже к нему, - перебил Ален. - Сорок три года обоим, а ума не нажили.
Мартин покивал с самым честным выражением лица:
- Идите-идите герцог. А то мне еще надо кое-кого переупрямить, чтобы он себя не гробил по вашему примеру.
- Это кого еще? - Ален насторожился.
- Да тебя, кого же еще? Рукой вон до сих пор шевелишь с осторожностью, и с ребрами у тебя что-то не то…
- А у меня иного выхода и нет. Я не за любовь себя гроблю, а за деньги для матери и сестер, - буркнул Ален.
- И что, это мешает тебе обратиться к лекарю? Больной ты им точно не поможешь, только хуже выйдет. Так что снимай рубашку и дай уважаемому лекарю себя осмотреть!
- Сейчас и обращусь.
Герцог только глазами хлопал, глядя на них.
- Никогда бы не подумал… Может, действительно стоит сходить к Алехандро?
Ален стащил с себя рубашку, безропотно давая осмотреть себя. Весь торс был расцвечен синяками и ссадинами, но ничего особо сложного для лечения не было. Даже зашибленное плечо должно было пройти за пару дней.
- Ты не иди, - Ален скривился, когда лекарь нажал на руку. - Ты его сразу целуй.
- Что, своего рыжего тоже так приручал? – выгнул бровь герцог.
- Да нет, я его сразу в палатку затащил, - рыцарь весело глянул на Мартина.
- Да? – вверх поползла вторая бровь. – Вот от тебя такого точно не ожидал… Странно, что никто ничего не слышал.
- Меня так героически лечили, что шуметь как-то неловко было…
- Ты о чем подумал, Фран? До свадьбы все равно ничего не будет, я же рыцарь.
Герцог чуть смутился:
- Ладно пойду я… Попробую последовать вашему совету. И, Ален, учти, не позовешь на свадьбу, обижусь. Сильно обижусь.
- На Рассветный Турнир приходи. Первым позову.
Фран удивленно глянул на бывшего маркиза, качнул головой:
- Хорошо. Приду. Удачи, что ли. С такой невестой она тебе точно понадобится.
Ален хмыкнул, но ничего не ответил. Лекарь закончил накладывать мазь и повязки, повернулся к Мартину:
- Теперь вы, молодой человек.
- Я? – Мартин шарахнулся в сторону. – С чего вы взяли, что мне нужна помощь?
- Юноша, - мягко улыбнулся лекарь, - я двадцать лет лечу участников турнира. Неужели вы думаете, я за это время не научился определять наличие травм?
Мартин уцепился за рубашку. Показывать свои травмы кому-то постороннему, равно как и объяснять их происхождение, ему очень не хотелось. Но Ален играючи вытряхнул рыжего из рубашки, и кивнул лекарю:
- Начинайте, уважаемый. Я его подержу.
Целитель кивнул и захлопотал вокруг Мартина. Закончив, он отряхнул руки, и повернулся к Алену:
- В следующий раз не затягивайте с лечением. Еще немного, и у него началось бы воспаление.
- Я постараюсь, чтобы следующего раза не было, - чуть наклонил голову Ален.
Герат изумленно смотрел на них.
- И вот так у нас всегда.
Мартин настороженно зыркнул на воина, поспешно застегивая рубашку.
- Тоже лечиться? - Ален кивнул другу.
- С ногой что-то.
Ален протянул руку Мартину, предлагая идти с ним. Тот поколебался, но руку все же принял.
- И куда мы сейчас?
- Собираем вещи и отправляемся в столицу, поживешь у моей матушки пока. А там уже и Рассветный начнется...
Мартин резко остановился:
- А может, не надо? – вышло по-детски жалобно. – Ну, вот так сразу ее ошарашивать…
- А что ты предлагаешь? К тому же, матушка обрадуется... Что кому-то я еще нужен в этом мире, кроме нее и сестер.
- Ты думаешь? - Мартин поднял неуверенный взгляд. – Просто попробуй я выкинуть такой фортель, и мне бы в голову прилетела ближайшая ваза. Или латная перчатка, если бы первым встретился отец.
- У меня любящая семья, Мартин. Мама тепло встретит тебя.
- Надеюсь на это… Ладно, мне еще надо за лентой сходить. Так и будешь изображать мою охрану, или доверишь справиться с этим несложным делом?
- Так и буду, Мартин. Мстительность твоего отца мне хорошо известна, а моя невеста еще нужна мне живой и невредимой.
- О? – удивился Мартин. Мысль, что он кому-то нужен сам по себе, оказалось довольно… странной. – Ну, тогда идем.
