Пока есть "сегодня" +435

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Kingsman: Секретная служба

Основные персонажи:
JB, Гарри Харт (Галахад), Гэри Анвин (Эггси)
Пэйринг:
Гарри/Эггси
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Повседневность, ER (Established Relationship), Занавесочная история
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эггси стоял на пороге Его дома, в Его халате, в Его тапочках, спал в Его постели, греясь в Его руках. Он вообще был одним сплошным «Его».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа засветилась в популярном! В жанрах «Занавесочная история», «Повседневность», «Романтика» и «ER (Established Relationship)»
Спасибо читателям ^^
28 февраля 2015, 08:59
      Эггси старался не шуметь, спускаясь вниз по винтовой лестнице в доме Гарри. Под ногами бегал JB, старательно используя свое весьма упитанное тельце в качестве подножки. Ему пора на улицу, но Эггси слишком мало спал этой ночью и зевал во весь рот, забывая следовать советам Гарри и прикрываться ладонью, а потому мопсу предстояло прогуляться в одиночестве. Благо пес был весьма в состоянии это сделать.

      Гэри тихо отворил уличную дверь, слегка подталкивая JB через порог и вдыхая прохладный свежий воздух. Парень пока еще не решил, как поступить: пойти на кухню, влить в себя кофе и попытаться приготовить завтрак, или же завалиться в постель, под бок к Гарри. Взвесив все "за" и "против", Эггси склонился к первому варианту, потому что ему совсем не хотелось будить Харта сейчас. Вчера тот почти под самую ночь вернулся с очередного задания, которое он, безусловно, выполнил, но не без потери крови. Рана была не особо серьезная, и Гарри, имея какую-то глупую нелюбовь к врачам и больницам, сам её обрабатывал. Эггси помогал, как мог, но его опыта в медицинском вопросе хватило лишь на бутылку водки в качестве анестезии и антисептика.

      — Не страшно, — с натянутой улыбкой ответил Гарри, заметив в глазах Эггси панику. — Не в первый раз, заживет.

      Ага, заживет. Таких "заживет" на теле Харта пруд пруди, и за каждым шрамом, оставленным очередным смертельным оружием, стояла своя история, как с газетными вырезками. Эггси было интересно слушать рассказы опытного агента, испытывая при этом невероятный восторг, словно в детстве, когда мама читала ему сказки на ночь. И еще больше он обожал рассматривать все эти шрамы, прикасаться к ним, чувствуя несовершенство кожи под подушечками пальцев. Он буквально любил каждый из них, ведь это были символы того, что Гарри Харт в очередной раз обманул смерть, вернулся домой. К нему. Потому что обязывался, что не бросит, не исчезнет, как отец. А Гэри ничего больше и не нужно было. Эггси знал, что это обещание Гарри когда-нибудь нарушит в силу опасности их работы. Не исключено было и то, что первым уйдет не Харт, а сам Гэри, но оба, как могли, старались про это особо не думать. Какая разница, что будет потом, если пока есть вполне прекрасное "сегодня"? А сейчас Эггси стоял на пороге Его дома, в Его халате, в Его тапочках, спал в Его постели, греясь в Его руках. Он вообще был одним сплошным «Его». Весь и целиком. Хотя, нет. Наверно некоторую часть Эггси все же оставлял матери, сестре и JB.

      Свои отношения они с Гарри не скрывали, но и не афишировали. Да всем, в целом, было по барабану. Личная жизнь джентльмена — это дело самого джентльмена. Мама вот привыкла не сразу. В начале её злила даже мысль о том, что человек, которого она неосознанно винила в смерти мужа, хочет забрать еще и сына, однажды на этой почве между ней и Эггси случилась сильная ссора. Но каким-то чудом Гарри удалось добиться её расположения. Человек, который умел так складно говорить и вел себя, словно истинный рыцарь, просто не мог провалить такое задание, как понравиться матери своего подопечного.

      Жить с Гарри Эггси стал сразу, как тот предложил, а до этого момента просто медленно перетаскивал к нему свои вещи небольшими партиями. Костюмы и рубашки, чтобы после ночной встречи не бежать на собрание в мятом, предметы личной гигиены, чашка с рисунком мопса, трусы и прочая мелочь. Так что, после официального приглашения, из нового имущества у Гарри, можно сказать, появился лишь JB. А песик, к слову, любил Гарри чуть ли не больше родного хозяина. Харт платил ему той же монетой, хоть и в более сдержанной валюте. Он не сюсюкал с мопсом, как мама Эггси, не таскал за хвост, как маленькая сестра, не тискал, как сам Анвин, Гарри гладил его аккуратно, но ласково, подкармливал лакомствами, позволял спать с ними в кровати и часто выводил гулять. Иногда, когда Харт сидел в своем кабинете, работал и практически не вылезал оттуда, но при этом JB не сходил с его колен, Гэри ловил себя чуть ли не на ревности, тут же мысленно называя себя идиотом. Да только ничего не мог с собой поделать. Для него Гарри был чуть ли не идеалом всего: мужчины, кингсмана, джентльмена, любовника; а сам он, Эггси, был обычным парнем, которого Харт нашел на улице и помог ему в качестве памяти об отце. Гэри понимал глупость своих суждений, ведь Гарри не раз подчеркивал, что происхождение роли не играет, однако сомнения практически никогда его не покидали. И даже сейчас, будучи полностью Его, стоя после бессонной ночи из-за обработки ран и чрезмерно аккуратного секса на пороге ИХ дома, он все еще не мог не думать о том, что когда-нибудь Гарри не вернется.

      От дурных и внезапных раздумий отвлекло тихое тявканье. JB опять стащил у кого-то из соседей газету и принес ее в зубах с таким видом, словно лично выполнил одну из сложнейших миссий Кингсман. И это при условии, что в точности такая же трубочка с печатным изданием валялась около их порога. Мопса не волновал сей факт, и он гордо прошествовал на кухню, выплюнув газету по дороге.

      Эггси не смог сдержать улыбки, глядя на своего любимца. Он закрыл дверь и пошел готовить омлет с беконом, решительно задвигая свои рассуждения о будущем подальше. Скоро проснется Гарри, у них выходной и начнется очередное прекрасное "сегодня".

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.