Ален верно и неукоснительно выполнял свои обязанности телохранителя, тенью следуя за Мартином. Тот сначала то и дело оглядывался, но потом привык. Быстро нашел нужного торговца, долго и придирчиво выбирал ленту… Мартин изо всех сил старался вести себя как обычно, но нет-нет, да и бросал настороженный взгляд по сторонам.
Но, то ли вид Алена с рукой на рукояти меча отпугивал всех, то ли старый граф еще не успел нанять никого для запугивания блудного отпрыска, но все было тихо.
Так же тихо и спокойно они добрались до столицы. Но перед порогом небольшого дома, где нынче проживала бывшая маркиза, Мартин замер, словно перед логовом дракона. Парень выглядел испуганным до колик. Даже прижатый к стене с чужими пальцами на горле он был гораздо увереннее в себе.
- Ну, что ты, глупый? - Ален обнял его. - Тебя никто не съест.
- Ален! - к ним бросилась девушка, внешность которой сразу указывала на то, что она приходится рыцарю родственницей. - Вернулся. А кто с тобой?
- Боевой трофей.
- Идемте в дом, матушка с утра от плиты не отходит.
- Приветствую вас, прекрасная леди, - склонился в безупречном поклоне рыжий. – Меня зовут Мартин.
Девушка любопытно стрельнула глазами:
- Я Мариса, - она присела в легком реверансе. – Проходите, матушка будет рада с вами познакомиться.
- Вот я ему то же самое говорю, - Ален обнял Мартина за плечи.
Девушка бросила еще один любопытный взгляд, но вопросов задавать не стала, упорхнув в дом.
- Это не логово дракона, - необидно усмехнулся Ален. – Так что можешь уже перестать трястись.
- Тебе-то хорошо говорить...
Рыцарь вздохнул, поцеловал невесту.
- Полегчало?
Мартин ошарашено хлопнул глазами – раз, другой, третий… И медленно стал покрываться румянцем, так, что можно было легко проследить степень покраснения.
- Ален, сынок, ну где ты там пропал?
- Боевой трофей тащу, мама. Он упирается.
- Трофей? – в голосе звучало удивление.
- Я тебе сейчас покажу трофей! – разъяренно прошипел Мартин. – Карцер раем покажется!
- О, уже перестал бояться?
- Да ты...
Появившаяся на пороге маркиза Черро весело рассмеялась.
- Мальчики, мальчики, не ссорьтесь. Ален, представь мне своего друга.
- Это не друг, мама. Это моя невеста. Его зовут Мартин. Просто Мартин. И он будет с нами жить.
Женщина изумленно охнула, потом всплеснула руками:
- Так что ж ты его на пороге держишь? Вы же с дороги, голодные наверняка, уставшие…
- Да это не я его держу, это он трясется, словно перед логовом дракона.
Мартин снова зашипел и ткнул Алена локтем в бок. Потом шагнул вперед и снова согнулся в поклоне:
- Я рад приветствовать вас, маркиза. Вы поистине ослепительны. Неудивительно, что у вас такой чудесный сын – у такой женщины иного быть и не могло.
- Я тоже очень рада встрече, Мартин. Идемте домой.
Рыжий тихонько выдохнул, и наконец-то зашел в дом. Там его сразу же окружили сестры Алена – уже знакомая Мариса и светловолосая девушка чуть помладше, затеребили, засыпали вопросами. Причем умудрялись они говорить одновременно и с Мартином, и с Аленом, рассказывать о последних домашних событиях и столичных новостях, да еще и перешучиваться между собой. У рыжего даже голова чуть закружилась от их мельтешения.
- Тихо, тихо, тараторки, - Ален, улыбаясь, выставил перед собой ладони. – Вы нас совсем заговорили.
- А почему он говорит, что ты его трофей? - Мариса переключилась полностью на Мартина.
Рыжий пожал плечами:
- А кто ж его разберет? Он меня и прекрасной леди иногда называет. Я вот думаю – может, его на турнире слишком сильно по голове ударили?
- А его били? - насторожилась Мариса.
Мартин показательно задумался:
- По голове – не помню, а по плечу точно досталось… Эй, ну что ты расстроилась? Это же все-таки турнир, схватки. Нельзя остаться невредимым, даже победитель ранен был… Ален его, кстати, и ранил.
- Но он занял второе место, да?
- Это тоже очень почетно. Видели бы вы, как его трибуны поддерживали! Чуть не лишили герцога венка победителя.
- Я всегда знала, что Ален достоин этой победы.
Мартин снова смутился, опустил взгляд. Только что пол ногой не поковырял.
- Ну… наверное, это я виноват, что он проиграл…
- Почему? - девушка несказанно удивилась.
- А ну хватит забалтывать его. Идемте за стол.
За столом Мартин сидел молча, уткнувшись в тарелку. Отступившая было робость снова накатила волной. Было так странно сидеть среди этих людей, сразу принявших его в свой круг только потому, что Ален сказал – он со мной. Дома любого проверили бы со всех сторон и еще долго сверлили бы подозрительными взглядами из-под вежливой маски, независимо от того, кто привел гостя в дом.
- Что-то не так? - Ален коснулся его руки.
- Нет, - помотал головой Мартин. – Все в порядке. Просто это… так странно.
- Что именно?
- Они даже не спросили кто я, откуда взялся. Как мы с тобой встретились, хотя бы. Просто приняли, как будто знают меня не первый год, - рыжий поковырял еду на тарелке.
- Ешь, - Ален улыбнулся.
- Ем, - Мартин перестал издеваться над едой и приступил к ее поглощению. – Очень вкусно, сто лет такого не ел.
- Ну что ты, - маркиза смутилась.
- Нет, правда. Такое и королю на стол подать не стыдно. Просто пальчики оближешь!
- Мама чудесно готовит, - Ален поцеловал женщину в щеку.
- Готов подписаться под каждым словом! – прижал руки к груди Мартин. – Маркиза, чем больше я вас узнаю, тем больше вы приближаетесь к идеалу!
- Я всегда говорила, что проще всего очаровать мужчину через желудок, - рассмеялась маркиза.
- Ну, через другие части тела тоже неплохо...
- Мариса, охальница! И где только нахваталась? – возмутилась Дорея.
- Да везде понемногу, мама.
- Не пристало юной леди позволять себе такие вольности, - нравоучительно заметил Мартин. – Иначе это пагубно скажется на ее репутации.
- Ой, кто бы говорил… Сам с братом на пороге целовался!
- А мне можно, я его невеста, - рыжий только что язык не показал.
- Вот, матушка, какую язву я себе нажил...
- Очень милая язва, - маркиза снова улыбнулась. От нее не укрылось, как Мартин старался придвинуться поближе к ее сыну. И как Ален непроизвольно все время держался так, словно закрывал рыжего от всего мира. – Вам в одной комнате постелить?
- Нет. Свадьбы еще не было.
- Ох, сынок, ты все такой же… Ну, идите искупайтесь хоть с дороги. А ты Мариса, в свою комнату. И только попробуй снова на посиделки убежать! Пороть тебя некому!
- Какой, матушка? - Ален смиренно склонил голову.
- Правильный чересчур, - фыркнула сестра.
- И это меня здесь назвали язвой? – риторически вопросил воздух рыжий. – Зато понятно теперь, откуда у тебя такой иммунитет к моим выходкам.
- Мариса...
- Да, матушка. Сидеть в своей комнате, я помню.
- Весело тут у вас, - хмыкнул Мартин. – Но тепло. Спасибо, маркиза, вы удивительная женщина, - действительно, не многие после потери титула и владений сумели бы не озлобиться. Дорея Черро же, казалось, просто излучала свет и тепло.
- Это вы удивительны, Мартин. Я впервые вижу своего сына таким счастливым. Спасибо вам за это, - Дорея легко коснулась руки Мартина.
Мартин, как и все рыжие очень легко краснел, вот и сейчас залился краской по самые уши.
- Спасибо, маркиза, - после чего поспешно выскочил за дверь.
Ален попрощался с матерью и вышел следом.
- Идем, покажу тебе твою комнату.
- Удивительная женщина… - тихонько выдохнул Мартин. – Ален, ты только не обижайся, но твой отец полный идиот. На леди Дорею молиться нужно было.
- Ну, он ее никогда не любил.
- Я же и говорю – идиот. Эх, будь я чуть постарше, сам бы за ней приударил.
Ален щелкнул его по носу:
- Не забывайся.
Мартин потер нос:
- Ты о чем подумал? Я юноша порядочный… относительно.
- Так, невеста. Ты точно со мной спать будешь...
Рыжий фыркнул и пожал плечами:
- Даже спорить не буду. Ты теплый и во сне не пинаешься.
- Вот и отлично. Тогда идем. Моя комната, конечно, небогата. Но кровать широкая.
- Эй, а как же искупаться? Я пыльный весь, да и ты не лучше. И потом, тебе еще надо повязку на ребрах обновить.
- Лохань стоит у меня в комнатке.
- Тогда пошли, - рыжий чуть ли не в припрыжку рванул вперед по коридору.
Ванну принять действительно оказалось возможным, чувствовалось, что уют в этом доме создается всеми доступными способами, Ален явно старался, чтобы семья чувствовала себя максимально комфортно. Рыжий наконец расслабился и перестал дергаться от каждого неловкого движения, отчего его сразу стало клонить в сон. Кое-как вытершись, он выдавил сквозь зевок:
- Ну, я пошел, или ты меня все-таки пустишь к себе под бок?
- Иди уж сюда, - смилостивился рыцарь.
Мартин тут же плюхнулся на кровать, с блаженной улыбкой обнимая подушку.
- Аааа… это рай…
- Я искренне рад, что тебе нравится.
Ален тоже вытерся и лег на свой край кровати. Мартин тут же нахально подкатился под бок, придержав попытавшегося отодвинуться рыцаря:
- Куда? Нет, раз уж я твоя невеста, то давай грей.
Ален аккуратно возложил руки на Мартина, укладывая того поближе к себе.
- Ну, грейся.
Тот расслабился, растекся по постели, утыкаясь носом куда-то в плечо рыцарю:
- Теплый. И корицей пахнешь… - и тут же вырубился, уютно сопя.
- Вот чудо ж, - Ален подул в макушку рыжику. - И краска слезает.
Мартин не ответил. Похоже, и в самом деле заснул. Ален вздохнул, притянул рыжего поближе и тоже закрыл глаза.
Обычно сны рыцарю не снились – Ален так выматывался за день, что словно падал в темный колодец, из которого и выныривал с пробуждением. Но сегодня привычная темная бездна словно где-то затерялась вместо нее было только ласковое тепло, постепенно перерастающее в жар. Огненные ниточки проскользили по груди, искрами ссыпались к животу, снова поднялись выше… Что-то теплое мягко коснулось губ.
- Такой красивый… - тихий шепот, с трудом сложившийся в слова.
Рыцарь тут же поцеловал шепчущего, не отдавая себе отчета в том, что вообще творит. Чужие губы тут же легко поддались, приоткрываясь, а руки снова прошлись по груди, ласково поглаживая соски.
Ален все-таки открыл глаза.
- Рыжик?
- Мммм?
- Что ты такое делаешь, а?
- Тебе не нравится? – Мартин лукаво улыбнулся, опуская руки ниже и целуя Алена в шею. – Извини, ты такой… я просто не удержался.
- Нельзя же до свадьбы...
- До свадьбы нельзя только то, что сопровождается полным проникновением, - Мартин щекотно фыркнул в ключицу рыцарю. – А остальное никого не касается, мы их свечку держать не звали.
- Н-ну, наверное.
Ален снова поцеловал его, наслаждаясь податливым телом в объятиях. Рыжий на поцелуй охотно ответил, прижимаясь к рыцарю.
- Мммм… и вот это пряталось под доспехами морали и рыцарского кодекса? Права твоя сестра, ты слишком правильный.
- Да неужто? Придется переубедить, видимо.
- Ну, попробуй.. ты знаешь… я… такой… недоверчи.. вый…
Ален принялся активно убеждать Мартина в том, что моральные принципы у него не такие уж и твердые. Рыжий стонал, прижимался и активно отвечал на поцелуи, но верить почему-то отказывался. Во всяком случае, сказать он пытался именно это, но вышло совсем неразборчиво. Скажешь тут что-нибудь, пожалуй, когда тебя так страстно целуют. И не только целуют.
- Кажется.... До свадьбы все-таки... мы успеем.
- Плевать… Аааххх… Все равно… мы… без титу…ла. Кому… какое .. дело?
- Моей совести. Ааа, наплевать.
- Я с ней… договорюсь… Только не… останавливайся!
Ален остановиться не мог, даже если бы и хотел. А рыжий выгибался и таял в его объятиях, уже не просто постанывая, а всхлипывая от удовольствия:
- Алеееен…
- Мартин...
- Только не бросай меня, слышишь? Я не выдержу… - тихо прошептал Мартин, остывая после оргазма. – Просто не смогу…
- Я и не собираюсь, глупый.
- Все равно… пообещай, что не бросишь, - серые глаза просяще посмотрели на Алена.
- Я никогда тебя не брошу.
- Я тоже… Буду верной опорой и камнем, который прикроет спину… черт, не помню, что там дальше надо говорить…
- На свадьбе напомнят. Ну и зачем я тебе, а?
- Странный вопрос… Тебя любая девушка с руками оторвет, кроме тех, кому титул не позволит. Вот зачем тебе я? Еще одна обуза на шею…
- Нравишься ты мне.
- Что, правда? – рыжий аж привстал.
- Правда-правда. Ты смешной...
- Ага, и рыжий… И вечно нарываюсь на неприятности. Но я постараюсь исправится, честно.
- Мальчики, вы вставать собираетесь?
- Да, мама.
Мартин вспыхнул и зарылся под одеяло.
- Ой…
- Доброе утро, мама. Мы скоро выйдем, - весело отозвался Ален.
Мартина пришлось из-под одеяла вытаскивать силой – виконт был смущен до крайности. Но стоило Марисе съехидничать в его сторону, как рыжий мгновенно встряхнулся и превратился в то самое ехидное безобразие, которое попортило Алену немало крови. Мариса, не привыкшая к такому отпору, была разгромлена всего парой реплик. Но в целом, Мартин вполне легко вписался в семью.
- Я вас оставлю, - Ален кивнул. - Поживешь здесь пока что.
Мартин поднял глаза на рыцаря:
- Ты только поосторожней, хорошо? Отец ведь может попробовать и на тебе отыграться.
- На мне сложно отыграться.
- Но ты все-таки поосторожней, хорошо?
- Хорошо. Обещаю.
Мартин смущенно прикусил губу, но все же подался вперед и мазнул губами по щеке рыцаря:
- Я буду ждать.
- Я знаю, Мартин. Береги себя тоже.
- Я постараюсь, - рыжий окончательно смутился.
- А ты не старайся, - Ален улыбнулся. - Ты береги. Помни, что у нас свадьба после Рассветного Турнира.
Рыжий снова заалел щеками, потом резко прянул вперед, целуя рыцаря. Так же резко отшатнулся.
- Удачи, - еле слышно прошептал он.
- Я скоро вернусь, обещаю.
И Алан покинул дом матери, оставляя свою "невесту" на попечении своего семейства.
Мартин всеми силами старался влиться в семью - помогал маркизе, переругивался с Марисой, отгонял настырных кавалеров от Иданы - младшей из сестер. Но все равно чувствовал себя неуверенно. Словно его выдернули из-под брони, а он никак не может поверить в то, что окружающие не воспользуются этой уязвимостью, не ударят. Почему-то рядом с Аленом он не боялся…
А потом среди ночи в кровать к нему кто-то скользнул, обнял, запахло так хорошо знакомыми травами. Мартин сонно вздохнул, потерся носом об этого кого-то, теплого и знакомого.
- Ален…
- Спи, моя прекрасная леди.
- Сплю… В твоем доме даже сны хорошие…
- Ага, а я так и вообще замечателен. Нас на свадьбу приглашают, Герат на Илге женится.
- Мммм… Ален? - рыжий разлепил глаза. - Это правда ты?
- А ты ждешь еще кого-то?
- Нет, просто не ожидал, что вернешься так быстро, - Мартин тут же собственнически обнял своего рыцаря. - Леди Илга все же пошла против воли родителей?
- Родители, перекрестясь, благословили, сказали, что лишь бы человек хороший был... Да и принц Герату дворянство даровал.
- Рад за него… Стой, а принца на свадьбе не будет? - насторожился Мартин. - А то мне очень не хотелось бы с ним встречаться.
- Помиритесь. Он с Франом сошелся... Ну и представление же было, обоим уже пятый десяток, а ходят сейчас, как подростки, за руки держатся.
- А герцог решительный человек, за пару дней уломать его высочество… - бывший виконт снова опустил голову на подушку. - А свадьба когда? Надо же еще подарок подобрать.
- Через четыре дня, после Рассветного турнира. Спи, не соблазняй меня.
- Сплю, - согласился рыжий, но руки не убрал.
Правда, он и не пытался соблазнить Алена. Ему просто нравилось чувствовать теплую кожу под ладонями и терпкий запах трав. Интересно, почему рыцарь пахнет именно ими?
Алан обнял его, улыбнувшись. Все-таки стоило тащиться через полгорода, чтобы переночевать в своей постели - мало что дома, так теперь еще и не одному. Мартин так искренне обрадовался его приходу. Вот и сейчас улыбка на губах, хотя и спит. Красивый все-таки, неудивительно, что его высочество Алехандро поверил, что Фран всерьез увлекся мальчишкой.
- Теперь все будет хорошо, маленький... Все будет хорошо.
Интересно, каким будет лицо отца Мартина, когда он узнает, что его сын станет супругом не безродному рыцарю... Принц вернул маркизат Черро законным наследникам титула.
- И она легко откажется от твоего королевства и твоих доходов, когда я провозглашу графиней Кентской, - пропел рыцарь строки из старой баллады вполголоса, улыбаясь.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.